Время бояться

Правительство намерено бороться с фирмами-однодневками методом запугивания.

04.04.2011  1814

Регистрация фирм-однодневок - выгодный бизнес. Жесткими санкциями можно лишь выгнать с рынка пугливых «лохов».

Участники «Круглого стола»:

Владимир Бакин, директор по развитию агрофирмы «Дороничи», с 1999 по 2006 годы возглавлял УМНС России по Кировской области
Иван Токмаков, директор компании «Вятка-найди»
Тахир Мамедов, генеральный директор группы компаний «ПроБизнесКонсалтинг», секретарь Общественной палаты Кировской области
Станислав Сырчин, генеральный директор юридической компании «Вердикт плюс»
Владимир Николаев, заместитель директора «Кировской коммерческой компании»

Президент обеспокоен: фирмы-однодневки позволяют непорядочным гражданам  воровать деньги из бюджета. Что делать? Запугать. Штраф до миллиона рублей и лишение свободы сроком до 5 лет будет грозить создателям коммерческой организации, открытой с преступной целью, и людям, принимающим участие в ее деятельности, если депутаты в апреле одобрят правительственный законопроект. Бизнес в сомнениях: такие меры лишь сделают юристов-регистраторов более изворотливыми, а «оборотням в погонах» дадут новые рычаги давления на бизнес.

Попал на НДС

Владимир Бакин:
- Кировская область еще несколько лет назад не выделялась среди других регионов большим количеством фирм-однодневок. Все же это скорее проблема больших городов. В большом лесу, говорят, легче спрятаться.

Тахир Мамедов:
- Последние статистические данные говорят об обратном: в Кировской области регистрируется гораздо больше компаний, не преследующих цель в дальнейшем заниматься какой-либо деятельностью, чем в других регионах ПФО. При этом всем известны схемы использования фирм-однодневок для ухода от уплаты НДС. Например, вы приезжаете на завод покупать комплектующие для своего предприятия, но покупаете продукцию завода у компании «Х», которая выступает в роли дилера (такие компании называют «присосками»). Компания «Х» должна платить НДС, но когда оборот достигает критической отметки, и наступает срок отчетности она просто исчезает. Тогда налоговая инспекция приходит к вам с требованием заплатить НДС, который по закону должна была перечислить в казну фирма «Х». Вы можете попытаться объяснить, что только что выделили сумму НДС и заплатили фирме «Х», но налоговая инспекция вам, ответит, что вы неосмотрительно поступили при выборе контрагента, нужно было посмотреть все его документы, его налоговую историю, и еще много что, прежде чем перечислять деньги. Теперь возмещайте государству убытки.

Станислав Сырчин:
- Как юрист могу вас заверить: с такой историей сталкивалось, наверное, чуть ли не каждое торговое предприятие. Огромное количество подобных дел рассматривается в судах.

Иван Токмаков:
- У нас был случай, когда мошенники воспользовались нашим брендом. Заказчика провели в мой цех, показали наше производство, взяли предоплату и исчезали. Так люди отдают миллионы... непонятно кому.

Владимир Бакин:
- Подставные фирмы - это большое зло для реального сектора экономики. Это, откровенно говоря, экономическая диверсия: средства в конечном итоге уводятся из бюджета.

Иван Токмаков:
- Не понятно только, почему раньше государство не предпринимало мер для решения проблемы. Как будто не знали, что такие схемы существуют.

За себя и за госслужбу

Владимир Бакин:
- Знали и работали в этом направлении. Но и сам предприниматель, когда включается в какое-то дело, должен тщательно изучить контрагента, чтобы, действительно, не попасться. В противном случае он становится соучастником.

Владимир Николаев:
- Мы стараемся запрашивать пакет документов у поставщиков, чтобы перестраховаться. Однако это не справедливо, потому что мы НДС платим. Если кто-то этого не делает - это не наша проблема, это проблема силовых структур, налоговых органов. Их огромное количество, у них масса инструментов, и именно они должны этим заниматься.

