Кто снимает сливки с делянок?

В Кировской области нет леса. Точнее, нет свободного леса: большая часть расчетной лесосеки находится в руках крупных арендаторов, которые, зачастую, просто «перепродают» лес втридорога малому бизнесу.

05.04.2015  4030

Сегодня в Кировской области изрядную долю леса отдают в субаренду.

В Кировской области нет леса. Точнее, нет свободного леса: большая часть расчетной лесосеки находится в руках крупных арендаторов, которые, зачастую, просто «перепродают» лес втридорога малому бизнесу. Как разорвать порочный круг и помогут ли в этом вопросе планируемые изменения в федеральном законодательстве - об этом говорили гости программы «Разворот на бизнес» в эфире радиостанции «Эхо Москвы в Кирове».
 
Весенний бизнес-пакет
Светлана Занько, главный редактор радиостанции «Эхо Москвы в Кирове»:
- 12 февраля в интервью «Российской газете» руководитель Федерального агентства лесного хозяйства Иван Валентик рассказал о том, что в Госдуме будет рассматриваться так называемый бизнес-пакет законов, которые касаются лесной отрасли. В частности будут рассмотрены вопросы разрешения малому и среднему бизнесу в регионах иметь доступ к лесным ресурсам по упрощенной схеме - договорам купли-продажи. Далее речь идет о пролонгации договоров аренды на новый срок, увеличении его до 98 лет, чтобы арендаторы могли планировать свою деятельность, вкладывать деньги в инфраструктуру. Третья тема — лесные конкурсы. Сегодня лесные участки раздаются на аукционах, делянку получают те, кто предлагает максимальную цену, изменения же предполагают возвращение системы конкурсов.
 
Олег Прохоренко, главный редактор газеты «Бизнес Новости»:
- У нас в студии Евгений Климов, заместитель главы департамента лесного хозяйства Кировской области. Евгений Юрьевич, насколько востребованы те нововведения, о которых идет речь в законопроектах?
 
Евгений Климов:
- Эти законопроекты ожидаемы. Как говорится, все новое — хорошо забытое старое, а в данном случае даже не сильно забытое, потому что аукционы на право заключения договоров купли-продажи действовали еще в 2008 году. Конкурсы тоже действовали до момента вступления в силу Лесного кодекса в 2006 — 2007 годах. Аукционы на право заключения договоров купли-продажи были достаточно эффективным механизмом распределения лесных ресурсов. У нас еще в 2008 году больше половины дохода поступало в бюджет от лесных аукционов. В данном случае договор купли-продажи будет заключаться на срок до 1 года. На лицо, заключившее договор, не будет возлагаться обязанность по лесовосстановлению, однако из-за высокой конкуренции между лесопользователями цены в процессе аукциона будут повышаться, и регион от этого выиграет.
 
Олег Прохоренко:
- В целом, как я понимаю, процесс распределения расчетной лесосеки будет прозрачнее. Сегодня мы наблюдаем такую картину: большая часть леса находится в руках крупных арендаторов, которые в том числе получают лес под инвестпроекты по льготной цене, а затем изрядную долю этого леса отдают в субаренду.
 
Евгений Климов:
- Сегодня практически единственный критерий определения победителя аукциона — цена. Кто больше заплатил, тот и выиграл. На аукционы заявляются фирмы, у которых ни лесозаготовительной техники, ни специалистов — ничего нет. Но они выигрывают и занимаются «перепродажей» леса.
 
Светлана Занько:
- В итоге какая-то компания, зачастую из центральной части России, просто зарабатывает на этом, а наши лесозаготовители вынуждены платить большую цену.
 
Евгений Климов:
- Кировская область как раз была инициатором второй части закона — выделения лесных ресурсов через конкурсы. Критерием должна быть не только цена.
 
В Коми - дешевле
Олег Прохоренко:
- У нас на связи Валентин Рябов, генеральный директор предприятия «Рубикон» (Нагорский район). Валентин Макарович, однажды на страницах «Бизнес Новостей» вы говорили о том, что нехватка леса — это главный тормоз в развитии областной лесопереработки. По вашим словам, лес инициаторы инвестпроектов получают по цене от 17 до 50 рублей, а перепродают хвойную древесину, пиловочник по 425 рублей на корню. Насколько изменилась ситуация для вас?
 
