На живых людях

Владимир Бакин руководил и строительным управлением, и налоговой службой региона, и — в «бартерные» 90-е  — всей экономикой Кировской области.

07.07.2014  2116

Владимир Бакин.

Владимир Бакин — консерватор. Не по политическим убеждениям, по принципу руководства. А руководил он и строительным управлением, и налоговой службой региона, и — в «бартерные» 90-е годы — всей экономикой Кировской области. Когда предприятия вдруг оказались без сбыта, а государство — без бюджета. И всегда семь раз отмерял, прежде чем «отрезать». Когда же принимал решение, то от него уже не отказывался, не уходил в сторону. Торопиться, особенно в решении сложнейших проблем, нельзя, убежден он. Консерватизм должен присутствовать - грамотный, разумный. Потому что ошибка человека во власти может решить судьбу многих фирм и десятков тысяч человек.

Водку — на уголь

Владимир Гаврилович, меня больше всего интересует пункт вашей биографии, касающийся перехода из социализма в капитализм. Вы ведь в эти годы как раз возглавляли департамент экономики области?


- Это было, если сказать литературно, непростое время. В 1994 году, когда губернатором был Василий Десятников, вся страна переходила из системы социализма в систему... безобразия. Царил полный хаос, и власть начала работать над программой реструктуризации экономики. Представьте: нужно было из плановой экономики перейти в рыночную экономику, а связей нет. Тогда мы собирали предприятия, но не просто устраивали собрания, а работали с каждым в отдельности. К слову, технология создания нормальных работающих программ должна быть, я считаю, именно такой. Не просто писать цифры, а планировать развитие, анализируя все аспекты.

За счет чего удалось удержать «на плаву» предприятия области?

- В 1992 году заводы отмолотили еще в легкую, потому что оставались материалы и ресурсы, а связи еще не были разрушены. С одной стороны, там были баснословные прибыли, но с другой - и деньги стали уже совсем другие. Получились «золотые года», но эта система скоро рухнула. Предприятия, не получая заказов, быстро проседали, вот тогда мы и начали готовить Программу реструктуризации экономики Кировской области. В процессе реализации этой программы был создан департамент промышленности под Владимира Аркадьевича Валова – директора «Востока».

Задачи у департамента промышленности в те годы и нынешнего департамента промышленного развития сильно различаются?

- Не берусь судить, у каждого свой метод установления связей, но сейчас закон об акционерных обществах не позволяет власти вмешиваться в деятельность предприятия. Бизнес платит налоги, власть организует все остальное. Мы же попали в переходный период, фраза «плачу налоги» была условной, так как у предприятия не было денег, чтобы их платить, на самом деле, а у власти в связи с этим не было денег, чтобы полностью рассчитаться с бюджетной сферой. Все, что происходит сейчас, - это семечки, по сравнению с тем, что мы пережили на областном уровне. Зарплату тогда выдавали чем попало.

Помню, я в те годы начал учительствовать, и вместо зарплаты с нами в магазине рассчитывались продуктами.

- А откуда магазины получали эти продукты? Это мы таким образом “собирали налоги” натуральной продукцией. Я тогда сидел в 205-м кабинете правительства, а нас в департаменте работало всего четыре десятка человек, и никаких компьютеров. Приходилось на бумаге вести весь этот учет, держать в голове все цифры, получать продукты в зачет налогов. Я тогда поседел. А потом водку пустили на бартер - это чисто мое изобретение — хотя это акцизный товар, для торговли им необходимо иметь лицензию. Благодаря этому, кстати, мы сохранили все предприятия отрасли, а у соседей вся эта ликероводочная промышленность грохнулась. Все 4 завода - Слободской, Яранский, Уржумский и «Вятводспирт» выпускали колоссальное количество водки. А так как продать ее не удавалось, мы везли на обмен. Был такой эпизод, делегация от администрации области поехала в Кемерово - я тогда у Десятникова работал заместителем — с задачей договариваться о поставках угля в обмен на что угодно. Дело было уже в сентябре, вот-вот пора начинать отопительный сезон. Нас встретила мэрия Кемерово, свели с шахтерами. И мы подписали договор о том, что будем поставлять туда рожь, водку, масло - список большой очень был - в обмен на этот уголь. И у нас Анжелий Михеев — в то время глава города Кирова — говорит: Хотим в шахту. Нас одели по-шахтерски, выдали снаряжение, каски и опустили в железной клетке в забой. Там с шахтерами посидели-поговорили. А когда сказали, что мы им водку и хлеб поставлять будем, они сразу взбодрились и согласились на такой справедливый обмен. Так мы и пережили зиму с топливом.

