Охотник на тропе бизнеса

Вятскополянский предпринимательский климат кажется более мягким, чем кировский: и на налоговую бизнес там не сердится, и власть не ругает, и даже частные музеи открывает. Или это единичный случай особого оптимизма?  Об этом в интервью «БН» рассказал Валерий Смолюк, директор группы компаний «Метелица».

14.05.2017  872

Валерий Смолюк.

Вы – один из представителей бизнеса 90-х. Как и чем решили рискнуть в то время?
– Нужно было думать о том, чем кормить семью, как растить детей. Мне поступило предложение принять участие в совместном бизнесе от ребят, с которыми я учился в Кирове. Они начали заниматься мехом, шить головные уборы. Семья мне сказала тогда: «Ни в коем случае, как ты можешь уйти со стабильной государственной службы неизвестно куда!». Я был инспектором по охране животного и растительного мира и председателем общества охотников и рыболовов, но решил написать заявление об увольнении и встать на тропу бизнеса.

Отчасти с семьей можно согласиться - опасно было в то время.  
– Было очень много разных моментов. Я встал на рынок, когда меховыми изделиями торговали только дагестанцы: поставил стол, палатку и начал продавать. Когда мои родственники приходили со мной и вдруг видели кого-то из знакомых, они прятались за палатку, чтобы их никто не узнал. Стеснялись моей деятельности. Конечно, со всех в то время собирали дань. Но мне удалось договориться и я ни разу никому ничего не заплатил.  В то время сырье завозилось из стран Прибалтики, Белоруссии, шилась продукция в Кирове. Когда я понял, что спрос на меха большой, начал ездить в близлежащие города, потом организовывал выездную торговлю в Татарстане, Башкирии. В 2003 году у меня получилось взять в аренду помещение, и я открыл первый магазин. С этого начался новый этап бизнеса.  Сегодня у нас уже 18 торговых точек по России: в Кировской области, Башкирии, Татарстане, Удмуртии и Костромской области. В Кирове же компания под названием «Метелица» - наши партнеры, с которыми мы начинали - разделилась позднее на три другие.
 
Что сегодня есть в ваших магазинах?
– Сначала мы специализировались только на меховом сегменте. Сейчас же, если говорить о торговле, мы продаем разную верхнюю одежду и аксессуары (сумки, шарфы, тапочки и т.д.). Кроме того, у нас есть и свое производство – компания «Фабрикант», которая занимается пошивом не меховой и меховой одежды.

А как вы решились на создание собственного производства? В наше время это слишком затратный процесс, как утверждает большинство предпринимателей.
– Да, 2-3 последних года для меховщиков были непростыми: кто-то сокращался до минимума, кто-то пытался уйти от налогов. Нужно выстраивать свою стратегию: знать, у кого ты покупаешь сырье (конкурентно оно или нет), где продаешь товар, с какими партнерами работаешь (надежные они или нет). Если все делается на авось, то возникают проблемы. Я не скажу, что мое производство широко поставлено, но даже я столкнулся с большими проблемами, когда мне нужно было найти кадры: швей, дизайнеров, технологов. Я понимал, что вкладываю много, а получается не все. Но предприятие живет, сегодня ему уже пять лет и скоро оно даже переедет в другое помещение. Кроме того, уже есть люди, которые просятся к нам на работу. Всего же у нас трудится 25-30 человек.

Этот бизнес рентабельный?
– Да, сейчас производство прибыльно, хотя еще не рассчиталось со мной, как с инвестором.

В этом году весь меховой бизнес должен был включиться в систему особого госконтроля – чипирование продукции. У многих предпринимателей это вызвало некую панику. Как на данное нововведение отреагировали вы?
– Мы включились в процедуру, прошли все ее этапы. А после этого открыли еще одно производство меховых изделий.

То есть вы остались в плюсе? А другие предприниматели жаловались на упущенные прибыли.
– Мы заранее были к этому готовы, наши юристы прорабатывали вопрос досконально, и мы четко понимали, как будем входить в данную процедуру. Это, конечно, стоило денег. Оборудование и «чипирование» уже имеющейся продукции обошлось нам, например, в 1,5 млн рублей. Сейчас же мы только «чипируем» нашу продукцию: один чип стоит порядка 30 рублей.

Почему тогда другие предприниматели ругали эту инициативу?
– У нас все привыкли к тому, что любое нововведение должно вызывать противоборство. Но надо понимать, что это действует во всех развитых странах. У нас же подобная система уже работает на алкогольном рынке, в меховой отрасли, а потом планируется внедрить ее и в другие сегменты торговли. Самая большая сложность состоит в том, чтобы в компании были специалисты, которые могли бы правильно понять и пройти данную процедуру. У предпринимателей, которые вели свой бизнес не на должном уровне, у кого даже не было нужного штата, и возникли сложности.

