Нашествие гамбургеров

Второй ресторан KFC в Кирове откроется у железнодорожного вокзала, а вслед за KFC в Киров  придет «Шоколадница». Чего еще ждать от федеральных и региональных игроков рынка фастфуда и каковы перспективы этого рынка в Кирове — выясняли в эфире радиостанции «Эхо Москвы в Кирове» главный редактор радиостанции Светлана Занько, главный редактор газеты «Бизнес Новости» Олег Прохоренко и гости программы «Разворот на бизнес».

09.12.2013

Голосуем рублем

Светлана Занько: Тема сегодня для всех очень интересная. Мы будем говорить о фастфуде, о ресторанах быстрого питания. Мы не собираемся спорить по поводу того, хорошо это или плохо, а хотим понять, что такое фастфуд сейчас в Кирове и каковы перспективы. У нас в гостях эксперты. Это Андрей Вавилов, координатор строительства «Макдоналдс» в Кирове, депутат Кировской городской думы Антон Русских и коммерческий директор компании «Casual Dining System»  (компания, управляющая сетью суши-баров «Шире хари», «Просто пицца», «Просто кофейня») Никита Лупандин. Это люди, которые причастны к появлению и развитию в нашем городе фастфуда.

 

Антон Русских: На самом деле, так или иначе все, кроме ресторанов, попадает под категорию фастфуда: постсоветский проект фастфуда «Данар», пиццы, кофейни, даже старая добрая советская столовая... Самообслуживание, снижение себестоимости — это принципы быстрого питания.

 

Светлана Занко: Антон Михайлович, недавно вы говорили о том, что в Кирове в феврале появится ресторан KFC...

 

Антон Русских: В планах стоят 2-3 ресторана. Но, думаю, в 2014 году откроют два.

 

Олег Прохоренко: Кстати, по результатам опроса, который проводился в соцсети «ВКонтакте» еще до того, как стало известно о заходе KFC, кировчане больше всего хотели бы, чтобы появилась именно эта сеть. KFC получила треть голосов, «Шоколадница» - 20%, «Крошка-картошка» - 14%, Burger King — 9%, почти одинаково набрали «Ёлки-палки» и Pizza Hut  — по 6%. То есть сеть KFC кировчане знают. А как принималось решение о заходе в Киров?

 

Антон Русских: Критериев очень много: численность населения, средний доход и так далее. Операторы идут по России. На сегодняшний день города-миллионники такими сетями, как МакДоналдс, KFC, Burger King уже завоеваны. Дело дошло до полумиллионников. Плохо это или хорошо? Я не знаю. Человек сам определяет — какому бизнесу развиваться, а какому нет. Он голосует рублем. Когда я приезжаю в МакДоналдс — там всегда люди, а значит, он востребован.

 

Андрей Вавилов: Мы все знаем, что МакДоналдс изначально пришел в большие города, но впоследствии они просчитали риски, посмотрели, что в России можно работать и дальше двигаться. Есть страны, где МакДоналдс только продает франшизы. Но для России поменялся критерий, и в Татарстане, например, даже в каком-нибудь маленьком городе Бугульма есть МакДоналдс. Антон правильно сказал: вопрос в том, насколько территория принимает тот или иной бизнес. Востребованность есть.

 

Светлана Занько: Кстати, открытие первого МакДоналдса в России — это кульминация многолетних переговоров, которые начались во время Олимпийских игр в Монреале в 1976 году и завершились подписанием крупнейшего договора между Светским Союзом и компанией общественного питания. Первый ресторан открылся в 1990-м. А в 2013-м открывается второй ресторан в Кирове. Андрей Николаевич, первый МакДоналдс проработал в Кирове два года. Скажите, люди «проголосовали рублем»? Рентабельность как вы оцениваете?

 

Андрей Вавилов: Рентабельность удовлетворяет компанию. Открытие первого ресторана показало, что рубль приходит в бизнес.

 

Спорная планка

 

Антон Русских: Хочется подчеркнуть, что и МакДоналдс, и KFC мы все же называем ресторанами быстрого питания. То есть федеральные сети со своим качеством задрали планку выше, чем региональные сети.

 

Олег Прохоренко: Отчасти не соглашусь. Но давайте переадресуем вопрос Никите Лупандину.

