Наталья Фирсова

Вятская легенда

16.05.2016  3631

Это бизнес лишь на бумаге. На деле это любовь к лошадям и жизнь с ними. Подъем в шесть утра без праздников, выходных и отпусков. Все потому, что кто-то должен это делать. И этот человек – Наталья Фирсова, которая уже больше 15 лет является владелицей постойной фермы и организатором спортивной школы и которая возрождает вятскую породу лошади.

Генное программирование

Наталья, я знаю, что такая любовь к животным у вас из детства. Расскажите о ней.

– Да, в детстве мне часто снился сон о том, как я еду на лошади, а рядом бегут борзые. Моя мама — музыкант, у нас в доме никогда не было животных и мне не было понятно, почему они появляются в моих снах. Но тяга к ним была всегда, и я пошла заниматься на ипподром. Там я в первый раз увидела борзую и привела ее домой. Мама была в шоке. Но мы оставили животное, пока его не забрал хозяин. Однажды мы поехали навестить на Украине наших родственников. Там выяснилось, что мой прадед, оказывается, когда был помещиком, владел огромным конным заводом. Я поняла, что произошло своеобразное генное программирование — мои предки будто посылали мне сигналы. Я закончила ветеринарный факультет. Но выяснилось, что практикующим врачом мне быть неинтересно. Я хотела стать фермером, ухаживать за животными. Я понимала, насколько это дорого, поэтому решила получить второе высшее образование — управленческое. Для того, чтобы заработать на первую лошадь, я занималась разными видами бизнеса: сначала  торговала мехами, потом мы с подругами открыли собственное кожевенное производство (сейчас одна из них до сих пор его развивает). Я же потом начала торговать черным металлом и смогла заработать на свое первое хозяйство. Это был коттедж в Дороничах. Я поставила конюшню, курятник, развела скотину. Это было в 2002 году. Все это мы делали с дочкой. Она - мой соратник. Когда я купила свою первую лошадь, я поняла, что работать теперь мне некогда: ей нужно уделять целый день. Тогда мы решили построить постойную конюшню, на которой мои друзья и знакомые могли бы оставлять своих лошадей, чтобы я за ними ухаживала. Я с удовольствием оставила работу в городе и стала воплощать свою мечту.

Что сейчас представляет собой ваше хозяйство?
– Теперь у меня ферма-пансион. Люди покупают себе лошадей и платят за то, чтобы они жили у нас. Моя работа — ухаживать за ними. Кроме того, у нас на постое находятся и государственные лошади – по проекту «Вятская лошадка». Этим нам предложил заняться губернатор Никита Белых, и мы согласились. Вятскую породу лошадей выводят в Афанасьевском районе на заводе в Гордино. Но там они дикие, не адаптированные к людям. Мы же решили для сохранения породы использовать их в детском спорте.
Было специально отловлено 10 голов и их разделили между двумя фермами: часть – поехала к нам, другая часть – в Белую Холуницу. Оказалось, что все наши кобылы беременны. Места для всех в Дороничах не хватило бы, поэтому мы решили расширяться и нашли эту заброшенную деревню Черноземы возле Федяковского кладбища. Она была ликвидирована более 30 лет назад, здесь бурьян вырос выше головы. Но нам здесь очень понравилось. К тому же ферме с лошадьми сложно соседствовать с населенными пунктами. У каждого из жителей есть свое мнение и большинству почему-то наши животные не нравятся. В Дороничах развивалась непонятная агрессия в отношении детей. Людям не было понятно, что они занимались конным спортом. Здесь у нас просторно: и лошадям комфортно, и нам есть куда расширяться.

Что касается вятской породы лошадей, то я, на самом деле, узнала о ней совсем недавно. Нигде до этого: ни в школе, ни в университете - нам не рассказывали о них. А это, оказывается, уникальная порода.
– Да, это то наследие, которое нужно обязательно сохранять. Эта порода никак не изменялась на протяжении 500 лет. Она приспособлена к выживанию в очень суровых условиях: она может доставать корма из-под снега, жеребиться прямо в мороз. У них до сих пор сохранился ремень по спине, вороново крыло, на зиму они покрываются подшерстком, которого у других животных нет. К нам  приезжали специалисты из британского центра, чтобы исследовать, насколько сохранились признаки данной породы. Когда они взяли образцы их шерсти, то выяснилось, что у нее даже кончики голубого цвета остались неизменны, как в старых описаниях. Вятская порода была оценена Иваном Грозным: только наши лошади могли пробежать длинное расстояние до ямских пунктов. Кроме того, есть легенда, что Наполеон воевал именно на лошади этой породы.

