Аллергия на коммерцию

Архитектор Александр Шклёда намерен создать в Кирове некоммерческий культурно-семейный центр под площадью у Вятской филармонии.

15.02.2015  2371

Александр Шклёда.

Одним из самых громких скандалов минувшего года стал общественный протест против строительства торгово-офисного центра у Филармонии. Автором проекта является известный вятский архитектор, член Союза архитекторов России Александр Шклёда. Немногие знают, что в середине 1990-х Александр Елизарович с командой единомышленников «отбил» центральную часть города от застройки высотками.А в настоящее время он живет новым проектом, непосредственно связанным со стройкой у Вятской филармонии. Он обсуждает с заинтересованными лицами создание в Кирове первого в своем роде некоммерческого культурно-семейного центра многофункционального назначения под площадью у Вятской филармонии. И утверждает, что уже есть желающие принять участие в этом государственно-частном партнерстве.
 
Уйти под землю
Чем, на ваш взгляд, инспирирован протест против проекта, который появился больше лет 10 тому назад?
- Я сам удивился этим выступлениям. Представьте, за полгода до этих акций протеста проект был представлен на выставке, было даже его обсуждение. И если бы хоть один человек тогда подошел и сказал, что это как-то не вписывается в городскую среду, я бы взял это на заметку и учел в дальнейшей работе. Ничего! А потом вдруг на ровном месте...
 
Просто у нас протестное движение возникает не на этапе согласования проектов, а когда застройщик уже начинает активные действия — строить или сносить старое здание. Так же было, например, с парком у Дворцапионеров. Когда проект выносили на обсуждение, все было тихо-спокойно. Как только установили забор и начали земляные работы, начала раскручиваться протестная пружина.
- Скажу об этом объекте с другой стороны. В парке у Дворца пионеров строители в прошлом году заливали каток, и фонари, которые направлены на стройку, развернули на него. Мы тогда с младшей дочерью несколько дней там катались. Она встала там на коньки, и я не вижу в этом ничего плохого, что строятся спортивные объекты. Хотя, конечно, у нас очень много пустырей и промышленных территорий даже в центре — взять хотя бы площадку Станкозавода у обладминистрации. Ну, какие заводы могут быть сегодня в центре города? Поэтому для спортивных комплексов парки - не лучший вариант. Парки должны оставаться парками, а промзоны надо убирать, промышленность выводить и не под торговые центры их использовать, а вместо какого-то огромного цеха строить тот же каток или бассейн.
 
Замечаю на стене крупный постер проекта развития площади у Вятской филармонии. Фонтан с уменьшенной копией Александро-Невского собора посредине, стеклянный купол наз землей и, судя по чертежу, многоуровневое подземное здание с парковками и подземными переходами в филармонию и на другую сторону улицы Ленина.
 
- Это Александро-Невский центр многофункционального назначения, - удовлетворяет мое любопытство архитектор. - Если вот это здание угловое, которое сейчас у всех на слуху — спроектировано еще в начале 2000-х — по нему уже две экспертизы было, на градостроительном совете он дважды обсуждался, то идее подземного комплексавсего два года. Поскольку сейчас появилась инициативная группа и, если не ошибаюсь, даже меценаты, которые хотят восстановить Александро-Невский собор, то первым делом стоило бы обозначить эту точку географически и назвать площадь перед Вятской филармонией площадью Александро-Невского собора. Я думаю, никто бы не стал возражать.
 
Тем более, что у нее и названия-то нет сейчас.
- Я думаю, это даст хороший толчок, и, пусть через 10-20 лет, люди придут к тому, что можно восстановить собор - на этом ли месте или на другом. Что касается подземного комплекса, то он задуман как многофункциональный центр семейного досуга, а не коммерческийи торгово-развлекательный. У нас, по-моему, уже перебор по торговым и развлекательным площадкам. А вот объектов, связанных с культурой, с духовным началом, социально направленных очень мало. И когда еще два года тому назад я показал этот проект в департаменте культуры, мы устно согласовали, что из этого центра можно будет под землей сделать вход в Филармонию, соединив между собой эти два объекта. Филармония, как объект культурного назначения, для области сегодня маловата. Там зал не очень большой, вспомогательных помещенийнедостаточно. Если же это будет единый комплекс, то в принципе можно будет проводить здесь мероприятия областного, городского масштаба, уже не ограничивая количество посетителей. В этом комплексе только один этаж больше 5000 метров. Представляете, сколько человек он может одномоментно принять?
 