 

Никита Лупандин: Федеральные сети держат планку на таком уровне, какой позволяет им зарабатывать, при которой им удобно работать. Не больше, не меньше. Не нужно думать, что они несут какой-то позитив или негатив, они просто приходят и зарабатывают деньги, и за ними стоят люди, которые пытаются вернуть обратно вложенные средства.

 

Светлана Занько: Никита Владимирович, зашел МакДоналдс, сейчас KFC заходит, вы чувствуете, что конкуренция нарастает?

 

Никита Лупандин: Гораздо лучше работать в конкурентной среде. Допустим, мы работаем в Нижнем Новгороде на Большой Покровской, и там на одной улице находится больше ресторанов, чем во всем Кирове. Мы работаем в «Меге», где рынок общепита больше, чем рынок общепита в Кирове. И ничего, нормально. Работаем по своим стандартам, и у каждой сети есть свой потребитель.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Коммерческий директор компании «Casual Dining System»  (компания, управляющая сетью суши-баров «Шире хари», «Просто пицца», «Просто кофейня») Никита Лупандин

 

 

Светлана Занько: Кто эти люди, которые приходят и покупают фастфуд в ресторанах? Кто ваш клиент?

 

Никита Лупандин: Молодые люди от 14 до 25 лет — это одна большая аудитория, вторая — люди от 25 до 40 лет. Более старшая аудитория, в основном, картошку дома варит. Если говорить о том, чем эти люди занимаются, то это в основном люди творческих профессий.

 

Антон Русских: На самом деле, Никита сейчас четко объяснил, в чем разница между федеральными сетями и местными. Федеральные сети не делят людей на категории. И если вы представителей  МакДоналдса спросите — кто ваш посетитель, вам ответят — все. Чем еще хороша федеральная сеть: стандарты качества в сети везде одинаковы. Можно любить гамбургер или не любить его, но он везде одинаковый. То же касается обслуживания. Те требования и планки, которые федеральные сети поднимают с точки зрения воспитания и обслуживания, безусловно, приносят большую пользу, потому что даже если люди увольняются из федеральных сетей, они уже приучены к другому уровню обслуживания. Их там заставляют работать и объясняют, почему нужно так себя вести.

 

Город консерваторов

 

Олег Прохоренко: Андрей Николаевич, вопрос к вам, как к человеку, который открывал первый ресторан МакДоналдс в Кирове, сейчас открывает второй и консультировал, насколько мне известно, людей, которые привозят KFC. Киров — сложный город для открытия ресторана?

 

Андрей Вавилов: Мы в Кирове консерваторы, долго сопротивлялись МакДоналдсу. Мы были первыми, и нам было сложно именно сломить представления людей о фастфуде, убедить их, что фастфуд — это не отрава. Со вторым рестораном гораздо проще — и город, и сетевики принимают нас на «ура».

 

Олег Прохоренко: Никита Владимирович, где проще и удобнее открывать новую точку заведения фастфуда — в Кирове или Нижнем Новгороде?

 

Никита Лупандин: Везде сложность есть определенная. Если открываешь точку за пределами Кирова — попадаешь на логистику, но зато какие-то другие вопросы решаются легче. Но я все-таки патриот Кирова, и когда мы открываем точку где-либо, часть вещей заказываем здесь. Проектировщики — здесь, мебельная фабрика — здесь и так далее.

 

Олег Прохоренко: Есть ли планы по дальнейшему расширению и что все-таки с вашим брендом?  Прошла новость, что Высший арбитражный суд отказал вам в регистрации бренда в виду его аморальности.

 

Никита Лупандин: Что касается бренда, то хлеб и зрелища мы будем обеспечивать и дальше. А расширяться планируем в сторону Москвы — Киров, Нижний, Владимир, Москва.

 

Светлана Занько: А в Киров что еще придет?

 

Антон Русских: Это, конечно, инсайдерская информация, но на «Шоколадницу» выкуплена франшиза. Думаю, в 2014 году сеть появится в Кирове. Но «Шоколадница» - точно не конкурент ни Макдоналдсу, ни KFC, это большой конкурент нашим кофейням.

 

Превратишься в пирожок

 

Светлана Занько:У нас на связи по телефону Константин Садаков, совладелец ресторана «1797». Константин, добрый день. Чувствуете ли вы отток посетителей с приходом сетей фастфуда, и какое у вас отношение к быстрому питанию?