Иван Токмаков:
- Пока же получается, что предприниматель выполняет работу госслужб, и за это еще и платит деньги - зарплату-то чиновники из наших налогов получают.

Владимир Бакин:
- Работа с однодневками требует следственных мероприятий. У налоговой службы нет таких полномочий, наказывать не ее функция. Как, например, на этапе создания фирмы налоговая может определить, что фирма создана с преступной целью?

Тахир Мамедов:
- На самом деле все достаточно прозрачно. Когда налоговая инспекция в процессе регистрации юрлица видит, что какой-то гражданин регистрирует на себя уже 25 по счету фирму, она должна задаться вопросом. Или если по определенному адресу регистрируются десятки и сотни предприятий, это как минимум подозрительно.

Владимир Бакин:
- Закон о регистрации юридических фирм очень либеральный. Фирма должна быть зарегистрирована в течение 5 дней с момента подачи заявления в налоговую службу. И, как правило, все документы бывают оформлены по закону.

Владимир Николаев:
- Предположим, в ближайшее время ситуация не изменится и нам по-прежнему нужно будет проверять поставщиков. Кировские компании даже с пониманием относятся к тому, что мы запрашиваем у них документы. Но почти весь товар мы возим из Москвы, и там никаких документов никто не дает. Есть монополисты, которые просто не считают нужным это делать.

Станислав Сырчин:
- Правильно, а зачем им это надо? Они вполне могут себе позволить вовсе отказаться от сотрудничества со слишком любопытными контрагентами. Так что защититься от фирм-однодневок достаточно проблематично.

Иван Токмаков:
- Поэтому и нужно ужесточать наказание. Чтобы люди дважды подумали, прежде чем решиться на зарабатывание денег с помощью обмана. А как иначе бороться? Пока у человека есть соблазн - «пусть это и не законно, но если я сделаю, мне ничего за это не будет» - он будет нарушать закон.

Ростки беспредела

Владимир Бакин:
- Боюсь, что страх наказания будет действовать только какое-то время. Народ у нас изобретательный, найдет обходной маневр.

Тахир Мамедов:
- Согласен. А если «выхлоп» от оборота, который проходит через эту компанию, составляет десятки и сотни миллионов, то штраф в размере одного миллиона может быть не заметной санкцией.

Станислав Сырчин:
- Зато если закон примут, так называемые «оборотни в погонах» получат новые рычаги давления на бизнес, тем более, что формулировки в законе не четкие. Как понять, например, что фирма создана с преступной целью? Нигде в законе не закреплено, что такое фирма-однодневка, никак не регламентирован срок жития фирмы. Я могу открыть фирму на одну сделку, это мое право. У меня, например, есть фирма. На ней нет никаких оборотов, она мне, по сути, уже не нужна, но закрывать ее я не вижу смысла. И как назвать такую фирму?

Владимир Николаев:
- Или бывает так, что фирма отрабатывает три года (пока нет проверок), а потом меняет название, хотя работает с тем же товаром. Можно ли назвать такую фирму однодневкой?

Тахир Мамедов:
- Каковы вообще критерии оценки? Законодателям придется сильно постараться, чтобы их прописать.

Станислав Сырчин:
- В противном случае есть риск, что будут возникать проблемы и у добросовестных предпринимателей. Допустим, вы заключили сделку с фирмой «Х», предоставили какую-то услугу, получили деньги. А к вам придет проверяющий и скажет, что «Х» - подставная фирма, значит вы отмываете деньги, директор ваш заинтересован в отношениях с директором фирмы «Х», а отсутствие у вас судимости - это не ваша заслуга, а недоработка правоохранительных органов. Сотрудники правоохранительных органов нацелены зарабатывать любым способом. Я сам бывший сотрудник милиции и в студенчестве я жил более состоятельно, чем в период работы в правоохранительных органах. Там есть два варианта - спиться и деградировать физически или заниматься взяточничеством и тоже деградировать, но морально. Я по-честному уволился. Из тех, кто остается, многие готовы браться за любые дела, если им обещают заплатить хорошие деньги, пусть даже придется в процессе этих дел «крайне вольно трактовать наше законодательство». К тому же закон о милиции достаточно беспредельный. Граждане чего только не обязаны предоставлять по запросу милиции. И предприниматель беззащитен в такой ситуации. В предлагаемом законопроекте, кстати, говорится также о введении ответственности для людей, которые участвуют в деятельности фирмы. А это опасно. Человек (будь он директор или просто сотрудник) может и не знать, что работает в подставной фирме.