Валентин Рябов:
- Для меня - кардинально. Я ушел из бизнеса в Кировской области, взял аренду в Республике Коми и буду работать там. А в Кировской области ситуация только усугубилась. Это касается и нехватки леса, и цен, которые нас просто уничтожают.
 
Светлана Занько:
- Валентин Макарович, объясните, пожалуйста, почему в Коми цены на аукционе складываются более приемлемые, чем в Кировской области?
 
Валянтин Рябов:
- По всей видимости, конкуренция в Кировской области более высокая, особенно в Нагорском районе. В основном арендаторы — не предприятия региона. Это Банк Москвы, ВТБ, а теперь фирма «Башнефть»...
 
Олег Прохоренко:
- Имеется в виду «АФК Система» или «Лес-Инвест»?
 
Валентин Рябов:
- Практически весь лес в Кировской области находится под инвестпроектами, малому бизнесу остались небольшие крохи, за счет которых жить практически невозможно.
 
Олег Прохоренко:
- Насколько изменения, предполагаемые новым законопроектом, помогут лесозаготовителям?
 
Валентин Рябов:
- В целом это положительная тенденция. Но если говорить конкретно по Нагорскому району, то у нас нет свободных лесов, так что ситуация практически не изменится.
 
Спорные инвестпроекты
Олег Прохоренко:
- Тогда у меня вопрос: по Кировской области в целом какая доля леса закреплена за арендаторами и есть ли свободные участки, которые можно было бы выставлять на конкурс?
 
Евгений Климов:
- У нас сейчас около 70% лесов находятся в аренде.
 
Олег Прохоренко:
- Инвестпроекты (всего их 9), если я не ошибаюсь, занимают 27% всего леса.
 
Андрей Вавилов, уполномоченный по защите прав предпринимателей Кировской области:
- Конечно, свободные участки, которые можно было бы отдавать на аукционы, нужны. Но и инвестпроекты тоже нужны, потому что только в стабильной экономике можно инвестировать. Инвестор приносит большие деньги в регион, и мы его можем заманить только лесом, другого сырьевого ресурса у нас пока не обнаружено. Другое дело, что не все предприниматели могут выполнить условия инвестпроекта.
 
Олег Прохоренко:
- Сейчас, кстати, по трем из девяти инвестпроектов решается вопрос о расторжении договоров аренды. В целом же, согласно выводам КСП, семь из девяти инвесторов нарушали свои обязательства по договорам аренды лесных участков. Лесовосстановительные работы выполнялись только после проверок департамента лесного хозяйства. По мнению КСП, «не исключена возможность включения в перечень инвестпроектов неэффективных инвесторов, целью которых может являться продажа древесины, а не ее глубокая переработка». Что касается тех трех инвесторов, в отношении которых решается вопрос о расторжении договоров аренды, если Минпромторг примет такое решение, они обязаны будут доплатить арендную плату в размере более 50 млн рублей, то есть ту льготу, которую они получили, они вернут государству.
 
Евгений Климов:
- С инвестпроектами бывает не все гладко. Речь идет и о случаях неполного выполнения лесохозяйственных мероприятий, и о несвоевременной плате аренды. Мы активно ведем претензионно-исковую работу. Есть и положительные примеры реализации инвестпроектов, в частности, «Красный якорь», «Вятский фанерный комбинат». Так или иначе, вклад в бюджет области от инвестиционных проектов намного превышает вклад от остальных мелких арендаторов.
 
Светлана Занько:
- А каковы вообще результаты инвестпроектов? В Вологодской области, например, по данным департамента лесного комплекса, перерабатывается порядка 70% заготовленной древесины. Это хороший показатель, это говорит о том, что переработка развивается. А как у нас, Андрей Николаевич, с лесопереработкой обстоят дела? Эти девять инвестпроектов, они к чему-то привели?
 
Андрей Вавилов:
- Я считаю, у нас много леса перерабатывается. Единственное, мы этой же Вологде проигрываем с точки зрения логистики. Если, например, транспортировать в Европу пеллеты, из Кирова, их приходится везти 1500 км в порт Санкт-Петербурга, из Вологды — 600 км. Наши рынки — Новороссийск, Самара, Казань.
 
Олег Прохоренко:
- У нас на связи Михаил Скворцов, генеральный директор промышленно-коммерческого предприятия «Алмис». Михаил Тимофеевич, мы говорили о том, что сейчас по трем инвестпроектам решается вопрос о расторжении договоров аренды. Насколько мне известно, один из претендентов на освободившийся лес — ваше предприятие. Это так?
 