Фактически, вы пошли ва-банк, не зная будет ли товар - рожь, масло, водка. Не было же гарантии?

- Тогда получалось так, что без связи власти с руководителями предприятий было невозможно прожить. Поэтому контакты все равно были. У меня тогда дверь не закрывалась - шли заместители по экономике, директора.

Как Вы считаете, насколько справедливо и правильно проходила приватизация в области?

- По-разному. В лесном комплексе количество предприятий же огромное, все считали всегда, что лесные ресурсы - это неисчерпаемое богатство. Но большинство руководителей в социализме были воспитаны не так, чтобы присвоить как можно больше себе. А вот когда на заводы пришла система выборов, то проблемы с налогами и зарплатами привели к власти уже других людей, у которых воспитание и цели были другие. Если говорить по-крупному, то нам удалось удержать экономику. Но некоторые производства закрылись. Первый завод, который ликвидировался, - приборостроительный. Он же был полностью в кооперации, и сам не производил конечный продукт, потому и рухнул. “Сельмаш” оказался без оборонного заказа. Хорошо, что завод Лепсе вовремя сориентировался и начал выпускать инструменты, а то его ждала бы та же участь.



Вектор на потребление

Если перейти к сегодняшнему дню и бюджету. Многие говорят, что он крайне сложный, чересчур социально направленный, расходы с выполнением майских указов президента растут. А поступления вследствие замедления темпов роста экономики сокращаются, сбор акцизов сильно упал, дефицит уже 4,6 миллиарда. Кто виноват?

- Добавлю: а государственный долг области 17 миллиардов... Но сейчас все регионы в такой ситуации, за исключением крайне малого числа, которые сидят на нефти и газе. Кто виноват? Если государство рассматривать как единый экономический механизм, то им управляет правительство. Поэтому экономическая политика, налоговая и финансовая, неразрывно связаны с этим понятием. Акцизы на «ликерку» поднимают, не оценивая последствий. Кто так делает? Всегда необходимо вначале обсудить какое-то решение, просчитать, смоделировать, а уже потом принимать. Лучше сначала исписать гору бумаг, прежде чем включать механизм на живых предприятиях и живых людях. Если наш Уржум поставил цену с учетом акциза и продукция не пошла, то хоть лоб расшиби. Мы включили механизм частичного возмещения акциза от товара, реализованного за пределами области. Год так продержалось. Пришло письмо из правительства: «Россия рассматривается как единое экономическое пространство и стимулировать отдельные предприятия на рынке алкогольной продукции запрещено». Пришлось отменить. Уржумский СВЗ ведь и сейчас сокращает объемы, но он будет жить, это сто процентов. Многое же зависит от того, кто управляет процессом и какая цель у руководства. Не берусь судить, насколько Николай Семенович (Ганжела - «БН») виноват, но он пришел на Яранский и Слободской СВЗ, если кто-то не помнит, как представитель “Росспиртпрома”. Организации, которая была создана федеральным правительством. А потом Слободской завод закрылся, Яранский закрылся, “Вятводспирт” тоже «упал». Кому это все было нужно? Почему в Северной Осетии в то же время строили заводы и везли сюда водку «Исток» по цене дешевле нашей в 1,5 раза? Цены на водку не могут так разниться, ведь спирт - он и в Африке спирт! Значит, там акциза нет. Сейчас в действиях правительства вроде бы благая цель - борьба с алкоголизацией населения и получение с меньшего объема продукции тех же финансов...

...а также, чтобы с рынка ушли те, кто продавал в 1,5 раза дешевле по непонятным схемам.

