Григорий Галицких

Коллекторский фильтр

06.02.2017  1023

Уже в течение этого года коллекторский рынок должен серьезно почиститься: уйдут многие из тех, кто работает «по-черному». Так считает учредитель «ГК Финансовые услуги» Григорий Галицких — он первым в Кирове официально зарегистрировал коллекторскую организацию и внес ее в госреестр.

Григорий Александрович, ваша компания стала первой зарегистрированной в нашем регионе организацией, основной вид деятельности которой — возврат просроченной задолженности. Методы коллекторских агентств по выбиванию долгов в последнее время благодаря СМИ у всех на слуху. Удается ли вам создавать другой имидж этому виду бизнеса?
— Да, наша компания с момента основания в 2012 году делает все, чтобы иметь безупречную репутацию и изменить отношение общества к работе с долгами. На 90% мы работаем с цессионными портфелями банков: наша организация аккредитована практически при всех крупных розничных российских игроках, постоянно участвует в тендерах по продаже проблемных активов, выкупает их, далее или ведем переговоры, или осуществляем принудительное взыскание (суд, взаимодействие с приставами). Все истории про клей в замках и роспись подъездов – не про нас. До 1 января 2017 года мы опирались на Гражданский кодекс, арбитражное законодательство, законы о потребительском кредите и персональных данных. А с 2017-го к этой базе добавился еще 230-й федеральный закон о защите физических лиц при взыскании задолженности.

Вы больше работаете с физическими лицами или бизнесом?
— Больше половины нашего портфеля — долги физических лиц, и примерно треть — юридических.

В связи с принятием нового закона получится ли полностью избавиться от злоупотреблений в сфере возврата долгов?
— Это однозначно поможет очистить рынок, и этот процесс уже начался. В каждом регионе России в прошлом году было в среднем по десять локальных коллекторских агентств или тех, кто называл себя так. Они, как правило, не участвовали в жизни профессиональных сообществ, не вступали в «Национальную ассоциацию профессиональных коллекторских агентств» (НАПКА), на которую приходится 90% рынка работы с долгом. Они существовали сами по себе — на всю Россию это примерно 800 компаний. За первый месяц действия закона в государственном реестре зарегистрировались только около 50 организаций, почти все из них члены НАПКА. Мне кажется, их всего будет не более ста в стране. Соответственно, пока весь остальной рынок так и остался абсолютно черным. Я надеюсь, что в ближайшее время совместными усилиями регулятора -  ФССП - и контрольного комитета Ассоциации нам удастся почистить рынок от такого рода игроков, которые не приносят никакой пользы, но наносят колоссальный вред.

Насколько я понимаю, в госреестр должны войти только организации, основной вид деятельности которых — возврат просрочки. А что будет с отделами безопасности банков?
— Новый закон в полной мере (в части стандартов общения с должниками, количества звонков и т.д.) распространяется и на банки. Потому что не важно, кто позвонит клиенту в четыре утра (банк, коллектор или МФО) — это нарушение. Исключения из правил в законе указаны. Банков среди них нет. Я считаю, что Банк России мог бы частично контролировать и эту часть банковского бизнеса. Возможно, чтобы окончательно убедиться в неисключительности банков, потребуются какие-то поправки в профильные законы. Просто банки сейчас вызывают меньше раздражения, чем микрофинансовые организации и коллекторский сектор, поэтому их это пока явно не коснулось.

На МФО этот закон распространился?
— Да, и в нем есть отдельная часть, касающаяся внесения изменений в само законодательство о МФО. Поэтому количество запросов на взыскание и продажу долгов от МФО с начала года возросло кратно. Я думаю, владельцы большинства микрофинансовых организаций поняли, что слишком сложно создавать и регистрировать свое коллекторское агентство, поэтому они переориентировались в сторону открытого рынка.

По данным ОКБ кредитный портфель банков России по итогам 2016 года вырос на 3%. В то же время в 2016-м по сравнению с предыдущим годом темпы прироста задолженностей резко пошли на убыль — втрое. На ваш взгляд, о чем это говорит? Выросло качество кредитов? Банки стали работать осторожнее? Или экономическая ситуация исправляется?
— Рынок кредитования физлиц далек от докризисных темпов роста и вряд ли к ним вернется в ближайшее время. Что касается просрочки: банки за последнее время научились лучше оценивать кредитоспособность людей. Это привело к тому, что «плохие» кредитные портфели были выведены с балансов, а новые оказались лучше по качеству. Также мы видим, что объем рынка продаваемого долга не снизился; последние пять лет он растет, например, с 2014 по 2016 гг – с 290 до почти 500 млрд рублей. Объем предложения просрочки на агентское взыскание тоже достаточно большой, что говорит об одном: банки сами с ней не справляются и вряд ли будут это делать, потому что это не входит в их компетенцию. Их основная задача — правильно оценить риски выдачи кредита и обеспечить инфраструктуру его погашения. Я думаю, что рынок долгов будет продолжать расти. Он, возможно, по-другому структурируется: появится больше долгов МФО, увеличится задолженность юрлиц. По физическим лицам должны произойти качественные изменения, в связи с чем возврат долга будет осуществляться менее стрессовым для них, но более эффективным для рынка способом. Деньги будут возвращаться в экономику. В целом это должно позитивно повлиять на нее и я надеюсь, что в итоге начнет восстанавливаться потребительский сектор. Не секрет, что сейчас та часть ресурсов, которую население могло бы тратить на потребление, заморожена в долгах, и банки не готовы кредитовать людей, не освобожденных от них.

