Перемена в школе

Перед тем, как дать российскому образованию новый закон, его вынесли на общественный суд.

24.01.2011  1677

Новый закон готовит профессиональным училищам ликвидацией. Кто продолжит готовить так нужные стране рабочие руки?

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Участники «Круглого стола»:

Валерий Юнгблюд, ректор Вятского государственного гуманитарного университета, профессор, доктор исторических наук
Александр Галицких, заместитель председателя правительства Кировской области
Михаил Плюснин, член Общественной палаты Кировской области, юрист, председатель правления Вятской областной детской общественной организации «Вече»
Николай Целищев, директор школы № 28
Николай Клековкин, директор профессионального училища № 5

Первая редакция нового законопроекта «Об образовании» увидела свет 1 августа 2010 года. Оценили, поправили, сократили. 1 декабря прошлого года президент России Медведев предложил заинтересованным гражданам обсудить новую образовательную стратегию, должную в будущем поставить страну на инновационные рельсы. Экспертам, даже самим чиновникам верится в это чудо с трудом, поскольку закон еще очень «сырой», сама реформа овеяна всевозможными слухами, а часть существующей сегодня системы образования проект обошел стороной.

С чистого листа

Валерий Юнгблюд:
 – Новый закон сегодня крайне необходим по двум причинам. Во-первых, исходя из логики развития права, которое регулирует общественные отношения в области образовательной деятельности. Наше законодательство не менялось с того времени, когда еще была совсем другая страна. Во-вторых, закон нужен для самой образовательной системы. Сейчас не урегулированы многие аспекты ее взаимоотношений с бюджетной сферой, а также плохо прослеживается взаимосвязь между различными ее уровнями: начальным, средним и высшим.

Александр Галицких:
 – Действительно, прошло почти 20  лет с момента принятия существующего закона. В свое время он был одним из самых прогрессивных и демократичных в новой стране, во многом носил разрешительный, а не запретительный характер.

Михаил Плюснин:
– Да, сейчас много говорится об инновациях и модернизации, однако новый закон, на мой взгляд, ситуацию сильно не изменит. Проект слишком обтекаем и его еще нужно корректировать.

Валерий Юнгблюд:
– Отчасти соглашусь. Текст закона, действительно, статичен: он больше декларирует, чем управляет. Однако даже систематизация действующих норм, которые в настоящий момент разбросаны по разным кодексам и сводам правил, уже шаг вперед. Конечно, я бы тоже хотел видеть закон, ставящий страну на модернизационные рельсы. Но, представьте себе, что вы бы написали красивый документ, полностью соответствующий стратегии, оглашенной президентом страны, а в итоге такое нововведение вступило бы в конфронтацию с гражданским и Трудовым кодексом и оказалось бездейственным. Поэтому не все сразу. Сейчас подготовлен профессионально обработанный текст, теперь нужно работать дальше.

Николай Целищев:
– Да, в старом законе не отражены существующие реалии. Но и к новому вопросов немало: если раньше проект насчитывал 47 страниц, то новый – 241: сделана попытка соединить все в один большой документ, чтобы любой смог найти там ответы на все вопросы. Однако я многого не нашел. Например, каким образом будет финансироваться образовательное учреждение? В проекте сказано, что все будет зависеть от политики властей каждого отдельного региона. Однако если регион бедный, то он, скорее всего, мало что сможет себе позволить. Поэтому пока все еще ветшают наши здания, несмотря на заявления президента о том, что России нужна новая школа во всех смыслах этого слова.

Шаг назад

Николай Клековкин:
– Один из самых главных недочетов нового законопроекта - в нем не прописано понятие начального профессионального образования. Вместо училищ у нас теперь будут центры подготовки кадров, обучение профессии в которых займет гораздо меньше времени. Но зачем? О каком качественном образовании  может идти речь при такой спешке? Все это способно привести к тому, что часть училищ вообще перестанет существовать.