То есть, там тоже и зрительный зал будет предусмотрен?
- Да, поскольку коммерциализация всего и вся уже вызывает аллергию, хотелось бы наполнить комплекс другим содержанием. Сделать помещение, трансформируемое под любое назначение. Конечно, здесь и коммерческая составляющая будет - буфет, кафе, торговля сувенирами. Но основное ядро должно быть связано с культурой, с образованием, воспитанием. Скажем, для проведения какой-то масштабной выставки выставочный зал маловат. А здесь - пожалуйста, можно развернуть все, что угодно. На Театральной площади уже стало традицией проводить ярмарки, но когда слякоть, холод - неуютно. А здесь - почему нет? Другая сторона вопроса — это парковочные места. Мне часто приходилось с детьми приезжать в филармонию. Машину просто некуда поставить. Покружишься-покружишься и бросаешь в ближайшем дворе. А если столько снега как этой зимой - тогда вообще беда.Проект же предусматривает въезд и выезд по рампе на многоуровневую подземную парковку - 2 или 3 уровня — на 200-300 машиномест. Только у большого «Глобуса» есть такая парковка сегодня.
 
Тогда у меня несколько вопросов. Во-первых, откуда взялась сама идея - поработать над этой площадью?
- Когда ко мне обратились по поводу строительстваторгово-офисного центра - проекта, который, как я уже сказал, был разработан еще 10 лет назад, я первым делом спросил у заказчика, даст ли он разрешение сделать прямо из здания вход в подземный переход. В то же время посетители центра могли бы в обычные дни пользоваться парковками подземного комплекса.
 
Они дали согласие?
- Да, они пошли на это. И у меня уже было видение, что это единый проект, и все эти объекты свяжут подземные переходы. Это было бы здорово, потому что здесь, наверное, одно из самых загруженных в городе мест и с точки зрения пешеходов, и с точки зрения транспорта.
 
Люди не верят в подземный переход, потому что, например, когда строили ТЦ “Лето” на привокзальной площади, тоже обещали построить переход под землей. Торговый центр построили, а перехода как не было, так и нет. Вызывает вопросы и то, что остановочный павильон предусматривается внутри здания. Насколько застройщик пошел на это?
- Павильон уже встроен. Я еще хотел козырек в этом месте надстроить - тротуар перекрыть, но пока это решение не согласовано. В любом случае, здание еще около года будет достраиваться, и есть время убедить застройщика. Я все-таки хотел бы эту идею реализовать.
 
А второй вопрос, который возникает: за чей счет это возможно сделать? Сейчас даже на давно запланированные проекты государство замораживает финансирование.
- Желающие в этом поучаствовать, потенциальные инвесторы есть. Кроме того у нас много федеральных программ, которые направлены на духовное начало, а реализации их в Кирове практически нет. Да, строится сейчас многофункциональный культурный центр в Слободском. Минкульт разработал эту программу для малых и средних городов. А хотелось бы, чтобы и в областном центре появился такой центр. И если сюда коммерсанты-инвесторы вложат деньги, это нормально. Они и сегодня готовы, но есть сложность с землей. Филармония находится на областной земле, а площадь - намуниципальной. Не так давно у нас в городе появилась инициативная группа, котораясоздает Гильдию хранителей ценностей Вятки. Есть такая Гильдия российского масштаба, тесно связанная с федеральным Министерством культуры. А среди этих московских ребят есть вятские. И так получилось, что они пришли буквально на следующий день после того как у меня появилось желание наполнить этот центр другим, не коммерческим содержанием. Мы хотим обратиться к местным властям - городским, областным и запустить этот проект в формате государственно-частного партнерства. То есть, власти помогают с землей, техническими условиями, со строительством перехода - это самое сложное, потому что там очень много коммуникаций. А что касается самого строительства и проектирования, то это уже задача частного инвестора, и он готов взяться при условии государственно-частного партнерства.
 
Архитектор лишний?
Долгое время вы были членом градостроительного совета города Кирова. На ваш взгляд, на сегодняшний день он выполняют свою функцию?
- На мой взгляд, градостроительный совет должен быть независимым органом, а не приложением к какому-то органу власти. Чтобы никто не мог повлиять на его решения - ни глава города, ни губернатор, ни главный архитектор города, области. А так - будет происходить то, что происходит, еще много лет.
 