- Но в итоге рынок алкоголя не меняется, просто легальный алкоголь замещается дешевым и нелегальным. Вообще надо относиться более серьезно ко всему, что связано с продукцией для населения. В данном случае повышение акцизов было не просчитано и не продумано. Я работал в налоговой службе и считаю, что Налоговый кодекс также должен быть неизменным. Это правила игры. А у нас подчас людей учат работать по одной системе, а потом просят все забыть и учиться заново.
Государственное управление - сложнейшая система. Раньше туда входили люди возрастные, которые должны были подняться с низов и научиться всему. Я поддерживаю политику Владимира Владимировича Путина. В его словах есть реальность мыслей и желание исправлять ситуацию. Но короля делает свита, и что-то исправляется, а что-то остается неизменным. Можно говорить о стихийных бедствиях, о Крыме, о чем угодно, но чего мы достигли, обладая огромными ресурсами за те 25 лет, что живем в новой стране? Если сравнить с молодой советской республикой, то за те же 25 лет - к 1941 году мы встретили Великую Отечественную уже не с сохой, а с развитой промышленностью. Да, тогда было жестокое время, и плакаться было некогда и бесполезно.

Может, мы не тот вектор развития сейчас выбрали?

- Мы выбрали вектор на потребление. Ориентируемся на Запад. Но для того чтобы жить как там, надо иметь производительность труда раза в три выше. Предприятия сейчас получили свободу, и там, где думающие руководители, они этой свободой пользуются по полной. Перестраивают технологию, выходят на рынок и бьются за него. Из советской системы выросли и получили подготовку люди, которые вписались в рыночные механизмы и перестроили свои предприятия на новые технологии. Потому что со старьем ты не придешь на этот рынок.

Мы не так давно общались с Галиной Петровной Чистяковой, директором фанерного комбината «Красный якорь». Она как раз из этой когорты руководителей - за десять с небольшим лет ей удалось вытащить предприятие из кризиса. А сегодня она берет еще один фанерный комбинат в Новгородской области на прицеп...

- Галина Петровна - это уникальная личность. Она зашла на комбинат руководителем, когда тот был на грани, пришла не в восторге, ее уговорили. И посмотрите, каких успехов добился «Красный якорь» под ее началом. Очень важно, что она получила правительственную награду. Рынок же конкурентный, и потребители смотрят, кто у власти, никто лишнего не заплатит никогда. У меня несколько примеров таких предприятий. С Александром Дмитриевичем Волосковым (гендиректор «Омутнинского металлургического завода» - «БН») мы хорошие друзья, он такой же. Провел реконструкцию, поставил электроковш, который дорабатывает сталь. А сейчас появятся новые прокатные станы. У него два сына, и оба, кстати, пошли по его стопам.
Не могу не упомянуть Владимира Леонидовича Шулаева (председатель колхоза «Красное знамя» - «БН»). Вот это руководитель нового времени! Я как-то спросил, что он закончил, а он засмущался - оказалось, что у него нет высшего образования, и он только сейчас учится. Но он нашел подход. Берет на вооружение все передовое в технологиях, в отношениях с коллективом и не боится восстанавливать “упавшие” колхозы.

У вас теперь тоже за плечами опыт работы в АПК. Как вы, кстати, попали в «Дороничи»?

- Я в “Дороничи” пришел, скорее, как строитель. В свое время мне довелось работать главным инженером монтажного управления, поэтому строительство было не в диковинку. Я работал в Березниках 1,5 года, в Кирове мы чего только не строили. Вышел на пенсию из налоговой службы, получил трудовую книжку, и на следующий же день Валерий Крепостнов пригласил меня к ним, в “Дороничи”. У них как раз разворачивалась стройка. Строился комплекс на 5 тысяч свиноматок, подобного которому в области больше нет. Так я снова попал на стройку.

Не пожалели?

- Наоборот, я как-то встрепенулся. Появился новый смысл. В налоговой другие взаимоотношения, ходишь всегда как по лезвию. Там нельзя прощать все, но и давить нельзя на предприятия, чтобы совсем не задавить.



