Андрей Морозов

Берендеевские планы

09.02.2011  5328

Задумки и идеи генерального директора компании «Калинка-Морозов» Андрея Морозова могут поразить воображение даже искушенного бизнесмена: построить сказочную деревню, как у царя Берендея, победить легкую промышленность Китая и Турции и пригласить посмотреть на все это туристов из разных стран. Власти и конкуренты настроены скептически: не то сейчас в моде, а проще говоря, не выгодны эти сказки. Но и Морозов не «лыком шит»: битва за земли и меха в разгаре..

Парк ради парка?
 
Уже несколько лет компания «Калинка-Морозов» ведет туристический проект «Хлыновские палаты». Еще недавно он вызвал много шумихи в прессе. Сейчас все стихло - строительство продолжается?
– Началось все это, напомню, с 2007 года. Тогда (да и сегодня тоже) в Кирове никто не брал под какие-либо проекты земельные участки площадью свыше 10 гектаров. И, естественно, не было опыта организации комплексной застройки таких больших территорий. Поэтому чтобы провести подобную операцию, нам пришлось везти архитектора обучаться в Финляндию. На сегодняшний день закончен горнолыжный комплекс, появились несколько трасс, мы приобрели два подъемника, инвентарь. Специально для того чтобы организовать горнолыжную школу, свозили тренера для обучения в Австрию. Готов сруб для будущей гостиницы братьев Васнецовых. В плане - гостиница Шаляпина. Пока все, на сегодняшний день выполнено только 3-4% от всего задуманного. При этом потрачены 65 млн рублей, которые практически лежат мертвым грузом и не приносят дохода. Для полного воплощения идеи необходимы 1,6 млрд рублей.

Появился какой-то барьер? Или нет инвесторов?
- Барьер никуда и не исчезал. У нас уже был инвестор: мы сотрудничали с компанией «Окимо» и еще одним предпринимателем. Они помогли нам со срубами. Но потом начались проблемы с проверками и финансированием. Сейчас уже полтора года мы не можем подписать с областной властью соглашение о намерениях. Вечная проблема - бюрократия чиновников. Для того чтобы продолжать проект, нам необходимо четко прописать условия аренды на земельный участок. Причем, чтобы на все гектары земли «клюнул» инвестор, нужна рассрочка аренды сроком на три года, а еще лучше - возможность получения патронажного сертификата от губернатора. На такие запросы нам  власти говорят: «Покажите нам инвестора и мы будем разговаривать дальше». Мы отвечаем: «Расскажите нам об условиях, которые вы можете предложить, и мы найдем инвестора». Кто же пожелает и дальше работать себе в убыток? Сейчас часть земель будущего комплекса находится у нас в аренде, другую, большую часть, мы получить не можем, поскольку не знаем ее кадастровой стоимости. Чтобы перевести их из разряда земель рекреационного назначения, необходимо внести изменения в правила землепользования. А эта процедура сильно тормозится.

Вопросы «кто виноват» и «что делать», как всегда, остаются без ответа?
– Понимаете, каждый мэр, приходя к власти, ищет свой путь для зарабатывания денег. Я, конечно, имею ввиду не только личный карман, а в целом городские нужды. Никому из администрации не было понятно, зачем нам нужен парк, от которого затрат будет больше, чем экономического эффекта. Отдать землю под строительство многоэтажного дома и получить при этом дивидендов около 30% от прибыли  - гораздо более выгодная перспектива, чем сдать ее в аренду на 49 лет в неизвестное будущее. Нам и в палате землепользования говорят сегодня, что эта территория совершенно непривлекательна для инвесторов, готовых вкладывать в развитие парковой деятельности. Получается, здесь гораздо выгоднее строить дома и ставить ларьки. Пить-то у нас хорошо научились.

И действительно, что побудило вас, успешного предпринимателя, заняться проектом, который вот уже несколько лет приносит только нервные расстройства? Этот парк выгоден мне, как потребителю, а вам? Все-таки мы привыкли к тому, что бизнес в первую очередь настраивает себя на то, чтобы выжить. А здесь такая глобальная задумка?
– Я задам вам резонный вопрос: Александровский сад сегодня кому-то мешает? А создан он был еще во времена Аркадия Васнецова и Евгения Чарушина без всякого коммерческого расчета. А возьмите любой европейский город, я побывал во многих из них. Там везде замечательная парковая архитектура, туда везут всех приезжающих туристов и страна получает от этого миллионные прибыли. Почему бы не организовать подобное в Кирове?

