Александр Варанкин

Заброшенные и протестующие

27.06.2011  4693

На этой кухне известный музыкант Андрей Макаревич приготовил за несколько лет сотни блюд. «Смаковали» прелести «Giulia Novars» представители самых разных профессий и конфессий. Однако еще до этого момента кирово-чепецкая фабрика стала известна практически на всю Россию и не только - исключительно благодаря «фанатизму» ее основателей и директора Александра Варанкина.  Руки, голова, и как можно меньше рискованных шагов. «Иначе в нашей стране можно потерять все», - утверждает он.

Александр Филиппович - из противоречивого поколения предпринимателей 90-х годов. Быстро прибегает, по-деловому и дружески жмет руку, широко и искренне  улыбается. Видно, и сама работа, и встреча с журналистами доставляют ему удовольствие. Просмотрев экстравагантные «экспонаты» магазина-салона «Giulia Novars» в Кирово-Чепецке, проходим в скромный кабинет. Пара звонков, касаемых размеров какого-то гарнитура и фактуры материалов, и начинается спокойная, но не лишенная эмоций беседа. Ее основные страстные акценты касаются, конечно, нынешней власти. Но никаких громких слов и битья кулаком по столу: лишь возмущение с долей иронии над тем, что творится с российской экономикой. Как всегда в России - грустно и смешно одновременно.

Перестаньте красть
 
Александр Филиппович, вы только что вернулись из очередной командировки - открывали новый салон. Развиваетесь, кризис вас не остановил?
- Да, это было открытие очередного салона нашей мебели в Санкт-Петербурге. Установили новую экспозицию, и мне хотелось посмотреть, как все это выглядит, познакомиться с персоналом, и в целом узнать, как сегодня развивается мебельный рынок Санкт-Петербурга: какие бренды появились, а какие исчезли, и как мы выглядим в сравнении с нашими конкурентами из Европы.

В чью пользу получилось сравнение? За последние годы на мебельном рынке многое изменилось?
- Да, сейчас на российский рынок приходят бренды, которые раньше на нем не присутствовали. В то же время рынок покидают фирмы среднего и низкого уровня. Это особенность послекризисного периода. Покупатель начинает разбираться в тенденциях мебельной моды, в качестве продукции. Он начинает понимать, что не все хорошо, что сделано за границей: некоторые зарубежные бренды по качеству находятся на уровне наших гаражных фабрик. При этом сегодня на наш мебельный рынок очень активно продвигаются немцы. Они сейчас самые лучшие в мире по качеству. Но цена их мебели может доходить до 15 млн рублей. Это в разы дороже наших кухонь. Но в данном случае время работает на бренд. Недавно я посетил немецкую фабрику, созданную в 1892 году. С ней сотрудничают известные архитекторы и дизайн-студии (например,  «Порше»). За такое имя и берется дополнительная плата. Кроме того, в кухнях всегда важна функциональность, поэтому часто в ее создании используются технологии из автомобильной и даже авиапромышленности.

Это, например, какие?
- Карбон и алюминий в последнее время в проектах кухонь - излюбленный материал. Электрические приводы на кухнях - из автомобильной отрасли.

Вы однажды уже говорили, что самое большое количество мебели в мире производит США, а мы с нашими огромными лесными запасами  - в разы отстаем от них. Сможем ли когда-нибудь догнать их объемы?
- Да, Россия сегодня при ее территориях и численности населения производит менее 0,4% от общемирового объема мебели, США -  порядка 20% (хотя и потребляют они около 30%). Такие страны, как Германия, Италия, Япония тоже выпускают в десятки раз больше мебели, чем Россия. Все зависит от общей экономической ситуации в стране. Почему мы не можем производить у себя одежду, автомобили, мебель? Почему наша страна на сегодняшний день находится во второй сотне государств по уровню инвестиционной привлекательности? Сказывается все: и удушающая налоговая система, и коррупция, и плохо развитая инфраструктура регионов. Нет никакой подпитки и для социальной среды. Когда развалена экономика, то закономерно, что те люди, которым негде жить и работать, начинают спиваться, подсаживаться на наркотики, становиться преступниками. Сегодня необходимо все социальные реформы проводить через развитие экономики.