Александр Галицких:
– Да, законопроект вообще не предусматривает понятия начального профессионального образования. Сегодня у нас в области 18 таких учреждений и в них обучается 9,5 тыс. детей. И что же получается - мы перекроем возможность дальнейшего обучения? Дети получат профессию, но не получат образования? Этот недостаток во время обсуждения проекта будет обязательной учтен.

Михаил Плюснин:
– А что в этом опасного? Уже сейчас часть учреждений начального образования «ушла» в техникумы, а те, в свою очередь, будут преобразовываться в бакалавриат. Школьникам, скорее всего, придется заканчивать 11 классов, а потом уже идти получать профессию. И по сути-то ничего не меняется: переживают только сотрудники училищ, потому что вряд ли их работа будет востребована в том же объеме. А я уверен, что большую часть существующих ныне профессий можно вообще освоить меньше, чем за полгода. Гораздо большие проблемы ждут, на мой взгляд, систему высшего образования. В скором времени закрепится система «бакалавр-специалист-магистр». При этом только университеты смогут готовить аспирантов, а значит, заниматься научной деятельностью. Это, возможно, приведет к слиянию некоторых институтов или даже их закрытию и к тому, что академии не смогут готовить научные кадры (о чем и говорил недавно ректор кировской медакадемии Игорь Шешунов). Какая выгода от этого, непонятно.

Валерий Юнгблюд:
- Я не думаю, что вопрос структуры высшего образования нашел на сегодняшний день адекватное решение. Однако и проблема статуса учебного заведения – не самая главная. Задача высшего образования – обеспечить качество обучения, а для этого надо знать, каковы сегодня механизмы действующих образовательных программ, как подвести уровень учебных заведений к общемировым стандартам, как наладить сотрудничество между высшим образованием и работодателями. Осуществить последнее на местном уровне практически невозможно, поскольку вузы находятся в федеральном подчинении и не получают никакой помощи из провинции. Бизнес мог бы формировать специальный заказ по подготовке кадров и частично финансировать эту работу, но ему это невыгодно делать, так как у нас отсутствуют налоговые льготы, которые есть, например, в Европе. Поэтому зря, как мне кажется, в нашу сторону часто сыпятся обвинения относительно того, что мы готовим ненужные кадры.

Михаил Плюснин:
- Но согласитесь, вопросов к высшему образованию у общества немало. К примеру, не слишком ли много «липовых» кандидатов наук у нас «развелось». Для сравнения: в Европе можно получить степень доктора только за то, что ты написал статью и ее разобрали на цитаты. У нас же пишут никому ненужные диссертации, которые потом долгое время пылятся на полках. Так что менять систему высшего образования просто необходимо.

Валерий Юнгблюд:
- Согласен, но кардинальные перемены пока ни к чему. И даже без того в нынешнем законопроекте не прописано множество важных вопросов, как образовательное кредитование, коммерческая концессия (франчайзинг), инвестиции в сфере образования. Ничего не будет меняться, пока все нормы не будут обозначены.

Александр Галицких:
- Мы забыли о дошкольном и начальном образовании, а между прочим, в касающиеся их статьи нужно вносить принципиальные поправки. Так, законопроектом предусматривается всего два вида дошкольных общеобразовательных организаций, тогда как сегодня их восемь. Это может привести к вакууму дополнительных направлений для развития детей, а следовательно, к сокращению финансирования этого направления из бюджета. Пустое место, скорей всего, будет заполняться платными услугами. Кроме того, в законе выделяется всего три вида начального образования: общеобразовательные школы, коррекционные общеобразовательные школы и специальные учебно-воспитательные учреждения для детей и подростков с дивиантным поведением. И вовсе не прописаны такие понятия, как начальная школа, основная девятилетняя, лицей, школа с углубленным изучением отдельных предметов. В законе сказано, что эти названия могут быть использованы учебными заведениями в добровольном порядке, но зачем вешать на  учреждение табличку «лицей», если это не будет подкреплено специальными учебными программами и соответствующим финансированием. Если учесть тот факт, что все эти годы мы старались уйти от единообразия, сделать так, чтобы у каждой школы было свое лицо, получается, что новый закон - огромный шаг назад.

