Сам себе энергетик

Что выгоднее в условиях растущих тарифов: покупать электричество из сетей или  переходить на собственную генерацию?

21.03.2011  1345

Как бы ни старались предприятия снижать энергопотребление, счета за электроэнергию с каждым годом становятся все внушительнее.

Участники «Круглого стола»:

Олег Харивский, директор филиала «Кировэнерго» ОАО «МРСК Центра и Приволжья»
Сергей Голофаев, генеральный директор «Машзавода 1 мая»
Святослав Сарсон, генеральный директор компании «Домостроитель»
Алексей Миронов, генеральный директор компании «Кировспецмонтаж»
Владимир Зонов, заместитель генерального директора комбината «Искож»

«Реальной угрозой для экономического роста стало увеличение цен на электрическую энергию», - заявил на днях президент страны. Видимо, верховная власть узнала о проблеме совсем недавно и крайне возмутилась тому факту, что с 2000 года тарифы выросли более чем в 3 раза. Такими темпами электроэнергия в России скоро станет дороже, чем в США, Финляндии и в целом ряде стран, а цены достигнут такого уровня, когда строительство собственной генерации станет выгоднее, чем покупка энергоресурсов из сети. Готовы ли предприятия отказаться от услуг монополистов?

Жадные монополисты

Сергей Голофаев:
- Наверное, президент не далек от истины, когда говорит, что рост тарифов - угроза экономическому росту страны. Тарифы в этом году увеличились примерно на 15%. Мы впервые так остро ощутили этот рост, потому что у нас большое литейное производство. Расходы вырастут на 12 млн в год. Это серьезные деньги. И мы их могли бы потратить на обновление основных фондов, на социальные программы.

Олег Харивский:
- Согласитесь, не на каждом производстве расходы на электроэнергию занимают главенствующую роль в структуре затрат. Все зависит от производимой продукции.

Святослав Сарсон:
- Да, доля электроэнергии в себестоимости нашей продукции невелика (порядка 3%), однако и для нас повышение тарифов существенно. За последние 3 года рост цен на электроэнергию у нас составил около 55% (что значительно превышает инфляцию за тот же период), и просто конвертировать этот рост в поднятие цены на готовую продукцию мы не можем - рискуем потерять конкурентоспособность, а следовательно, долю рынка. Поэтому мы выбрали для себя путь внедрения энергосберегающих технологий на производстве.

Владимир Зонов:
- Рост цен и нас заставляет экономить. Чем больше энергетики поднимают тарифы, тем сильнее мы снижаем потребление. Где возможно - меняем оборудование, носители энергии. Кроме того, у нас куплена мини-ТЭЦ, которая покрывает потребность в электроэнергии на 20%. Если тарифы будут и дальше увеличиваться такими грандиозными темпами, мы будем думать об увеличении доли собственной энергии. Дальше так продолжаться не может.

Алексей Миронов:
- Это точно. Жадность монополистов не имеет предела. Цены за электроэнергию запредельные. Мы привыкли слышать от энергетиков самые различные объяснения: что они «не в рынке», что у них регулируемый тариф. Но сегодня у энергетиков на 70% свободные рыночные цены. Вы слышали, как на прошлой неделе президент говорил, что самая дорогая электроэнергия в Курске? Я сам курянин, и знаю, что рядом с Курском находится атомная электростанция, которая производит электроэнергию по 3 копейки за киловатт. А до потребителя энергия доходит по огромным ценам. Вот это называется жадность энергетиков. Если уровень инфляции в стране 7-8%, то с чего вдруг цены на электроэнергию растут на 15%?

Олег Харивский:
- Президент, если вы слышали, говорил также и о том, что с 2000 года цены на электроэнергию выросли в 3 раза. Для сравнения: за тот же период, по данным Росстата, рыночные цены в строительном секторе выросли в 6 раз, а на вторичном рынке жилья - в 7 раз. Индекс промышленных цен также вырос гораздо сильнее, чем в 3 раза. И никого это не удивляет. Бизнес давно работает в рыночных условиях, зарабатывает сколько может. А на формирование цены электроэнергии влияет государство: на текущий год лимит для роста тарифов установлен в размере 15%, на следующий - 13%. Так вот не понятно, почему вдруг при удорожании всех продуктов и товаров электроэнергия должна оставаться дешевой? Просто потому, что у потребителей еще есть рычаги влияния на формирование тарифа? Мы же в процесс формирования стоимости квадратного метра не вмешиваемся...

Алексей Миронов:
- Потому, что удорожание электроэнергии приводит к росту цен на все производимые товары и продукты и в конечном счете раскручивает инфляцию.