Сейчас у вас на этих лошадях тренируются дети?
– С 2008 года мы работаем с ВятСДЮСШОР. На нашей базе находится крупное бесплатное отделение по подготовке детской и юношеской команды. У нас 9 голов государственных лошадей и больше 30 спортсменов. Кроме того, мы предоставляем нашим детям еще и частных лошадей, чтобы они могли прогрессировать. Основное наше дело – школа на вятских лошадях. В этом вопросе мы достигли больших успехов.

Как организована ваша школа?
– У нас хороший тренер с академическим московским образованием. Он готовит детей по выездке, конкуру и спортивному туризму (на средствах передвижения «кони»). Мы сами создали много авторских турниров, которые сейчас находятся в ведомстве кирово-чепецкой администрации — она нам очень помогает. «Конемания», например, проходит уже шестой год подряд.
В нашу школу привозят детей из Радужного, Кирова. Частота их пребывания у нас зависит от того, каких успехов планирует достичь ребенок и его родители. В основном – по выходным. Летом мы устраиваем детский лагерь.
Кроме того, ежегодно мы проводим фестиваль «Достояние Вятки», который вышел у нас на федеральный уровень. Мы очень хотим, чтобы наших вятских лошадей больше разводили. Хорошо уже то, что как только мы начали демонстрировать нашу породу, цены на нее выросли почти в два раза. Если раньше «Вятка» стоила 35-50 тысяч рублей, то сейчас ее цена доходит до 100 тысяч рублей.

Насколько большая ваша ферма? Сколько у вас работников?
– У нас - семейный бизнес.  Мы с дочерью как два коневода ухаживаем за лошадьми: по 16 голов на каждую. Дочь еще и учится на бухгалтера – нам нужен специалист для работы с налоговой. Мой муж занимается строительством, технической частью, он — механик. Наш тренер Ирина Владимировна совмещает работу в школе и у нас. Еще есть девочка-волонтер, которая помогает объезжать молодняк. Сейчас в нашем хозяйстве две конюшни. Наверху в одной из них разные подсобные помещения, кухня и наша квартира.
Все это требует огромного количества времени – мы каждый день без выходных и отпусков встаем в шесть утра и падаем замертво в десять вечера, чтобы снова встать в шесть утра. Если какое-то животное заболело, мы не спим всю ночь. Такой ритм жизни не каждому под силу. Нанимать кого-либо для этой работы я не хочу, потому что мне нравится самой все делать.

Кризис на вас как-то сказался? Люди стали меньше покупать лошадей?
– Этот год был очень сложным: корма стали стоить очень дорого. Кроме того, лошади многим стали не по карману: люди продают животных или задерживают плату за постой. Многие просто забывают о том, что у них есть лошади и бросают их так же, как других домашних животных. И мы либо кормим их за свой счет, либо пытаемся продать. Но я считаю, что эту волну надо пережить. К счастью, я не первый год в бизнесе и никогда не занималась товарами первой необходимости. Мне не привыкать к тому, что бизнес развивается волнами.

Сколько требуется на содержание лошади?
– Они проедают колоссальные суммы средств. Примерно по 6 тысяч рублей в месяц. Кроме того, каждой из них нужны витамины, персональные тренеры, объездчики. С ними нужно гулять, тренироваться. А если лошадь заболеет, на нее требуется в 10 раз больше лекарств, чем на человека.
Что касается государственных лошадей, то по ним планку по содержанию мы поднять не можем – государство свои расходы не увеличит и их просто некому будет содержать. Так, мы получаем за них по шесть тысяч рублей за голову, тогда как за содержание частных лошадей берем 8-9 тысяч рублей в месяц.

Вам же это совершенно невыгодно.
– Да, но кто-то должен это делать, нельзя потерять породу. К счастью, подобные фанаты есть во всех регионах. На конференциях мы иногда встречаемся. Многие работают себе в убыток, но сохраняют редкие породы.  