 

Константин Садаков: У нас заведение еще молодое, так что, честно говоря, отток мы не чувствуем, наоборот прирастаем с каждым месяцем. Что касается фастфуда, то я, как отец троих детей, не очень рад тому, что все больше появляется ресторанов быстрого питания. Это культура довольно сомнительная. Сам я пробовал ходить в эти заведения давным-давно будучи студентом, но сейчас совершенно против и детей туда никогда не вожу. Если уж нужно перекусить, то я за нашу русскую еду: блинная — это, пожалуй, самый безопасный вариант. А вообще многое зависит от морали самих рестораторов.

 

Светлана Занько: У вас есть сомнения по поводу продуктов,сырья, которое используется в ресторанах быстрого питания?

 

Константин Садаков: Есть сомнения.

 

Светлана Занько: Спасибо, Константин. Кстати, Антон Михайлович, вы говорили, что KFC будет рассчитывать на местных поставщиков курятины.

 

Антон Русских: Да, идет подбор кировской птицефабрики, которая сможет поставлять курицу. А вообще, все закупаются в одних и тех же местах. Может быть, ресторан «1797», конечно, сам выращивает курицу, но, мне кажется, что и он покупает ее точно там же, где и все остальные. И когда ставят под сомнение качество — это не совсем корректная конкуренция. Если же возвращаться к вопросу здорового питания, то разница между гамбургерами и пирожками с точки зрения здорового питания небольшая, точнее, ее просто нет. Вам любой врач скажет, что если вы будете каждый день есть пирожок или гамбургер, то вы в одном случае превратитесь в пирожок, а в другом - в гамбургер.

 

Светлана Занько: Андрей Николаевич, вопрос про котлеты в МакДоналдсе. Откуда они к нам едут?

 

Андрей Вавилов: В Подмосковье построен завод, откуда едут полуфабрикаты. Естественно, соблюдаются все необходимые условия хранения. На полуфабрикате есть бирка с датой выпуска и датой окончания срока реализации. И я уверен, что просроченного точно ничего нет. В фастфуде деньги зарабатываются на оборачиваемости.

 

Антон Русских: И еще надо понимать, что когда человек отравится в ресторане «1797», не дай бог, конечно, имиджевые риски будут меньше. Если один человек отравится в МакДоналдсе — это будет скандал на всю страну.

 

Никита Лупандин: И там не может один человек отравиться. Люди будут травиться целый день.

 

Антон Русских: Поэтому я и говорю, что в федеральных сетях качеству уделяют особое внимание. Стандарты качества очень жесткие.

 

Фастфуд как сигарета

 

Светлана Занько: А у нас снова телефонный звонок. Это Владимир Малютин, врач-эндокринолог регионального эндокринологического центра. Владимир Игоревич, как вы относитесь к фастфуду?

 

Владимир Малютин: Тут речь идет об очевидных вещах. Это такой же вопрос как, например, «насколько полезны или не полезны сигареты, и почему они продаются в магазине»? Это бизнес. Многие люди понимают, что сигареты — это вредно, но они курят. Так же и фастфуд.

 

Никита Лупандин: Владимир Игоревич, как врач-эндокринолог, скажите мне, что лучше, ходить в ресторан и кушать свиные ребрышки и заедать копченой колбасой или ходить в МакДоналдс или в «Шире хари» и кушать овощной салатик? Давайте правильно говорить: вредную еду есть вредно, полезную — полезно. Я не понимаю, когда начинаются такие нападки на нас, на МакДоналдс...

 

Владимир Малютин: По поводу МакДоналдса все обоснованно. К нам недавно приехал доктор из Америки, так вот там МакДоналдс — это пища для бедных людей и вообще стыдно такую еду покупать.

 

Олег Прохоренко: А у нас люди говорят, что это дорогая еда.

 

Антон Русских: Люди сами определяют, что они едят. Никто за них этого решить не может.

 

Светлана Занько: Это наш выбор, да. Нам нужно заканчивать программу. Процитирую абзац из исследований: «Несмотря на риски лидерам российского рынка фастфуда удается расти на 25-40% ежегодно. Сам рынок общепита стабильно увеличивается на 10-20% в год. Бурное развитие рынка привело к тому, что общемировой тренд на здоровый образ жизни затронул и Россию». Что тоже слава богу. Это был “Разворот на бизнес». Спасибо!

 

Подготовила Мария Петухова

petuhovamv@gmail.com