Ну что, например, сейчас могут сделать власти - не оставят же они  «социалку» без своей опеки?
- А зачем оставлять? Из тех налогов, которые мы сегодня платим, крадется примерно 20%. А может быть, и все 50%. Особенно там, где выделяются бюджетные деньги на строительство чего-либо, в «левый» карман, я уверен, уходит около 40% от суммы. Мы говорим о нехватке детских садов, но это происходит не только из-за того, что нет помещений. Кто пойдет работать за ту зарплату, которая там предлагают?  А при этом, насколько мне известно из официальной статистики, ежедневно из страны уходит за рубеж  миллиарды долларов. Те суммы, которые крадутся, достигают огромных размеров. Недавно по телевидению разоблачили замминистра финансов Московской области. Он построил несколько отелей в Куршавеле, в собственности у него несколько домов, самолеты, яхты. Откуда у чиновника столько денег и сколько таких чиновников вообще? А если «залезть» в интернет и посмотреть доходы чиновников, то почему-то практически всегда доходы их жен на порядок выше, чем их самих. Откуда жена губернатора может получать около 1 млрд рублей в год?

Есть рецепт, как все изменить? Не заставишь ведь не красть.
- У нас есть все для того, чтобы страна жила нормально: дерево, газ, нефть, электроэнергия. Нужно только снизить налоги на промышленность, пользуясь как раз тем, что можно пока спокойно жить за счет денег от нефти, газа и других полезных ископаемых. Кроме того, во всех развитых странах налоговое бремя перенесено с работодателя на конкретного потребителя. Почему мы не можем обложить налогами недвижимость, или брать больше денег за использование природных недр? Но кто принимает у нас законы? В списке среди ста самых богатых людей России журнала «Форбс» почти половина - депутаты Госдумы, которые владеют огромным количеством недвижимости, и которые, естественно, не станут облагать сами себя дополнительным налогом. Дальше - возьмем, к примеру, социальные отчисления в пенсионный фонд. Почему годовой доход бизнеса до 430 тыс. рублей обкладывается 34% этого налога, а доходы свыше этой суммы - нет. Если это изменить, то можно будет больше денег собрать в бюджет.

«Лесники» – без леса

Но мебельная отрасль в Кировской области, насколько мне известно, активно развивается?
– Где же? Что-то я не вижу новых производств. Как появились в свое время «Лотус», «МЦ-5» и «Ресурс» с «Giulia Novars», так и не возникло больше других крупных мебельных фабрик. Да и эти существуют и развиваются только благодаря «фанатизму» их владельцев. Зато Центральный регион России сегодня в плане развития своего рынка сделал значительный рывок. Дело в том, что в рамках федерального законодательства каждый регион имеет право давать своей промышленности налоговые преференции, освобождая от части налога на прибыль. Но Кировская область такой льготой не воспользовалась. И в итоге мы, далеко не самая благоприятная территория с точки зрения географи и социальной инфраструктуры, тащим на себе еще и самый большой рюкзак с налогами.

А рекламируют Кировскую область всегда, как один из самых лесных регионов.
– Тем не менее все материалы мы везем либо из соседних регионов, либо из-за рубежа.

Почему?
– Потому что там построены современные предприятия по производству материалов для мебельной отрасли. В итоге получается совершенно нелогичный путь для кировской древесины: сначала она уходит из области, а потом мы в готовом виде везем ее обратно. Почему инвесторы, построившие эти заводы там, не пришли в Кировскую область, не создали тут предприятия, которые стали бы якорными для всего региона, и не обеспечили тем самым множество рабочих мест? Почему-то этого не произошло.

В прошлом году губернатор Никита Белых отправился в путешествие по мебельным фабрикам Кирово-Чепецка. Говорил он тогда о необходимости создания некоего мебельного кластера. Насколько эта идея близка к реальности?
– Не знаю. Пока все осталось на словах и ничего не делается. Какова дальнейшая судьба этого проекта, непонятно. О нем даже говорится в стратегии развития региона до 2020 года, но... Конечно, было бы здорово, если бы сейчас вокруг нескольких действующих мебельных предприятий появились заводы по производству комплектующих. Но кому это надо? Сегодня никто не хочет идти работать в промышленность. А рабочие профессии стали в каком-то смысле восприниматься обществом как унизительные.

Эту тему вы тоже в прошлом году поднимали. Потеря потенциальных кадров – актуальная для вас проблема?
– И не только для нас – для всей страны. Сегодня в России можно выделить всего-то несколько городов, которые являются центрами притяжения для населения. Кировская область, конечно же, к таковым не относится, а Кирово-Чепецк тем более. Ежегодно население нашего города уменьшается на тысячу человек. При этом 30% из оставшихся – это люди пенсионного возраста. Уезжают самые лучшие - поработав здесь, они понимают, что за эту же работу в Москве, например, они будут получать гораздо больше. А из России ежегодно уезжают 350 тыс. человек. Что можно сделать? Возьмем, к примеру, скандинавские страны.
 