Посмею поспорить: разве одним парком в Киров заманишь туристов?
– Возьмем в пример Турцию – в этой стране, как и у нас, нет нефти и газа.

Зато есть море...
– Да, они приглашают к себе русскую семью и создают ей шикарное настроение: море, гостиницы, развитая легкая промышленность (одежда по доступным ценам). Почему я не могу позвать к себе в гости того же турка, поселить его в гостиницу Федора Шаляпина или братьев Васнецовых, прогулять его по нашему парку, показать вятские архитектурные памятники и продать ему свою шубу. И все это не моя идея – еще Аполлинарий Васнецов делал зарисовки идеальной деревни будущего. Помните его «Берендеевы палаты»? А на Кикиморской горе, где сейчас у нас располагается горнолыжный комплекс, издавна проходили праздники: Свистунья, Масленица, наши прабабушки катались на санях. Со временем эту землю стали застраивать небольшими домиками и сараями, потом и их снесли, и энергетики начали тянуть свои кабеля. Почему бы не возродить традиции?

Кстати, что касается открытия частной горнолыжной школы: насколько она необходима нашему городу при имеющихся спортивных комплексах в районе Филейки и в Белой Холунице?
– Отличие в том, что в нашей школе мы можем обучать этому спорту детей с трех лет. А если взять в качестве примера трассу, скажем, филейскую, то она даже для меня, мужчины, довольно сложна. А как же женщины и дети, которые хотят научиться кататься на горных лыжах?

На территории будущего комплекса «Хлыновские палаты» находится также Ежовский озерно-родниковый комплекс? Летом вы планировали организовать на нем еще один вид досуга – рыбалку. Но, насколько мне известно, проект не продвинулся, а из-за земли тоже начались распри.
– Разводим карпов для будущего водоема, дальнейшее развитие пока впереди. Эту территорию тоже пришлось долго отвоевывать. Сначала ее частники застроили домами из силикатного кирпича, потом ее часть, на которой располагалась старинная водокачка, была продана азербайджанскому предпринимателю Фадзису Алекберову под «шашлык-башлык». Нам говорили: куда вы зашли, вы же ни с кем не договоритесь. И только с благословения тогда еще жившего Хрисанфа мы отвоевали этот клочок земли. Но тоже ненадолго.

Что помешало?
– Недавно у нас вышел большой скандал с застройщиком, который возводит дом в конце улицы Милицейской. Есть все основания полагать, что его действия незаконны и сейчас мы подали запрос в департамент строительства и архитектуры, а также в прокуратуру с той целью, чтобы прошла проверка. По генплану застройки Кирова уже названная мной улица должна продолжаться, но в данный момент это невозможно, так как застройщик перегородил ее шлагбаумом.

Судя по размерам дома, он строится уже давно. Почему противоречия возникли только сейчас?
– Дело в том, что буквально перед новым годом застройщик выставил на дорогу гаражи и забор, заградив тем самым проход для населения к нашему горнолыжному комплексу. Следовательно, и после ввода дома в эксплуатацию улица не станет свободной. А как все началось: еще до принятия генплана города (2005 год) земля без всяких аукционов раздавалась застройщикам. Каждый старался урвать себе кусок и построить как можно больше квадратных метров на нем. В результате интересующий нас участок, который находился до этого в ведомстве природоохраны, был вымежеван и часть памятника природы, таким образом, попала под застройку. А место здесь очень выгодное: город, коммуникации все подведены, готовится рекреационная зона. Гораздо сложнее, к примеру, тому же Алексею Миронову с разработкой проекта «Чистые пруды» - там все приходится делать с нуля. Чтобы разрешить возникшее противоречие, в конце прошлого года мы приглашали увидеть все своими глазами главу администрации города Георгия Мачехина. Он, конечно, приказал своим подопечным разобраться с ситуацией и расчистить проход, но застройщик по-прежнему продолжает гнуть свою политику. И опять обращусь к истории: если раньше наш город застраивался комплексно, продуманно и гармонично, то сейчас пришли молодые архитекторы, которые, безусловно, талантливы, но при виде денег застройщиков удержаться не могут.

Недавно в прессе мелькнула информация о том, что на приближающихся выборах вы собираетесь баллотироваться в депутаты местного парламента. Потом вы отказались от этой перспективы. Почему?
- Только ради дальнейшего развития проекта «Хлыновские палаты» я намеревался идти в политику. Почему отказался? Мне обещали в ближайшее время помочь в решении этого вопроса.

