Вятские большевики

Быть большевиком в 1920-е годы – дело непростое. Коммунистов на Вятке было мало, а работы много.

23.06.2014

Вятка никогда не славилась социально-политической активностью. В большинстве своем население было аполитичным. Но зато если кто и вступал в партию, то работал в ней с полной отдачей сил. Большевики тех лет действительно верили в возможность создания коммунистического общества, и вступали в партию по идеологическим соображениям, а не из-за каких-либо выгод. В.И. Ленин считал, что зарплата чиновника не должна превышать доход квалифицированного рабочего. В первые годы советской власти так и было. Служащий губернского города в 1924 году получал около 28 рублей в месяц, а рабочий железной дороги – 44 рубля. Это объяснялось как коммунистическим принципом равенства, так и элементарным отсутствием средств у государства. Все были одинаково бедны. Для того, чтобы устранить «всякий элемент материальной заинтересованности», с 1921 году делегатам партийных и профсоюзных съездов перестали выдавать обувь и одежду. Большинство работ коммунисты выполняли на общественных началах. А объем работ был настолько велик, что труд на благо партии и государства заменял собой все остальные стороны жизни, приходилось работать с полной отдачей, часто в ущерб личным интересам. Например, в первое время после революции обычным делом была «переброска» партийных работников из города в город. И хотя им выплачивались командировочные, жизнь на чемоданах была тяжела, особенно для семейных коммунистов.

 

Хотя некоторые льготы у партийных были, например, семья большевика вне очереди пользовалась врачебной помощью, получала ясли и детские сады, коммунисты имели право на получение путевок в санатории и на курорты, более 500 вятских большевиков получали «усиленный паек».

 

О морально неустойчивом коммунисте

 

Партия внимательно следила за моральным обликом своих членов. Ведь любая неудовлетворительная работа коммунистов настраивала население против власти. Все дела о госслужащих тогда рассматривались с особой строгостью и широко освещались в прессе. Но были случаи, когда партийность спасала от наказания.

 

29 апреля 1920 года Вятский революционный трибунал рассматривал дело двух госслужащих, работников Вятского отдела народного образования. Э.Ф. Ульриха и Д. Опарина.

 

Эти два работника получили задание закупить канцелярские товары для Вятского отдела народного образования. Для того, чтобы доставить товар, Ульрих имел специальные документы, которые давали ему право перевозить товары вагонами. Воспользовавшись возможностью перевозить любые грузы, Опарин и Ульрих кроме канцтоваров по государственным мандатам закупили различную косметику – мыло, духи, пудры и зубные порошки – и доставили их вместе с канцтоварами. Все эти косметические принадлежности они хотели продать на рынок «с известной надбавкой». Выполнить задуманное они не успели: семь ящиков косметики были конфискованы, не дойдя до рынка.

 

Расследуя это дело, революционный трибунал во главу угла поставил социальное положение обвиняемых: «гр. Опарин по социальному положению рабочий Вахрушевского завода, коммунист еще до Октябрьской революции, попал под развращающее влияние более опытного в спекулятивных проделках Ульриха, по социальному положению человека интеллигентских профессий». Трибунал не сомневался в том, что «морально неустойчивый» Опарин забыл свое происхождение и долг под влиянием «более устойчивого, но политически развратного» гражданина Ульриха.

 

В итоге, Эдуард Францевич попал в исправительный дом на пять лет, без учета времени предварительного заключения. А Дмитрий Иванович, во многом благодаря былым революционным заслугам, получил пять лет условно и был исключен из партии.

 

Наказание понесли не только непосредственные спекулянты, но и руководитель Вятского нарообраза Заровнядный, за то, что дал своим сотрудникам слишком широкие полномочия, тем самым «толкая своих агентов на широко открывшийся им путь спекуляции».

 

Из духовного училища – в революционеры

 

Среди вятских большевиков было много примечательных личностей. Например, Иван Васильевич Попов, в честь которого названа одна из улиц города Кирова.

 

Будущий революционер родился в семье священника в селе Верхолипово Орловского уезда Вятской губернии. Молодой человек пошел по стопам отца и поступил учиться вятское духовное училище. Но здесь Иван увлекся революционными идеями, и по этой причине в 1908 году был отчислен. Затем он три года проучился в Петроградском университете. А в марте 1917 года вступил в партию большевиков, и сразу стал занимать различные партийные посты: председатель Глазовского уездного комитета партии, депутат Учредительного собрания от Вятского избирательного округа, глава губернского комитета ВКП(б) Вятской губернии, председатель местного губисполкома.

 

В годы гражданской войны, в августе 1918 года, на юге губернии активизировались меньшевики, эсеры, анархисты, к границам приближались и чешские интервенты. В это же время в Уржуме бывший капитан царский армии организовал мятеж против большевистской власти. На Вятке объявили военное положение, а филолог Иван Попов встал во главе созданного 19-го Уральского полка. Не имея никакого опыта участия в военных действиях, Попов успешно руководил своим войском. Им удалось разбить белогвардейцев под Лебяжьем, освободить Нолинск, участвовать в боях в Котельниче и в ликвидации степановских отрядов. За военные успехи Иван Попов получил благодарность от партии и следующие ответственные задания. Он эвакуировал местные заводы в центр и боролся за выполнение продразверстки. За несколько лет вятский революционер поработал в Тюмени, Смоленские, Приморье. И везде успешно. В годы коллективизации он работал в Сибири и Казахстане.

 

Такой образ жизни не мог не сказаться на здоровье вятского большевика. В 1938 году ему поставили диагноз: нервное расстройство, склероз и язва желудка. Несмотря на свое плохое самочувствие, в годы войны он работает в Наркомате заготовок в Москве. В 1945 году по настоянию врачей, Иван Васильевич оставляет работу. За заслуги перед партией и государством ему назначается персональная пенсия. Но привыкнув к активному образу жизни, Иван Попов не сидел дома, он читал лекции и работал в суде. Умер Иван Васильевич Попов в 1952 году.

 

Екатерина Горбушина,

eka-gorbushina@mail.ru