Если ты живешь в Стокгольме или около него, ты платишь одни налоги. Если же люди живут на севере – где-нибудь в Лапландии – они платят меньшие налоги, так как государство заинтересовано в том, чтобы все территории были заселены. У нас все наоборот: мало того, что я живу в Москве с огромным выбором возможностей, я еще и имею большой пакет социальных благ. У нас же, в Кировской области, налоговых преференций нет. А «заброшенные богом регионы» должны иметь льготы, иначе через какое-то количество лет многие территории в России останутся вообще опустошенными. Недавно прочитал статью, в которой говорится, что 1\3 российских городов в ближайшие годы окажется на грани вымирания, потому что просто перестанет хватать людей для поддержания их в порядке.
 
А как это будет выглядеть? Возьмем, к примеру, Сибирь. Я ехал однажды до Томска, и, проехав Тюмень, на протяжении огромного расстояния не увидел ни одного населенного пункта. А это значит, что если вдруг случиться пожар, то тушить его будет некому, и половина Сибири со всеми ее лесными богатствами, которыми мы так гордимся, просто выгорит «к чертовой матери». Ни одна страна в мире не позволяет себе оставлять большие территории без людей, а мы спокойно констатируем факты о том, что та или иная деревня умирает. Надо бить тревогу! Вот представьте себе, что через 20 лет в Кировской области останется только один город Киров...

Вы как-то удерживаете людей на своем предприятии?
– У нас стабильный коллектив. И пусть фабрика небольшая, зато брендом «Giulia Novars» наши работники гордятся. Да и для того чтобы люди работали, мы стараемся все сделать. Помимо достойной по кировским меркам заработной платы, мы обеспечиваем нашему работнику добровольное медицинское обслуживани, спортивные залы, бассейн. Кроме того, наши сотрудники могут получить кредит в банке под гарантию предприятия и под выгодные проценты. К сожалению, таких предприятий не так много. Да и, по большому счету, дело бизнеса – создавать рабочие места, платить зарплату работникам и налоги в казну.
 
Однажды разговаривал с Эдуардом Носковым, заместителем председателя областного правительства. Сказал ему: вы же разрабатываете программы повышения производительности труда, средней заработной платы, но чем вы хотите этот рост стимулировать? И я предложил: вы возьмите конкретную отрасль, конкретное предприятие, и договоритесь с ним о том, что если оно достигает определенных показателей, то получает за это снижение ставки по налогу на прибыль, например. И любой предприниматель будет стараться  сделать это за такой пряник.

Во время визита к вам Никиты Белых говорилось также и о строительстве дорог на паритетных началах (одна треть финансирования - за муниципальным образованием, одна треть - за областным бюджетом, треть - за вами) Процесс пошел?
– Пока нет. В большей мере этим вопросом интересовались «МЦ-5», так как дорога от поста ГАИ до них находится просто в убитом состоянии. Но она так и не ремонтируется. Мы же, к примеру, два года назад отремонтировали один участок дороги для себя за свой счет. Но и в целом в Кирово-Чепецке дороги практически совсем не ремонтируют. И что самое неприятное, сюда приезжают наши партнеры (в том числе иностранцы),  а стыдиться за свою дорожную инфраструктуру приходится нам, а не чиновникам. Так высказывается большое неуважение к городу-донору, городу, который по сути кормит область. Я уверен, что в Кирово-Чепецке налог на одного жителя значительно больше, чем в Кирове. За что же такое неуважение? Видимо, потому, что наш город протестно проголосовал против «Единой России» на последних выборах. До этого же времени дороги ремонтировались. Что же еще могло произойти?

За правое дело

А может быть, есть смысл вам пойти в областное Заксобрание?
– Я уже был однажды депутатом Кирово-чепецкой городской думы. Только сейчас считаю, что надо либо заниматься бизнесом, либо политикой. Редким людям удается сочетать два этих занятия.

