Узкоколейный рай

«Это не бизнес в его традиционном понимании — больших денег не заработать, нет смысла вести речь о быстрой окупаемости». О первом в Кировской области опыте коммерциализации узкоколейки, проблемах и перспективах проекта «Бизнес Новостям» рассказал соучредитель АНО «Музей железной дороги» Евгений Стерлин.

09.02.2020  1074

- Евгений, когда вы впервые узнали про узкоколейку в Каринторфе?

- В 2011 году, когда мы с супругой с группой туристов приехали сюда из Москвы. До этого побывали на многих узкоколейных железных дорогах — катались, знакомились с достопримечательностями. На самом деле это очень интересно — у каждой из них своя история, свои особенности.

- Какие особенности у каринторфской?

- Это единственная в России узкоколейка с таким интенсивным движением: регулярные рейсы круглый год 5 раз в день. Согласитесь, это необычно. Как правило, их назначение — перевозка леса, торфа, иных грузов. В других странах — с учетом местной экономической специфики. На Кубе и Украине — для перевозки сахара, в Казахстане — руды. К сожалению, все это уже в прошлом, из грузоперевозок остались только лес и торф. 

- Почему узкоколейками интересуются, как правило, москвичи?

- Любовь и интерес к узкоколейкам не зависит от места жительства - в наших группах в социальных сетях есть подписчики со всей страны и даже за ее пределами. Другое дело, что из-за удаленности не каждый может себе позволить доехать до нас. Все-таки в столице зарплаты другого уровня, и люди могут позволить себе путешествовать по самым дальним уголкам страны. А узкоколейные дороги, как правило, расположены не в самых людных местах.

Кроме того, в Московской области узкоколеек не осталось, а желающих посмотреть на них много. Это ведь особый мир, «игрушечный» - маленькие локомотивы, маленькие вагоны, маленькие станции... В этом плане Кировская область — узкоколейный рай. Здесь их очень много.

- А вы отслеживали историю узкоколейных дорог? Почему их начали делать?

- Из-за простоты строительства: практически все работы проводились вручную, не было необходимости в большой насыпи. Добавьте к этому несложное обслуживание. Ну и, что немаловажно, в лесной или болотистой местности можно построить только узкоколейку.

К сожалению, их век недолог: лес сейчас в основном перевозят автомобильным транспортом, остаются только торфяники, но спрос на торф падает. Где-то поселки вымирают из-за сложной экономической ситуации, и узкоколейка становится ненужной.

Да и конкурировать с автодорогами тяжело. Скажем, по цене нового пассажирского вагона можно купить пару «пазиков», за стоимость тепловоза — пять.

Это не только российская тенденция. За границей происходило примерно то же самое, и сейчас в основном все оставшиеся узкоколейки возят туристов.

- В Европе, например...

- Да, это происходит повсеместно: в Польше, Германии, Венгрии, Румынии. Там это очень популярный бизнес. Даже если узкоколейки еще перевозят грузы, то доход от туристов значительно больше. В Европе давно сформировалась культура путешествий — люди не хотят бесцельно сидеть дома и смотреть телевизор, они любознательны и охотно ездят в новые места.

Я посмотрел, как все устроено за границей, и появилось желание что-то подобное сделать в Кировской области.

- Вы рассказали о поездке в 2011 году. Что было дальше?

- Долгая пауза. В 2018-м мы с супругой создали автономную некоммерческую организацию «Музей железной дороги», вышли на руководство «Вяткаторфа», которое продавало узкоколейку, и в процессе долгих переговоров сделка состоялась. С прошлой весны мы являемся ее владельцами и эксплуатантами. Есть, правда, планы разделиться и стать только владельцами. Такое разделение в теории поможет привлечь федеральные средства.

- Было понимание, что это «долгие» инвестиции?

- Естественно. Мы отдавали себе отчет в том, что это не бизнес в его традиционном понимании — больших денег здесь не заработать, тем более нет смысла вести речь о быстрой окупаемости.

- Провинциальная логика проста: если приехал москвич, то в лучшем случае ему через год все надоест, он плюнет и вернется домой, а в худшем — разворует и продаст. Сталкивались с таким отношением?