Олег Харивский:
- А искусственное сдерживание тарифов, которое мы наблюдаем из года в год, ставит под угрозу качество предоставляемой услуги, безопасность и надежность. Недавно, если вы помните, Владимир Путин отметил, что износ в энергетической отрасли составляет 80%. Правда, через некоторое время он же заявил, что рост тарифов надо ограничить 15-ю процентами. Я понимаю, что это позволит хоть как-то поддержать экономику России, но при таком подходе энергетика завтра развалится, она уже сегодня на грани. Вспомните аварию в «Чагино», взрыв на Саяно-Шушенской ГЭС. Если не вкладывать в модернизацию отрасли деньги (которых при существующих тарифах найти невозможно), от подобных катастроф мы не застрахованы. При этом, разумеется, принимаются меры по снижению стоимости электроэнергии. Так, внедрение новых высокоэффективных турбин и генераторов приведет к снижению издержек и увеличению выработки электроэнергии. Но это вопрос не ближайшей перспективы. Чтобы снизить нагрузку на бизнес, государство может также пойти на непопулярные меры и заставить граждан платить по полной за всю потребляемую электроэнергию. Сегодня до 10% в счетах предприятий - плата за электроэнергию, потребляемую населением. Кроме всего прочего, далеко не все предприятия уделяют достаточное внимание энергосбережению. Все хотят платить дешевле, но вкладывать деньги, например, в учет никто не торопится.

Альтернатива есть?

Алексей Миронов:
- Есть и еще один выход - переход на альтернативную энергетику. Например, в «Чистых прудах» и на «Солнечном берегу» мы установили газовые котельные для производства тепловой энергии. Монополисты-энергетики от жадности выбрасывают тепловую энергию, для них тепловая энергия - это попутная энергия, которая идет на охлаждение турбин при производстве электроэнергии. Они могли бы ее продавать в «Чистые пруды» и «Солнечный берег», но «заломили» такую цену, что нам проще было построить собственную газовую котельную. Если цены на тепловую и электрическую энергию будут также расти, то мы на заводе (в заречной части города) будем вместе с производством тепловой энергии вырабатывать и электрическую, установим в газовой котельной турбины. Правда, проблема еще и в том, что энергетики стараются не пускать мелкие предприятия в единую энергетическую сеть. Когда мы ставили котельную в «Чистых прудах», тоже рассматривали вариант установки газовой турбины для выработки электроэнергии. Однако достаточного потребления не нашлось, а энергетики заявили нам, что не пустят нас в единую энергетическую сеть. В любом случае, сегодня об альтернативной энергетике задумываются все больше предприятий.

Святослав Сарсон:
- Что касается нашего предприятия, то пока мы не планируем ставить генерирующие мощности. Необходимо понимать два фактора. Первый - себестоимость производимой электроэнергии. Очевидно, что электроэнергия ГЭС всегда будет дешевле, чем с ТЭЦ за счет ресурсов на входе и экономии масштаба. В случае отдельного предприятия, не думаю, что использование газовых, а тем более дизельных генераторов может дать долгосрочный эффект. Другое дело, если на предприятии есть технологические процессы, побочным продуктом которых может быть производство электроэнергии, утилизация технологического тепла, например. Тогда строительство собственных генерирующих установок имеет смысл. В Европе, например, часто ставят на территории предприятии ветряные установки, которые генерируют электроэнергию для бытовых нужд. Второй фактор - размер инвестиций, которые необходимы для создания генерирующих мощностей. Важен и срок окупаемости этих инвестиций.

Сергей Голофаев:
- Именно размер инвестиций не позволил нам реализовать проект перехода на собственную генерацию электроэнергии. Требовалось около 100 млн рублей. Уже даже имелись определенные договоренности с кредиторами, да и срок окупаемости был приемлем - 5-7 лет. Но мы посчитали, что нам такие расходы не потянуть, пока есть более приоритетные задачи.

Владимир Зонов:
- Ситуация вообще не вполне нормальная. Во всем мире малые и средние предприятия не занимаются генерацией, они покупают электроэнергию из сетей. Нас же вынуждают создавать свои мощности. Экономия достаточно серьезная. По нашему предприятию могу сказать, что срок окупаемости вложений не превысит 5 лет.

Сергей Голофаев:
- Однако пока, насколько я знаю, «Искож» - чуть ли не единственное предприятие в области, которое пытается самостоятельно обеспечить себя электроэнергией. Что-то пытается создать «Биохимзавод». Для многих же это просто непосильные вложения. А все остальные способы снижения расходов заканчиваются одним возможным вариантом: подчиниться энергетикам и принять их правила игры. Предприятия поставлены на колени. Мы регулярно поднимаем эту проблему, пишем письма правительству, премьеру, президенту, Чубайсу, но пока нет никакой реакции и нет никаких действий.

Владимир Зонов:
- Руководители энергопредприятий нас не слышат.

Алексей Миронов:
- И областная власть не слышит. Сколько бы союз строителей ни пытался доказать, что тариф на присоединение велик, нас слушают, но не слышат. Хотя этот тариф регулируется только на местном уровне, и власти могли бы повлиять.