Не первая необходимость

Много ли подобных постойных ферм в нашем регионе? В вашем деле большая конкуренция?
– Очень большая. Когда мы открывались, мы были первой постойной фермой, у нас была конно-спортивная школа, мы начали проводить первые соревнования на частной территории. Все это проходило очень сложно: нужно было доказывать проверяющим органам, что мы имеем право это делать. Следующим конезаводчикам было намного проще, уже не требовалось проходить такого большого количества комиссий. Сейчас в нашем регионе всего порядка 16 постойных ферм. Кроме того, практически в каждом районе области есть свои конюшни.

Вы сотрудничаете с министерством сельского хозяйства, претендуете ли на какие-то гранты?
– Нет, конезаводчикам никакой помощи от министерства не оказывается. И это правильно. Лошади – сегодня не первая необходимость. Министерство сельского хозяйства заинтересовано в том, чтобы накормить население своими продуктами, оно занимается развитием молочной отрасли. Когда наша страна выйдет из кризиса, тогда, возможно, и нам начнут уделять внимание.
Пока же мы справляемся, несмотря на то, что это очень сложно. Все налоги и коммунальные платежи мы платим как предприятие, а не как фермерское хозяйство. Это колоссальные для нас суммы. Кроме того, мы должны регулярно сдавать отчеты ветеринарным службам, делать прививки животным. Зато мы полностью работаем «в белую» – у меня есть все бумаги для любой службы.

В 2013 году был расформирован кировский ипподром. Для вас это большая потеря?
– Да, конечно, когда это произошло, без работы осталось очень много прекрасных специалистов: коневоды, ветврачи, тренеры. К счастью, к тому времени появилось много частных конюшен и они нашли там себе работу.
Государство, возможно, поступает правильно, когда избавляется от лишнего балласта. Ипподром был убыточен. Кроме того, когда московский ипподром пошел с молотка, Кремль решил его спасти и для пополнения его фонда было собрано имущество всех убыточных ипподромов, в том числе и кировского. Его, конечно, жалко, особенно старшему поколению, которое отдало этой структуре полжизни и не до сих пор не понимает, почему раньше и лошадей было много и никто не считал, сколько государственных средств они проедают.

В прошлом году Никита Белых заявил, что нужно построить новый ипподром в нашем регионе. По-вашему, он действительно необходим?
– Да, нам хотелось бы снова иметь ипподром. Но такое предприятие для бегов, скачек, испытания лошадей Кировской области, на самом деле не нужно. Прежде всего потому, что у нас неблагоприятный климат: невозможно держать лошадей в нормальной форме, когда зима длится полгода. Кроме того, у нас нет заводов-репродукторов, которые бы производили животных для скачек и бегов. Нет и базы, на которой можно было бы проводить крупные соревнования. То, чем занимаются частные клубы – это выездка и конкур – олимпийские спортивные дисциплины. Этого, мне кажется, для нашего региона более, чем достаточно. К тому же новый ипподром – это очень затратный проект, а спорт этот не настолько массовый, чтобы можно было надеяться на быструю окупаемость вложений.

А туристическую сферу вам удается развивать? То, что называется сегодня «деревенским туризмом»?
– Нет, нас постоянно зовут на разные городские совещания по теме туризма. Но я всегда объясняю, что мы занимаемся другим делом. У меня спортивные лошади, которые готовятся к стартам и мне некогда заботиться о туристах. Да, у нас гостят люди, но только те, которые приехали на соревнования. Мы можем принять семьи, познакомить их с лошадьми в выходной, но не более того. И в целом я не понимаю, как надо содержать лошадей, чтобы они катали людей, которые не умеют ездить. Я не хочу, чтобы мои животные были в таком состоянии, что им все равно, куда и кого везти. У нас есть специальные площадки, тренер, который дает академическое образование. Полевая езда — это экстремальный вид спорта.  Вы должны быть уверенным всадником, чтобы вам можно было заниматься конным туризмом. Но потенциал у нас есть и в будущем мы хотели бы принимать и туристов.

