Конкурировать с «монстрами»

После того, как «Специальное конструкторское бюро медицинской тематики» отделилось от «Уралхима», его директору Андрею Анисимову пришлось перестраивать не только структуру менеджмента и маркетинг, но и психологию людей.

05.04.2015  1895

Андрей Анисимов.

«Бизнес Новости» продолжают рассказывать об инновационных производствах на территории региона. В этот раз мы отправились в Кирово-Чепецк, чтобы поговорить с Андреем Анисимовым, директором «Специального конструкторского бюро медицинской тематики» (ООО «СКБ МТ») о том, каково приходится сегодня инноваторам, отправившимся в свободное плавание и почему промпарки должны быть узко специализированы. Впрочем, беседа началась не с производственных моментов, а с того, зачем в Кирово-Чепецке нужно представительство ВТПП, где, собственно, и проходил разговор.
 
Боевые предприниматели
Кирово-Чепецк — единственный в области город, где есть свое представительство Вятской торгово-промышленной палаты. На сколько получается отстаивать права предпринимателей малыми силами?
- У нас все так же, как и в Кирове. Я исполняю обязанности представителя ВТПП. Работаю с предприятиями города и района. Проводим встречи, круглые столы, обучающие мероприятия, к нам частенько приезжает Николай Михайлович (Ред. – Липатников, президент ВТПП). В таком формате, как у нас, до 2015 года это было единственное представительство ВТПП в области. В настоящее время, несмотря на кризис и сокращение штатного специалиста, предприниматели Кирово-Чепецка нашли возможность сохранить за собой помещение представительства, для того, чтобы продолжить общественную предпринимательскую деятельность вокруг представительства ВТПП.
Я сам предприниматель и, как вы понимаете, ничто предпринимательское мне не чуждо. У нас здесь довольно активное предпринимательское сообщество. Например, есть такая боевая единица, как Кирово-Чепецкий союз предпринимателей, есть Координационный совет и в нем представлены лидеры общественных структур. Например, Лев Николаевич Лимонов представляет гильдию меховщиков Кировской области, Елена Львовна Кувшинова представляет художественные промыслы, Мартюшов Геннадий Григорьевич - «Союз предпринимателей Кирово-Чепецка» и т.д. То есть, предпринимательское сообщество достаточно боевое.
 
Люди в Кирово-Чепецке, судя по всему, боевые, раз могли так соорганизоваться и массово не платить взносы за капремонт. Собираемость у вас всего 13%, самая низкая из всех районов.
- Мне кажется, дело здесь в том, что население города чувствует себя в этом плане несколько обиженным. Насколько я знаю ситуацию, в свое время, когда продавали пакет акций КЧХК, находившийся в доверительном управлении области, было заключено соглашение между областным правительством и городом Кирово-Чепецком, которое предусматривало в случае продажи пакета акций некую компенсацию на проведение капитальных ремонтов жилого фонда второго по величине города области. В итоге акции продали, а деньги на капремонт выделены не были. Поэтому существует некая обида населения, которое понимает, что если где-то недодали, то кто-то сейчас за это должен платить. И платить, как выяснилось, должны теперь они. Но это, повторюсь, насколько я в курсе данной ситуации.
 
Андрей Николаевич, я помню ваш стенд на последнем Инновационном конвенте в «Вятка-Экспо». Имплантаты кровеносных сосудов выглядели, конечно, мощно, по сравнению с остальными проектами. Что вам дает участие в подобных выставках?
- Да, действительно, мы представили целый ряд наших перспективных проектов, которые бы хотели реализовать, в том числе производство протезов кровеносных сосудов. Тема, на мой взгляд, очень актуальная и востребованная.
В РФ проводится порядка 50 тысяч операций в год с использованием подобных протезов различных размеров. По отдельным оценкам, потребность в данных операциях составляет порядка 150 тысяч, с ежегодным ростом 7-10 %. Как вы знаете, сердечно-сосудистые заболевания занимают одно из первых мест в причинах смертности в РФ. Поэтому сегодня это вопрос не только выживания больных людей, но и финансово-экономическая проблема. Если человеку не сделали вовремя операцию и в результате он стал инвалидом, то затраты государства на реабилитацию и последующее содержание такого больного, огромны. Все-таки, как ни крути, сегодня львиную часть здравоохранения составляет государственная и муниципальная медицина (пусть и финансируемая частично из Фонда медицинского страхования РФ). Отсюда становится понятно, что все затраты в итоге ложатся на государство и налогоплательщиков.
 
