Фабричное перо

Этой весной город вновь услышал о кировской фабрике матрешки «Сувенир». Многим, наверное, казалось, что она уже давно стала банкротом и закрылась. Но вдруг в СМИ появились новости о том, что предприятие собирается поставлять матрешки-панды в Китай и что теперь его председателем совета директоров является московский предприниматель Дмитрий Ларюшкин.

05.06.2016  1897

Дмитрий Ларюшкин.

С вашим приходом о кировской фабрике матрешки снова стали говорить. Что сегодня представляет собой предприятие?
— Да, о фабрике «Сувенир» многие просто забыли. Некоторые даже полагали, что она не работает, так как ее продукции совсем не было видно. Вся матрешка поставлялась на московский авиационный узел, а именно в магазины беспошлинной торговли. То есть мы заняли узкий рынок сбыта, рассчитанный исключительно на туриста, вылетающего за рубеж. На территории региона сейчас работают две фабрики матрешки: Нолинская и мы. Мы не конкуренты друг другу, у нас разный стиль письма, хотя мы и находимся в одном регионе. Я хотел бы даже рассмотреть вопрос сотрудничества или слияния наших предприятий в одну структуру, которая бы представляла народный художественный промысел кировского края под единым крылом. За всю свою историю мы выпустили более 800 разных изделий, и я  уверен, что нам есть чем поделиться и удивить всех, кому не безразличны культурные ценности родины.

Чем нолинская матрешка отличается от вашей?
—У каждого региона есть своя изюминка в росписи матрешек: у семеновский матрешки это обязательно подсолнух, у майдановской — роза, нолинская славится своими голубыми глазами. У каждой из фабрик своя школа и продукция очень сильно различается. Наша роспись — исключительно вятская, и если вы присмотритесь, то все увидите.

Ваша матрешка дороже?
— Не совсем так, в среднем на рынке цены мало отличаются, особенно если мы говорим о традиционной матрешке. Разница может составлять 5-10%. По каким-то позициям мы конкурентоспособны, что-то мы продаем дороже. Мы не занимаемся демпингом:  выпускаем качественный продукт, сделанный полностью вручную и продаем его по разумной цене. Но цены не могут быть конкурентоспособными еще и потому, что себестоимость выпускаемого продукта в городской черте выше. Кроме того, у фабрики есть дополнительные расходы, связанные с подачей теплоснабжения и электроэнергии в жилой сектор, который напрямую зависит от нашей работы. Все это накладывает на предприятие дополнительную финансовую нагрузку, что влияет на увеличение себестоимости, тем самым делая нашу продукцию менее востребованной. Но мы занимаем свою нишу в сувенирном бизнесе не ценой, а благодаря качеству и красоте наших изделий.

Как случилось, что у фабрики оказались котельные?
— Во времена СССР предприятия НХП не знали проблем, поскольку внутренний рынок был очень хорошо развит. Тогда и были построены общежития возле фабрики, чтобы ее работникам было где жить. Со временем художники, которые перемещались в наш регион, здесь осели. Потом они стали собственниками этих помещений. То есть сейчас два общежития, о которых я говорю, не принадлежат фабрике, но коммуникативно они связаны с нашим производством: мы подаем туда электричество и вынуждены содержать котельные, которые отапливают эти дома. Однако дело еще и в том, что электроэнергия для фабрики стоит около 8 рублей, а для жилого объекта - на три рубля дешевле. То есть нам приходится переплачивать за каждую квартиру.
Жильцы домов зависят от предприятия и в вопросах отопления: я не могу позволить им замерзнуть, но для фабрики это лишнее бремя и она несет убытки. Мы должны содержать два котла, восемь человек кочегаров, компенсировать серьезные теплопотери, которые РСТ записывает на счет предприятия. Я готов передать эти котельные городу, но они их не берут на баланс: там уже нет подобных систем отопления и управляющие компании несут убытки а не доходы. Сейчас мы все вместе с главой Нововятского района обсуждаем возможности выхода из сложившейся ситуации.