А вам как-то помогает или будет помогать закон о банкротстве физлиц, который действует уже больше года?
— Многие думают, что закон о банкротстве физических лиц помогает человеку не платить по долгу. На самом деле закон этот позволяет использовать текущее имущественное положение должника, чтобы удовлетворить часть требований кредитора и обозначить данного человека как банкрота, тем самым поразив его в некотором количестве гражданских прав. Разумные люди, как правило, подписывают мировые соглашения, лишь бы не становиться банкротами. Поэтому я бы сказал, что наличие такой цивилизованной процедуры как банкротство — скорее плюс, чем минус. Правда, не обязательно тратить время и силы на банкротство, чтобы получить списание части долга. На самом деле с коллектором договориться намного проще. В отличие от банка, мы всегда готовы пойти на встречу с точки зрения удлинения срока выплаты долга, сезонности графика, списания, например, части процентов. Иногда предлагаешь это должнику, а он говорит: «Я сейчас вообще пойду в банкроты и начну жизнь с чистого листа». Однако, когда он понимает, как это реально работает, то возвращается и подписывает мировое соглашение. Да и посмотрите статистику – сейчас процент списания долгов по банкротствам очень низок. На всю Россию открыто всего около 24 тысяч дел, из которых более 17 тысяч — реализация имущества, а около 7 тысяч дел - реструктуризация. В общем, списания где-то на уровне погрешности. В мире, кстати, это также работает.

Минфин заявляет о необходимости девальвации рубля, считая его нынешний курс завышенным. Каковы могут быть ее последствия, на ваш взгляд?
— У нас нет валютных обязательств и активов — мы работаем в рублевой зоне. И у наших должников в большинстве случаев все кредиты взяты в рублях. Поэтому для коллекторского сектора в целом это не будет иметь значения. Но если посмотреть с точки зрения личного бюджета каждого гражданина и нашей компании, то часть расходов у всех, безусловно, подрастет. Должники лишатся возможности быстрее справиться со своими обязательствами, а рентабельность нашего бизнеса станет ниже. Это, конечно, не очень хорошо, но и не драматично.

По профессии вы журналист-международник, пять лет работали в деловых СМИ, потом занимались рекламой и пиаром в банковской сфере. Почему решили пойти в бизнес?
— Как и все — заработать. И при этом есть особый драйв от того, что ты вместе с коллективом создаешь нечто — компанию с рабочими местами и результатом, с нуля, приносишь пользу экономике, делаешь все правильно.

Вы, кстати, фильм «Коллектор» с Хабенским смотрели? Поделитесь впечатлениями.
— Большая часть этого фильма с точки зрения сюжетов о должниках — чистая правда. Он снимался при поддержке членов Ассоциации и его создатели серьезно вникали в то, что происходит на нашем рынке. Но, конечно, так, как делает Хабенский, «белый» рынок не работает. И зарплат у нас, к сожалению, таких нет. В целом мне фильм понравился и я оценил всю сложность той роли, которая досталась Хабенскому. Он интересный актер. Уверен, что благодаря 230 закону скоро таких историй в реальности не будет.

Елена Окатьева
Lena.okatieva@yandex.ru

Досье
Григорий Александрович Галицких, заместитель генерального директора по развитию бизнеса «ГК ФИН», член контрольного комитета НАПКА.

Дата и место рождения: 7октября 1980 года, г. Киров.
Образование: высшее.
Карьера:
1999-2004 — корреспондент, редактор отделов в нескольких деловых СМИ;
2004-2015 — работа в банках в области PR, развития бизнеса, управления проблемными активами;
2015—- замгендиректора «ГК ФИН».
Семейное положение: женат и отец двух дочерей.
Увлечения: рыбалка.
Любимые фильмы: сага «Звездные войны».
Любимая музыка: под настроение: от классики до хип-хопа.
Любимая литература: люблю художественную литературу на исторические сюжеты, например, «Обитель» Захара Прилепина и «Тобол» Алексея Иванова
Секрет успеха: Каждый день делать свою работу и делать ее на все 100%.