Если вернуться к нашему проекту. У нас сегодня примерно 80% медицинских изделий и фармпрепаратов поставляются из-за рубежа. Государство на это тратит по разным оценкам до 1 трлн рублей в год. Поэтому в рамках объявленного импортозамещения возможности, как и задачи, огромные.
Наша основная продукция — это протезы клапанов сердца, но мы проанализировали рынок и поняли, что есть еще другие изделия, которые мы могли бы выпускаться параллельно (например, кондуиты, это часть аорты с встроенным сердечным клапаном). Такие продукты уже разрабатывались в СКБ МТ ранее. Далее была проведена работа с партнерскими медицинскими учреждениями и в результате появился данный проект, который перекрывает практически всю номенклатуру используемых в современной медицинской практике протезов кровеносных сосудов.
 
Я бы хотела вернуться к «Инновационному конвенту-2014». Так что вам все-таки дает участие в подобных мероприятиях?
- Здесь, наверное, надо обратиться к истории предприятия. Оно существует в Кирово-Чепецке более 50 лет. Когда пару лет назад мы пустились в свободное плавание и начали вести самостоятельную маркетинговую политику, для многих (особенно для органов власти) мы были настоящим откровением. «Оказывается, у нас есть и такое предприятие», - говорили они.
Выставляться на Конвенте нам было интересно. Хотелось показать общественности свои проекты и свои идеи, обкатать их на какой-то площадке, в том числе и презентации. Посмотреть, как на них реагируют посетители выставки.
Понимаете, чиновник — тоже человек. Он не может одинаково хорошо разбираться во всем. Поэтому, даже просто посмотреть, насколько доходчиво подготовлена презентация, это тоже польза. А без государственной поддержки инновационные продукты сегодня очень сложно реализовывать. Поэтому конечная цель — найти и поддержку, и потребителя.
 
Противостояние монстров
Предлагаю поговорить про программу импортозамещения. Насколько я понимаю, вы в нее пока не попали…
- Есть программа развития медицинской и фармацевтической промышленности до 2020 года. Мы участвовали в нескольких конкурсах, подавали свои предложения. Но на то она и конкурсная процедура, чтобы выбрать лучшего. Последний конкурс, в котором мы участвовали, НИОКР на создание протезов венозных клапанов, выиграло МФТИ им.Баумана. Хотя я считаю, что наша заявка была не менее интересна, чем у МФТИ, но у них одних докторов наук в заявке было около 100 человек (а это один из критериев отбора). В итоге победил тот, кто победил.
Сейчас нами подготовлена и направлена в Минпромторг заявка по проекту протезов кровеносных сосудов. Этот проект поддержан нашим губернатором, в Минпромторг направлено письмо о поддержке Кировской областью данного проекта.
 
Как у вас, вообще, складываются взаимоотношения с местной властью в плане поддержки? Вы участвуете в каких-либо региональных программах поддержки?
- Естественно. Мы достаточно плотно взаимодействуем с департаментом развития предпринимательства и торговли в рамках программы поддержки инновационной деятельности. Мы ежегодно подаем 5-6 заявок на изобретения, получаем авторские свидетельства, занимаемся разработкой новых продуктов, ведем активную деятельность с научными учреждениями, работаем с Научным цетром сердечно-сосудистой хирургии им. А. Н. Бакулева (г. Москва), Российским научным центром хирургии им. академика Б. В. Петровского. Например, с НЦССХ им. А. Н. Бакулева у нас разработан совместный продукт — биологические клапаны сердца (из тканей животных). В свою очередь региональная власть поддерживает нас путем компенсации части затрат по инновационной деятельности.
 
