"У меня на все свое мнение"

Сегодня инвестиционные кредиты стоят дороже обычных, хотя правильнее – наоборот. А НДС должен быть зависим от степени и сложности технологии переработки прибавочного продукта. Так считает гендиректор завода «Искож» Александр Иванов. О ситуации на обувном рынке, экономических рисках страны и девальвации - как единственном протекцонизме со стороны федерального центра - в интервью «Бизнес Новостям».

28.07.2019  944

«Многое зависит от политики»

- Александр Григорьевич, на 60% «Искож» работает на обувной рынок. Как сегодня себя чувствует отрасль в России?

- Ситуация на рынке обуви ухудшается. Основная причина – тренд на дешевые товары. Это в целом мировая тенденция - делать все, что дешевле, потому что весь мир живет в долг. Сегодня обувной сектор резко уменьшил потребление натуральных материалов, в том числе сократилось производство обуви из натуральной кожи (хорошо это или плохо — другой вопрос). Этот тренд производства дешевого легпрома уловили китайцы. И они следуют другому принципу: производят большие объемы. Китай выпускает порядка14 млрд пар обуви в год!

В сегодняшних экономических условиях обувь, как и любой другой товар, должна в больших объемах производиться внутри страны – для удовлетворения потребности населения. Во-первых, прибавочный продукт остается в стране. Во-вторых, как бы вы сначала не покупали дешево извне, только перестаете производить — все становится по-другому. Простой пример: мы сегодня сократили производство бытовой техники, и для покупки холодильника простому человеку надо кредит брать. Если бы выпускали российские компании и была конкуренция, цена была бы другой.

Многое зависит от политики. Когда Китай вступал в ВТО, он, в отличие от нас, защитил все отрасли — не только автопром, но и обувь. Если производить обувь в России и везти в Китай – пошлины несравнимы: при ввозе в Китай они намного выше.

- Что делаете в такой ситуации?

- Обновляем ассортимент и развиваемся в техническом направлении. Сейчас, к примеру, рассматриваем вопрос о расширении производства резинотехнических изделий и пластических компаундов для стиральных машин. При развитии производства и выборе ассортимента всегда смотрим, чтобы был прибавочный продукт. Для этого сырье на 70% должно быть российским, не должно быть монополизма при продаже нам сырья и клиент мог заплатить за нашу продукцию.

Рассматриваем более глобальные проекты, к примеру, комплектации резинотехнических изделий для шинных заводов (диафрагмы).Но пока не можем понять, есть ли на мировом рынке рыночная среда. В существующих условиях глобализации экономики выпуск автокомпонентов для нас невозможен - экономически неподъемен из-за необходимости вложения громадных инвестиций.

- Где берете сырье для производства, и сотрудничаете ли с кировским бизнес-сообществом?

- Сырье берем в любой стране мира: все зависит от цены, качества и логистики. Если в России сырье по качеству не хуже и дешевле, берем только российское. Если кто-то их поставщиков поднимает цены выше мировых — закупаем у других, в этом мы вольны выбирать. Из местных предприятий работаем с  «Вахруши-Юфть», «Лель», сельхозпредприятиями региона и выполняем небольшие заказы по резинотехническим изделиям для машиностроительных предприятий.

- А оборудование для отрасли научились делать в России?

- Качественного российского оборудование у нас нет, поэтому в основном, покупаем импортное. Если что-то и появляется, то формата «отверточной сборки». Оборудование закупаем высокотехнологичное, соответствующее на сегодня высшему мировому уровню. Для наших технологических процессов нужны дополнительные элементы автоматизации и роботизации. Пока на мировом рынке производство такого оборудования, необходимого для наших потребностей, находится на начальной стадии.

Ваша производственная площадка находится в центре Кирова. Это накладывает дополнительные требования к экологиии?

- Мы экологии уделяем очень большое внимание, в том числе и из-за расположения в центре города. У нас на площадке и культура производства, и экологическое состояние не хуже, а лучше, чем на многих территориях города. Большой минус — большая площадь территории (ред: 21 га), но мы делаем все, чтобы она была эффективной. Воду и основные энергоресурсы (кроме газа и части электричества) производим у себя. В канализацию сбрасываем только хозяйственно-бытовые стоки - без нарушений. 

Рынки сбыта вашей продукции?

- За пределы России сбываем продукции примерно на 150 млн рублей. Для увеличения объема постоянно изучаем новые рынки сбыта. Поставляем почти во все республики бывшего Советского Союза, в небольших количествах - в другие страны и регионы, с которыми работаем со времен государственной экономики.

«У банков своя система расчетов»

- Пользуетесь ли кредитными ресурсами?