Сами строения фабрики в каком сегодня состоянии?
— Они нуждаются в капитальном ремонте. Ввиду того, что фабрика расположена в болотистой местности, здания сильно подвержены износу. Прежний директор давно не проводил здесь орошения каналов: это нужно было для того, чтобы слив воды огибал предприятие. Сейчас из-за скопления влаги мы испытываем большие неудобства: здание котельной начало проседать и разрушаться.
Откуда можно взять средства на решение этих проблем? Только кредитные ресурсы. Но с учетом нынешних ставок мы понимаем, что это может привести к банкротству. Да, сегодня работает система выдачи льготных займов при поддержке городского бюджета, но они ограничены суммами в 2-3 млн рублей. А мне нужно минимум 10 млн на все нужды фабрики. Поэтому сейчас мы пытаемся наладить хороший сбыт, чтобы «Сувенир» вернул былую славу и выпуск его продукции увеличивался.

Куда будете реализовывать матрешки?
— Мы понимаем, что матрешки сегодня — это не товар первой необходимости, но это визитная карточка России для всего мира. Ритейлеры же просят, чтобы мы устанавливали низкую цену на свою продукцию: это связано с высокими арендными ставками в Российском туристическом кластере. Такой подход душит любых производственников: они покупают буханку хлеба за 10 рублей, а выставляют на прилавок магазина за 30. Их цель — заработать с продаж и если они хотят — делают 200% наценки, а могут — и все 300, забывая о том, что товары НХП не должны облагаться НДС. Сейчас около 30-40% от стоимости матрешки в рознице – это ее себестоимость. Если предприятие молодое, то этого хватает, а старому и изношенному этого мало. Наш механизм нужно постоянно поддерживать. А сейчас в этот вопрос «подмешалась» и политика, и ситуация в стране: все это отразилось на производстве не в лучшую сторону.


 
Сколько человек сейчас работает на фабрике и какой у вас объем производства?
— На предприятии трудится 155 человек, в лучшие годы тут числилось до 300 работников, из которых 250 были художниками. Сейчас у нас около 120 художников, которые выполняют весь производственный цикл. Мы сохранили старую конвейерную роспись, которая позволяет производить матрешку один в один. Это делается для того, чтобы было понятно - игрушка фабричная. На этот год у нас запланирован выпуск более 150 тысяч изделий, тогда как в прошлом году мы произвели порядка 84 тысяч матрешек. Мы стараемся за счет в том числе и собственных инвестиций увеличивать объем производства, чтобы получать на рынке хорошую цену. Известно, что чем меньше предприятие производит продукции, тем дороже она стоит. Нам в любом случае приходится платить за содержание зданий, аренду, коммунальные платежи, зарплату штату и т.д. Все это большие расходы.

Ваше предприятие - одно из немногих в кировской отрасли НХП, которое дотируется из федерального бюджета.
— Да, в федеральной программе по субсидированию отрасли НХП находится более 60-ти предприятий. Четыре из них — кировские. Но недавно были приняты изменения в этой системе: дотации теперь можно будет получать раз в месяц, а не раз в год, как раньше. И сейчас для того, чтобы воспользоваться этой программой, мы собираем все необходимые документы. Насколько они большие, я точно не знаю, но копейка рубль бережет: этими вопросами  у нас занимаются юристы и экономист. В любом случае, это нужная помощь.

Недавно все кировские СМИ написали о вашей фабрике и о том, что теперь вы будете создавать для Китайского парка матрешки в виде панд. На каком этапе сейчас ваше соглашение?
— Я выражаю благодарность администрации за то, что они нашли возможность меня туда пригласить и познакомить с китайскими предпринимателями. В Сычуани работает единственный во всем мире парк панд, поэтому у нас возникла идея создать матрешку-панду. В самом Китае тоже производятся матрешки, но они не очень красивы и качественны. Не знаю, зачем они это делают: ни одному китайскому станку не повторить перо художника. Поэтому нашей матрешкой они живо заинтересовались.