Насколько я понимаю, вы пытаетесь диверсифицировать производство. В целом многопрофильность для вас сегодня это плюс или минус?
- У нас, кроме медицинской тематики (сердечные клапаны, дренажи, шовный материал и т.д.), есть и промышленная (услуги по металлообработке, изготовление изделий из полимерных материалов, нанесение гальванических покрытий). Например, услуги по гальванике, в связи с ростом курса валют, становятся интересны мебельным предприятиям. Активно сотрудничаем сегодня и с фабрикой «Весна», производим ремонт пресс-форм и оснастки.
Многопрофильность — это, конечно же, плюс. Она позволяет диверсифицировать производство, поддерживать на должном уровне квалификацию персонала, страховать риски, в конце концов.
 
А помните, одно время все говорили, что задача промышленности РФ - начать выпускать продукцию мирового уровня?
- Я хочу сказать, что наша отрасль в мировом рынке находится последние лет 20. Рынок медицинских изделий России в свое время был распахнут так, что «заходи и властвуй». В тех условиях иностранным компаниям было работать гораздо проще, чем российским. Например, иностранные производители умудрялись зарегистрировать в одном разрешительном удостоверении несколько десятков медицинских изделий, российским производителям надо было получать отдельное на каждое изделие.
Стран-производителей протезов сердечных клапанов можно пересчитать по пальцам одной руки, это США, Италия, Германия, Китай и Россия. По большому счету, мы работаем на мировом рынке и конкурируем, несмотря на то, что сегодня мы малое предприятие (штат всего 80 человек), а нам противостоят «монстры», например, такие, как фирма «Medtronic», с капиталом в 100 млрд. долларов и сотнями заводов по всему миру.
 
Когда создавалась ваше конструкторское бюро, ученых направляли сюда по распределению. А сегодня как и где вы черпаете научные кадры? Или у вас все еще «старая гвардия» работает?
- В основном, «старая гвардия». Но тут опять надо понимать историю СКБ МТ. В конце 1980-х на предприятии работало порядка 450 человек. Поэтому, где-то старые кадры, где-то так называемые «старые новые кадры», которые уходили и вновь вернулись. А вот с приходом молодежи пока тяжело. Причин, наверное, несколько: в первую очередь, это отсутствие интереса к техническим направлениям у молодых. Работа у нас тонкая и ответственная. Приходится набирать и обучать на месте.
 
Болевая точка
Насколько вам сложно сегодня стало искать рынки сбыта?
- Рынок медицинских изделий очень специфичен. Большинство нашей продукции поставляется через государственные и муниципальные контракты. Поэтому много работаем с системой госзакупок, активно участвуем в аукционах (это основной способ продажи и по совместительству действенный маркетинговый инструмент, поскольку дает представление, кто и по каким ценам продал или купил). В итоге же все зависит от финансирования здравоохранения в целом, и особенно от финансирования высокотехнологичной медицинской помощи (ВМП).
 
Как получилось, что конструкторское бюро — удел которого научная деятельность и разработка новых решений — занялась собственным производством конечной продукции?
- Толчок к этому дали меняющиеся экономические условия. Реорганизация была болезненной. Отсутствовали сбытовые структуры. Грубо говоря, раньше у нас был госплан, который говорил нам, сколько мы должны сделать продукции и куда ее поставить, мы занимались по большей части научной деятельностью, отгружали продукцию куда говорили и голова не болела.
Сейчас приходится полностью всю производственную цепочку выстраивать самостоятельно. Должен отметить, что доля НИОКР у нас в структуре доходов предприятия достаточно большая, 25-30 %. Это, в первую очередь, выполнение разработок по контрактам.
 
Вы в «свободном плавании» с 2012 года, когда «Уралхим» продал предприятие, как непрофильный актив. Что пришлось перестраивать в производстве или менеджменте?
- Конечно, это большая разница – когда у тебя за спиной стоит мощный холдинг и когда его нет. Перестраивать приходится, в общем-то, все. Изменилась, прежде всего, психология. Представьте, люди работают на большом предприятии и знают, что за спиной есть такой «монстр», как «Уралхим», который придет на выручку в трудную минуту, «подкинет» денег, которые можно и не возвращать или возвращать когда-нибудь потом, в туманном будущем. Теперь мы полностью в автономном плавании, надеяться можно только на себя, и это уже совершенно другой подход. Здесь остро встает вопрос эффективности работы предприятия.
 