- Пользуемся, но в небольшом количестве. Проблема в том, что сегодня инвестиционные кредиты стоят дороже обычных и даются на короткий срок, хотя должно быть наоборот. У банков своя система расчетов: учитывая, что инвесткредит более опасный, дают не под 8-9 процентов, а под 12. Кредитные ставки для инвестиций должны быть все-таки нормальными, тогда начнется развитие. Сегодня начали финансировать сельское хозяйство — в отрасли сразуначалось движение.

- Какой, на ваш взгляд, должны быть ставка по инвестиционным кредитам?

- Инвестиционный кредит создает стране прибавочный продукт, поэтому должен выдаваться под максимально низкий процент — не более 5%. Это не кредиты,которые проели в «Макдоналдсе». Мы сейчас пытаемся взятьгосударственный кредит на мероприятия по повышению производительности труда. Это сразу приведет к экономи иэнергии, рабочей силы и повышению всех основных характеристик технологического процесса, соответственно, снижению себестоимости продукции. К примеру, чтобы «убрать» с предприятия 5-10 человек, иногда необходимы суммы инвестиций до миллиона долларов или евро.  Без денег ничего не сделаешь, и по сути это те же  инвестиционные деньги.

Беда нашей страны в том, что мы потеряли технический интеллект. Когда страна индустриальная, на нее работает и образование, и наука, и все другие отрасли. У такой страны конкуренция среди любых квалифицированных специалистов, их можно найти. Для создания технологий нужны мозги, поэтому главный кредит — не на сырье, а инвестиционный. Необходимо найти механизм выдачи таких инвестиционных кредитов.

При этом должна быть и ответственность. Все говорят: не трогайте бизнес. Боятся чего? Что мошенники пойдут за получением кредита и разорят государство. Значит, должна быть неотвратимая уголовная ответственность. Обманул — взял деньги и, к примеру, умышленно обанкротил предприятие, - должна быть серьезная уголовная ответственность. Когда подписываешь документ — смотри, сможешь отдать или нет. Даже при кредитовании под ноль процентов надо понимать: не будет сбыта продукции — все это купленное в кредит оборудование уйдет на металлолом.

«Единственный протекционизм - девальвация»

- Что сегодня, на ваш взгляд, главный тормоз в развитии страны?

- Финансовая система. Эльвира Набиуллина говорит, что экономические проблемы нельзя решать за счет финансовых вливаний, чтобы не было «пузырей». И у нас все пытаются решить за счет инфляции – мы уже около 30 лет боремся с инфляцией. В 1995 году я знакомился с рыночной экономикой США. При знакомстве с финансовой политикой государства изучали функции филиала Bank of America (это как у нас филиал Центробанка) по Калифорнии. Задал им вопрос: «Чем занимается федеральный банк»? Ответ: на первом месте - объем производства, на втором — уровень безработицы. Инфляция, как производная, - на третьем. В России же все проблемы пытаются решить за счет инфляции, ухудшая потребительский спрос, создавая проблемы промышленности — той, котораяеще дергается ногами. Полный абсурд.

Сегодня руководители страны борются за инфляцию, а надо найти другой способ решения экономических проблем при имеющихся деньгах. В первую очередь, создать «дорожную карту» - выявить, что еще в стране осталось, что можно переформатировать и вывести на мировой уровень. Или хотя бы на закрытие внутреннего потребления.

Сейчас все говорят про экспорт. Чтобы торговать за границей, предприятию нужны колоссальные инвестиции и обороты. Или упредприятия должна быть твердая база здесь. Производить надо здесь, а продавать избыток. Чтобы не получилось так: мы курицу повезли в Китай, а в здесь дефицит — и рост цен. Эти все моменты необходимо продумывать. Просчитывать в этой «дорожной карте».

Инфляция, когда стране необходима модернизация (а она давным-давно нужна), не должна быть первоочередной целью. Сначала сделайте модернизацию при инфляции до10%, а потом займитесь инфляцией. Иначе страну надо положить в гроб при нулевой инфляции лет на сто, потом, может, кто-тои проснется.

- Эти решения в компетенции федерального центра...

- Да, и от федерального центра нужен протекционизм. Сегодня единственный протекционизм (насколько это позволяет наша либеральная экономика) — девальвация.  Если бы сегодня доллар остался по цене 32 рубля, а евро – 36, мы бы с вами не встретились.

Кроме девальвации рубля от федерального центра необходимы и другие меры протекционизма, в том числе направленные на ограничение для ввоза в страну некачественных товаров.