Зато ваша ручная работа, наверное, очень дорогая по сравнению с их фабричной?
— Это не так. На самом деле мировой кризис и рост валют отодвинул Китай с сувенирного рынка России. Наша страна стала конкурентоспособной по ценам, так как китайская экономика в большей степени привязана к доллару. И если сегодня китайская фабричная матрешка стоит около 10 долларов, то у нас ее можно произвести в ручную всего за 5.
Но надо иметь ввиду и то, что китайский рынок сбыта огромен, а мы не можем произвести такое большое количество матрешек. На данный момент мы сделали их предприятию интересное коммерческое предложение и ждем ответа. Китайские партнеры очень долго думают, принимая какое-либо решение. Они никуда не спешат. Конечно, если мы в итоге подпишем контракт на поставку панд, это будет очень хорошо. Мы обеспечим действующих людей работой, а также сможем привлекать новых художников и увеличивать объемы производства.

А необходимые кадры сегодня в городе есть? И какова у вас средняя зарплата на предприятии?
— Это для нас больная тема. Нам не хватает специалистов на производство. Токарей, например. Художники пока есть, но с многомиллионными заказами мы не справимся. В процессе создания одной матрешки принимает участие около 20 человек.
В среднем у нас на фабрике люди зарабатывают около 20 тысяч рублей в месяц. Но многие работают сдельно и их заработок может доходить и до 40 тысяч рублей. Мы выполняем и социальную функцию — у нас работают люди с ограниченными возможностями. Текучки нет. Я жду, когда город снимет с нас дополнительную нагрузку в виде котельных и можно будет направить высвобожденные средства на повышение зарплаты.

Какие еще проблемы сегодня есть на фабрике?
— Мы сильно ограничены в сырье. Больше всего нам для матрешек подходит липа, но она уже почти вся вырублена в округе. Если же мы покупаем березу, то большую ее часть нам просто приходится сжигать как отходы. Из-за этого мы несем большие потери. Еще сегодня нам достаточно большую конкуренцию составляют «кустарщики»: налогов они не платят, людей не оформляют, а ритейлерам поставляют изделия в виду дополнительных финансовых издержек на более выгодных коммерческих условиях. Эти производства слишком маленькие, чтобы налоговой было интересно проверять  у них лицензии и патенты. Многие мастерицы у себя дома изготавливают матрешки и продают их своим знакомым и друзьям. Это пока никак нельзя пресечь.

Чиновники надеются, что в скором времени кировские товары НХП можно будет увидеть в сувенирных магазинах таких больших городов, как Казань, Москва, Санкт-Петербург. Однако президент ВТПП Николай Липатников утверждает, что эта затея малоприбыльна. Как вы считаете?
— Ничего подобного. Это очень выгодно. Мы, например, ведем переговоры с Санкт-Петербургом, Астаной, Казанью, Сочи, Крымом. Надеемся, что во всех этих местах будет представлена продукция нашей фабрики. Но надо понимать, что сувениры мы будем расписывать под них. Мы можем создать любую матрешку, с любым рисунком, какой нам закажут, в этом наш плюс.
В целом, я считаю, что мы не имеем права забывать то, чем гордится наша фабрика. И дело не только в том, что наши корни уходят глубоко в историю, мы изготавливаем экологически чистый и полезный для ребенка продукт.

Поэтому у вас появилась идея о создании музея?
— В том числе. Это будет не тот музей, в котором можно разглядывать экспонаты: мы хотим рассказать об истории фабрики, о видах росписи, кроме того, мы планируем проводить мастер-классы, показать на базе музея весь технологический процесс создания матрешки, воссоздать художественную школу. Такую цель мы поставили себе на текущий год. Для этого будет построено новое здание в стиле русского традиционного зодчества на месте старой столярки.

