Сергей Оносов

Когда ружья не расчехляют

30.07.2017  440

Сергей Оносов — директор компании «Вятский дом», которая занимается строительством деревянных домов, бань и церквей по всей России. Но разговор наш шел не о домостроении, а о двух его туристических базах (в Кировской области и Ямало-Ненецком автономном округе). В интервью «БН» Оносов рассказал, как привлечь иностранных (и не только) охотников в наш регион и заработать на этом.

Сергей Алексеевич, на вашем строительном бизнесе вы почувствовали, что мы начинаем из кризиса выходить?
— Мое личное мнение: пока никакого ощущения, что кризис заканчиватся. Общее состояние и общества, и бизнеса — достаточно напряженное. Никто никакой активности не проявляет. Все словно замерли и ожидают. И это ощущение ожидания говорит о том, что у нас еще не все благополучно.

Дно кризиса, как заявляют с высоких трибун, мы нащупали и преоделели...
— Мы уже два года «щупаем дно». Все отталкиваемся, да никак оттолкнуться не можем — притянуло-то здорово! И мое мнение, что без чьей-то свежей идеи мы можем еще долго там, на дне, находиться.

Вы много лет занимаетесь деревянным домостроением. А как пришла мысль попробовать себя в сфере отдыха и туризма?
—  Занимаясь строительством, я всегда старался брать объекты, которые находились, скажем так, в неординарных, сложных местах.

Сложные и неординарные места — это какие?
— В Кировской области мы строим очень мало. Мне интересно работать там, где необходимо выстроить логистику, схемы доставки бригад и материалов, обеспечить продуктами и связью. А вообще, если говорить о деревянных домах, я считаю, что их строить нужно не только и не столько для жилья. В этом есть более глубокий, философский смысл. Деревянный дом помогает ощутить себя частью великой истории человечества. 100-200-300 лет назад вся Европа строила из камня, а Русь — из дерева. И жили неплохо, мехами ту же Европу обеспечивали...

Русь деревянная, меха... Предположу, что вы туристическими базами занялись, благодаря вашему увлечению охотой?
— Вовсе нет. Я никогда не увлекался ни охотой, ни рыбалкой. Всегда считал, что сфера деятельности активного человека не должна ограничиваться только одним видом деятельности (на моем примере — строительством). Должен быть какой-то параллельный род занятий, который несколько разгружал бы тебя в моменты, когда устаешь. Пришла мысль: туризм. На Ямале меня в этом поддержали, предложили строительство первой крупной туристической базы в горах Полярного Урала. Эта идея меня очень захватила. Я строил базу по заявке инвесторов. Настал момент, когда у них закончились деньги. База осталась недостроенной. Чтобы она до конца не развалилась, мне пришлось за счет собственных средств ее достроить и начать эксплуатировать. Так появилась база «Варчаты». По сути она стала живой рекламой деревянного домостроения. И от людей, которые отдыхали на базе, в дальнейшем было очень много заказов.

База на Ямале построена из вятского леса?
— Конечно. Все материалы отправлялись отсюда, от леса вплоть до последнего шурупа, гвоздя. На эту базу, к слову, ушло 12 вагонов леса по 60 «кубов». И эти 700 «кубов» 30 человек перетаскали дважды: с большой баржы  на малую (потому что большая не могла подняться по горной реке), а потом с малой — по берегу до 300 метров. И все эти герои — из Кировской области. У меня все бригады из вятских мужиков. Причем, все специалисты: кто в плотницком, кто в столярном, кто в электрическом деле.

Расскажите о вашей базе, расположенной в Кировской области. Здесь все проще устроено?
— База в Даровском районе небольшая, на 10-15 человек. Не скажу, что в плане туризма Кировская область особо интересна. Мы не можем здесь предложить, например, реликтовые леса или горы. Нет у нас и каких-то интересных рек, чтобы организовать необычную рыбалку. Не можем мы, по большому счету, удивить туриста и охотой. Она у нас — как практически по всей России. У нас в регионе природа, можно сказать, стандартна.

