Юрий Деревской

Город с частичкой себя

19.05.2014

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Инженер по образованию и созидатель по призванию в 39 лет он стал первым секретарем Кировского горкома партии, по-нынешнему — мэром. Юрий Иванович Деревской накануне Дня Победы отметил 85-летие и был награжден почетным знаком «За заслуги перед Кировской областью». Он возглавлял Киров с 1968 по 1983 годы. За время его правления в областном центре выросли десятки грандиозных объектов, которые до сих пор  являются украшением города. Как удавалось устраивать общегородские стройки и налаживать контакты с директорами заводов? Почему ряд объектов в Кирове возводили полулегально? Об этом и многом другом Юрий Деревской рассказал в интервью «Бизнес Новостям».
 
 
«Соревнуйся с Котельничем!»
 
- Юрий Иванович, благодаря вам в Кирове были построены десятки грандиозных объектов, таких как цирк, диорама, Музей Васнецовых Дворец пионеров, Дворец бракосочетаний, роддом №2. Есть среди них тот, которым вы особенно гордитесь?
 
- Понимаете, все надо было строить. И цирк, и диораму, и Октябрьский проспект, и водовод делать. Наверное, неправильно было бы выделить один из них как предмет особой гордости. Всем им отдана частичка себя.
 
- К слову, о цирке. Действительно его строили почти нелегально?
 
- Город Киров соревновался с Ижевском и Пермью. В 70-е годы первым секретарем Кировского обкома КПСС был Иван Петрович Беспалов. А я был тогда первым секретарем Кировского горкома. И Беспалов мне говорил: «Ну что ты соревнуешься с Пермью? Соревнуйся лучше с Котельничем!» А я ему: «Вот уж нет!».
 
В Кирове тогда был цирк-шапито. А я считал, что наш город достоин цирка стационарного, не хуже, чем в Перми и Ижевске. Беспалов первое время был против. Много пришлось с ним поспорить, доказывая свою точку зрения. Проектная документация на кировский цирк валялась 15 лет! На этом долгострое трудились и заключенные, и «Промстрой». И мы твердо решили его закончить. Правда, на бумагах стройка значилась как «Стадион». Оказалось, что в те годы цирки можно было строить только в городах - «миллионниках».  Начали строить — и ахнули: никто ничего не умеет, опыта строительства подобных объектов нет. Самым сложным оказался купол цирка. Для него понадобилось 250 тонн металлических конструкций. В итоге построили цирк.
 
- А кто работал на строительстве цирка?
 
- Только наши мужики. В стройке принимали участие все кировские заводы.
 
- Насколько я знаю, и диораму возводили тайно?
 
- Диораму строили под кодовым названием «Канализационная станция перекачки». А началось все с Перми, где мы подводили итоги очередного соревнования. Там нам показали диораму «Разгон казаками демонстрантов в Мотовилихе в 1905 году». И я сказал: «Мы еще лучше диораму в Кирове построим!». «Да у вас ничего подобного не было на Вятке, никого не разгоняли!», - усмехнулся первый секретарь Пермского горкома Мелешков. Мы в Кирове собрали историков, краеведов. Выбрали тему «Установление советской власти в городе Вятке». Полотно диорамы тогда оценили в 100 тысяч рублей. Город не мог ни копейки перечислить на оплату полотна. Помог комсомол: сумму заработали на субботниках и воскресниках. Мы вообще диораму строили очень быстро: всего месяца три. Полотно привезли на машине с эскортом из Москвы. Подавали его через окно. А крыши еще не было. И мы нашли выход: натянули брезент, а в помещении поставили теплогенератор. Однажды брезент от перегрева сгорел. Другой натянули, но доделали работу. И не зря мы рисковали, не спали ночами. И очень приятно, что художники и архитектор диорамы получили Государственную премию РСФСР.
 
- Юрий Иванович, а трудно было соревноваться с такими крупными промышленными гигантами, как Ижевск и Пермь?
 
- Знаете, у директоров заводов и других предприятий в Кирове на столах можно было увидеть привезенный мной из Свердловска афоризм: «Кто хочет работать — ищет средства, кто не хочет — ищет причину». Причем, первая половина фразы была написана на одной стороне листа, а продолжение — на другой. И когда на совещаниях кто-то начинал оправдываться, я переворачивал этот девиз обратной стороной. Тогда уже разговор начинал идти совершенно по-другому. Несмотря ни на что, мы работали. В те годы у нас наладились тесные контакты со Свердловском, Йошкар-Олой, Горьким, Казанью, Ленинградом, Ригой. В итоге в Кирове появились свердловский мрамор, ярославская краска. Горьковские строители возвели два путепровода: на улицах Производственной и Воровского. А рижане вообще с гордостью называли Киров второй столицей Латвии. В годы войны многие латыши нашли приют на вятской земле. Я тогда внес предложение в обком партии о том, чтобы город Киров включился во всесоюзное соцсоревнование. И мы не опозорились: одиннадцать лет Кирову присуждалось переходящее Красное знамя ЦК КПСС и Совета министров СССР. А девизом в те годы соревнования в Кирове были слова «Работать без отстающих».
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
«Раньше думай о Родине, а потом о себе!»
 