По понятным правилам

Вы как-то сказали в интервью нашей газете, что для развития предприятий необходим режим максимального благоприятствования. Что вы вкладываете в это понятие?


- Предприятию нужны известные правила игры, для него понятные и не изменяемые. Можно в семейном бюджете что-то потерять и потом восстановить. Но в бюджете многотысячного предприятия теряются не просто деньги, теряются люди, а это невосполнимо. Поэтому установлены правила — да, это необходимо. Не можешь сегодня уплатить налог — надо искать варианты. Одним из таких механизмов помощи предприятиям стало постановление правительства России по реструктуризации задолженности, к которому я, скажу по секрету, тоже руку приложил. Начали мы о нем говорить, когда я был еще заместителем губернатора, с одним моим хорошим знакомым — зам. министра экономики. Я ему говорю: “Что мы ждем? Кто-то нам заплатит сразу и немедленно? Ну, зажмем, задавим. Ну, не будут работать — и все. Надо взвесить по-хорошему и дать возможность предприятиям за несколько лет, выполняя текущие обязательства, рассчитаться - провести эту реструктуризацию”. И даже текст ему составил. Не весь текст потом вошел в правительственное постановление, но суть его ухватили. Постановление приняли, и многие воспользовались этим, сохранив свой потенциал. А второе правило игры - власть должна участвовать в ситуациях, которые возникают на предприятиях. Предприятие - это же большой организм, который может и заболеть. Так вот, власть в этом случае должна выступать в роли доктора, а не похоронщика и не патологоанатома.

Вот сейчас есть ситуация конкретная. Есть “Абсолют-Агро”, вступающее в процедуру банкротства, и есть оказавшийся в такой же ситуации агрохолдинг “Аль-Пари”. Чем может помочь власть?

- Вы назвали совершенно разные предприятия, а болезнь у них одна. Это затраты на производство, которые не покрываются ценой продукции. Вторая причина - субъективный подход руководителя. По «Аль-Пари» в деталях не знаю, поэтому судить не берусь. Но очевидно, что птицеводческая продукция, на которой они специализировались, сегодня вся востребована. И не такие мы большие участники этого рынка, чтобы могли пострадать. Да, был период - цены на корма росли. Но это всего период. Взять, к примеру, «Дороничи». У нас ведь с Константином Гозманом тоже была дискуссия, нужно нам собственное производство зерна или нет. Ведь можно на рынке все купить. И зачем нам комбикормовый завод, если комбикормом нас Глазов кормил? Но мы на этом сильно в экономике проигрывали. Монополист называл свою цену — 14 рублей за килограмм - и дешевле не продавал. А на производство килограмма свинины, даже в новейшей технологии, применяемой в Дороничах, надо примерно 3,5 килограмма комбикорма. В других хозяйствах — и вовсе до 5 кг комбикорма. Одно на другое умножьте. Минимум 50 рублей затрат уже на корме. А цена была - 65 рублей за килограмм живого веса.

А еще уплати налоги, зарплату, за электроэнергию…

- Именно. Отработал в ноль, а то и в минус. Да, мы должны в зерно вначале вложение сделать. И здесь банковский капитал как раз должен участвовать с дешевыми кредитами. Но у нас же эта система пока не работает. Власти необходимо быть очень сильной, чтобы поставить перед собой цель и подчинить этой цели всю государственную машину. Взять то же сельское хозяйство. Мы втянули в 2006 году в федеральную программу развития АПК огромное количество хозяйств, не затрачивая при этом большого количества федеральных средств. Привлекли банковские кредиты с условием, что процент рефинансирования будет компенсироваться на ⅔ федерацией и на ⅓ областным бюджетом.

И появились огромные комплексы.

- Появились, и они работают. А сегодня мы обсуждаем сокращение бюджета на те 236 миллионов рублей, которые федерация направляла как раз на рефинансирование кредитных ставок. Но предприятия, которые взяли эти кредиты, должны сначала заплатить, потом показать, что они заплатили, а уже потом государство им возмещает эти затраты. Как быть? Сельское хозяйство сегодня не может производить свою продукцию рентабельно без господдержки. С этим надо смириться.