Вас не устраивает, как на сегодняшний день застраивается город, особенно его центральная часть?
- Конечно, нет. Потому что у нас вторым человеком после главы города должен быть главный архитектор. Со всеми вытекающими правами. Вот тогда он сможет влиять на все процессы. А сегодня управление архитектуры и градостроительства - это чисто исполнительный орган. И архитектор имеет голос только на совете, который на самом деле рекомендует, но не может ничего запретить. Очень многое идет еще из советского времени. Те же Союзы архитекторов России и региона, сейчас создается национальная палата архитекторов, но это все какие-то клубы по интересам. Потому что реального влияния на застройку, на архитектуру они не имеют. Законодательство написано юристами, людьми от градостроительства очень далекими. Оттого-то нынешний градостроительный кодекс заточен, скорее, на коммерцию: как правильно нарезать землю, как оформить документы. Еще при Ельцине был принятзакон об архитектуре, который как раз учитывал позицию архитекторов, но сегоднямало что от него осталось. Тогда вообще застройщики больше уважали статус исторического города, то место, где ты проектируешь, строишь. Сейчас это отошло на второй план. Например, в начале 1990-х мы - архитекторы, краеведы, историки - разрабатывали правила застройки исторического центра, которые работали больше 15 лет.
 
Уже тогда был определен центр исторической застройки?
- Да, тогда была такая же инициативная группа, и нас допустили до написания этих правил застройки. Это был документ, который и на градостроительном совете учитывался. Сейчас это стало чем-то формальным. На смену ему пришли федеральные законы...Какие ограничения вводились правилами застройки? Что нельзя было делать?Центр города был разделен на зоны. Например, в зоне строгого режима вообще ничего нового нельзя было строить, только реставрировать старину. В другой зоне вводились ограничения по высоте и стилю. И так далее. Сама зона простиралась от Профсоюзной до Милицейской и от реки Вятки до Октябрьского проспекта. Это хоть как-то работало. Сегодня это почти не работает.
 
Что могло бы сегодня исправить эту ситуацию?
- Если бы градостроительный совет был независимым и туда вошли люди, которые занимаются историей, а не только архитекторы и реставраторы, все было бы по другому. К слову, в некоторых городах такие советы создают сами архитекторы при Союзе. На них идет предварительное обсуждение каждого проекта. И уже только после обсуждения на таком творческом совете можно выходить на градсовет... Кстати, когда еще в 1986 году мы начинали микрорайон “Зеленый” - так же инициативная группа собиралась.
 
А что это за микрорайон?
- Это микрорайон между улицами Ленина и Карла Маркса и от Воровского до оврага Засора. Институтом “Кировпроект” тогда был подготовлен проект микрорайона с многоэтажной застройкой. Планировалосьснести старые дома и возвести 12-16-этажные высотки. Тогда мы с группой архитекторов и реставраторовпредложили альтернативный проект. Работали над ним больше года и в 1987 году пошли в горисполком, к Анжелию МихайловичуМихееву. Он был замом председателя горисполкома по вопросам строительства. Он и главный архитектор Валерий Петрович Зянкин проект поддержали. И мы совместно с УКСом горисполкома его доработали, утвердили и началась реконструкция этого микрорайона. Мы каждое здание зафиксировали, каждое дерево. И постарались сохранить максимум того, что было возможно.
 
То есть, чтобы пятно застройки было таким же?
- Да. И первые дома появились на улице Орловской и Свободы, у пожарной части - они сейчас уже, конечно, выглядят не очень привлекательно - штукатурка отваливается, столярка деревянная облупилась.
 
Я их для себя называю «итальянские кварталы».
- Тогда очень много архитекторов наших в этом участвовало. Работали с большим удовольствием. После этого нам доверили написать правила застройки…
 
То есть, на месте малоэтажных домиков в центре сейчас могли бы небоскребы и коробки стоять? Ужас!
- Да. Но, конечно, от нашего проекта, который мы делали в конце 80-х, мало что осталось. Сейчас там уже максимально все уплотнили.
 
А как тогда поступали с теми, кто жил в этих домах? Расселяли?
- У нас была социальная программа, которую в нашей команде писал Сергей Бачинин (позднее — основатель и главный редактор газеты «Вятский наблюдатель» - Ред.). По ней все жители микрорайона имели право выбора - остаться в этом микрорайоне “Зеленый” или переехать. Красивая была программа. Мы МЖК “Центр” создали тогда на базе этого микрорайона. А в 1991 все ведь поломалось, поменялось. И начали уже кусками выхватывать землю, уплотнять...
 