- Юрий Иванович, вы по образованию инженер-строитель, а как стали партийным вожаком в городе Кирове?
 
- Родился я в Новгородской области. После окончания Ленинградского военно-механического института по распределению попал на машиностроительный завод в Вятские Поляны. Работал начальником технического бюро, потом начальником цеха. Я всегда был в центре всех событий. Возглавлял на заводе комсомольскую организацию, все хотелось успеть, молод был да горяч. И вызвали меня в райком партии. Мне сказали: есть постановление ЦК об укреплении лесной промышленности, а вы, Деревской, знаете устройство танка. Будете механиком в леспромхозе. Я говорю: «Так то ж танк!» А мне: «Трелевочный трактор — тот же танк, только еще проще». Я отказался. Прошел месяц — звонок из обкома. Я и в обкоме отказал. Директор завода Федор Михайлович Трещев обрадовался моему решению: «Зачем тебе в Киров? Работа, зарплата хорошая, квартира, жена...» Прошел еще месяц. О Кирове я забыл, и вдруг — звонок из комбината «Кирлес»: «Испугался трудностей, Юрий Иванович? Страна поднимает целину, а ты в областной центр отказываешься ехать?». У нас же настрой был совсем иной, чем у сегодняшней молодежи. Мы пели тогда: «Раньше думай о Родине, а потом о себе!».
 
- Обкому партии смогли отказать, а директору «Кирлеса» - нет?
 
- После таких слов не смог, приехал в Киров.
 
- Квартиру партия сразу же дала?
 
- Да что ты, конечно, нет. Начал я с гостиницы. В гостинице я жил месяц. А с жильем помог Николай Афанасьевич Усенко, начальник комбината «Кирлес». Мне дали две комнаты в трехкомнатной квартире в деревянном доме по улице Ленина, 175-а. И тогда я поехал за семьей в Вятские Поляны. Взяли с собой кровать, детскую кроватку, два мешка картошки и овощей, да две пары гантелей, изготовленных на заводе. Кстати, этот дом на Ленина, 175-а вроде бы до сих пор стоит. А в Кирове работал главным инженером центральных ремонтно-механических мастерских. Мы отремонтировали почти 14 тысяч тракторов!
 
- Скоро из районов Кировской области может уйти двоевластие:обязанности главы района и главы районной администрации будет совмещать один человек – глава района. И в областном центре действует та же схема - «глава - глава администрации». В ваше время подобного двоевластия не было...
 
- А зачем две главы? Конечно, я против такой схемы. Сейчас, получается, можно свалить друг на друга. Если я был секретарь горкома, то за всем смотрел и за все головой отвечал только я. Сам налаживал контакты с людьми, приходил со всеми к общему языку.
 
- К слову, о налаживании контактов. Вы сказали, что на всех стройках трудились коллективы кировских предприятий. Как вам удавалось договориться с директорами заводов, раскройте секрет?
 
- Нет никакого секрета. Садились все за стол и разговаривали. Надо сделать дорогу — договариваемся и делаем. Деревья посадить — то же самое. Музей построить - снова за стол и договариваемся. Помню, как задумали сделать пруды, которые у диорамы. Сели и договорились. Рабочие завода «Сельмаш» построили плотины и получились два красивых пруда.
 
- Наверное, они просто боялись отказать первому секретарю горкома партии, опасались мер, которые потом могут последовать.
 
- Да ну, что ты, ничего не боялись. Директора заводов были люди такие... Просто мы все прекрасно понимали, что делаем общее дело для нашего города, в котором живем, в котором будут жить наши дети. Например, Николай Степанович Счастливцев (директор завода ОЦМ с 1962 по 1985 годы - «БН») хороший мужик был, умел организовать общие дела. Вы видели железные решетки-ограждения на Октябрьском проспекте? Беспалов (первый секретарь Кировского обкома партии с 1971 по 1985 годы - «БН») ругал меня: «Юрий Иванович, куда ты металл расходуешь?» А я его успокаивал: «Иван Петрович, этот металл собрали кировские пионеры и комсомольцы, сдали его на завод «1 мая»!».
 
- Юрий Иванович, как шло строительство водовода?
 