- Да. Поначалу многие относились к нашей затее с недоверием — и власти, и местные жители. Но сейчас они видят результат: ничего не разворовано, наоборот — отреставрированы тепловоз и вагон, к летнему сезону готовим еще один вагон, открытый.

К слову, несмотря на повышение стоимости проезда в общественном транспорте, мы пока сохраним ее на прежнем уровне.

- Это первый опыт коммерциализации узкоколеек в России?

- В Краснодарском крае есть железная дорога, которая идет по живописному ущелью. Билет стоил 500 рублей, а это всего полтора километра, а потом цену еще подняли. Тем не менее, вагоны были заполнены полностью. Рядом, в Апшеронком районе, есть еще одна узкоколейка, которую активно используют для перевозки туристов. В то же время она соединяет несколько населенных пунктов, где нет автодорог. У нас пока можно прокатиться за смешные 22 рубля.

- С какими трудностями пришлось столкнуться?

- Хотелось бы большей поддержки со стороны властей Кирово-Чепецка и Кировской области. Город частично компенсировал нам затраты на перевозку пассажиров. С этого года сумма снизилась на 10%. В принципе, она снижалась все последнее время: за пару лет с 18 до 14 миллионов рублей.

А затраты немаленькие: серьезно подорожало дизельное топливо, надо платить зарплату сотрудникам (их у нас 30 человек), отапливать депо, тяжело найти запчасти, и они стоят очень дорого. Поэтому в будущее смотрим с тревогой.

Хотелось бы понимания, что узкоколейка - прежде всего социальный объект, без которого немыслима жизнь 2000 человек, жителей Каринторфа. Потом уже идет туризм. Недофинансирование приводит к обветшанию инфраструктуры. Если ситуацию не исправить сейчас, последствия будут уже необратимыми.

Также в Каринторфе, где находится локомотивное депо, существует кадровый дефицит профессионалов, да и просто рабочих рук - большинство наших ценных сотрудников уже на пенсии, а молодежь не спешит перенимать их опыт за низкую зарплату. В надежде на энтузиастов и любителей железнодорожной техники приглашаем к нам волонтерами всех, кому не безразлична судьба Каринской УЖД.

- Насколько популярна узкоколейка у жителей Кирово-Чепецка?

- Когда запрещено движение по автомобильному мосту через Чепцу, поезд  едет полным — 6 вагонов битком. Такое редко встретишь на других узкоколейках — обычно там один-два. Как только по мосту пускают автобус, пассажиропоток резко падает.

Присутствует и сезонность — зимняя выручка не покрывает затрат на топливо. Летом все намного оживленнее, люди хотят выехать на природу, и Каринторф в этом плане — неплохой вариант.

- Как «раскручиваете» свой проект?

- Через соцсети, взаимодействуем со СМИ. В серьезной рекламе пока не видим смысла, поскольку основные наши клиенты — из Кирово-Чепецка,  которые и так хорошо знают железную дорогу. Вот когда выйдем на областной уровень, а затем, может быть, и на федеральный, тогда и будем думать о серьезном продвижении. Пока в планах привлечь жителей Кирова. При правильном подходе они смогут серьезно увеличить посещаемость. Особенно рассчитываем на детей — они любят изучать технику, а если есть возможность на ней прокатиться, то вообще замечательно.

- Каков сейчас процент туристов от общего числа пассажиров?

- Тяжело сказать точно. Думаю, не более 2-3%, но наблюдается тенденция к росту. В феврале ожидаем несколько туристических групп из Москвы и из Кирова.

- Что мешает развитию этого бизнеса в России?

- Расстояния и не самая хорошая логистика. Добираться до северных и сибирских регионов далеко и не очень удобно. Да и соседние с Москвой области тоже не очень доступны. Поезд «Вятка», удобный для туров выходного дня, - дорогой, а у самолетов не самое хорошее расписание. Добавьте к этому затраты на трансфер и гостиницу, в итоге получится достаточно дорогая поездка.

Оптимальным вариантом я вижу комбинированные туры: посмотреть Киров, Слободской, Нижнеивкино и заодно прокатиться на узкоколейке.

Кроме того, чтобы привлечь людей, необходимо создать им условия. Да, у узкоколейки есть некий шарм, романтика, но люди хотят комфорта. Очень хотим отреставрировать всю технику и вагоны, но на это нужны средства, а заработать их можно только при условии, что будет много пассажиров и туристов. Пока получается замкнутый круг.