А раньше он не был острым?
- Я не могу отвечать за прежнее руководство, сейчас стоит несколько иная задача – удержаться на рынке медицинских изделий. Это перспективный рынок, но он требует больших заделов и больших сроков. Мы не можем придумать изделие, сделать его на коленке и запустить завтра в производство. В сегодняшних российских условиях 2-3 года – это минимальный срок для подобного процесса.
 
Кто принимает решение о применении имплантируемого медицинского изделия? Хирург. Обычно врачу, который, принимает решение о применении медицинского изделия, бывает достаточно сложно перейти на другую неопробованную модель. У него есть некий опыт применения изделия, он знает какую-то динамику и тенденции поведения, клиническую картину и самое важное, он отвечает за здоровье пациента. Поэтому для медицинского изделия сегодня важны маркетинговая и информационная поддержка. Это, кстати, одна из наших «болевых точек». Мы перестраиваем сейчас отношения с медицинскими учреждениями, и стараемся, чтобы появлялись научные публикации об использовании наших изделий.
 
Вы, наверное, знаете, что сегодня принята оценка научных работников, исходя из так называемого коэффициента цитирования, а в качестве инструмента выборки выступает Интернет. Если российский ученый имеет низкий коэффициент цитирования, то считается, что он «плохо работает». В отношении количества публикаций, об имплантируемом медицинском изделии, ситуация та же. Однако опубликоваться в научном издании, признанном в международной среде, не так-то просто. За все, условно говоря, надо платить. Тем не менее, мы пытаемся какие-то пробелы восполнить и сейчас устанавливаем связи с российским научным сообществом.
 
Как вы считаете, насколько это благодарное дело, заниматься в России производством?
- Если в России не будут заниматься производством, то она очень быстро скатится в уровень какой-нибудь Намибии. А вообще, все покажет рынок. Если наша продукция станет на нем принципиально конкурентоспособной, то ответ будет «да, благодарное».
 
Почему вы приняли приглашение возглавить СКБ?
- Когда поступило предложение, я особо и не раздумывал. В СКБ люди заражаются работой, равнодушных работников у нас нет. Поэтому, когда появилась возможность вернуться на родное предприятие, я с удовольствием согласился.
 
В конце интервью, когда диктофон уже был выключен, Андрей Николаевич попросил включить его снова, чтобы высказать свои соображения по созданию новых промпарков на территории региона:
 
- Считайте, что это мой небольшой посыл власти. Я уже говорил, что езжу в разные регионы и могу оценивать уровень инновационной деятельности в некоторых из них, как, впрочем, и поддержку этой инновационной деятельности.
В других регионах, в частности в Пензенской области, мы достаточно плотно работем с технопарком «Рамеев», наблюдали за его созданием и становлением. Также имею представление о других технопарках этого региона. В чем их отличие? В Пензенской области очень сильна кластерная структура, когда кластер формирует предприятие-лидер (или группа предприятий, работающая в одной отрасли). Вокруг него складываются структуры по подготовке кадрового потенциала, формируется научная деятельность и структуры по поддержке научной деятельности (различные лабораторные, испытательные и сертификационные центры). Сегодня ведь мало произвести продукцию, необходимо еще получить на нее сертификат или лицензию. С помощью испытаний и тестирования доказать эффективность и этим заложить основу будущей маркетинговой и сбытовой поддержки.
 
Лабораторное оборудование, особенно мирового уровня - вещь дорогая, отдельному предприятию купить его сегодня не по силам. Не говоря уже о том, что это оборудование надо эффективно загрузить. На территории технопарка медико-биологической направленности, например, создаются виварий, операционные, которыми могут пользоваться все предприятия региона, имеющие в этом потребность. И самое главное, «предприятие-лидер» формирует заказ на молодых специалистов, поддерживает студенческую инновационную деятельность, дает на реализацию талантливой молодежи бизнес-идеи с которыми та идет в технопарк, где может под «присмотром» и при поддержке «старших товарищей» эффективно занятся реализацией уже «своих» идей. В итоге получается мощный синергитический эффект, придающий дополнительный импульс развития и кластеру и региону.
А еще мне нравится пензенская идея называть технопарки в честь выдающихся земляков, что хорошо поднимает местную самооценку. В Кировской области в данном направлении развивается производственная площадка в поселке Левинцы Оричевского района, во главе с предприятием «Нанолек», но это пока, к сожалению, единственный пример.
 
