На пути к кластеру

От переработки мусора до вакцины от гриппа – на чем могут заработать кировские биотехнологи? Такую тему на прошлой неделе подняли ведущие программы «Разворот на бизнес».

26.03.2018  1241

Эксперты подтвердили: через несколько лет в этой сфере мы сможем снова выбиться в лидеры.

Светлана Занько, главный редактор «Эха Москвы» в Кирове (радио «Киров Град», 16+):

– В конце февраля состоялся визит нашей делегации в Санкт-Петербург по вопросам развития биотехнологических кластеров. Что вас там впечатлило?

Валентин Пугач, ректор ВятГУ:

– Я не первый раз участвую в официальных делегациях подобного уровня, но такого теплого и радушного приема не помню. Меня впечатлило то, насколько системно и слаженно все организованно. Все участники биотехнологического кластера Санкт-Петербурга очень тесно взаимодействуют между собой: правительство, отраслевой вуз, законодательная власть, управляющая компания – они понимают друг друга с полуслова.

Артем Нопин, заместитель министра промышленной политики Кировской области:

– Единственным акционером технопарка в Санкт-Петербурге является сам город. Мы же идем по другому пути, пытаясь привлечь средства на развитие нашего кластера из федерального бюджета. Деньги, по закону, могут быть выделены на разработку конструкторской документации на импортозамещающие препараты, на приобретение технической оснастки и уплату процентов по лизингам или кредитам. Если мы войдем в реестр кластеров, мы сможем претендовать на эти средства.

Светлана Занько:

– То есть у нас кластер еще не создан? 

Артем Нопин:

– Сейчас наша заявка находится на регистрации. Скорее всего, в апреле мы уже войдем в реестр Минпромторга. Благодаря этому появится возможность получить средства из федерального бюджета по 41-му постановлению на реализацию совместных проектов участников кластера. Основное требование по вхождению в реестр – кооперация внутри участников клас­тера не менее 20%.

Светлана Занько:

– О каких суммах может идти речь?

Михаил Некрасов, генеральный директор биофармацевтической компании «Нанолек»:

– На тех, кто вошел в этот реестр (а таких промышленных кластеров уже зарегистрировано больше 20), в этом году будет выделено около 600 млн рублей, в 2019 году – 800 млн рублей, а в 2020-м – более 1 млрд рублей. Но схема получения средств такая: сначала ты финансируешь проекты из своего бюджета, а потом государство восстанавливает твои затраты. Надо понимать, что, например, разработка вакцины – очень дорогостоящий процесс, и своего бюджета нам на эти цели никак не хватит. Поэтому дополнительные средства очень нужны. Кроме того, речь идет не только о нас, но и о других предприятиях, которые также могут претендовать на выделение этих денег.

Олег Прохоренко, начальник отдела по связям с общественностью Кировского филиала «Т Плюс», ведущий «Эха Москвы» в Кирове (радио «Киров Град», 16+):

– Как эти вопросы решаются в Санкт-Петербурге?

Валентин Пугач:

– Там каждый участник процесса занимается своим делом. Правительство, например, выделило недалеко от города большой участок, обеспечило его всей необходимой инфраструктурой, закрепило за ней статус особой экономической зоны, обеспечило налоговые преференции и льготы, назначило эффективную управляющую компанию. В качестве резидентов туда приглашены зарубежные и российские инвесторы. Санкт-Петербургская медицинская академия обеспечила системную качественную подготовку специалистов по профилям этой тематики. И подобная связка получается более конкурентоспособной на фоне других.

Светлана Занько:

– То есть там еще и сняты все бюрократические барьеры?

Валентин Пугач:

– Да, замгубернатора Санкт-Петербурга занимается этими вопросами каждый день, знает всех участников процесса. Кроме того, получается, что финансирование их проектов идет по всем возможным каналам: федеральные средства, инвестиции, частные заказы и т. д. И все это «складывается» в общий котел и потом делится.

Светлана Занько:

– У нас на связи резидент из Санкт-Петербурга. Расскажите о том, как вы развивались.

Дмитрий Чагин, директор организации «Медикофармацевтические проекты. XXI век»:

– У нас была историческая предрасположенность для развития этой отрасли: в Санкт-Петербурге сосредоточено порядка 12% всей науки, а по фармацевтической деятельности мы занимаем 50%. Поэтому когда был объявлен конкурс Минэкономразвития на инновационные и территориальные клас­теры, мы подали заявку. В результате туда попало 14 кластеров, что дало нам возможность для привлечения софинансирования по двум программам. Сначала мы думали, что будет сложно объединить компании: многие имеют схожие направления. Но мы сумели. Сейчас даже вытесняем иностранные компании, которые более 20 лет присутствовали на рынке. Кроме того, мы уже сейчас начинаем готовить кадры для работы в нашей отрасли. Так, нам передано порядка 20 школ, в которых мы открыли специальные медико-биологические классы. Любой кластер должен иметь две составляющие: бизнес-блок и научный.