-В 1965 году было очень сложно с водоснабжением в городе Кирове. Дефицит воды был 20-30 тысяч кубометров в сутки, представляете? В том же году в Корчемкино началось строительство комплекса очистных сооружений мощностью 30 тысяч кубических метров в сутки. Начали строить водовод из чугунных труб от деревни Корчемкино до завода «Сельмаш». В 1966 году постановлением бюро горкома партии сооружение водопровода было объявлено народной стройкой. Горисполком не реже двух раз в месяц обсуждал на своих заседаниях ход этого строительства. В работах по возведению водовода от Корчемкино до площади XX партсъезда, а это 14 километров, участвовали более 50 заводов и предприятий города Кирова. Это была общегородская стройка.
 
Из книги «Ю.И.Деревской. Инженер. Созидатель. Общественный деятель».
 
«Вспоминается расширение вдвое улиц Коммуны (Московской), а также разговор с Борисом Петуховым, тогда первым секретарем ОК КПСС, по продлению Октябрьского проспекта от улицы Милицейской через овраг до улицы Комсомольской. Бульвар по проспекту заканчивался у улицы Красноармейской. Дальше по проекту ширина проспекта уменьшалась наполовину, и выходил он к улице Комсомольской узкой лентой. Я внес предложение сохранить ширину улицы. Проектировщики, ссылаясь на нормативы, возражали. Борис Федорович мое предложение одобрил. Дорожники отступили от проекта и сохранили, несмотря на удорожание, размеры проспекта
 
Если театр начинается с вешалки, то город — с вокзала. Была поставлена задача: въезд в город привести в порядок. Вдоль по улице Комсомольской стояли одноэтажные деревянные бараки железнодорожников. Их убрали, а на этом месте построили комплекс девятиэтажных домов с торговым центром».
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Алиев дал добро на «Союз»
 
- А есть объекты, которые вы планировали построить, но вам это не удалось? Хотели бы вы, чтобы эти проекты попробовали реализовать власти города Кирова?
 
- Мы давным-давно думали о том, чтобы построить канатную дорогу в Заречный парк. Это же одно из любимых мест отдыха кировчан. Там мы построили ресторан «Лесная сказка». Там было колесо обозрения, лыжная база. Долгие годы берега Вятки соединял понтонный мост, который летом строили, а осенью разбирали. А когда построили железобетонный мост, понтонный возводить перестали. Поэтому мы задумали канатную дорогу. Московским институтом был разработан ее технический проект. Однако идею не удалось воплотить в жизнь, ее не поддержали в Москве.
 
Есть еще один момент, за который мне очень обидно. Мы в честь 600-летия города Кирова на набережной Грина заложили фундамент будущего монумента. Закопали там капсулу, в которой было послание потомкам. Ее предполагалось открыть через 100 лет, в 2074 году. В том послании описывались успехи города на 1974 год. Сегодня на том месте стоит Федоровская церковь. А мы заказали в Ленинграде памятник, огромный монумент, но область нас не поддержала. И ленинградский завод прекратил изготовление монумента.
 
- В планах администрации города Кирова к 650-летию областного центра все-таки построить канатную дорогу в Заречный парк.
 
- Очень бы хотелось, чтобы это все не осталось разговорами, и идея получила воплощение в жизнь.
 
Лидия Александровна, супруга Юрия Ивановича, приносит нам чай и сладости. Юрий Иванович пьет чай и задумывается на минуту.
 
-Знаете, как он работал? - вступает в разговор жена Деревского. - Рано утром уезжал, вечером домой его не дождаться. Он пока весь город не объедет, не успокоится. Приезжает в десятом часу вечера домой и начинает звонить дежурному: «Почему на этой улице свет не горит, почему там грязь?» Девчонки, две дочки наши, росли его практически не видели. Он сам признавал: «Если бы были сыновья, не знаю, кем бы они выросли, потому что мало воспитанием занимался». А еще он давал такую установку городским коммунальным службам: дворники должны подметать улицы очень рано, чтобы люди, которые идут на работу утром, не дышали пылью.
 
- Эх, многое вы, молодежь, не знаете. Вот, например, возьмем ледовый дворец «Союз». Мало кто знает, что он по бумагам строился как пристрой к школе №48. Наверху никто не хотел поддерживать его строительство. Гейдар Алиев тогда был первым заместителем председателя Совета министров СССР. Добился я у него приема, и он одним росчерком пера дал добро на  строительство «Союза».
 
Юрий Иванович, допив чай, не дожидаясь вопросов, спрашивает сам: «А знаете, как мы боролись за то, чтобы построить Дворец пионеров-Мемориал?» И начинает рассказывать.
 