И расселять уже где придется…
- Да, но первые процентов 25 застройки все шло по программе. Как Бачинин написал. Почти коммунизм был.
 
Как вы считаете, сегодня Киров сохранил свое лицо?
- Даже учитывая, что город сейчас застраивается неправильно, все равно Вятка не умрет и будет иметь свое лицо.Как город с интересной архитектурой, построенный на таком живописном рельефе.
 
Я был нынче летом в Йошкар-Оле и удивился, как они активно застраивают центр города, набережную реки Кокшаги. С одной стороны, вроде бы, хорошо. А с другой - там все новодел и какая-то непонятная эклектика. Да, внимание туристов привлекает набережная Брюгге и башни Кремля. Но старого-то города как такового нет.
- Ну, Йошкар-Олу и Вятку нельзя сравнивать. Хотя там культура строительства, на мой взгляд, намного выше, чем у нас. Вообще, отношение к строительству, к застройке иное. У нас статус архитектора невысок. Очень многие проекты ведутся вообще без нашего участия.
 
То есть, застройщик определяет, что и как построить?
- Да, и закон этого не запрещает.
 
На мой дилетантский взгляд, сейчас в Кирове на слуху имена архитекторов, которые были и 15-20 лет назад. Мало появляется новых.
- Просто никто к нам не едет. Если бы здесь были востребованы архитекторы, как в Нижнем Новгороде, конечно, поехали бы. А так… При нехватке архитекторов в городе у них нет работы, потому что не каждый застройщик считает нужным привлекать к работеархитектора, особенно архитектора с именем. Это же накладно. Обидно, что один из наших последних проектов – высотный 16-этажный жилой дом на пересечении ул. Комсомольской и Октябрьского проспекта так бездарно реализован. Эскизный проект мы делали совместно с архитектором Виталием Ивановичем Борцовым, а разработку рабочего проекта подрядчик («КЧУС») заказал в Чебоксарах - там было дешевле. Кто разработал такие фасады и кто их согласовал – нам неведомо. И почему высотка, фактически ворота города, построена с таким низким качеством? Такие объекты лучше вообще не строить.
 
За время работы в Кирове есть у вас объекты, к которым лежит душа?
- Это все равно, что художник будет говорить, какой из своих картин он гордится. Ну, во-первых, я не остановился еще. Я думаю, что лучшие объекты еще впереди. Известный бразильский архитектор Оскар Нимейер работал почти до 100 лет. И до преклонного возраста он творил, да так, чтополучал премии, причем не за прежние заслуги, а за актуальные работы. Я еще юноша по сравнению с ним. Поэтому я говорю: Наконец-то у нас застройщики дозревают. Все больше хотят, чтоб было что показать, а не просто построить квадратный метр и продать его.
 
Беседовал Олег Прохоренко
oleg.prokh@gmail.com
 
Досье:
Шклёда Александр Елизарович
Дата и место рождения: 1 февраля 1955 г., деревня Стайки, Брестская область, республика Беларусь.
Образование: архитектурный факультет Куйбышевского инженерно-строительного института (1972-1977)
Карьера:1977-1988 гг. “Кировколхозпроект” (нынче Кировагропромпроект) - архитектор, главный архитектор проектов, создатель временного молодежного творческого коллектива;1988 г - 1995 гг. проектно-строительный кооператив “Град”, застраивавший центральную часть города Кирова, руководитель и архитектор.с 1995 г. - реализовывал проекты, вел авторский надзор в Москве, помосковье и других регионах России. Проектировал дома для Вятки и Краснодара в Финляндии.2007 г. - по н. вр. институт “Кировпроект”, руководитель архитектурной мастерской Александра Шклёды.
Семейное положение: Женат, трое детей.
Хобби: рисунок и карикатура.
Вопросы Марселя Пруста:
Ваш главный недостаток? - Слабая самодисциплина и нерациональное планирование времени.
Что Вы цените в друзьях? - Честность и прямота.
Где Вы хотели бы жить? - Если бы меня что-то очень не устраивало здесь, в Вятке, давно бы уехал…У меня много раз была возможность переехать.
С кем из исторических личностей Вы хотели бы встретиться? - Наверное, с зодчими и художниками эпохи Возрождения: Микеланджело, Рафаель, Ботичелли.
Девиз: Меньше смотреть назад и, не останавливаясь, идти вперед.