Вы лично за подобные нововведения?
– Да, государство должно увеличивать налогооблагаемую базу. Но я понимаю, что правительство должно ориентироваться и на конкретную ситуацию в стране. Когда в экономике кризис, предпринимателям и так нелегко, поэтому данное нововведение оказалось несвоевременным. Да, было много дискуссий на тему того, от кого шла подобная инициатива: от самого государства или тех меховщиков, которые хотели устранить конкурентов. Но все уже сделано и сейчас ничего не изменить.

Вам стало легче работать на рынке?
– Да, рынок стал чище. Если взять «выездные бригады» (тех, кто ездит с шубами от Мурманска до Владивостока), их стало в разы меньше. Они, как правило, сокращают сроки разъездов, или вообще закрываются.

А цены сильно выросли?
– Стоимость шуб выросла, но не из-за чипования, а в связи с общими тенденциями на меховом рынке и скачка доллара. Если еще в прошлом сезоне норка стоила дешево и люди активно ее покупали, то теперь, когда доллар вырос, она стала многим не по карману. Цены в целом увеличились в 1,5-1,7 раза. Сейчас рынок сыграл на понижение, сырье стало дешевле, но появилось чипование. В итоге цены снова выросли процентов на 10.

На ваших предприятиях и магазинах кризис, судя по всему, не очень сказался?
– Кризис повлиял в первую очередь на потребителях: они не могут позволить себе те изделия, которые раньше покупали и переходят на более дешевые меха — мутон, например. Мы же изначально поняли, что нам не продать те же объемы, что мы реализовывали раньше и вынуждены были провести оптимизацию. Часть персонала сократили, а часть – перевели в другие структуры, принадлежащие нам же.

И санкции тоже не сильно сказались?
– Они повлияли разве что на работу с Украиной. Предприниматели оттуда даже пытались пройти через границы, чтобы предложить России свою продукцию. А что касается других стран, то санкции, в основном, коснулись новых технологий, военного оборудования. У нас же только меха.

Сколько человек сегодня у вас работают?
– Всего более 150. У нас группа компаний: одни занимаются реализацией, другие — производством, третьи — гостиничным бизнесом, четвертые — работают в области туризма.

Целый холдинг. Налоговая к вам не предъявляет претензий?
– Было такое: нас пытались «подвести» под средний бизнес. Когда компании взаимосвязаны, нужна особая ответственность. Юридически у нас оформлено все верно: мы привлекали  специальную группу аудиторов, которые посоветовали нам, какие изменения необходимо провести, чтобы все соответствовало закону.  Нет ничего плохого, что я являюсь учредителем предприятия, которое помогает развитию какого-либо социального сегмента —  школы английского языка, например. Как ее можно включить в производственный холдинг? Конечно, у налоговой — свои инструкции, но когда начинаешь объяснять, они понимают. Поэтому разногласий у нас нет — мы работаем.

И у вас никогда не возникало желания «сбежать» и зарегистрировать бизнес в другом регионе?
– Этот вопрос, наверное, встает у тех предпринимателей, которые неправильно строят бизнес или специально хотят покричать о том, что уходят. У меня таких мыслей не было. Да, однажды одного моего знакомого начали проверять так часто, что он решил перерегистрироваться. А я тогда подумал, что это ему даст: люди здесь, производство здесь. Может быть, можно договориться? Если заплатил налоги, то чего бояться. В любом случае есть суд, который все прояснит.

Наверное, вам помогает то, что вы — известный в городе предприниматель и участвуете во многих благотворительных проектах.
– Конечно, все меня знают, город у нас маленький.  И налоговая идет чаще всего к тем, кто на виду. Про тех, кто в тени, редко вспоминают. Главное, чтобы проверки не мешали процессу работы. Если нашу бухгалтерию остановить хотя бы на неделю, можно упустить определенную выгоду. Поэтому надо уметь договариваться. И, конечно, если меня в чем-то будут несправедливо обвинять, я стану защищаться.

На одном из ваших творческих проектов остановимся подробнее. «Музей шляп» оправдал те цели, которые вы перед ним ставили?
– Создание музея в провинциальном городе — проект больше социальный, чем коммерческий. Находясь в больших столицах, где туристы ходят толпами, я понимал, что окажись музей на их пути, он бы давно полностью себя окупил. Но у нас совершенно другая ситуация. Да, в определенные месяцы музей бывает рентабельным, но, конечно, в целом дохода не приносит.  При этом мы делаем все для того, чтобы наша коллекция пополнялась, создаем интересные программы, дополнительные проекты. Я бы очень хотел, чтобы наш город стал привлекательным для туристов: у нас несколько музеев, мы устраиваем фестивали. К слову, Рио-де-Жанейро тоже не сразу стал популярным. Поэтому и я верю в то, что наша инфраструктура когда-нибудь станет лучше и люди в Вятские Поляны поедут.

