Узкоколейный рай

«Это не бизнес в его традиционном понимании — больших денег не заработать, нет смысла вести речь о быстрой окупаемости». О первом в Кировской области опыте коммерциализации узкоколейки, проблемах и перспективах проекта «Бизнес Новостям» рассказал соучредитель АНО «Музей железной дороги» Евгений Стерлин.

09.02.2020  995

- Евгений, когда вы впервые узнали про узкоколейку в Каринторфе?

- В 2011 году, когда мы с супругой с группой туристов приехали сюда из Москвы. До этого побывали на многих узкоколейных железных дорогах — катались, знакомились с достопримечательностями. На самом деле это очень интересно — у каждой из них своя история, свои особенности.

- Какие особенности у каринторфской?

- Это единственная в России узкоколейка с таким интенсивным движением: регулярные рейсы круглый год 5 раз в день. Согласитесь, это необычно. Как правило, их назначение — перевозка леса, торфа, иных грузов. В других странах — с учетом местной экономической специфики. На Кубе и Украине — для перевозки сахара, в Казахстане — руды. К сожалению, все это уже в прошлом, из грузоперевозок остались только лес и торф. 

- Почему узкоколейками интересуются, как правило, москвичи?

- Любовь и интерес к узкоколейкам не зависит от места жительства - в наших группах в социальных сетях есть подписчики со всей страны и даже за ее пределами. Другое дело, что из-за удаленности не каждый может себе позволить доехать до нас. Все-таки в столице зарплаты другого уровня, и люди могут позволить себе путешествовать по самым дальним уголкам страны. А узкоколейные дороги, как правило, расположены не в самых людных местах.

Кроме того, в Московской области узкоколеек не осталось, а желающих посмотреть на них много. Это ведь особый мир, «игрушечный» - маленькие локомотивы, маленькие вагоны, маленькие станции... В этом плане Кировская область — узкоколейный рай. Здесь их очень много.

- А вы отслеживали историю узкоколейных дорог? Почему их начали делать?

- Из-за простоты строительства: практически все работы проводились вручную, не было необходимости в большой насыпи. Добавьте к этому несложное обслуживание. Ну и, что немаловажно, в лесной или болотистой местности можно построить только узкоколейку.

К сожалению, их век недолог: лес сейчас в основном перевозят автомобильным транспортом, остаются только торфяники, но спрос на торф падает. Где-то поселки вымирают из-за сложной экономической ситуации, и узкоколейка становится ненужной.

Да и конкурировать с автодорогами тяжело. Скажем, по цене нового пассажирского вагона можно купить пару «пазиков», за стоимость тепловоза — пять.

Это не только российская тенденция. За границей происходило примерно то же самое, и сейчас в основном все оставшиеся узкоколейки возят туристов.

- В Европе, например...

- Да, это происходит повсеместно: в Польше, Германии, Венгрии, Румынии. Там это очень популярный бизнес. Даже если узкоколейки еще перевозят грузы, то доход от туристов значительно больше. В Европе давно сформировалась культура путешествий — люди не хотят бесцельно сидеть дома и смотреть телевизор, они любознательны и охотно ездят в новые места.

Я посмотрел, как все устроено за границей, и появилось желание что-то подобное сделать в Кировской области.

- Вы рассказали о поездке в 2011 году. Что было дальше?

- Долгая пауза. В 2018-м мы с супругой создали автономную некоммерческую организацию «Музей железной дороги», вышли на руководство «Вяткаторфа», которое продавало узкоколейку, и в процессе долгих переговоров сделка состоялась. С прошлой весны мы являемся ее владельцами и эксплуатантами. Есть, правда, планы разделиться и стать только владельцами. Такое разделение в теории поможет привлечь федеральные средства.

- Было понимание, что это «долгие» инвестиции?

- Естественно. Мы отдавали себе отчет в том, что это не бизнес в его традиционном понимании — больших денег здесь не заработать, тем более нет смысла вести речь о быстрой окупаемости.

- Провинциальная логика проста: если приехал москвич, то в лучшем случае ему через год все надоест, он плюнет и вернется домой, а в худшем — разворует и продаст. Сталкивались с таким отношением?

- Да. Поначалу многие относились к нашей затее с недоверием — и власти, и местные жители. Но сейчас они видят результат: ничего не разворовано, наоборот — отреставрированы тепловоз и вагон, к летнему сезону готовим еще один вагон, открытый.