Но чем тогда мы можем заинтересовать туристов?
—  Я считаю, что только одним — сервисом. Если его поднять на должный уровень, то турист в Вятский край поедет.  У меня есть опыт работы с иностранцами. Для них в диковинку такие вещи, на которые мы не обращаем внимания.  Например, проехать за рулем на тракторе по такой дороге, которая им и не снилась. Во-вторых, я привлекаю иностранных гостей к работам, например, колка дрова. Показали, объяснили технику безопасности, они пробуют колоть сами. Начинают смеяться, фотографироваться, эмоции зашкаливают! А еще мы гуляем по старой заброшенной деревне, в которой пока сохранились дома с какой-то утварью. Рассказываем гостям через переводчика, что раньше пойдешь в любую сторону от этой деревни — через пару километров выйдешь к другой. Как и во всей области и России, впрочем. На сегодня, допустим, совхоз «Александровский», где я арендую леса под охоту, — там осталось не более 50 жителей в селе. Эх... Все заброшено, поля зарастают... Сказать кому-то, что это 21 век — порой, очень стыдно. А иностранные туристы — они у нас оказываются просто в другом мире, в параллельной Вселенной.

Сложно в Кирове найти специалистов, которые смогут поднять сервис, о котором вы говорите?
—  Кадровая проблема в нашей сфере, действительно, достаточно серьезная. Откуда кадры смогут узнать, как надо работать? Я считаю, что специалисты должны ездить по стране и за границу, обмениваться опытом. Тут сложность: я могу съездить куда-то за опытом, посмотреть, научиться новому. Но, допустим, егеря на базе — не видели этого. И только с моих слов могут воспринять информацию. А чьи-то слова — это как испорченный телефон. Высшее образование, к примеру, человеку дается не для того, чтобы он умным стал, а чтобы научить его работать: с документацией, с книгами. Научить человека добывать нужную информацию и принимать правильное, оптимальное решение. Так и с туризмом.

Но многие эксперты уверены, что в Кирове хорошие вузы, которые готовят профессионалов. Это и переводчики, и егеря, и специалисты в сфере туризма...
— Дело в том, что эти специалисты применительно к нашей сфере должны досконально знать охоту и рыбалку, деревенскую жизнь. К примеру,  выпускник биологического факультета может тебе все схемы, маршруты, тропы животных, учет зверя начертить-написать, что называется, на коленке. Да, он на «отлично» знает животный мир, но зачастую его не научили общаться с людьми. По большому счету, его учат «общаться» с животными. И такой егерь приведет туриста-охотника, посадит его на точку, а потом молчит. Или вообще уйдет. Конечно, есть хорошие егеря, но они не умеют разговаривать с людьми. А туристу важно общение, чтобы егерь показал-рассказал, к примеру, что вот следы лося, там — медведя, здесь стадо кабанов прошло, а там — лисья нора...

Остается — вам самим сотрудников учить общаться. Вы собеседник интересный.
— Да? Спасибо (улыбается). Был у меня случай на Ямале. Приехал к нам на рыбалку генерал. Сила, характер, энергетика от него так и прет. Даже близко подходить к нему страшновато.  Но надо учиться общаться с людьми с разной энергетикой. Я ему говорю: «Товарищ генерал-полковник, у нас закончилась рыба! Но она должна быть, раз приехали на рыбалку». Он пять часов рыбачил! Клева — нет. Дождь. Генерал весь промок, замерз. Предлагаем ему уехать, а он — ни в какую! Говорит: «Я генерал-полковник армии, мне дана команда, пока я не поймаю рыбу — не поеду!». И приехал с уловом! Задание выполнил. Это пример того, что к любому туристу-гостю нужно уметь находить подход.

На Вятку по-прежнему приезжает всего по паре сотен иностранных охотников в год. Как сделать так, чтобы их стало больше?  Про повышение сервиса услышал, что еще можете предложить?
—  Конечно, нужно рекламировать свою деятельность. Но здесь важно понимать и видеть, как это преподнести. В этом отношении предприниматели, считаю, в принципе справляются. Но есть момент заинтересованности общества в том, чем мы занимаемся. Не секрет, что многие думают, что охотничий туризм —  это убийство животных. А я вам могу сказать, что человек, который приезжает к нам на охоту, тратит столько денег, что на них мяса себе может закупить на год вперед! То есть он не заинтересован охотой как добычей. Многие приезжают — даже ружья не расчехляют. Людям важна атмосфера — отрыв от цивилизации, отсутствие сотовой связи, тишина, природа. Наши туристы радуются, когда хлеб достают из русской печки. Я всегда стараюсь, чтобы охотничий туризм сосредотачивался именно на общении. Знаете, как все построено в европейских охотничьих клубах, которые существуют столетия?