Михаил Скворцов:
- Наше предприятие тоже в списке приоритетных инвестпроектов, и в виде господдержки нам уже выделяется лес. У нас есть и лесозаготовка, котрую мы планируем развивать, есть и субарендаторы, которые с нами работают по договорам.
 
Олег Прохоренко:
- Инвестпроекты эффективны с точки зрения вложения средств? Вы получили подспорье?
 
Михаил Скворцов:
- У нас инвестпроект только начался, мы приступили к его реализации в первом квартале 2015 года. Поэтому говорить о каких-то результатах сейчас рано. Мы можем говорить только о планах. В наших планах — строительство лесопильного завода современного уровня. Завод будет находиться в Слободском, а пеллетное производство — в Слободском и в Омутнинске. Мы планируем создать более 100 рабочих мест. Сумма инвестиций - около миллиарда рублей. Инвестиционная стадия проекта - 2015-2018 годы. Конечно, есть трудности с финансированием, банки приостановили выдачу кредитов. Но у нас есть время, и есть свои резервы.
 
Верните конкурсы
Светлана Занько:
- У нас на связи Дмитрий Кадесников, глава Верхошижемского района.
 
Олег Прохоренко:
- Дмитрий Васильевич, кто у вас арендует леса? Местные лесозаготовители?
 
Дмитрий Кадесников:
- В 2006 году меня, как главу района, приглашали принять участие в конкурсе на распределение 100 тыс. кубометров расчетной лесосеки. Тогда лесные ресурсы ушли нашим лесопереработчикам. Эти предприятия сегодня успешно работают, модернизируются, несут социальную нагрузку, обеспечивают людей рабочими местами. После 2007 года, когда конкурсы отменили, началась совсем другая история. Какие бы предприятия ни заходили в наш район, я могу охарактеризовать происходящее одним словом — бардак. Предприятия обещали золотые горы, но в итоге эффективной работы мы не увидели. Средняя плата за куб древесины по инвестпроектам составляет 25 рублей. В итоге инвесторы получают эту льготу, заходят на рынок, обещают рабочие места, миллиардные инвестиции. Но кто их проверяет? Покажите, где новые линии, домостроительные комбинаты, что модернизировано? Я нигде это найти не могу.
 
Светлана Занько:
- Вот я тоже не могу.
 
Дмитрий Кадесников:
- Участки просто перепродаются нашим арендаторам, успешным переработчикам. Так что я категорически против инвестиционных проектов, они не работают («Алмис» - исключение из правил). Инвестпроект нужен, когда в области есть неиспользуемая расчетная лесосека. У нас же и без того огромная конкуренция, и мы еще начинаем заводить инвестпроекты. Зачем?   
 
Олег Прохоренко:
- Для вашего района выгоднее распределение леса на основе конкурсов, долгосрочные инвестиционные проекты или арендные участки у крупных компаний?
 
Дмитрий Кадесников:
- Конкурсы - это самое эффективное распределение лесных ресурсов. Это доказала история. С другой стороны, я поднимаю вопрос о конкурсах уже два года, и мне говорят, что конкурсы будут в 2013, потом в 2014, теперь вот в 2015 году... Но этого не происходит. Так что мы просто сотрясаем воздух. Мы сидим и наблюдаем, как за нас кто-то что-то решает. А должны, как лесной регион, сами инициировать решение этого вопроса, должно подключиться Заксобрание.
 
Олег Прохоренко:
- Вы возглавляете «Единую Россию» в районе. Вам и карты в руки. Могли бы инициировать...
 
Дмитрий Кадесников:
- Ну, я понял, Кадесников во всем виноват...
 
Светлана Занько:
По расчетам агентства лесного хозяйства, законопроект о возвращении лесных конкурсов должен поступить в Госдуму до конца весенней сессии.
 
Андрей Вавилов:
- Я считаю, и система аукционов, и система конкурсов имеют право на существование. Надеюсь, разрешат хоть что-то, так как сегодня, в принципе, для малого бизнеса не существует ни одного законного инструмента, кроме как подрядиться к крупному инвестору заготавливать древесину.
 