Если у фабрики нет денег, на какие средства будет создаваться музей?
— На частные инвестиции, на деньги собственников.

То есть на ваши средства? Для чего вам, предпринимателю из Москвы, это нужно?
— Мы получили эту фабрику в наследство от отца. Андрей Юрьевич Куляшов купил это предприятие в сложном 1998-ом году. Тогда, во время дефолта, она просто загибалась и совет директоров решил продать пакет акций. Мой отец с радостью инвестировал сюда свои средства и у него было много планов, как развивать фабрику, потому как он с трепетом относился к истории и искуству. Но в начале этого года он скоропостижно умер и все производство унаследовали мы — его семья. Я два года назад начал вникать в дела фабрики, помогал в решении каких-то вопросов, а сейчас погрузился в весь процесс с головой. Я часто приезжаю в Киров, у нас новый генеральный директор и пока ей нужно помогать.
Что касается музея, то этот проект потребует больших вложений (в районе 5 млн рублей) и окупится не скоро. Но мы должны это сделать, поскольку городу и его жителям это нужно.

Вы полюбили наш город?
— Заметил, как он растет и преображается. Я был здесь впервые два года назад и сегодня в нем многое изменилось. Посмотрите, сколько в Кирове открылось частных музеев: шоколадная фабрика, музей мороженого, художественная галерея и т.д. Это те предприятия, которыми можно гордиться.
Сейчас мы хотим, что все узнали и о нашей фабрике. Ею должны гордиться. К тому же для меня — это память об отце. Фабрика была его любимым детищем.
И честно говоря, я полюбил ваш город, он стал мне родным за столь короткое время.

Беседовала Елена Окатьева
Lena.okatieva@yandex.ru


Досье:

Дмитрий Ларюшкин, председатель совета директоров фабрики «Сувенир».

Дата и место рождения: 20 июля 1980 года, Москва.
Образование: Московский государственный горный университет.
Карьера: Работал на предприятии по изготовлению сувенирной продукции из фарфора, потом ушел в торговую компанию (г. Москва), которая владела крупной розничной сетью. Начинал с простого складского сотрудника и дошел до генерального директора компании.
С начала 2016 года - председатель совета директоров фабрики «Сувенир».
Увлечения: яхты, горные лыжи, мотоциклы, снегоходы, гидроциклы, активные виды спорта.
Любимые книги: «Мастер и Маргарита» М. Булгакова, «Финансист» Т. Драйзера.
Ваш девиз: Боишься — не делай, делаешь — не бойся.

назад


МЫ В СОЦСЕТЯХ


Комментарии пользователей >>
Внимание! Ваш IP-адрес фиксируется. Будьте предельно корректны, уважайте своих оппонентов и их точку зрения.
Пожалуйста введите символы, которые Вы видите на картинке.

Архив номеров

Свежий номер «Бизнес Новости»

«Некогда отдыхать»
«Некогда отдыхать»

Сергей Квашнин — основатель и президент «Ювелирного дома Квашнин» и «Волго – Вятского монетного двора. Долгие годы живя в Кирове, он передает свой бесценный опыт ученикам разных континентов. И знает, в чем сила государства.

  77

МУПам сменили топ-менеджеров

Доходы кировских МУПов выросли вдвое. Для «перезагрузки» проблемных муниципальных предприятий назначили новых руководителей.

  74

Здесь рыба есть

Реально ли в Кировской области заработать на разведении рыбы, насколько это дело хлопотное и запрещена ли платная рыбалка? Об изнанке аквакультуры шла речь о очередной программе «Разворот на бизнес» (16+)

  70

План для генплана

Разработчики генплана Кирова представили концепцию пространственного развития города. «Бизнес новости» выяснили, какие идеи предложил подрядчик и каким может стать наш город через 20 лет.

  69