После ваших путешествий вы не раз говорили в интервью, что больше всего любите Россию. Почему?
- Мир очень красив. В Исландии, например, очень интересно, здорово, Австралия – уникальная страна, а в Нью-Йорке я прожил две недели и ничем не вдохновился. И в любой точке земного шара мы всегда думали о нашем городе. Мне здесь хорошо, все родное. Я люблю путешествовать, часто езжу в разные страны мира. Но я всегда хочу вернуться.

Елена Окатьева
lena.okatieva@yandex.ru


Досье:
Валерий Иванович Смолюк, директор группы компаний «Метелица» (г. Вятские Поляны)

Дата и место рождения: 22 сентября 1966 год, Вятские Поляны.
Образование: высшее (биолог-охотовед).
Карьера:
1984-1986 — служба в армии;
1986 — 1992 — учеба в Кировской сельхозакадемии;
1992 — 1997 — инспектор по охране животного и растительного мира;
с 1997 года — индивидуальный предприниматель (сегодня в группе компаний меховой бизнес — магазины и производство, туристическое агентство).
Увлечения: охота, активные виды спорта (футбол, волейбол), парапланы, стрелковый спорт, конный спорт.
Книга, которую сейчас читаю: А. Торик «Флавиан»
Любимая музыка: бардовская музыка, В. Цой.
Любимая кухня: морковка по-корейски, капуста, борщ, пельмени, конская колбаса.
Девиз: их несколько: «Сохрани порядок, и порядок сохранит тебя». «Никто, кроме нас». «В команде — вся сила».

От автора:
От Валерия Ивановича исходит особая энергия — светлая, добрая. Даже когда он не улыбается, его глаза всегда улыбаются. Он сразу согласился на интервью, очень переживал, что не успевает к определенному времени и сам несколько раз перезванивал, извинялся. Но в итоге приехал к нам в редакцию и был очень прост в общении. Редкий человек.
 

назад


Читайте также:

25.06.2017    Санкции не скажутся на работе
Наложение санкций никак не скажется на работе завода «Молот-Оружие». Такое мнение «Первоисточнику» высказал президент ВТПП Николай Липатников. (3)
23.06.2017    Рабочим не выплатили зарплату
360 тыс. рублей долгов по зарплате накопило предприятие «Сосновский судостроительный завод» в Вятских Полянах. (6)
21.06.2017    Владимир Путин продлил полномочия бизнес-омбудсмена Бориса Титова
Уполномоченный при президенте по защите прав предпринимателей Борис Титов продолжит свою работу на прежней должности. Соответствующий указ за подписью Владимира Путина опубликован на официальном портале правовой информации.
МЫ В СОЦСЕТЯХ


Комментарии пользователей >>
Внимание! Ваш IP-адрес фиксируется. Будьте предельно корректны, уважайте своих оппонентов и их точку зрения.
  • серж, 14.05.2017, 21:21
    бред не стрелянного воробья- сегодня он работает на упрощенке и на патентах естественно налогов не надо платить , завтра налоговая соберет в кучу производство и все магазины, насчитают выручки больше 120 млн в год и ввалят ндс, тогда его песни о хорошей налоговой сменятся воплями и закрытием лавочки !
    ответить
Пожалуйста введите символы, которые Вы видите на картинке.

Архив номеров

Свежий номер «Бизнес Новости»

«Не охать!»
«Не охать!»

Каждый должен заниматься своим делом. В этом уверен гендиректор племзавода «Октябрьский» Александр Росляков. В чем еще секреты успешного управления хозяйством и какие проблемы стоят перед аграриями?

  676

Отходы — в деньги
Турецкий инвестор может построить в Кировской области деревообрабатывающий завод. Впрочем, пока к этому сделан только первый шаг. 
  610  6

Под шквалом эмоций

Своими впечатлениями от поездки на матч Кубка конфедераций с «БН» поделилился Владимир Шабардин, уполномоченный по правам ребенка в Кировской области.

  343

Простор для мыслей

Какие книги читает и советует прочитать Елена Кувшинова, директор ремесленного предприятия «Азимут»?

  277  1


Банк «Хлынов» развивает карту «Мир».

В настоящее время банк запустил сервис безопасных платежей в интернете «Мир Accept».

  128

Точно в цель: бизнес Кирова теперь фильтрует SMS-сообщения

Российский бизнес до конца года намерен увеличить расходы на рекламу и продвижение.

  63

Tele2 открывает роуминг на Карибах

Клиентам компании доступна услуга автоматического голосового роуминга и мобильный интернет.

  172

Горбольница «Лепсе»: больше возможностей для пациентов

В июне завершился процесс реорганизации двух медицинских организаций Кирова: к одному из крупнейших городских учреждений больнице № 6 «Лепсе» присоединен «Кировский областной диагностический центр».

  260

В Кирове появилось достойное место для пребывания людей, нуждающихся в присмотре

Сегодня современный человек ведет интенсивную жизнь, ее очень высокий темп порой совсем не оставляет времени на заботу о самых дорогих, любимых и близких людях.

  276