Каким вы видите ваше предприятие через несколько лет?
– Мы еще только три года работаем на этом месте. Впереди у нас ремонт, строительство крытого манежа, мы выкупаем дополнительную землю для расширения. Планы грандиозные: мы хотели бы, чтобы у нас была своя кормовая база, чтобы мы сами отшивали одежду для конного спорта, планируем выкупить прилегающий к нашей территории лес и завести северных оленей. И, конечно, хотим, чтобы к нам приезжали гости: пообщаться с лошадьми, природой, отдохнуть.

После беседы Наталья провела нас в одну из конюшен и рассказала о том, как лошадь Виноградка «пыталась стащить с неба вертолет», потому что он летал над ее территорией, как получаются лошадиные имена (от слияния имени отца и матери) и о своем прекрасном увлечении: сочинении сказок на христианскую тематику. Мы пообещали, что приедем к ней на ферму еще раз, а может, и не один. Потому что несмотря на все заботы и проблемы – там, в этой заброшенной деревне люди создают настоящую сказку. Вятскую, народную. А в сказку всегда хочется верить.

Беседовала Елена Окатьева
Lena.okatieva@yandex.ru


Досье:
Наталья Фирсова, владелец фермерского хозяйства «Центаврион».
Дата рождения: 20 февраля 1972 год, Киров.
Образование: ВГСХА (факультет ветеринарной медицины), ИБП, факультет экономики и управления.
Карьера: с 1992 года – предпринимательская деятельность (торговля мехами, производство верхней одежды, торговля черным металлом);
С 2002 года – владелица фермерского хозяйства «Центаврион».

Опросник Марселя Пруста:
Качества, которые вы больше всего цените в людях? Доброта, ум, интеллигентность.
Что бы вы сказали, окажись вы перед богом? Попросила бы прощения.
Способность, которой вы хотели бы обладать? Сдерживать свои эмоции.
Ваш девиз? Я никогда не сдаюсь.

назад


МЫ В СОЦСЕТЯХ


Комментарии пользователей >>
Внимание! Ваш IP-адрес фиксируется. Будьте предельно корректны, уважайте своих оппонентов и их точку зрения.
Пожалуйста введите символы, которые Вы видите на картинке.

Архив номеров

Свежий номер «Бизнес Новости»

"В ЖКХ не стоит гнаться за количеством"
"В ЖКХ не стоит гнаться за количеством"

Стимулировать жильцов к раздельному сбору мусора целесообразно за счет снижения тарифа. Так считает руководитель УК «Лепсе-Быт» Лариса Шмырова.

  424  1

"Не славы ради, а дела для"

Почему, зачем и как бизнес поддерживает проекты активистов? Участники очередного эфира "Разворота на бизнес" обсудили эти темы на примере проекта "Солнечная Люльченка".

  222

Налоговый узел

Два месяца назад об этом шептались, а сегодня в открытую заговорили о планах увеличить ставки по налогу на имущество для владельцев торговых и офисно-административных центров.

  444  8

Факультатив для оценки

В этом году в Кировской области заново провели определение кадастровой оценки очередного перечня недвижимости — объектов капитального строительства и земельных участков.

  222


Киров принимает участие во всероссийской акции “Ночь кино-2019”

24 августа кинотеатр “Смена” примет участие во всероссийской акции "Ночь кино-2019" и покажет три фильма прямо во дворе кинотеатра совершенно бесплатно.

  170

168 домов в Кирове имеют просроченные ОДПУ теплоэнергии

«ЭнергосбыТ Плюс» напоминает руководителям управляющих компаний и ТСЖ о необходимости своевременной поверки приборов учета.

  153

Мобильный интернет МегаФона признан самым быстрым в независимом исследовании iPhones.ru

Сайт iPhones.ru опубликовал исследование «Какой оператор оказался лучшим в России». И по скорости загрузки, и по скорости отдачи данных победил МегаФон.

  129

В "Галерее Прогресса" проходит выставка художника Виктора Дорофеева "Созвездие красоты"

Она продлится до 1 октября.

  222

Более 130 проектов поступило на грантовый конкурс "Память сердца"

20 августа завершился прием заявок на грантовый конкурс "Память сердца", посвященный 75-летию Победы в Великой Отечественной войне. Конкурс проводится по инициативе депутата Государственной Думы Рахима Азимова.

  70