Подготовила Мария Петухова
petuhova.mv@gmail.com 

назад


Читайте также:

20.06.2019    Кадровые перемены на "Эхе Москвы" в Кирове
Светлана Занько покидает пост главного редактора радиостанции "Эхо Москвы" в Кирове. (11)
21.04.2019    Работаем с опережением
В лесной сфере Кировской области формируется конкурентная среда. Государство применяет новые, более жесткие подходы к регулированию рынка. Кому-то это не нравится, однако результат налицо: честный бизнес от этого выигрывает, а бюджет пополняется. Такое мнение в интервью «Бизнес Новостям» озвучил генеральный директор ООО ПКП «Алмис», председатель комитета по деревообрабатывающей промышленности и промышленному лесопользованию Вятской ТПП, депутат ОЗС Михаил Скворцов.
15.07.2018    Чемпионы не во всем
В Киров приезжал министр промышленности и торговли России Денис Мантуров.
МЫ В СОЦСЕТЯХ


Комментарии пользователей >>
Внимание! Ваш IP-адрес фиксируется. Будьте предельно корректны, уважайте своих оппонентов и их точку зрения.
  • лесник, 06.04.2015, 08:41
    напомню, что кривой лесной кодекс писали три "лесника" - Греф, мечтавший о том, что инвестпроекты разовьют регионы, пусть и в ущерб бюджетам, Шойгу, мечтавший тушить лесные пожары силами МЧС и Артюхов, который сейчас ларьками в МО занимается. в Результате теневые инициаторы кодекса получили крат бланш на создание системы лесных помещиков - условно - ты обещаешь областям/республикам инвестиции - берешь дешевый лес, например при расчетке 1 млн.куб. за 20 млн.руб. и продаешь его дорого субподрядчикам - в результате профит 400 млн.руб.в год - можно жить, засчитывая затраты субарендаторов как свои "инвестиции". Вопрос нашим инвесторам - вам то кто мешал обещать? что так легко сдали лес свой?
    ответить
  • Евгений, 06.04.2015, 10:06
    90% лесо-бизнесменов кировской области - жульё: либо бывалые коррупционеры и лица с ними связанные, либо откровенные мошенники и плуты... А результаты деятельности наших инвесторов налицо, и ходить далеко не надо: http://bnkirov.ru/articles/15333 ИМХО: субаренда природных ресурсов должна быть запрещена как явление безоговорочно!
    ответить
    • неа, 06.04.2015, 10:51
      она и так запрещена, но назови субаренду субподрядом - и все срастется
      ответить
      • Организатор, 20.10.2016, 11:03
        Да,90% леса в субаренде,лесохозяйка делается в последнюю очередь после всех сроков, после штрафов,аж в декабре принимают посадку лесных культур.Малый бизнес без поддержки,пилорамы,техника,всё остановлено,рабочие ушли.Не то,чтобы в зависть,пусть зарабатывают арендаторы,но государству нужно учесть каждую пилораму,заготовительную технику,требуемый объём сырья без учёта роста производства,налоги пойдут в бюджет,благосостояние поднимется.И всучте арендаторам специалистов! А то на них лесничие пашут с применение гос. средств и техники. Спасибо.
        ответить
Пожалуйста введите символы, которые Вы видите на картинке.

Архив номеров

Свежий номер «Бизнес Новости»

Михаил Ковязин: "Не молчите!"
Михаил Ковязин: "Не молчите!"

О финансовом кризисе в стране молчат, но он продолжается. Признаться с высоких трибун нельзя: политические амбиции не позволяют. Об этом, рынке ЖКХ, кировских МУПах, претензиях к чиновниках и власти Путина "Бизнес Новостям» рассказал депутат кировской гордумы Михаил Ковязин. 

  555  3

Архитектура и бизнес

Готов ли бизнес вкладываться в сохранение исторического наследия Кирова? Да, только правила игры должны быть прозрачными, а бюрократические препоны – исчезнуть. И тянуть нельзя: город совсем скоро может растерять свою уникальную историю.

  626

«Прямолинейные» темы

Практически после каждой прямой линии президента эксперты отмечают, что большинство заданных вопросов находятся в компетенции местных властей — муниципальных и региональных.

  208

Футбол и частный бизнес: Кировский опыт

Существует стереотип, что футбол активно развивается в тех городах и регионах, где есть сильная команда. Она служит своеобразным флагманом, мотивируя людей не только ходить на стадион и болеть, но и самим пинать мяч.

  378  2


«ЭР-Телеком» предупреждает о мошенниках в сети интернет

АО «ЭР-Телеком Холдинг» (ТМ «Дом.ru», «Дом.ru Бизнес») предупреждает об участившихся случаях интернет-мошенничества.

  127