Но когда вы были депутатом, вам удавалось принимать нужные для бизнеса законы?
– Конечно, много что получалось, только тогда и жизнь в целом была активнее. Сейчас у людей наблюдается полный упадок настроения: они видят безысходность почти во всем и не уверены в будущем. Я с ними согласен: пока не поменяется правящая элита, ничего с мертвой точки не сдвинется. О каком дальнейшем развитии можно говорить, если даже когда мы жили более-менее хорошо последний десяток лет, страна все равно брала в займы. А представьте, что цены на нефть «грохнутся». Россия останется ни с чем, потому что подстраховаться будет нечем – мы не развиваемся. Только самое интересное, что те, кто сейчас этим процессом руководят, давно имеют уютные «гнездышки» где-нибудь в Швейцарии. Сначала чиновники выводят свои капиталы за границу и уезжают туда, а потом их объявляют в розыск. При этом народ все понимает и точно знает, что у власти – много воров.
 
А у вас не появлялось желания переехать из страны и там организовать производство?
– Случаев, когда бизнес уводит из России свое производство, очень много. К примеру, дальневосточные промышленные предприятия перевелись в Китай (там более выгодная система налогооблажения). Казахстан сейчас очень активно развивается в этом плане. Предложения подобного рода мы получали – по сути раскрученный бренд примут в любой стране. Но как подумаешь, что придется лишний раз связываться с нашей таможней, желание к сотрудничеству сразу пропадает.

Александр Филиппович, сегодня вы разделяете чьи-то политические взгляды?
– Я не столько интересуюсь политикой, сколько тем, какие у кого шансы на выборах. В целом, я придерживаюсь «правых» взглядов, а именно, поддерживаю необходимость реформ в экономике. Если будет работать бизнес, будут деньги и на образование, и на медицину. Думаю, если к власти придут «правые», можно будет рассчитывать на положительные сдвиги в стране.

А кого вы считаете сегодня правыми?
– Недавно Михаил Прохоров возглавил «Правое дело». Мне кажется, за ним пойдет и малый, и средний бизнес. Ему хочется верить - он не раз выступал за то, что налоговое бремя должно быть перенесено с работодателя на природную ренту и на личные доходы конкретного потребителя. Несмотря на то, что он сам – богатый человек, он не жадничает, а предлагает отдавать налоги с личных доходов, понимая, что стране нужен качественный рывок. И я уверен, что если эта партия сможет пройти в думу, то их голос будет услышан, и можно будет рассчитывать на позитивные изменения в стране.

Вы сами не планируете вступить в «Правое дело»?
– Нет, никуда вообще вступать не хочу. Если мне будет понятна программа «Правого дела», буду ее поддерживать.

С сединой на висках

Вы на российском мебельном рынке с 1999 года. Примерно тогда же началось ваше сотрудничество с итальянскими партнерами. Как удалось договориться о совместной работе с Европой? Кто вкладывает инвестиции в развитие?
– Саму инициативу по созданию фабрики проявили итальянцы. Первая наша встреча состоялась в 1997 году; до этого мы производили мебель из массива сосны (в этом направлении и сейчас работает предприятие «Ресурс-мебель»). Тогда на выставке в Москве  итальянцы предложили: «Почему бы вам не начать производство импортозамещающей продукции?». Мы согласились.

Какова выгода итальянцам?
– Нам было предложено купить проект и оборудование. А подобный товар выгодно продавать хоть в Европе, хоть в России. Мы посетили итальянские фабрики, посмотрели на то, что будем выпускать у себя. И начали строить. Первое время фабрика была небольшой – порядка 3 тыс. квадратных метров. Все оборудование закупали сами, приезд каждого итальянского специалиста оплачивали тоже сами.

У нас было много рассказов о «чудесах» дефолта 1998 года. Вас, он, видимо, тоже застал врасплох?
– Конечно. Мы заказали оборудование в начале 1998 года, взяв на эти цели валютный кредит. А когда нам необходимо было расплачиваться за него, рубль обвалился в четыре раза. Плюс к этому надо было заплатить таможенные пошлины. Мы поседели, но как-то чудом это время пережили. Сейчас мы подходим к работе более осторожно. Неуверенность в завтрашнем дне присутствует постоянно. Мы могли бы резко расширить сеть салонов по стране, увеличить производственные мощности. И банки предлагают нам кредиты на развитие. Но накануне выборов мы не будем рисковать.

А какой сейчас объем работ у фабрики?
– Мы можем производить до 200 кухонь в месяц. Сейчас фабрика полностью загружена заказами.

Всем известно, что кухни «Giulia Novars» рассчитаны на богатого клиента. Наш регион достаточно бедный. Почему был сделан такой выбор? И в каком ценовом диапазоне вы работаете?
– Если посчитать в денежном выражении, то наши кухни стоят в основном  до 1 млн рублей. Хотя по уровню и качеству, если бы это был не российский, а, скажем, немецкий бренд, мы могли бы вполне работать в денежном сегменте от 2 до 5 млн рублей. Почему такой выбор? Мы изначально не ориентировались только на кировский регион. Конечно, работая в сегменте пониже (рассчитанном на массовый слой населения), мы могли бы иметь обороты и побольше, но мы понимаем, что при вечной непредсказуемости российской экономики входить в этот сегмент достаточно рискованно.
 
