Счет на бревна

С 1 июля 2015 года все сделки по купле-продаже леса нужно будет декларировать. Как будет работать эта система? Поможет ли «слежка за лесом» побороть теневой бизнес и не получится ли так, что легальный бизнес в итоге обретет лишь очередного «проверяющего»?

02.06.2014  1861

Константин Литвак, руководитель компании «Жеко»

Закон против «тени»
 
Светлана Занько, главный редактор радиостанции «Эхо Москвы в Кирове»: Сегодня в «Развороте на бизнес» поговорим на тему: Счет на бревна: Как скажется на бизнесе декларирование всех сделок с лесом?
 
Олег Прохоренко, главный редактор газеты «Бизнес новости»: Почему возникла такая тема? На прошлой неделе в Киров приезжал глава Рослесхоза Владимир Лебедев (в свое время он был вице-губернатором Кировской области). Одним из ключевых стал вопрос о вступлении в силу закона 415-ФЗ, который обязывает уже с 1 июля 2015 года декларировать все сделки по купле-продаже леса. Данные о сделках будут заноситься в единую электронную базу, с ними смогут ознакомиться как контролирующие органы, так и обыватели. Впрочем, как все это будет работать — лесопользователям пока не понятно.
 
Константин Симзиков, замглавы департамента лесного хозяйства Кировской области: Все будет проходить в три этапа: уже с 1 июля нынешнего года в обязательном порядке будут документироваться все перевозки круглых лесоматериалов, с 1 января 2015 года заработает единая информационная система, а с 1 июля 2015 года все лесопользователи, грузополучатели и грузоотправители будут обязаны декларировать все сделки с древесиной.
 
Олег Прохоренко: На совещании в правительстве области выступал руководитель рабочей группы по реализации положений этого закона Александр Мариев. Он, в частности, пояснил, что необходимость декларировать сделки возникла по причине отсутствия в лесном законодательстве возможности изменить ситуацию с нелегальным оборотом древесины. До сих пор контролировались только незаконные рубки, а «хождение» древесины было бесконтрольным, поэтому легализовать незаконно добытый лес не составляло труда. Нелегальный оборот древесины и, например, перепродажа леса, который предназначался для собственных нужд граждан, в итоге привели к тому, что добросовестные участники рынка оказывались в неравных условиях с недобросовестными. По данным Мариева, на российском рынке сегодня фигурирует до 10% нелегального леса. Новый закон должен создать прозрачный, легальный рынок оборота леса. Правильно я понимаю?
 
Константин Симзиков: Цель именно такая. По Кировской области, правда, процент незаконных рубок меньше — около 1%.
 
Светлана Занько: И нам этот 1% нужно вывести из тени?
 
Константин Симзиков: Вопрос даже не в этом. Мариев правильно отметил, что сегодня в нашем законодательстве не предусмотрен строгий учет оборота круглого лесоматериала. Как только древесина, даже заготовленная легально, попадает в руки покупателя, она теряется из виду и может перепродаваться несколько раз, не облагаясь налогом.
 
«Проверяющим» больше
 
Светлана Занько: У нас в студии Константин Литвак, директор компании «Жеко». Он как раз занимается отгрузкой леса. Константин, как все происходит? Сталкивались ли вы с недобросовестными лесозаготовителями? Насколько контролируется ваша компания, и как этот закон на вас повлияет?
 
Константин Литвак: Безусловно, недобросовестные лесозаготовители в Кировской области есть. Но их, надо сказать, не так много, они исчисляются десятыми долями процента. Мы всегда просим поставщиков предоставить документы, подтверждающие, что они легально производят рубку, ведем определенный аудит. Возможно, к нам все же попадает часть незаконно заготовленного леса, но проконтролировать это мы не можем. А нас, между тем, контролируют абсолютно все — правоохранительные органы, налоговая инспекция, милиция, прокуратура. В моей фирме не проходит недели, чтобы не было запроса из налоговой инспекции. И мы отвечаем. Один из наших бухгалтеров только этим и занимается. Проверяют как наших поставщиков, так и покупателей. Так что говорить о том, что лесоматериалы, вышедшие из леса, тут же теряются из виду и сделки с ними непрозрачны, - не совсем правильно. Дальнейшее перемещение проследить несложно. Я купил лес — отчитался, погрузил, продал — отчитался, разницу в НДС заплатил...
 
Олег Прохоренко: То есть фактически создается еще одна бюрократическая система, которая будет дублировать налоговую?
 
Константин Симзиков: Смысл закона в том, что будет работать информационная система, которую будут использовать в режиме онлайн все структуры. В какой-то мере это будет даже способствовать выявлению незаконных рубок. В законе прописано, что все сделки с круглым лесоматериалом должны быть задекларированы за сутки до перевозки. Допустим, если завтра я запланировал вывезти древесину, информация об этой сделке (какой будет транспорт, какие номера, кто грузоотправитель и кто грузополучатель) должна уже сегодня вечером появиться в системе. Завтра меня на трассе может остановить сотрудник ДПС и сверить информацию о данной партии леса. Если информации в системе нет, у сотрудника ДПС возникнет вопрос: «откуда везешь древесину». Может получиться так, что по обратной цепочке мы выйдем на незаконную рубку.
 