К слову, несмотря на повышение стоимости проезда в общественном транспорте, мы пока сохраним ее на прежнем уровне.

- Это первый опыт коммерциализации узкоколеек в России?

- В Краснодарском крае есть железная дорога, которая идет по живописному ущелью. Билет стоил 500 рублей, а это всего полтора километра, а потом цену еще подняли. Тем не менее, вагоны были заполнены полностью. Рядом, в Апшеронком районе, есть еще одна узкоколейка, которую активно используют для перевозки туристов. В то же время она соединяет несколько населенных пунктов, где нет автодорог. У нас пока можно прокатиться за смешные 22 рубля.

- С какими трудностями пришлось столкнуться?

- Хотелось бы большей поддержки со стороны властей Кирово-Чепецка и Кировской области. Город частично компенсировал нам затраты на перевозку пассажиров. С этого года сумма снизилась на 10%. В принципе, она снижалась все последнее время: за пару лет с 18 до 14 миллионов рублей.

А затраты немаленькие: серьезно подорожало дизельное топливо, надо платить зарплату сотрудникам (их у нас 30 человек), отапливать депо, тяжело найти запчасти, и они стоят очень дорого. Поэтому в будущее смотрим с тревогой.

Хотелось бы понимания, что узкоколейка - прежде всего социальный объект, без которого немыслима жизнь 2000 человек, жителей Каринторфа. Потом уже идет туризм. Недофинансирование приводит к обветшанию инфраструктуры. Если ситуацию не исправить сейчас, последствия будут уже необратимыми.

Также в Каринторфе, где находится локомотивное депо, существует кадровый дефицит профессионалов, да и просто рабочих рук - большинство наших ценных сотрудников уже на пенсии, а молодежь не спешит перенимать их опыт за низкую зарплату. В надежде на энтузиастов и любителей железнодорожной техники приглашаем к нам волонтерами всех, кому не безразлична судьба Каринской УЖД.

- Насколько популярна узкоколейка у жителей Кирово-Чепецка?

- Когда запрещено движение по автомобильному мосту через Чепцу, поезд  едет полным — 6 вагонов битком. Такое редко встретишь на других узкоколейках — обычно там один-два. Как только по мосту пускают автобус, пассажиропоток резко падает.

Присутствует и сезонность — зимняя выручка не покрывает затрат на топливо. Летом все намного оживленнее, люди хотят выехать на природу, и Каринторф в этом плане — неплохой вариант.

- Как «раскручиваете» свой проект?

- Через соцсети, взаимодействуем со СМИ. В серьезной рекламе пока не видим смысла, поскольку основные наши клиенты — из Кирово-Чепецка,  которые и так хорошо знают железную дорогу. Вот когда выйдем на областной уровень, а затем, может быть, и на федеральный, тогда и будем думать о серьезном продвижении. Пока в планах привлечь жителей Кирова. При правильном подходе они смогут серьезно увеличить посещаемость. Особенно рассчитываем на детей — они любят изучать технику, а если есть возможность на ней прокатиться, то вообще замечательно.

- Каков сейчас процент туристов от общего числа пассажиров?

- Тяжело сказать точно. Думаю, не более 2-3%, но наблюдается тенденция к росту. В феврале ожидаем несколько туристических групп из Москвы и из Кирова.

- Что мешает развитию этого бизнеса в России?

- Расстояния и не самая хорошая логистика. Добираться до северных и сибирских регионов далеко и не очень удобно. Да и соседние с Москвой области тоже не очень доступны. Поезд «Вятка», удобный для туров выходного дня, - дорогой, а у самолетов не самое хорошее расписание. Добавьте к этому затраты на трансфер и гостиницу, в итоге получится достаточно дорогая поездка.

Оптимальным вариантом я вижу комбинированные туры: посмотреть Киров, Слободской, Нижнеивкино и заодно прокатиться на узкоколейке.

Кроме того, чтобы привлечь людей, необходимо создать им условия. Да, у узкоколейки есть некий шарм, романтика, но люди хотят комфорта. Очень хотим отреставрировать всю технику и вагоны, но на это нужны средства, а заработать их можно только при условии, что будет много пассажиров и туристов. Пока получается замкнутый круг.