Непонятная ситуация по автомобильному мосту. Его еще даже не начали строить, да и есть сомнения, что запрашиваемой суммы хватит на строительство автодороги до Каринторфа, а власти уже хоронят узкоколейку.

- Почему бы не применить зарубежный опыт по коммерциализации узкоколеек?

- В Европе Каринторф давно бы уже был популярной туристической достопримечательностью — с паровозом, гостиницами, кафе, различными развлечениями, отреставрированными зданиями, сувенирной продукцией. Нам, к сожалению, об этом приходится только мечтать.

Да,  здесь есть дома с необычной архитектурой, построенные по европейским проектам, но они находятся в плохом состоянии и через несколько лет вполне могут быть снесены. Приводить их в порядок — дело недешевое.

- Пытались найти соинвесторов?

- Важно понимать, что срок окупаемости проекта не тот, на который, как правило, рассчитывают инвесторы. Велись переговоры с предпринимателем, мечтавшим построить в Каринторфе что-то вроде деревни времен СССР с ретроавтобусом и другими «фишками» советской эпохи, но потом он передумал. Так что пока все держится на наших плечах.

- Вспоминая, с чего все начиналось, говорите себе: «Какие мы крутые, что не побоялись в это ввязаться?».

- Пока рано делать какие-то выводы, сейчас просто занимаемся делом, в которое мы верим. Да, оно отнимает много времени, сил и средств, но есть отдача, и это уже хорошо!

Что самое важное в бизнесе?

Интуиция, терпение - и все получится.

Беседовал редактор портала Bnkirov.ru (16+) Вадим Шабалин

vashabalin@yandex.ru

назад


МЫ В СОЦСЕТЯХ


Комментарии пользователей >>
Внимание! Ваш IP-адрес фиксируется. Будьте предельно корректны, уважайте своих оппонентов и их точку зрения.
  • Марадыковский стрелок, 09.02.2020, 17:14
    Сафари на Етти. Узкоколейка Суна- Марадыково - Разбойный Бор - Нургуш. В сухой паек обязательно вложить фунфырь "Выпей меня!"
    ответить
Пожалуйста введите символы, которые Вы видите на картинке.

Архив номеров

Свежий номер «Бизнес Новости»

Удовольствие от качественной музыки
Удовольствие от качественной музыки

За время часовой беседы Александр Гаврилин, директор Вятской филармонии, успевает раз 10 ответить на телефонные звонки и решить массу дел. На вопрос, как удается справляться с таким валом работы отвечает цитатой из фильма "Москва слезам не верит": "Трудно с тремя людьми, а когда трех научишься организовывать, дальше число уже не имеет значения".

  410

Бюджетные сомнения

Из-за пандемии объем безвозмездных поступлений Кировской области из федерального бюджета увеличится на 6,2 млрд рублей. 

  278

Тормоз для экотранспорта

В эпоху «зеленых трендов» многие ломают головы – как сделать так, чтобы воздух был чище, воды хватило на миллионы лет вперед, а атмосфера не убивала нас нашими же изобретениями. 

  275

Разрушитель слухов

Председатель правительства Кировской области Александр Чурин вновь собрал журналистов на пресс-тайм, чтобы дать темам, блуждающим в информполе, правительственную трактовку.

  322

Случайно не найденные миллионы,

или Как в Кировской области замешанные в мошенничестве с деньгами дольщиков ЖК «Виктория» фигуранты уголовных дел получают в итоге минимальные сроки, затем по решению суда выходят из тюрьмы по условно-досрочному. 

  312

Инвестиционный провал

В текущем году Кировская область – только еще по прогнозам –  получит чуть больше 60 млрд рублей инвестиций. 

  273


Получатели "тревожных извещений" выплатили более 3,7 млн долгов

Остальных нерадивых граждан ждет процедура взыскания задолженности за электроэнергию, определенная законодательством РФ.

  153

Кировчане готовят свои гаджеты к холодам

Tele2 фиксирует рост продаж портативных зарядных устройств.

  97

Школьники из Кирова поучаствовали в акции "Урок цифры"

Занятие в рамках Всероссийской акции было посвящено искусственному интеллекту.

  76