Нет, но вы расскажете...
—  Там собираются люди, которые думают в одном направлении. Они имеют свою форму, регалии, традиции, культуру. А у нас этой культуры нет. Наши местные охотники купили путевку, приехали, дичь добыли, отметили. Вот это, я считаю, убийство.

Может быть, другим предпринимателям такие встречи не нужны? И в вас они видят только конкурента, который отнимает «кусок хлеба»?
—  Такой момент, наверное, может присутствовать. Но в конкуренции интереснее работать. Есть стимул развиваться и доказать, что у тебя не хуже, чем у других. Считаю, что все решается в соревновании. Советская система была в некоторой степени правильной: люди состязались, были какие-то планы, которые всегда претворялись в жизнь. Впрочем, сейчас планировать очень сложно. Но все равно, уверен, у человека всегда должна быть идея, мечта. Тогда он живет интересно, работает продуктивно. Тогда он счастлив, счастлива его семья, а в глобальном смысле — счастливо и все общество.

Сколько в Кировской области туристско-охотничьих баз?
— Про регион не скажу, но только в Даровском районе несколько баз. Есть покрупнее, есть более мелкие. Но каждая нашла свою нишу и работает.

А что собой представляет охотничий и рыболовный тур?
— Человек приезжает на базу, два-три дня живет там, чтобы погрузиться в атмосферу. Сходит или на охоту, или порыбачит, или за грибами-ягодами. Потом переезжает на пару дней на новое место. Считаю, что посещение таких баз должно заканчиваться не 5-дневным или 7-дневным туром. Отзыв в душе у туриста должен прийти через некоторое время, когда он уже вернется в свой регион или свою страну. И когда эти воспоминания будут добрыми, в тот момент человек получит настоящее удовольствие. Это эффект, подобный выдержанному вину. Ты его отведал, а потом наступило послевкусие. И если вас снова тянет туда, где вы побывали, значит, это ваше.

И каков процент тех, кто возвращается к вам?
— Большой. Я еще вожу группу туристов — мы сплавляемся. Они устают — не легко проходить пороги, каждый день на берегу ставить палатки, разбирать кухню. Но они не соглашаются просто переночевать у костра. Просто без этой усталости не могут. А какой эмоциональный эффект был, когда мы на берегу с ними устроили походную баню! И когда туристы возвращаются в цивилизацию, они вспоминают экстрим, через который прошли: и как нас выкинуло на порогах, и как в шторм на Оби попали... Этот адреналин дает эффект значимости тебя как мужчины, первооткрывателя. И ты с гордостью можешь сказать друзьям, что, к примеру, пересек горы Полярного Урала, прошел от Воркуты до Салехарда. Это, конечно, не туризм Кировской области, хотя мы и здесь можем устроить сплав по рекам.

Власти поддерживают охотничье-рыболовный туризм?
— В сфере туризма Кировской области я работаю уже 10 лет. За это время ни разу никто из администрации не позвонил. Может быть, крупным организациям для отчета и организуют встречи. Но жизнь небольших охотничьих баз власти не знают. А начать эти же «круглые столы» нужно с «низов», непосредственных руководителей небольших охотхозяйств. Пообщаться с ними. Потом — покрупнее. Администрация Кировской области может проводить не семинары даже, а просто встречи. Чтобы бизнес в нашей сфере общался - кто кого у себя принимал? как организовал? как все прошло?  - и каждый бы вынес из подобных встреч положительный опыт.

Получается, власть не заинтересована в «малышах»...
— Может быть, времени на нас не хватает. А может, и не интересно. Но я считаю, что администрация не должна просто получать деньги из федерального бюджета и распределять их по разным сферам, она должна их здесь, у нас зарабатывать. А охотничье-рыболовный туризм — это перспективное направление рынка туристских услуг. Это новые рабочие места, налоги... Было бы прекрасно, если бы власть нас о чем-то попросила. К примеру сказали бы: «Сергей Алексеевич, вы облагородьте заброшенную деревню в Даровском районе, сделайте там дорогу! И мы будем знать, что к вам можно туристов привезти». Много здесь от власти не требуется. Туристической сфере, чтобы она начала подниматься,  просто нужна политическая поддержка и заинтересованность.