При этом экономика страны до сих пор сильно зависит от волатильности рубля. Экономические вопросы можно решить только при создании эффективной экономики и нормального потребления. При сильной экономике должен быть сильный рубль, который признают во всем мире. Сильная экономика позволит сделать рубль сильной валютой.

Сегодня в мире идет борьба за выживание. Россия не имеет сильной экономики, поэтому нам все время создают экономические проблемы. Сегодня все борются за рынок, а мы болтаем. Как говорил Суворов: "Если нет амуниции, не может быть амбиций". Это везде так. Если нет промышленности, нет нормального хозяйствования, то надо его создавать. И не со слов «Давайте поговорим на эту тему». Китайцам надо нобелевскую премию дать за то, что создали такую экономику, хотя начинали с простейших изделий легкой промышленности. Как сказал Дэн Сяопин: "Не важно, какая кошка. Важно, чтобы мышей ловила».

От чего зависеть НДСу?

Как выстраиваются отношения с контрольно-надзорными органами?

- В целом хорошие, мы же законопослушные по всем направлениям. С налоговыми органами все урегулировали, хотя государство и переложило часть своих функций на бизнес. По НДС мы сами должны жуликов ловить. Считаю это неправильным: государство под маркой развития бизнеса выдает кому угодно документы в течение нескольких часов, а мы зачастую должны месяцами проверять — рассматривать или нет их в качестве контрагентов. Сейчас внедряются различные электронные системы отслеживания оборота продукции, онлайн-кассы, это упрощает процесс.

Есть излишние требования проверяющих органов, к примеру, по охране труда, пожарной безопасности, хотя мы на это денег не жалеем. Зачастуюпроверяющим организациям не важна истинная цель, их цель - придраться и наказать предприятие. В каком-нибудь развлекательном заведении пожар — проверки переносятся на предприятия, где совершенно другой подход и совершенно другая дисциплина с точки зрения соответствия противопожарным нормативам.

- Что думаете про налоговую систему?

- Она выстроена неправильно. НДС в размере 20% губителен для создания высокотехнологичных производств и их дальнейшего функционирования. Как пример: когда в 2019 году подняли НДС по 20%, компании-монополисты сырьевого сектора и первого передела сырья подняли цены. Учитывая, что такие компании имеют возможность продавать сырье за границу, им НДС компенсируется, и они гарантированно получают в этом случае возмещение. Ни Америка, ни Китай — никто этого не делает. Считаю, что НДС должен быть зависим от степени наличия прибавочного продукта, сложности его технологий.

Если продаешь ракетный двигатель, тебе не только НДС, а любые другие преференции должны быть. Такой производитель должен в деньгах купаться и иметь финансовые возможности для развития, модернизации, чтобы смог стать первым в мире. Деньги должны быть у таких предприятий, а не у тех, кто с 90-х годов смог под себя получить природную ренту. Создавать нужно высокотехнологичные производства, которые дают максимальный прибавочный продукт. Другого варианта нет. С 2002 года Кудрин отменил льготы по налогу на прибыль, которая была одна из самых действенных мотиваций для инвестиций. И фактически создал условия для вывоза денег за рубеж: там выгоднее. Сегодня мы не создали нормальную экономику, и в этом основная проблема. Мы создали условия для обогащения определенной группы людей. Это моя точка зрения, у меня на все есть свое мнение.

В чем роль малого бизнеса

- Как оцениваете инвестиционный климат Кировской области?

- В дотационной области с этим сложно, но у нас для повышения инвестклимата предпринимаются меры. К примеру, существуют льготы на прибыль, мы также их получаем. При этом платим все налоги.

- Теоретически возможно ли региону слезть с дотационной иглы?

- Для этого нужны миллиардные инвестиции, в первую очередь, в глубокую переработку древесины. Это большой инвестиционный резерв для региона.  Этот тренд сегодня в Кировской области существует, но его нужно ускорять.   Это не только мебель, но и химическая продукция, целлюлозно-бумажные производства. Товары народного потребления, которые можно делать из древесины. Сельское хозяйство развивается нормальными темпами. Необходимо все-таки пытаться создавать инвестиции для промышленности других направлений: одним лесом жив не будешь. Внашей стране хорошо живут регионы, которые имеют топливно-энергетический передел сырья.

- При этом именно малый бизнес сегодня называют драйвером развития экономики.

- Для развития страны с высоким прибавочным продуктом должна быть связка малых, средних и крупных компаний. Тогда малому бизнесу легче получать кредиты, пойдет его серьезное техническое развитие со всеми положительными вытекающими последствиями. Сегодня малый бизнес у нас есть, но он почти весь в сфере потребления, в сфере услуг населению. Основной прибавочный продукт стране дают предприятия промышленности.

В одиночку малый бизнес высокотехнологичное производство организовать не может.