Не создавайте мемориал
 
Поговорим о традиционном для вятского края промысле - мехах. Когда-то он был основным для нашей экономики. Сегодня об этом ресурсе вспоминают крайне редко и положение дел в отрасли, насколько известно, незавидное.
- Мех – конкурентный товар. Чем выше конкуренция, тем сложнее с ним работать. Мы создали гильдию, попытались как-то решить проблемы, но этот процесс идет крайне медленно. Все упирается в невозможность уменьшить себестоимость продукции. Почему? Слишком высоки тарифы за электро- и теплоэнергию, свет, постоянно возрастают налоги на зарплату, таможенные барьеры мешают беспрепятственно завозить сырье. Иногда сумма уплаченных пошлин может доходить до 65% от стоимости заказанного нами товара.

Кировским сырьем вы не пользуетесь вовсе?
- А у нас и в звероводстве проблемы. Мех – это же рыба, которой у нас нет. Пушнину мы покупаем с аукционов. Причем чаще всего берем европейское сырье. Мы можем, конечно, воспользоваться более доступным мехом, дешевой рабочей силой с Омутнинской зоны и выдавать на рынок не весть что, но кому это будет надо?

Вы вдались в другую крайность: ваши шубы и дубленки доступны только элите. Каков примерный ценовой диапазон вашей продукции?
- Согласен, наш потребитель – это человек с высоким достатком. Но благодаря этому мы смогли завоевать европейский рынок и позиционировать на нем Вятку с лучшей стороны. Что касается цен, то их разброс велик. К примеру, недавно, одна предпринимательница из Швейцарии закупила для своих магазинов сделанные нами соболиные шубы (цена одной товарной единицы достигала 1 млн рублей). Однако каждая наша коллекция после определенного сезона дешевеет (иногда в десятки раз) и становится доступной для менее обеспеченного потребителя.

Вы упомянули созданную недавно в Кировской области гильдию меховщиков. Хоть какие-то результаты от ее деятельности уже есть?
- Мы не раз собирались за общим столом, но пока дальше обсуждений дело не продвинулось. Есть только небольшие общие успехи: к примеру, готовится совместная выставка в Госдуме.

Недавно в интервью «Российской газете» президент российского пушно-мехового союза Сергей Столбов отметил, что мы растеряли все отечественное меховое хозяйство. Если в 80-е годы на долю СССР приходилось 35% мирового производства шкурок норок и песцов, 60% лисиц и 100% соболей, то сегодня, к сожалению, доля отечественного производства в мире составляет менее  5%. Получается, за 20 лет мы потеряли почти все - когда будем возвращать и будем ли?
- Государство само все уничтожило. Пример могу привести из собственной практики. В 1995 году на фирму «Калинка» было заведено уголовное дело. А все из-за того, что мы как-то старались выжить в тех сумасшедших условиях. Тогда еще действовал акциз на меха, составлявший 35% от стоимости изделий. Это при том, что была невероятная инфляция в 240% и огромные налоги. Себестоимость продукции получалась дико высокой: если китайская шапка из кролика стоила 50 рублей, то цену на нашу шапку мы не могли опустить ниже 150 рублей. Потребитель смотрел на нас как на «дураков». Тогда мы решили действовать хитростью - стали выпускать полуфабрикат (по закону с них налог не платился). Шили, к примеру, шапку, и не пришивали к ней тулью, шили плащ, не подшивая подол. В итоге, пока остальные фабрики загибались и распускали свои коллективы, в наши магазины стояли очереди. Мы понимали, что если сейчас потерять кадры, потом собрать их будет сложно. Уже тогда многие мастера уходили работать диспетчерами, теряя при этом квалификацию. Мы переманивали их обратно. Благодаря этому мы стали первой российской меховой компанией, которая вышла на европейский рынок. За нами шла московская «Отрада», но в то время ее поддерживали «нефтяные короли».

Насколько я знаю, вам пришлось тогда банкротить предприятие?
- Да, я смотрю, вы собрали на меня настоящее досье. Состоялся суд, который подтвердил, что я уклонился от налогов в общей сумме составлявших на то время 600 млн неденомированных рублей. Компания была обанкрочена, был наложен арест и на мою квартиру, и на квартиру моих родителей. Тогда мы потеряли почти всех заказчиков и поставщиков. Ничего, выбрались.