Михаил Плюснин:
- Но сегодня наоборот, насколько я знаю, уже вводится новый государственный стандарт для школ: помимо того, что преподаются предметы общего цикла, вводятся дополнительные уроки физкультуры, патриотического воспитания. Кроме того, говорят, уже есть проект, оставляющий за старшей школой только три обязательных предмета: физкультуру, ОБЖ, и «Россию в мире». Остальное учащиеся должны выбрать сами. Школа в итоге должна стать центром всего: один учебный блок должен быть обучающим, второй - воспитательным. Произойдет, конечно, полное разрушение системы дополнительного образования для детей, но я не думаю, это не будет большой трагедией.

Александр Галицких:
- Как это не будет? Мы гордимся тем, что в лихие 90-е годы нам удалось почти целиком сохранить систему дополнительного образования детей, причем в основе своей она работает на бесплатной основе. А в новом законе вообще отсутствует большая часть этих учреждений: центры развития творчества детей и юношества, дома детского творчества. И что касается какого-то призрачного проекта о трех основных предметах, то покажите мне его? Кто его разрабатывал? Там есть подпись министра образования Филиппова или президента Медведева? Это всего лишь слухи.


Пока не догнать

Валерий Юнгблюд:
- Вариативность, конечно, вещь хорошая, но она обеспечивает творческое развитие личности только в том случае, если образование будет фундаментальным: ни в коем случае нельзя давать ребенку выбирать между алгеброй и русским языком. Утратив эту часть интеллекта, нам ее потом не восполнить.

Николай Целищев:
- Мне кажется, нам вообще нужно определиться сегодня, что для нас есть образование. Губернатор Кировской области не раз заявлял о том, что деньги на эту отрасль тратятся неэффективно. Но верен ли перенос экономических понятий в образовательную сферу? Согласен, что огромные средства уходят в малокомплектные школы, но разве может быть иначе, когда речь идет о воспитании детей. Все это социальная сфера и на нее нельзя распространять экономические принципы - в нее нужно вкладываться в любом случае.

Александр Галицких:
- По-другому может не хватить бюджетных денег. Но те изменения, которые происходят сейчас, не носят кардинального характера. Новый законопроект тоже. И резкие перемены нам сейчас ни к чему: школа итак активно модернизируется, иногда даже успевает вперед заглядывать.

Николай Клековкин:
- Как это не нужны? Мы начали только сейчас переходить на новые госстандарты, тогда как старые уже давно отжили свое. Мы отстаем от того же Китая настолько, что нам нужны просто резкие перемены в системе образования, иначе нам не догнать прогрессивные страны. А для этого нужно сначала сильно отредактировать новый закон.

Елена Окатьева
okateva@bnkirov.ru

назад


МЫ В СОЦСЕТЯХ


Комментарии пользователей >>
Внимание! Ваш IP-адрес фиксируется. Будьте предельно корректны, уважайте своих оппонентов и их точку зрения.
Пожалуйста введите символы, которые Вы видите на картинке.

Архив номеров

Свежий номер «Бизнес Новости»

"Рынок очищается"
"Рынок очищается"

Помогло ли стимулирование строительного рынка застройщикам и не приведет ли это к раздуванию "ипотечного пузыря"? Об этом, причинах несогласия с новшествами в саморегулировании отрасли, бюрократических препонах и ценовой конкуренции на торгах рассказал генеральный директор "Маяковской" Дмитрий Сергеев.

  144

"Коронный" спорт

Ситуация с коронавирусом повлияла на многие сферы. На спорт в том числе. Здесь тоже были (а кое-где и до сих пор есть) карантин, ограничения, корректировка планов и, увы, более серьезные проблемы.

  109

ГенЦифры для Кирова

На неделе в рамках публичных слушаний в мэрии Кирова обсудили проект генплана города-2040.

  90

60 томов мошенничества

Владимиру Быкову, экс-главе города Кирова и бывшему спикеру ОЗС, предъявлено окончательное обвинение.

  134

Золото продолжает дорожать

Крупные ювелирные сети предупредили кировчан о повышении цен.

  110