Подготовил Олег Прохоренко
oleg.prokh@gmail.com


Досье
Бакин Владимир Гаврилович
, председатель комитета по бюджету и налогам Заксобрания Кировской области
Дата и место рождения: 3 августа 1946 года, село Монастырское Юрьянского района.
Образование и карьера:
1969 г. - окончил Кировский политехнический институт (1969 г.) по специальности «Технология машиностроения, металлорежущие станки и инструменты».
08.1969-10.1969 - инженер КБ "Север", г. Киров;
10.1969-12.1970 - военнослужащий;
01.1971-06.1971 - инженер КБ "Север", г. Киров;
06.1971-01.1983 - гл. инженер, секретарь парткома "Управление "Уралхиммонтаж", ПРУ Минмонтажспецтрой СССР, г. Киров;
01.1983-10.1988 - инструктор, заведующий отделом строительства обкома КПСС;
10.1988-06.1999 - заместитель начальника главного ПЭУ облисполкома, руководитель департамента экономики области, заместитель губернатора области;
06.1999-09.2006 - руководитель УМНС РФ по Кировской области;
2007-2012 -директор по развитию ЗАО "Агрофирма "Дороничи";
с 2013 г. по настоящее время - председатель комитета по бюджету и налогам Законодательного собрания Кировской области.

Что вы больше всего цените в друзьях? - Неизменность в отношениях, независимо от того, кем ты стал.
Способность, которой хотелось бы обладать? - В совершенстве владеть компьютером. Знать все его возможности.
Реформа, которую цените особенно высоко? - Программа развития Нечерноземья. Я очень благодарен судьбе, что стал свидетелем и участником этой программы. Мы в рамках нее развернули предприятия стройиндустрии. Все железобетонные заводы. Стрижи мы развили до 300 миллионов кирпича в год! Известковые предприятия. Я же там ночевал на этих Суводских предприятиях. Агрохимия, мелиорация получили развитие. Сегодня правительству надо снова обращаться к Нечерноземью.
Хобби: Охота. В 1994-м году купил ружье и в 58 лет первый раз сходил на охоту. И 11 лет с тех пор очень активно участвовал во всех охотничьих мероприятиях. А сейчас пришла пора посвятить себя семье, научить внука мужским навыкам.
Девиз: Не сдаваться и вперед.
 

назад


Читайте также:

15.11.2019    Избрали нового спикера
Первым вопросом повестки сегодняшнего заседания Законодательного Собрания Кировской области было избрание нового спикера. (16)
14.11.2019    Деньги и дороги
Заместитель министра транспорта Кировской области Юлия Попова на очередном комитете по бюджету в ОЗС рассказала о реализации средств регионального дорожного фонда за 2019 год.
13.11.2019    Прокурорская проверка
Прокуратура Кировской области проверила, как соблюдается законодательство в сфере управления государственной и муниципальной собственностью в регионе. Выявлено 610 нарушений. (1)
МЫ В СОЦСЕТЯХ


Комментарии пользователей >>
Внимание! Ваш IP-адрес фиксируется. Будьте предельно корректны, уважайте своих оппонентов и их точку зрения.
Пожалуйста введите символы, которые Вы видите на картинке.

Архив номеров

Свежий номер «Бизнес Новости»

"Ищем не там, где потеряли"
"Ищем не там, где потеряли"

Интервью председателя Федерации оздоровительно-спортивного туризма Кировской области, руководителя ООО НПО «Терем» Сергея Герасимова.

  140

Газовые амбиции

К 2026 году Кировской области необходимо иметь минимум 26 АЗС для заправки газом.

  146

Здесь им не рады?

Процесс дедолларизации в российской банковской сфере набирает обороты.

  189

Как будет работать новый патент для ИП?

В пятницу депутаты ОЗС сразу в двух чтениях приняли законопроект об изменениях патентной системы налогообложения в Кировской области.

  136

Капитально бережем энергию

Фонд капитального ремонта ударился в энергоэффективность. За год он разработал техническую политику по проведению всех работ, направленных на ресурсосбережение, и опробовал их на практике.

  234