Приватизация

Владимир Зонов:
- Будем надеяться, после того, как президент акцентировал внимание на проблеме роста тарифов, дело сдвинется с мертвой точки. Потому что если крупнейшие потребители электроэнергии перестанут покупать ее из сети (такая тенденция уже намечается), население останется один на один с монополистами. Издержки энергетиков резко возрастут. И на кого они их переложат? На население. Президент озвучил ряд мер, которые должны решить проблему роста тарифов (модернизация отрасли, развитие конкуренции, приватизация региональных распределительных компаний), но я сомневаюсь, что эти меры принесут какой-то эффект. Когда задумывалась реформа энергетики, предполагалось, что определенная часть тарифов пойдет на модернизацию и создание новых генерирующих мощностей. Этого не произошло. Все мощности ушли в частные руки, но никто не занялся модернизацией и переоборудованием. Огромное количество денег тратится на содержание штата и накладные расходы появившихся компаний, а не на модернизацию. Сегодня предлагают приватизировать региональные распределительные компании, привлекать частных инвесторов, но кто пойдет?

Олег Харивский:
- Инвесторы пойдут в отрасль только в том случае, если правила игры на рынке будут прозрачны и понятны, и можно будет просчитать доходность бизнеса. Сегодня же правила меняются постоянно: сначала власть говорит, что 100% электроэнергии должно быть «в рынке», затем утверждает, что рост тарифов надо регулировать. В прошлом году утвердили RAB (RAB-регулирование - долгосрочное регулирование тарифов) на 5 лет, но уже сейчас хотят его пересмотреть. Генерирующие компании когда-то заходили на рынок, рассчитывая, что отрасль будет развиваться по законам спроса-предложения. Теперь же они сталкиваются с искусственным ограничением роста тарифов и задаются закономерным вопросом: для этого ли они строили бизнес? К тому же приватизация приведет к созданию частного бизнеса, на который государство влиять никак не сможет. Приведет ли это к снижению темпов роста тарифов? Вряд ли. Во-первых, крупная компания имеет больше возможностей для сокращения издержек. Например, в «Кировэнерго» удельные затраты на условную единицу существенно ниже по сравнению с другими сетевыми организациями (их в области порядка 50). Во-вторых, сетевые организации - это те же посредники, которые покупают на рынке электроэнергию, доводят ее до потребителя и получают свой процент, то есть каждая компания из общего котла берет кусочек себе, что точно не удешевляет стоимость электроэнергии.

Алексей Миронов:
- Единственный выход, на мой взгляд, - вмешательство государства. Оно должно заставить энергетиков работать в нормальных ценах. В противном случае надо не приватизацию проводить, а вернуть энергетику в государственную собственность. Все энергетики, начиная с Чубайса, рассказывали, что как только мощности перейдут в частные руки, цены на энергоносители упадут, а все получилось наоборот. Так что не стоит повторять ошибок.

Подготовила
Мария Петухова
Petuhova@bnkirov/ru

назад


МЫ В СОЦСЕТЯХ


Комментарии пользователей >>
Внимание! Ваш IP-адрес фиксируется. Будьте предельно корректны, уважайте своих оппонентов и их точку зрения.
Пожалуйста введите символы, которые Вы видите на картинке.

Архив номеров

Свежий номер «Бизнес Новости»

Павел Строев: "Киров-2035: векторы развития"
Павел Строев: "Киров-2035: векторы развития"

О стратегии социально-экономического развития Кирова до 2035 года "Бизнес новостям" рассказал директор Центра региональной экономики и межбюджетных отношений Финансового университета при правительстве РФ Павел Строев. Именно этот университет является ее разработчиком.

  591  1

0 рублей

господдержки получил целый ряд СМИ Кировской области, несмотря на признание отрасли пострадавшей. Основная причина связана с проблемами ОКВЭДов. Как, впрочем, и у большинства других сфер бизнеса.

  371

Барометр восстановления

23% малых предпринимателей страны не знают, как восстановить свой бизнес. 40% – ориентируются на текущую ситуацию. 32% удалось приспособиться и начать зарабатывать – бизнес потихоньку восстанавливается.

  315


Tele2 приглашает гостей дома по другим правилам в путешествие по России

Tele2 продолжает проект "Дом по другим правилам". Оператор обновил digital-пространство, чтобы познакомить гостей онлайн-дома с интересными людьми – рестораторами, бартендерами, журналистами, лидерами мнений – из разных регионов России.

  194

"Ростелеком" расширил линейку решений для кибербезопасности сервисом взаимодействия с ГосСОПКА

"Ростелеком" запустил сервис регистрации и анализа событий Solar MSS ERA (Event Registration and Analysis), ориентированный на выполнение требований №187-ФЗ в части ГосСОПКА и противодействие массовым атакам.

  210

Важно ли, какую воду пьём мы и наши дети?

Мы годами пользуемся фильтрами и кувшинами на кухне. Нравится ли нам эта вода на вкус? И есть ли от неё польза? Давайте разберёмся.

  222