Светлана Занько:

– Валентин Николаевич, получается, на вас ложится очень большая нагрузка по подготовке кадров.

Валентин Пугач:

– У нас тоже есть профильные классы в школах, но их, конечно, не так много. По каждому направлению – один-два. В самом вузе направлений для этой сферы открыто более 20. Да, мы видим пример Санкт-Петербурга. Этого достичь очень сложно – нужно потратить много времени и сил. Количество участников процесса должно удваиваться-утраиваться ежегодно. Если школьники увидят, какое развитие идет в этих сферах, если они будут понимать, что это профессии будущего, которые обеспечат им достойные зарплаты, они будут выбирать эти направления.

Олег Прохоренко:

– С 2014 года объемы производства лекарственных препаратов в нашем регионе увеличились в 2 раза – с 1,8 до 3,6 млрд рублей. Это по большей части связано с компанией «Нанолек». Для чего вам, Михаил Сергеевич, и так достаточно сильному предприятию, нужен кластер?

Михаил Некрасов:

– Любое предприятие заинтересовано в том, чтобы развиваться: не только увеличивать объемы, а заниматься разработкой инновационных препаратов. В одиночку это делать сложно. Нужно объединить усилия бизнеса, науки и власти. Когда мы выбирали площадку для размещения предприятия, мы взвесили все: здесь есть и ВятГУ, и медицинский университет. Это нам помогает привлекать ученых и создавать новые высокотехнологичные лекарственные препараты.

Олег Прохоренко:

– А что намерено получить правительство в результате развития кластера?

Артем Нопин:

– Работа по созданию кластера была начата в марте 2017 года. За это время было проведено порядка 25 совещаний. Сначала предпринимателям приходилось объяснять, для чего им это нужно. Сейчас же в нашем кластере насчитывается 11 участников: «Нанолек», «АВВА РУС», «Агровет», «Кировская фармфабрика», «Специальное конструкторское бюро медицинской техники», «Росплазма», два вуза, а также предприятия, осуществляющие производство комплектующих. Общее количество рабочего персонала во всем кластере к концу прошлого года составляло 1800 человек, к 2021 году планируется довести этот показатель до 2300 человек. Объем отгруженных товаров составлял по итогам 2017 года 4 млрд рублей, на конец 2021 года эта цифра должна вырасти до 11 млрд рублей.

Светлана Занько:

– Почему бизнесу приходилось объяснять и доказывать необходимость кластера?

Артем Нопин:

– Я думаю, это связано с тем, что предприятия боятся увеличения количества документации по работе.

Сергей Толстобров, директор Ассоциации «Промышленный кластер биотехнологий»:

– Дело в том, что с 2008 года у нас действует программа Минэкономразвития по развитию инновационных территориальных кластеров. В рамках ее действия было организовано четыре кластера, два из которых имеют биотехнологическую направленность. Тогда мы не смогли привлечь деньги на их развитие из федерального бюджета. Среди счастливчиков, у которых это получилось, был как раз Санкт-Петербург. Сейчас мы ведем речь о программе Минпромторга, и предприятиям приходится по новой объяснять, зачем это опять нужно.

Светлана Занько:

– Сейчас у нас 11 предприятий. Есть ли планы или понимание того, сколько их еще должно войти в кластер?

Артем Нопин:

– Когда будут привлечены средства, бизнес сам подтянется. Деньги же выделяются не на конкретное предприятие, а на создание инновационного продукта, поэтому все, кто задействован в его производстве, могут войти в кластер.

Сергей Толстобров:

– План развития подразумевает, что в ближайшее время мы выйдем на конкурс с совместными проектами. Два проекта уже сформулированы, а по одному из них даже понесены затраты – речь идет о разработке «Нанолеком» культуральной вакцины гриппа.

Михаил Некрасов:

– Кроме того, к нам поступило предложение съездить во Францию, в Лион, чтобы понять, как они выстраивают свое кластерное развитие. Там разработана целая система особой налоговой политики, чтобы предприятия туда приходили и развивались. Со­здаются стартапы, которые приносят пользу и промышленным предприятиям, и науке, и муниципалитетам.

Светлана Занько:

– А как же санкции? Неужели они раскроют вам все свои секреты?

Михаил Некрасов:

– У бизнеса – свой подход, большая политика его не интересует. На уровне компаний мы не видим препятствий для сотрудничества. Так, мы уже осуществляем трансфер вакцины вместе с французским предприятием. Сейчас отечественная фармацевтическая промышленность готова обеспечить национальный календарь прививок, список ЖНВЛП. Но мы не успеваем сами все разрабатывать. Прежде, чем внедрить что-то новое, должно пройти несколько лет. Поэтому сегодня, чтобы насытить рынок, нужно осуществлять трансфер технологий. Советский Союз занимал лидирующие позиции в сфере биотехнологий, и, я думаю, наша промышленность лет через 7–10 восстановит свои позиции.