Константин Литвак: Тут есть еще одна проблема. Технически эта схема достаточно сложно реализуема. Большинство лесзаготовителей находятся в районах. Там даже сотовая связь не всегда хорошо функционирует, я уж не говорю об интернете. Есть большие сомнения, что у меня, например, будет техническая возможность сообщать о каждой машине, которую я вывожу из леса. Кроме того, мы и сейчас возим лес по документам. Там целый перечень — начиная с товаро-транспортных накладных и заканчивая документами на делянки. Я не вижу необходимости в этой базе.
 
Закрыть кормушку
 
Олег Прохоренко: На совещании с Лебедевым также обсуждалось, что изменения в законодательстве позволят прекратить свободное «хождение» древесины, которая выделяется гражданам для собственных нужд — отопления, строительства домов и т.д.
 
Константин Симзиков: С 1 февраля 2014 года установлен запрет на отчуждение такой древесины. То есть заготавливать ее по-прежнему можно, а продавать нельзя. А так как отчуждение ее запрещено, декларирование этой древесины не предусмотрено.
 
Олег Прохоренко: У меня вопрос к главе Верхошижемского района Дмитрию Кадесникову: как много такого леса выделяется гражданам?
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Дмитрий Кадесников, глава Верхошижемского района
 
 
Дмитрий Кадесников: Сегодня этот процесс действительно поставлен на коммерческий поток, и древесина зачастую уходит не гражданам, а лесопереработчикам. Люди же, которые реально из этого леса строят дома, сотнями стоят в длинной очереди. В январе у нас в лесных отделах двери с петель снимают, очередь занимают с ночи. Думаю, изменения в законодательстве внесут порядок, которого мы давно ждали. Нелегальные предприниматели, которые сами не арендуют лес, а кормятся за счет лесных субсидий населению, потеряют такую возможность.
 
Олег Прохоренко: А бюджет не потеряет в итоге деньги? Лесопереработчики, которые лишатся сырьевой базы, они же еще и зарплату людям платят.
 
Дмитрий Кадесников: Такие предприниматели, как правило, платят работникам низкую зарплату, и не всегда оформляют людей на своих предприятиях. Так что законодатели движутся в верном направлении. А вот как будет работать схема отслеживания движения древесины мне, честно говоря, не ясно. Коллега уже отметил, что лес обычно находится в сельской местности. Арендатору надо будет регистрировать в электронной системе каждую партию леса, прежде чем ее вывозить. Так вот у нас в районе из девяти поселений в 4-х нет интернет-покрытия. Он что, будет теперь вынужден офис для этого в Кирове открыть?
 
Светлана Занько: Хороший вопрос. На самом деле, задумка правильная. То есть я представляю, как у дерева стоит лесоруб, заносит данные, ставит чип на бревно. Затем дерево выезжает, ГИБДД его проверяет, а потом у нас с тобой, Олег, эфир, а мы заходим в интернет и видим, как это бревно движется по стране и останавливается где-нибудь за границей нашей Родины. Это чудесно. Но есть российские реалии, которые невозможно за месяц, и даже за 10 лет изменить... А у нас, между тем, звонок. На связи — гендиректор компании «Алмис» Михаил Скворцов.
 
Михаил Скворцов: Мне как раз кажется, что ничего сложного в том, чтобы задекларировать лес в электронном виде, нет. И бороться с нелегальным бизнесом нужно обязательно, так как теневой бизнес создает условия нездоровой конкуренции. Однако сейчас стоит важный вопрос — как проинформировать лесопользователей о том, что такая система вводится. Закон довольно сложный, внедрять его будет очень тяжело.
 
Константин Литвак: Да, боюсь, лесозаготовители будут долго привыкать к этой системе. Не хотелось бы при этом оказаться «крайним»: вроде бы привезли лес, все легально, документы в порядке, но сделки не задекларированы. И кто будет отвечать? Ты купил — ты и отвечай.
 
Константин Симзиков: Информация из этой системы будет предоставляться как органам госвласти, так и юридическим лицам. Вы сможете сами зайти и посмотреть легальность поступающего к вам груза.
 
Олег Прохоренко: У меня другое опасение: не сократится ли количество поставщиков древесины?
 
Константин Литвак: Такие опасения, безусловно, есть.
 
Всем выйти из леса!
 
Светлана Занько: Мы не услышали ответа на вопрос: как донести информацию до лесозаготовителей, как научить бизнесменов?
 