Сегодня постепенно выбирается из кризиса, по мнению премьер-министра Владимира Путина, и вся российская легкая промышленность. Так, во время прямой линии с российским народом 3 декабря прошлого года он сообщил о том, что после закрытия московского Черкизовского рынка российская легкая промышленность начала развиваться очень быстрыми темпами, ссылаясь на то, что увеличилось производство брюк, блузок и т.д. Вы, находясь внутри процесса, эти изменения наблюдаете?
- Нет, конечно. Закрыли «черкизон», открыли «Люблино». Ничего не изменилось. Здесь нужны другие подходы: либо создавать реальные условия для развития местного производства, либо ликвидировать таможенные барьеры и коррумпированность этой структуры. Сколько конфиската по дешевым ценам проходит через это ведомство! В 1861 году российские промышленники создали ассоциацию «Покупайте российское». Тогда их целью было сохранение статуса российского товара и контроль за таможенным въездом.  Современной промышленности никто не дает контролировать эти процессы, все решает чиновник.

Никита Белых, к примеру, однажды предлагал интересную меру поддержки: создать музей вятского меха. Как вам перспектива?
- Помню, я тогда еще пошутил: не получился бы вместо музея мемориал. Это совершенно невыгодно сейчас делать. Чтобы создавать такой музей, нужно сначала разрекламировать свой товар. Я предлагал однажды губернатору - давайте добьемся того, чтобы нам доверили обшивать сочинскую олимпиаду. Тогда весь мир узнает о нас и можно будет создавать не только музей.

Досье:

Морозов Андрей Николаевич, генеральный директор компании «Калинка-Морозов».
Дата и место рождения: 12 ноября 1962 год, город Киров.
Образование: Кировский государственный педагогический институт, факультет физической подготовки, кандидат педагогических наук.
Карьера:
с 1984 года - учитель физкультуры
1986-1987 - работник Горспорткомитета,
с 1989 года - начальник снабжения в молодежном жилом комплексе «Красная горка»
с 1991 года - генеральный директор компании «Калинка-Морозов».
Семейное положение: женат, трое детей.
Увлечения: лыжи, сноуборд, футбол, бег, туризм. Любимые для путешествий страны - Япония, Испания.
Любимая музыка: Надежда Кадышева, итальянские популярные певцы, например, Тото Кутуньо.
Любимый фильм: «Адмирал», «Сибирский цирюльник».
Любимое блюдо: жареная рыба.
Жизненное кредо: терпение и усердие.
 
Беседовала
Елена Окатьева
okateva@bnkirov.ru

назад


МЫ В СОЦСЕТЯХ


Комментарии пользователей >>
Внимание! Ваш IP-адрес фиксируется. Будьте предельно корректны, уважайте своих оппонентов и их точку зрения.
Пожалуйста введите символы, которые Вы видите на картинке.

Архив номеров

Свежий номер «Бизнес Новости»

"Без перекосов"
"Без перекосов"

Главное на рынке — наличие спроса. В противном случае регион может остаться с лесом, но без денег, - уверен министр лесного хозяйства Кировской области Алексей Шургин.

  738  22

Наши в Пальмире

Кировские промышленники побывали с бизнес-миссией в Сирии. Где, как и по каким направлениям вятские предприниматели могут начать сотрудничество с этой страной? 

  310

Цена культуре – рубль

С 2020 года в Кировской области начнет действовать программа "Наследие". В ее рамках эксперты установят границы у каждого культурно-исторического объекта, внесенного (или в будущем оказавшемся) в Единый государственный реестр.

  236

"Бизнес должен быть голодным!"

Три года назад два кировских предпринимателя рискнули начать свое дело, которое выросло в успешный бизнес-проект по производству автономных ферм для выращивания свежей зелени в городских условиях – "Сеем семена".

  550  12

Тонкости кадастра

После публикации в предыдущем номере материала "Кадастровая оценка: отсчет начался" с газетой связались представители КОГБУ "БТИ".

  882


Рахим Азимов: К 75-летию Победы будет издан уникальный фотоальбом военной хроники Даниила Онохина "От Кирова до Берлина"

Такое решение было принято на встрече депутата Государственной Думы Рахима Азимова с родственниками Даниила Федоровича Онохина.

  117

Соседский центр — общественное пространство нового формата

Одним из ярких событий сентября стало открытие управляющей компанией «Актив-Комфорт» первого в нашем нашего городе социального проекта «Соседский центр».

  292