Считаю, что одна из основных ролей промышленных малых предприятий в современных условиях - дополнять средние и крупные производства. Технически создавать продукцию для более крупных предприятий. Тогда малый бизнес сможет взять кредит, становится платежеспособным и выживаемым. Малый бизнес должен дополнять более крупные предприятия, пока не расширит свои возможности, чтобы стать самостоятельным. Такая кооперация позволит развивать технологические направления промышленности в стране и поднять базовые отрасли. Тогда развитие инвестиционного климата пойдет в унисон для больших, средних и малых предприятий. И тогда у людей будут подниматься зарплаты, они смогут брать ипотеку и не делать из этого проблему на 20 лет.

Досье:

Иванов Александр Григорьевич, генеральный директор «Кировского ордена Отечественной войны I степени комбината искусственных кож» (ИСКОЖ), владелец более 50% акций.

Дата и место рождения: 3 ноября 1945 года в Кирове.

Образование: высшее. В 1964 г. закончил механико-технический техникум (специальность «Технология искусственной кожи»). В 1970 г. закончил факультет «Технология резины» политехнического института.

Карьера: с 1964 года работает на комбинате «Искож». Был лаборантом цеха РТИ, бригадиром цеха цветной резины, мастером, начальником смены, заместителем начальника цеха, руководителем сектора технического отдела, заместителем главного инженера. В 1994 году решением акционерного собрания на конкурсной основе избран гендиректором «Искожа».

Депутат Заксобрания Кировской области 3 созыва.

Беседовала Анастасия Белова

a.a.belova@mail.ru

назад


МЫ В СОЦСЕТЯХ


Комментарии пользователей >>
Внимание! Ваш IP-адрес фиксируется. Будьте предельно корректны, уважайте своих оппонентов и их точку зрения.
  • Гость, 30.07.2019, 10:00
    На пенсию вам пора Александр Григорьевич с таким взглядами. Если не можете выстроить бизнес процессы никакие дешевые кредиты вам не помогут. А если у вас бизнес рентабельный так и кредиты под 12% будут выгодные. А вот стоимость инвестиционных кредитов как раз и зависит от длинных денег. Сколько инфляция во всех развитых странах? (США,Япония, Германия, Китай) 1-2%. Получается вклады там под 2-3% а кредиты под 4-5%. Инфляция*2. Поэтому цель по инфляции вообще должна быть 1-2% лет через 10. Деньги у людей сгорают под 10% в год и он считает это хорошо. А что хорошего? Народ начинает либо все тратить либо хранить деньги в валюте. У ЦБ своя задача, доверие к финансовой системе страны, и это доверие зарабатывается не за 2 года а десятилетиями. Так что если и нужна вам помощь так уж точна не от ЦБ, а от правительства в виде льгот по налогам, снятие лишних административных барьеров в том числе при выходе на международные рынки.
    ответить
    • Евгений Марков , 02.08.2019, 20:17
      С чего бизнес будет рентабельный при ндс 20 % в хим производстве и кредитах выше 5% и при необходимости покупать импрртное оборудование и при дорогих газе и эл-ве в богатой природными ресурсами стране.
      ответить
Пожалуйста введите символы, которые Вы видите на картинке.

Архив номеров

Свежий номер «Бизнес Новости»

"Система договоренностей"
"Система договоренностей"

Политика - это очень концентрированная экономика. Кто ближе к бюджету, к преференциям относительно введения своих дел и своего бизнеса, тот и прав, считает предприниматель и общественник Михаил Шевелев. 

  405  1

Кто придет за Быковым?

Смена власти на любом уровне (страна, регион, город) — это в той или иной степени стресс. Ломается привычное положение дел, рвутся старые связи, контакты, договоренности, появляются новые люди со своим походом к тому или иному вопросу.

  688  8

Счастливы вместе

Могут ли предприниматели и городская среда получать бонусы друг от друга, и что можно сделать, объединившись? Темы в преддверии урбанистического форума обсудили в очередном "Развороте на бизнес".

  261


Строить для агробизнеса

В активе кировского ООО «Покров Строй» – десятки успешно реализованных проектов в сфере производства и монтажа быстровозводимых металлоконструкций, в том числе для сельскохозяйственных предприятий. О наиболее значимых из них и о том, каким видится будущее агростроительства, рассказал руководитель ООО «Покров Строй» Сергей Куцын.

  106

В ЦСИ «Галерея Прогресса» кинопоказ второй части Международного Каннского Кинофестиваля. Короткий метр. Канны – 2019.

В этом году Международный Каннский Кинофестиваль удивил нас своей богатой и разнообразной программой короткого метра.

  144