Константин Симзиков: У нас в каждом районе есть лесной отдел, так что будем доводить информацию через сотрудников лесного отдела. Плюс информацию будем размещать в интернете.
 
Светлана Занько: Которого в лесу нет. Всем выйти из леса! Прежде чем мы подведем итоги, я хотела бы, чтобы гости озвучили некоторые цифры. Дмитрий, какой процент с бюджете района составляют поступления от лесной отрасли?
 
Дмитрий Кадесников: Более 31 млн рублей — это 30% от собственных доходов.
 
Константин Симзиков: По Кировской области цифра составляет 900 млн рублей — это всего около 2,5% доходов. Если в ближайшие 2-3 года мы выйдем на показатель от 6 до 10% - это будет хорошим результатом.
 
Олег Прохоренко: Итак, мы видим, что закон есть, но он пока не проработан в части подзаконных актов. Нужно принять 23 подзаконных акта, обучить людей, решить вопросы технического характера. А времени остается совсем мало. Итак, как все-таки скажется на бизнесе декларирование всех сделок с лесом?
 
Константин Литвак: Бизнесу многое не ясно. Хотелось бы верить, что отрицательно на бизнесе введение новой системы не отразится. Но пока есть ожидание, что многие попытаются выйти из леса и «завязать» с бизнесом. Контролирующих организаций и так сегодня слишком много, люди от них просто задыхаются. Не хотелось бы получить еще один контролирующий орган и еще один удар по лесному бизнесу.
 
Дмитрий Кадесников: Думаю, что арендаторы нормализуют свою работу. Что касается теневого бизнеса, который скупал древесину, предназначенную для собственных нужд населения, то ему нужно задуматься — что он будет делать дальше.
 
Константин Симзиков: Я думаю, предприниматели, которые относительно легально работают, приспособятся, преодолеют все сложности и войдут в нормальный ритм работы. Тех, кто в тени, новый закон либо выведет из тени, либо они сами уйдут из этого бизнеса.
 
Подготовила Мария Петухова
petuhova.mv@gmail.com 

назад


Читайте также:

15.04.2018    Расчистить рынки
На заседании Госсовета президент России Владимир Путин заявил о том, что пора серьезно взяться за создание конкуренции государственным предприятиям во всех сферах услуг. В очередном выпуске программы «Разворот на бизнес» кировские предприниматели обсудили, насколько мы готовы к выполнению этого плана. (2)
26.03.2018    На пути к кластеру
От переработки мусора до вакцины от гриппа – на чем могут заработать кировские биотехнологи? Такую тему на прошлой неделе подняли ведущие программы «Разворот на бизнес».
19.03.2018    Хлеб от печки
Сколько еще пекарен вместит Киров? Этим вопросом на прошлой неделе задались ведущие программы «Разворот на бизнес». Оказалось, что места под нашим неласковым северным солнцем еще есть. Вот только чиновники хотели бы, чтобы этот бизнес  открывался в разных местах города, а не только в центре.
МЫ В СОЦСЕТЯХ


Архив номеров

Свежий номер «Бизнес Новости»

"Почему федералам можно, а местным нет?"
"Почему федералам можно, а местным нет?"

Если власти заявляют о здоровой конкуренции, то почему представителям крупных сетей можно работать в период карантина, а небольшим местным магазинам с аналогичным ассортиментом запрещено. Это вопрос кировский предприниматель, владелица магазина детской одежды "Модагаскар" Гульфия Гумарова задала областным чиновникам.

  1088  14

Домкрат для ТЦ

В конце апреля собственникам крупных торговых центров областные власти предложили подписать декларацию: те дают скидки арендаторам, взамен получают господдержку.

  530  1

Кто воспользуется льготой?

Обещанный законопроект о поддержке малого бизнеса, работающего по упрощенной системе налогообложения, внесен на рассмотрение депутатов областного Заксобрания.

  400  1

Гибкое производство

Прорыв в сфере инноваций и технологий произошел в 2010-х: 3D-печать стала доступна всем. Патенты корпораций истекли, и технология подешевела в десятки раз, как и оборудование.

  296


Число 4G-устройств в сети МегаФона превысило 35 миллионов

В первом квартале 2020 года выросла востребованность цифровых услуг, говорится в официальном отчете МегаФона. Количество зарегистрированных 4G-устройств увеличилось на 20%, превысив отметку 35 млн. Число пользователей передачи данных достигло 34,8 млн человек.

  349

Tele2 приглашает на домашний концерт Ёлки

Tele2 приглашает гостей на онлайн-концерт певицы Ёлки. Квартирник популярной исполнительницы состоится 30 мая в «Доме по другим правилам» – digital-пространстве оператора, где можно общаться, вместе смотреть лекции, фильмы, ходить на виртуальные выставки в период самоизоляции.

  132
Увеличение активности регионального бизнеса

Поэтапное снятие ограничительных мер в Кирове повлияло на постепенное увеличение активности бизнеса.

  117