- Раньше он размещался в здании, которое принадлежало епархии, и не устраивал пионерскую организацию города. Комсомол вышел с инициативой, а горком и обком партии ее одобрили. Под строительство мемориала отвели целый квартал. Дворец был задуман как памятник кировчанам, погибшим в Великую Отечественную войну. В строительство включился весь город. Интересно, что в головах московских начальников не укладывалось: как это Дворец пионеров, и вдруг памятник погибшим? В итоге, хоть и нелегко, но удалось доказать свою точку зрения столичным чиновникам. Проектированием занимался московский институт, руководил проектом Константин Давыдович Френкель. Кстати, именно он — один из авторов проекта здания Кировского сельскохозяйственного института на Октябрьском проспекте. И тут возникли неожиданные сложности. Кировская промышленность не выпускала кое-какие конструкции. И 250 тонн сложных металлоконструкций мы заказали в Саратове. Вообще это, наверное, был первый сложный проект, за который мы действительно взялись всем миром. Все время надо было что-то искать, выбивать, договариваться...
 
Из книги «Ю.И.Деревской. Инженер. Созидатель. Общественный деятель».
 
«Дворец пионеров-мемориал мы строили всем миром. Люстру добыли в Белоруссии, гранит — на Украине, художников для оформления интерьера — в Прибалтике. Очень помогли, конечно, и наши художники, скульпторы. Предприятия взялись оформить кабинеты. Кирово-Чепецкий химзавод — химлабораторию. Кто-то купил пианино, кто-то — баян. И так все детские кружки были оборудованы. Многое сделала фирма «Кировмебель» (начальником экспериментального участка была Н.В. Брусенкина). Я останавливаюсь на этом потому, что не моя личная заслуга в появлении таких зданий. Но мы убеждали, организовывали штабы, помогали. И я благодарен всем, кто поверил в возможность совместных больших дел».
 
- Юрий Иванович, в 1974 году Киров впервые отметил День города. Можно сказать, благодаря вам у города появился день рождения. Как вы к нему готовились?
 
- В канун 600-летия Кирова мы по примеру Москвы решили провести свой День города. Готовились года три. Разработали и утвердили программу «За город высокой культуры и быта». Распределили задания по благоустройству среди предприятий. Красили фасады домов. Как помню, обновили тогда около двухсот зданий. Прибирали парки, скверы, стадионы. Была благоустроена набережная. Именно к первому Дню города появились новые павильоны Центрального рынка на улицах Пролетарской и Свободы.
 
В разговор снова вступает Лидия Александровна. Она рассказывает, что Юрий Иванович читает много книг и газет, смотрит новости по телевизору. И очень переживает по поводу происходящего в стране и в мире, принимая все близко к сердцу. Хотя внешне он производит впечатление улыбчивого и уравновешенного человека.
 
- Юрий Иванович, а вы были сдержанный и спокойный руководитель?
 
Наверное, да. Хотя иногда, откровенно говоря, с эмоциями справиться получалось с трудом. Так, например, было в 1968 году во время трагедии на стадионе «Трудовые резервы». Нелегко было собрать все силы и нервы в кулак, чтобы действовать без суеты и паники. Тогда был задействован весь аппарат горкома. Одни дежурили на стадионе, другие шли для бесед в коллективы предприятий. Третьи дежурили в больницах и моргах, куда поступали жертвы...
 
Лидия Александровна поспешно переводит тему, достав семейный альбом с фотографиями. Показывает фото дочек, внуков, маленькой правнучки. Юрий Иванович улыбается и снова задумывается. А вспомнить ему есть что. И есть чем гордиться.
 
Александр Грислис
grislis@mail.ru
 
Досье:
Деревской Юрий Иванович
Дата и место рождения: 5 мая 1929 года, с. Оскуй Новгородской области
Образование: в 1954 году окончил Ленинградский военно-механический институт
Семейное положение: женат, две дочери, двое внуков, правнучка
Карьера:
1954-1955 гг. - начальник технического бюро, начальник цеха Вятскополянского машиностроительного завода
1955-1958 гг. - главный инженер ремонтно-механического объединения «Кировлеспром»
1958-1961 гг. - директор ремонтно-механического завода «Кировлеспром»
1961-1962 гг. - зав.промышленно-транспортным отделом Кировского горкома КПСС
1962-1965 гг. - первый зампредседателя исполкома Кировского городского Совета народных депутатов
1965-1968 гг. - председатель исполкома Кировского городского Совета народных депутатов
1968-1983 гг. - первый секретарь Кировского горкома КПСС
1983-1989 гг. - первый заместитель, заместитель председателя исполкома Кировского областного совета народных депутатов
1989-1996 гг. - заместитель директора Кировского областного художественного музея им. Васнецовых
Награды:
1966 г. - орден «Знак Почета»
1971, 1976 гг. - орден Трудового Красного знамени
1979 г. - почетная грамота Президиума Верховного Совета РСФСР
1981 г. - орден Дружбы народов
1996 г. -присвоено звание «Заслуженный работник культуры РФ»
1996 г. - присвоено звание «Почетный гражданин города Кирова»
2009 г. - почетный знак «За заслуги перед городом»
2014 г. - почетный знак «За заслуги перед Кировской областью»