Беседовала Светлана Муравьёва
murraviova@yandex.ru
 
Досье:
ФИО: Анисимов Андрей Николаевич, директор ООО «Специальное конструкторское бюро медицинской тематики» (ООО «СКБ МТ»)
Дата и место рождения: г. Кирово-Чепецк, 25 октября 1964 года.
Образование: высшее (ФАВТ, ВятГУ, не окончен; ВятГГУ, факультет государственного и муниципального управления, 2011 год).
Карьера:
1983-1990 гг. - СКБ МТ, должность - инженер-исследователь
1990- 2012 гг. – предприниматель.
2012 – наст. время - СКБ МТ, директор.
Увлечения: туризм.
Любимая литература: читаю много, сейчас пермского писателя Алексея Иванов.
Любимое блюдо: всеяден.
Любимая музыка: джаз.
Девиз: Наша задача - найти способ, как реорганизовать наши недостатки, в наши достоинства.

назад


Читайте также:

13.04.2019    Интервью с Борисом Пестовым
Борис Пестов, генеральный директор фабрики художественных материалов «АртАвангард» (ранее она называлась «Художественные материалы»), в интервью газете «Бизнес Новости» рассказал о об организации безотходного производства и поделился мнением, почему использование мусора — это наше неизбежное будущее. (1)
07.10.2018    Ситуация «идеального шторма»
Интервью с Вячеславом Вакушиным, директором компании «Мехико».
01.10.2018    Алексей Кабашов
Можно и горы свернуть (1)
МЫ В СОЦСЕТЯХ


Комментарии пользователей >>
Внимание! Ваш IP-адрес фиксируется. Будьте предельно корректны, уважайте своих оппонентов и их точку зрения.
Пожалуйста введите символы, которые Вы видите на картинке.

Архив номеров

Свежий номер «Бизнес Новости»

Ильяс Агаев: "Принципиально чистая вода и великодушный сервис"
Ильяс Агаев: "Принципиально чистая вода и великодушный сервис"

О компании "Водовоз из Русского села" и их слогане "Принципиально чистая вода и доставка с великодушным сервисом" буквально за несколько месяцев узнали все кировчане. 

  581

Удовольствие от качественной музыки

За время часовой беседы Александр Гаврилин, директор Вятской филармонии, успевает раз 10 ответить на телефонные звонки и решить массу дел. На вопрос, как удается справляться с таким валом работы отвечает цитатой из фильма "Москва слезам не верит": "Трудно с тремя людьми, а когда трех научишься организовывать, дальше число уже не имеет значения".

  967

Бюджетные сомнения

Из-за пандемии объем безвозмездных поступлений Кировской области из федерального бюджета увеличится на 6,2 млрд рублей. 

  729

Тормоз для экотранспорта

В эпоху «зеленых трендов» многие ломают головы – как сделать так, чтобы воздух был чище, воды хватило на миллионы лет вперед, а атмосфера не убивала нас нашими же изобретениями. 

  745

Разрушитель слухов

Председатель правительства Кировской области Александр Чурин вновь собрал журналистов на пресс-тайм, чтобы дать темам, блуждающим в информполе, правительственную трактовку.

  846

Случайно не найденные миллионы,

или Как в Кировской области замешанные в мошенничестве с деньгами дольщиков ЖК «Виктория» фигуранты уголовных дел получают в итоге минимальные сроки, затем по решению суда выходят из тюрьмы по условно-досрочному. 

  861

Инвестиционный провал

В текущем году Кировская область – только еще по прогнозам –  получит чуть больше 60 млрд рублей инвестиций. 

  723


В Кирове идет создание дополнительных мест для детей от 1,5 до 3 лет в частных детских садах.

Путевки получило 173 ребенка, на очереди еще 50 детей из муниципальной очереди

  230