назад


Читайте также:

13.04.2019    Интервью с Борисом Пестовым
Борис Пестов, генеральный директор фабрики художественных материалов «АртАвангард» (ранее она называлась «Художественные материалы»), в интервью газете «Бизнес Новости» рассказал о об организации безотходного производства и поделился мнением, почему использование мусора — это наше неизбежное будущее. (1)
07.10.2018    Ситуация «идеального шторма»
Интервью с Вячеславом Вакушиным, директором компании «Мехико».
01.10.2018    Алексей Кабашов
Можно и горы свернуть (1)
МЫ В СОЦСЕТЯХ


Комментарии пользователей >>
Внимание! Ваш IP-адрес фиксируется. Будьте предельно корректны, уважайте своих оппонентов и их точку зрения.
  • Саня, 16.02.2015, 19:18
    Что "журналисты", что "архитекторы" не ведают о названиях площадей, истории города, а потом предлагают нам архитектурные "поделки". На той выставке, кстати, проект ТЦ у филармонии был шестиэтажный, а строить что-то начали восьмиэтажный, об этом Шкледа предпочёл промолчать. Вот так и обманывают горожан, прикрываются "семейно-культурным" ещё, ага рассмешил. Теперь ещё один ТЦ без парковок хочет влепить на площадь Революции, мало ему одного.
    ответить
  • ВЛ , 15.02.2015, 20:53
    под площадью у Вятской филармонии Вообще-то у этой площади есть название.Площадь революции она называется.
    ответить
  • МЫ, 15.02.2015, 21:22
    Мы знаем, что, к сожалению, этот человек - авантюрист. К тому же, присваивает чужие заслуги. А уж его "девиз" его самого и разоблачает.
    ответить
    • МЫ+, 18.02.2015, 13:35
      Кто это мы и сколько вас?)))) Много знаете, да в одно место не проситесь. Вот в это))))) http://goo.gl/Q4RNKq
      ответить
    • Кир, 18.02.2015, 15:01
      Шкледа приватизирует запрос на духовность, запрос на смыслы. И это еще более омерзительно http://kaysyn.livejournal.com/
      ответить
  • boristas, 15.02.2015, 20:20
    Мама дорогая, Нимейер никогда не продавал квартиры, по одной десяти хозяевам. А можно, о дорогах ослов Ле Корбюзье? Группа компаний, которую представляет уважаемый архитектор, уже 15 лет является хозяином положения в организации движения города. Хотелось бы поподробнее об успехах градостроительства в подготовке исходных данных для проектирования городской транспортной инфраструктуры. Или как, насчет градостроительства по Корбюзье. Строим Бразилиа с итальянскими и крымскими шале, в стиле ласточкино гнездо у ботанического. Почти Базилио с полем чудес.
    ответить
  • Обыватель, 16.02.2015, 00:26
    Палучается, что у Шкледы это "дембельский аккорд" (пенсионный). Могет ащо и раскопает подземный ход до разрушенного храма.
    ответить
  • Антон Долгих, 16.02.2015, 22:52
    Для Прохоренки главное - чтобы ПЛАТИЛИ. Тогда он напечатает всё, что угодно.
    ответить
    • Костя, 16.02.2015, 22:56
      А детки накормлены ли?Есть ли у каждорго стол для подготовки ДЗ?думаю, надо комиссию направить автору домой)пущай очканет чутка.
      ответить
Пожалуйста введите символы, которые Вы видите на картинке.

Архив номеров

Свежий номер «Бизнес Новости»

"Рынок очищается"
"Рынок очищается"

Помогло ли стимулирование строительного рынка застройщикам и не приведет ли это к раздуванию "ипотечного пузыря"? Об этом, причинах несогласия с новшествами в саморегулировании отрасли, бюрократических препонах и ценовой конкуренции на торгах рассказал генеральный директор "Маяковской" Дмитрий Сергеев.

  212

"Коронный" спорт

Ситуация с коронавирусом повлияла на многие сферы. На спорт в том числе. Здесь тоже были (а кое-где и до сих пор есть) карантин, ограничения, корректировка планов и, увы, более серьезные проблемы.

  125

ГенЦифры для Кирова

На неделе в рамках публичных слушаний в мэрии Кирова обсудили проект генплана города-2040.

  100

60 томов мошенничества

Владимиру Быкову, экс-главе города Кирова и бывшему спикеру ОЗС, предъявлено окончательное обвинение.

  155

Золото продолжает дорожать

Крупные ювелирные сети предупредили кировчан о повышении цен.

  124