Иван Токмаков:
- Что значит «не знать»? Не знать чем занимается фирма? Люди, участвующие в деятельности фирмы-однодневки, должны отвечать перед законом.

Напугали «лохов»

Станислав Сырчин:
- Запросто можно не знать. Представьте, вам звонят и предлагают сотрудничество с ООО «У». Вы знаете, что эта фирма крупная, известная. Вы можете даже попытаться пробить фирму «У» по базе, но база выдаст вам тысячу таких ООО «У», потому что законодательство разрешает делать дубляжи фирм (отличаются они по ИНН). И как узнать, та ли фирма «У», которую вы знаете как добропорядочную организацию, вам предлагает посотрудничать? Да и вообще, вам по большому счету все равно, подставная она или не подставная, вы предоставляете услугу, они платят вам деньги. Получается, что вы работаете на подставную фирму, сами того не понимая.

Тахир Мамедов:
- Даже в Кирове известны юридические компании, которая договаривается, скажем, с простым человеком из деревни, платят ему 100 рублей за каждую фирму, он ходит в налоговую, ставит подписи в документах. В итоге на этого человека вешают сотни фирм, а сам знать не знает, что делают «его» компании.

Станислав Сырчин:
- Я убежден, если даже ужесточить наказание, такие недобросовестные юристы-регистраторы никуда не денутся. С рынка этих услуг уйдут «лохи», которые регистрируют подставные фирмы дешево и криво. Те, кто занимается регистрацией грамотно, просто будут делать это более скрытно, более профессионально и более дорого. Был бы спрос на оформление подставных фирм, а предложение найдется.

Тахир Мамедов:
- Нужно не только законы ужесточать, но и выстроить прозрачную систему экономических отношений. Многие системообразующие отрасли экономики России построены на коррупционных схемах, в которые вживлены фирмы-однодневки, с помощью которых идет обналичивание денег, осуществляется уход от налогов.

Станислав Сырчин:
- Поэтому, вероятно, есть смысл снизить налоги. Чтобы платить государству было выгоднее, чем искать способы ухода от уплаты налогов. Когда ввели вмененный налог, собираемость налогов в государстве резко возросла, предприниматели начали выходить из «тени». Людям хочется спать спокойно, даже если они при этом зарабатывают чуть меньше, чем могли бы.

Тахир Мамедов:
- Есть и менее радикальные способы. Я уже говорил, что нужно тщательнее проверять фирму в процессе ее регистрации, чтобы не было такого, что по одному адресу прописано 500  фирм. Можно ставить на учет и жестко контролировать торговые дома, которые существуют при гигантах-производителях. И, наконец, держать под контролем юридические компании, которые работают на рынке регистрации фирм. Многие вопросы можно решить, но на это нужна воля государственных структур, власти и их планомерная профилактическая работа во взаимодействии с общественными объединениями предпринимателей, и просто с хозяйствующими субъектами.

Подготовила
Мария Петухова
petuhova@bnkirov.ru

назад


МЫ В СОЦСЕТЯХ


Комментарии пользователей >>
Внимание! Ваш IP-адрес фиксируется. Будьте предельно корректны, уважайте своих оппонентов и их точку зрения.
  • still, 05.04.2011, 16:16
    "...если депутаты в апреле одобрят правительственный законопроект". ссылка на законопроект есть? почитать бы
    ответить
Пожалуйста введите символы, которые Вы видите на картинке.