Во время кризиса те немногие, кто имел средний материальный достаток, обеднели и теперь вынуждены покупать мебель низкого ценового сегмента. В итоге многие фабрики среднего уровня просто ушли с рынка. Наш же клиент – это те люди, у которых есть деньги и во время кризиса, и после кризиса. Богатые есть всегда. А если мы не будем сейчас делать акцент на развитие своего существующего бренда, нас просто задавят. Сейчас активно развивается мебельная отрасль в Китае. Причем, это сейчас Китай работает в дешевом ценовом сегменте. Скоро он начнет производить мебель более высокого уровня и тогда составит нам сильную конкуренцию.

Вы сейчас являетесь единственным владельцем фабрики?
– У нас группа акционеров, а я – владелец контрольного пакета.

Марку вам держать удается. В известной телепрограмме «Смак» на «Первом» канале» уже несколько лет в прямом эфире готовят блюда на кухне «Giulia Novars». Это, наверное, самая лучшая реклама?
– Да, мы тогда активно сотрудничали с Андреем Макаревичем, который вел эту передачу, и я считаю, это была отличная акция. Теперь наш бренд работает сам на компанию. Итальянские фабрики создавались после Второй мировой войны, мы – в 90-е годы, но по качеству и технологиям мы их уже догнали. Главное сегодня – не отставать и ждать качественных изменений российской экономики.
 
Досье:
Александр Филиппович Варанкин, генеральный директор компании «Giulia Novars».
Дата и место рождения: 1 октября 1954 года, Афанасьевский район Кировской области.
Семейное положение: женат, дочь.
Образование: Кировский авиационный техникум, Школа бизнеса при академии Аганбегяна.
Карьера: 1973-1977 годы - технолог завода «Вэлконт»; 1977-1989 годы – механик, затем руководитель отдела поставок металлопроката «Кирово-чепецкого химкомбината»; в 1989-м ушел в бизнес, создал компанию «Ресурс» (производство мебели из массива сосны), в 1999-м создал новую фабрику «Giulia Novars». Теперь это два разных предприятия с двумя разными руководителями.
Увлечения: рыбалка, горные лыжи.
Любимая кухня: итальянская и российская, а также любые морепродукты и рыба.
Любимые книги: учебники по бизнесу, интернет-ресурсы, художественную литературу читать удается редко.
Любимые фильмы: старые советские.
Любимая музыка: «Pink Floyd»,  «Deep Purple», «ДДТ», «Машина времени».
Секрет успеха: Делать все так, чтобы тот, кто пользуется результатами твоего труда, был всегда доволен и восхищен.
 
Беседовала
Елена Окатьева
Lena_vuali@mail.ru

назад


МЫ В СОЦСЕТЯХ


Комментарии пользователей >>
Внимание! Ваш IP-адрес фиксируется. Будьте предельно корректны, уважайте своих оппонентов и их точку зрения.
Пожалуйста введите символы, которые Вы видите на картинке.

Архив номеров

Свежий номер «Бизнес Новости»

"Не благодаря, а вопреки"
"Не благодаря, а вопреки"

Сегодня бизнес вполне может стать конкурентоспособным без государственных форм и бюджетов. С ритейлом реально договориться – все зависит от менеджмента.

  161  1

Мусорная дискуссия

Споры вокруг темы вывоза твердых коммунальных отходов не утихают. Вопросы у бизнеса остаются. Для получения на них ответов за круглым столом встретились все участники процесса.

  111

Техзадание от перевозчиков

Новое техзадание для пассажирских перевозчиков на 5 лет будет готово не раньше 30 сентября. В минувшую пятницу региональная дорожная группа загодя решила озвучить свои предложения к разработчикам схемы.

  106


В Кировской области первичная медико-санитарная помощь жителям деревень становится доступнее

В Слободском районе Кировской области в деревне Денисовы открыли новый ФАП, а в честь праздника развернули целый больничный городок.

  126

Один из крупнейших в мире фестивалей короткометражного кино покажут в Кирове

С 26 сентября по 6 октября 2019 года кинотеатр "Смена" примет участие в международном показе программы Манхэттенского фестиваля короткометражного кино.

  191