Вопросы от читателей
 

Андрей Садков, основатель юридической компании «Профит»:

Когда коллекторы перестанут лить клей в замки, писать в подъездах, угрожать и т.д? Будут ли коллекторские организации исполнять новый закон и предписания к нему?
— Перед рынком стоит задача определиться с примерно 700 компаний. По срокам эта работа займет не меньше года. Надо понимать, что далеко не все из них «негодяи». Кто-то просто работает в другом сегменте. Нужно отделить зерна от плевел, а также провести проверку по корректности обращений со стороны должников и граждан. Это большой труд. Ассоциация, которая ставит себе целью цивилизованное развитие рынка работы с долгом, только за прошлый год обработала более 4 тысяч жалоб по всей стране. Они в основном касались не ее членов, но мы их отрабатывали. Сейчас, с появлением нового закона, количество жалоб еще возрастет, ведь появился дополнительный механизм контроля, о котором узнали люди.
В целом, белые коллекторы заинтересованы в том, чтобы как можно быстрее научить весь рынок работать легально. Ведь к нам гораздо проще прийти с проверкой: я плачу налоги, у меня есть фактический адрес, я зарегистрирован в реестре. Найти меня регулятору гораздо легче, чем какого-то безымянного товарища с битой и «коктейлем Молотова». Так что, чем быстрее легальная часть рынка продемонстрирует ФССП умение работать по №230-ФЗ, тем быстрее внимание регулятора и правоохранителей переключится на реальных нарушителей.
 

Александр Сергеев, предприниматель:

Среднестатистический коллектор — каков он? Какие люди приходят к вам работать?
— Как правило, это бывшие работники финансового сектора, банков и страховых компаний, а также выходцы из службы судебных приставов. С точки зрения эффективности, как это ни парадоксально, девушки более результативны в нашей сфере. Причем девушки, имеющие жизненный опыт, несколько лет карьеры за плечами. Вчерашние студенты не выдерживают наш ритм работы. Все потому, что основная ее часть (если не брать судебную составляющую) — это непростые переговоры. Наш бизнес-процесс выстроен не на том, чтобы «достать» человека звонками, а на умении вникнуть в ситуацию и договориться о том, как он будет решать свою проблему. И у девушек, особенно если у них уже есть семья и дети, это получается лучше всего.
 

От автора

Что мы знаем о коллекторах? Что это грозные ребята, которые, как минимум, развешивают листовки в подъездах, а как максимум — угрожают должникам и поджигают их машины. Григорий Галицких рассказал, как бывает по-другому. Он сумел сделать это просто, доступно, местами с юмором. И на этот рынок захотелось взглянуть с другой стороны.

Система Orphus
назад


МЫ В СОЦСЕТЯХ


Комментарии пользователей >>
Внимание! Ваш IP-адрес фиксируется. Будьте предельно корректны, уважайте своих оппонентов и их точку зрения.
  • Антон, 16.02.2017, 15:14
    100 тыс - чтобы занесли в реестр, + активов на 10 млн - так можно заниматься этой деятельностью. И откуда у этого мальчика стока денег, тем более что особой прибылью, если честно работать тут и не пахнет. Ответ: или папа богатый или у банков на побегушках.
    ответить
Пожалуйста введите символы, которые Вы видите на картинке.

Архив номеров

Свежий номер «Бизнес Новости»

Вне «серого» поля
Вне «серого» поля

Основной поток жалоб в трудовую инспекцию — на зарплаты и пособия. О ситуации с защитой прав работников «БН» рассказал глава Гострудинспекции в Кировской области Александр Бердинских.

  622  6

Градусы идут в Сеть

Скоро алкоголь можно будет купить через интернет вполне законно. Какому рынку это даст развитие: сегменту дорогих вин, как надеются чиновники, или развяжет руки нелегалам?

  472  1

Эффект памяти

Чем запомнилась минувшая семидневка Константину Кропаневу, исполнительному директору компании «АЖИО-финанс»?

  429

Страшный вызов

Писателя Алексея Иванова на Вятке любят. В библиотеке им. Герцена яблоку негде было упасть на встрече с ним.

  602  2


Гастроли Театра им. Качалова в Кирове!

Казанский академический русский Большой драматический театр им. В.И. Качалова — один из крупнейших драматических театров России.

  436

«Вятка Банк» – один из ведущих экспертов по валютному законодательству в регионе

В рамках форума «Предпринимательство на Вятке» в Учебно-деловом центре Вятской ТПП прошел семинар по внешнеэкономической деятельности (ВЭД).

  295

Энергоночь2017: Музей истории энергетики Кировской области посетили почти 1500 гостей

20 мая 2017 года, в день всероссийской акции «Ночь Музеев», Музей энергетики Кировской области распахнул двери для кировчан.

  185