Непонятная ситуация по автомобильному мосту. Его еще даже не начали строить, да и есть сомнения, что запрашиваемой суммы хватит на строительство автодороги до Каринторфа, а власти уже хоронят узкоколейку.

- Почему бы не применить зарубежный опыт по коммерциализации узкоколеек?

- В Европе Каринторф давно бы уже был популярной туристической достопримечательностью — с паровозом, гостиницами, кафе, различными развлечениями, отреставрированными зданиями, сувенирной продукцией. Нам, к сожалению, об этом приходится только мечтать.

Да,  здесь есть дома с необычной архитектурой, построенные по европейским проектам, но они находятся в плохом состоянии и через несколько лет вполне могут быть снесены. Приводить их в порядок — дело недешевое.

- Пытались найти соинвесторов?

- Важно понимать, что срок окупаемости проекта не тот, на который, как правило, рассчитывают инвесторы. Велись переговоры с предпринимателем, мечтавшим построить в Каринторфе что-то вроде деревни времен СССР с ретроавтобусом и другими «фишками» советской эпохи, но потом он передумал. Так что пока все держится на наших плечах.

- Вспоминая, с чего все начиналось, говорите себе: «Какие мы крутые, что не побоялись в это ввязаться?».

- Пока рано делать какие-то выводы, сейчас просто занимаемся делом, в которое мы верим. Да, оно отнимает много времени, сил и средств, но есть отдача, и это уже хорошо!

Что самое важное в бизнесе?

Интуиция, терпение - и все получится.

Беседовал редактор портала Bnkirov.ru (16+) Вадим Шабалин

vashabalin@yandex.ru

назад


МЫ В СОЦСЕТЯХ


Комментарии пользователей >>
Внимание! Ваш IP-адрес фиксируется. Будьте предельно корректны, уважайте своих оппонентов и их точку зрения.
  • Марадыковский стрелок, 09.02.2020, 17:14
    Сафари на Етти. Узкоколейка Суна- Марадыково - Разбойный Бор - Нургуш. В сухой паек обязательно вложить фунфырь "Выпей меня!"
    ответить
Пожалуйста введите символы, которые Вы видите на картинке.

Архив номеров

Свежий номер «Бизнес Новости»

Петр Кочетов: "Одного права лишили, а другого не дают"
Петр Кочетов: "Одного права лишили, а другого не дают"

Общепит в глубокой яме, и у бизнеса нет права что-то изменить. Оно есть у чиновников и контролирующих органов. Предприниматели готовы работать в новых реалиях, у них есть конструктивные предложения, как открыть сферу и спасти тех, кто смог выжить. Своим мнением от лица всех представителей отрасли поделился управляющий партнер сети "Сели-Поели" Петр Кочетов.

  842  16

Что власти приготовили бизнесу?

Снижение критерия по потерянным работникам, исключение обязательной регистрации договоров аренды, уменьшение в два раза платы за патент для всех его держателей. На неделе депутаты ОЗС приняли ряд законопроектов, разработанных "серым" домом в рамках региональных антикризисных мер по поддержке бизнеса.

  309  2

"Деньги должны работать"

Что сделал регулятор для поддержания экономики, ожидать ли дальнейшего снижения ключевой ставки, что будет с ценами и стоит ли прятать деньги под подушку? Эти темы "Бизнес новости" обсудили с управляющим Отделением по Кировской области Волго-Вятского главного управления Центрального банка России Сергеем Крюковым.

  634

Придется адаптироваться

Мир изменился, экономика изменилась, потребитель изменился. "Как в новых реалиях не сойти с ума предпринимателю?". Об этом "Бизнес новости" спросили дипломированного психолога, гештальт-практика, бизнес-коуча, тренера, специалиста по обучению персонала Ларису Анферову.

  250


В детскую областную больницу поступило новое оборудование

Главврач учреждения Наталья Муратова рассказала, какие именно изменения происходят в больнице.

  300

Кировские семьи одними из первых в стране стали получать выплаты в 10 тыс. рублей

Единовременная денежная помощь предусмотрена на каждого ребенка в семье в возрасте от 3 до 16 лет. Заявление на ее получение можно подать до 1 октября.

  126

40 клиентских офисов "ЭнергосбыТ Плюс" работают в обычном режиме

Пока закрытыми для приема посетителей остаются 4 ОПиОКа на юге области.

  431