Вы говорите, что вам никто ни разу не позвонил. А сами не пробовали прийти с идеями и предложениями?
— Приходил. Буквально месяц назад я составил бизнес-предложение для Центра развития туризма Кировской области. Отнес свое предложение туда, но бывший руководитель Центра уволилась и уехала в другой город... Но до этого она загорелась нашей идеей, решила ее продвигать. Охотников и рыбаков не только в нашей стране, но и в Европе и мире достаточно! Однако без политической воли в нашей стране любой вопрос не решить.
Так что мы не только говорим, но и делаем. В свое время у меня был написан бизнес-план развития туризма Кировской области. Такой же план я отправлял на Ямал. И мы пытались объединить в плане туризма 3 региона: Кировскую область, Ямал и Ханты-Мансийский округ. Но знаете, как часто бывает... Ты идешь, тащищь эту «телегу», а поддерки нет. Нужно всех ходить убеждать. А администрация что? Провела встречу предпринимателей трех регионов, отчиталась — и все. Тема заглохла. Надо ее дальше толкать, но толкать никто не хочет. Впрочем, думаю, власти рано или поздно к этому вопросу вернутся. Может быть, найдутся более пробивные предприниматели, которые смогут протащить эту идею и претворить ее в жизнь.

Сферу охотничье-рыболовного туризма можно назвать прибыльным бизнесом?
— Безусловно. Но это не сиюминутная прибыль. Это — как урожай вырастить. Сначала надо посадить семена, потом ухаживать, только потом собирать плоды. И тогда урожай обязательно порадует.

Александр Грислис
grislis@mail.ru


Досье:
Оносов Сергей Алексеевич, директор ООО «Вятский дом».

Дата рождения: 20 ноября 1960 г.
Образование и карьера:
1978-1979 гг. - ТУ-12, г. Киров.
1979-1981 гг. - служба в армии.
С 1981 г. - по комсомольской путевке уехал на Ямал, строитель в геологоразведке.
1985-1991 гг. - учеба в Тюменском ИСИ (специальность - «Промышленное и гражданское строительство»).
1992-1993 гг. - мастер, прораб.
С 1994 г. - МП «Арктика» на базе Северного СМУ — директор.
С 1996 г. - директор филиала МП «Арктика» в Кировской области.
С 2005 г. - главный инженер ООО «Вятский дом».
С 2013 г. - директор ООО «Вятский дом».
 

От автора
Сергей Оносов — человек, увлеченный идеей охотничье-рыболовного туризма. У него есть опыт работы с гостями из множества регионов и из других стран. Но он не называет цифр и сумм, которые оставляют в нашем регионе туристы. Зато когда Оносов начинает делиться идеями, как привлечь охотников и рыбаков в Кировскую область, его глаза блестят, он много жестикулирует, вспоминая различные истории из своей практики. А на вопрос: «Какая группа туристов запомнилось больше всего?» отвечает — каждая особенна по-своему.

назад


МЫ В СОЦСЕТЯХ


Комментарии пользователей >>
Внимание! Ваш IP-адрес фиксируется. Будьте предельно корректны, уважайте своих оппонентов и их точку зрения.
Пожалуйста введите символы, которые Вы видите на картинке.

Архив номеров

Свежий номер «Бизнес Новости»

В политику — из бизнеса
В политику — из бизнеса

Как власть привлекает инвесторов и зачем к нам приедет Александр Браверман, в интервью «БН» рассказала и. о. зампредседателя правительства Ольга Куземская.

  421  6

Ремонт на удачу

Скоро почти вдвое должно сократиться число автосервисов. Пока же они только множатся, а некоторые признаются: 30% их прибыли  — за счет элементарного обмана клиентов.

  223

Город без солнца

Примерно 1,5 месяца в году в этом городе светит солнце. Все остальное время Лима, столица Перу, окутана туманом. Это ее своеобразная визитная карточка.

  183

Александр Поветкин: «Поставил цель — и иди к ней»

Киров посетили известные спортсмены: Александр Поветкин и Андрей Семенов. О чем говорил Александр Поветкин на Вятской земле — в подборке «БН».

  206

Джаз на ступенях

В Кирове организаторы фестиваля «Джаз-Вятка» превратили ступени ресторана GAUDI в сцену, а парковку — в зрительный зал.

  164


Василий Сураев: «Готов стать главой города»

Гендиректора «Кировского молочного комбината» и депутата Заксобрания Василия Сураева представлять не надо. Его многие знают как человека, который руководит по-хозяйски, думает на перспективу, говорит прямо и по делу.

  12