Олег Прохоренко:

– В этой сфере сейчас обостряется конкуренция между регионами. Чем Кировская область может быть лучше других?

Артем Нопин:

– Мы уже совершили скачок в этом направлении: у нас реализованы проекты по производству вакцин для домашних животных, препаратов, обеспечивающих биологическую защиту, импортозамещающих продуктов. Мы изначально, со времен Советского Союза, являлись биотехнологическим ядром страны и намерены остаться им.

Сергей Толстобров:

– У нас есть учебные заведения, якорные предприятия, поддержка со стороны федерального бюджета. Созданы практически все условия.

Михаил Некрасов:

– Конкуренция в биотехнологиях на российском рынке не столь велика, как, например, на международном. У нас каждый занимается своим делом. Да, какие-то направления дублируются: например, еще одно предприятие занимается, как и мы, разработкой культуральной вакцины против гриппа. Но стратегически это даже неплохо – по каждому направлению должно быть как минимум по две площадки.

Подготовила Елена Окатьева

Lena.okatieva@yandex.ru

назад


Читайте также:

15.04.2018    Расчистить рынки
На заседании Госсовета президент России Владимир Путин заявил о том, что пора серьезно взяться за создание конкуренции государственным предприятиям во всех сферах услуг. В очередном выпуске программы «Разворот на бизнес» кировские предприниматели обсудили, насколько мы готовы к выполнению этого плана. (2)
19.03.2018    Хлеб от печки
Сколько еще пекарен вместит Киров? Этим вопросом на прошлой неделе задались ведущие программы «Разворот на бизнес». Оказалось, что места под нашим неласковым северным солнцем еще есть. Вот только чиновники хотели бы, чтобы этот бизнес  открывался в разных местах города, а не только в центре.
01.03.2018    Залог успешного развития
Продолжается совместный проект портала www.bnkirov.ru, еженедельника "Бизнес Новости" и "Эха Москвы" в Кирове "Разворот на бизнес".  (1)
МЫ В СОЦСЕТЯХ


Комментарии пользователей >>
Внимание! Ваш IP-адрес фиксируется. Будьте предельно корректны, уважайте своих оппонентов и их точку зрения.
Пожалуйста введите символы, которые Вы видите на картинке.

Архив номеров

Свежий номер «Бизнес Новости»

"Рынок жилья перенасыщен"
"Рынок жилья перенасыщен"

О последних тенденциях на рынке недвижимости Кирова, особенностях сделок, изменении покупательского спроса и заработках риэлторов "Бизнес Новостям" рассказала директор Ассоциации Кировской области "Гильдия риэлторов Вятки" Виктория Хрусталева.

  1200  1

Уволить? Перестроить!

Многие кировские компании полностью или частично перевели сотрудников на удаленную работу. Как устроить продуктивную работу на дому, контролировать себя, своих работников и постараться удержать бизнес на плаву?

  443

ПЛАТОНическое недопонимание

Грузоперевозчики заявили: государственная система "Платон" не работает. Во время рейсов бортовые аппараты выходят из строя, оплата маршрутных карт не проходит, а за нарушение закона приходят многотысячные штрафы.

  471  4

Меры реагирования

Туризм, концерты, спорт — кто следующий? Что происходит с бизнесом в период пандемии? Какая поддержка нужна предпринимателям и что им может дать государство? Ситуацию обсудили в очередном "Развороте на бизнес" (16+).

  377  1


В Приволжье растет спрос на голосовой и интернет-трафик

Tele2 фиксирует рост активности клиентов на площадке "Маркет Tele2".

  72

Tele2 дополняет тарифы уникальными предложениями для абонентов в период самоизоляции

Tele2 предлагает абонентам подключить полезные сервисы, которые помогут сохранить привычный быт и стиль жизни в период самоизоляции. Искусственный интеллект сформирует для каждого абонента индивидуальные онлайн-предложения.

  186

Фитнес на дому: МегаФон открыл кировчанам бесплатный спортивный контент

Теперь заниматься зарядкой, пилатесом, растяжкой и медитацией прямо из дома. Оператор предложил пользователям МегаФон ТВ и платформы «МегаФон Образование» бесплатный доступ к фитнес-урокам.

  146

Правительство РФ поддержит крупные предприятия в регионах

Правительство страны готовит второй пакет мер для поддержки бизнеса в условиях пандемии коронавируса. Он будет направлен на помощь крупным и крупнейшим компаниям.

  133