За руку с роботом

Елгань – символ сельского хозяйства Унинского района. Здесь строят одну из крупнейших в регионе ферм и уже закупили доильных роботов.

01.09.2014

Председатель племпродуктора «СХП «Елгань» Олег Мусихин не скрывает намерений: хозяйство должно стать одним из крупнейших в регионе. «У меня есть желание успеть заскочить в уходящий поезд, который уже сейчас делит хозяйства на те, у которых нет перспективы, и те, которые активно набирают мощности и в будущем выйдут в лидеры», – говорит Мусихин.

Ферма без людей
– Ну где твои роботы? – спрашивает председателя СХП «Елгань» Олега Мусихина глава Унинского района Александр Пантелеев.
– Вот стоят, пока нераспакованные, – показывает Олег Иванович на завернутые в черную материю предметы внушительных размеров.
– Что, и без охраны? – интересуются сразу все гости, прибывшие на ферму.
– А я всем сказал, что роботы сами себя охраняют: кто подойдет – поймают и подоят, – смеется Мусихин.
Доильные роботы – местная достопримечательность. Ими активно интересуются и районные власти, и коллеги из соседних хозяйств, и журналисты.

– В глубинку нашу серьезные и ответственные люди, особенно молодежь, не едут. А чем больше корова дает молока, тем серьезнее к ней должен быть подход, – поясняет Олег Иванович. За спиной Мусихина – огромный каркас будущей новой фермы на 600 голов. Именно здесь разместятся доильные роботы. – На такую вот ферму в 600 голов надо как минимум 6-8 доярок. А когда я поставлю роботов, потребуется всего один человек. Поэтому я принял такое решение. Тем более, роботы сейчас субсидируются. А на Западе доильные роботы давно успешно применяются, одна корова с таким аппаратом может давать 30 литров молока в день. Так что это никакой не эксперимент, все просчитано.

Строительство фермы – тоже не авантюра.
– У меня все фермы старые, деревянные, им по 30 лет. А дерево за 30 лет превратилось в гнилушку. Поэтому я замахнулся на серьезный проект, заложил ферму на 600 голов, где коровы будут находиться без привязи, – говорит Мусихин.
Все процессы будут автоматизированы: кормление с помощью кормораздатчика, подготовка корма – посредством кормосмесительного миксера, который в состоянии делать стопроцентный полнорационный корм, уборка навоза – это сфера ответственности специального скребка. Животноводы, доярки и рабочие на новой ферме к коровам подходить не будут.
– Только так можно добиться хороших надоев, – уверяет Мусихин. – Оказывается, корова очень эмоциональное существо. Женщины в этом плане уступают  коровам. На корову чуть прикрикнешь – у нее перестает выделяться гормон акситоцин и надой сразу уменьшается. Человеческий фактор в животноводстве огромен. А у доярок всякое бывает – и муж с похмелья, и настроение плохое. Доильный робот исключает человеческий фактор. Робот не может нарушить технологию доения. Он даже самостоятельно с помощью механической руки с щеточками способен сделать корове массаж перед дойкой. А сами коровы будут выстраиваться в очередь к доильному роботу, так как там установлена кормушка с очень вкусным кормом.

При этом робот будет знать каждую корову лично (благодаря чипам), всю ее историю – когда родилась, когда отелилась, сколько сегодня съела фуража. Такое чудо техники. А если по какой-то причине корова не захочет доиться в роботе, ее всегда можно будет увести к доярке, в хозяйстве будет два двора, уверяет Олег Иванович.
Уже в следующем году с пуском новой фермы Мусихин намеревается увеличить стадо на 200 голов.
– А если я еще построю вторую такую ферму, то смогу увеличить стадо еще на 500 голов и выйти на хорошее производство, – мечтательно улыбается Олег Иванович. И тут же добавляет, уже без улыбки. –  Перспективы выйти на серьезный уровень у «Елгани» вполне реальные.

Корова – печатный станок
9 лет назад, когда Олег Мусихин возглавил хозяйство, «Елгань» даже надеяться не могла, что когда-то здесь будут строить передовые фермы, использовать доильных роботов и с уверенностью смотреть в будущее. Долги, упадок и отчаяние работников – такой была «Елгань» в 2005 году.
– Люди плыли по течению, – вспоминает Олег Иванович. – Они были воспитаны в той системе, где из человека делали «винтик». А человек может жить, только когда он сам себя обеспечивает, когда умеет думать и считать деньги. Для колхоза деньги – это молоко. И вот я тогда пришел к дояркам, а они сидят, посмеиваются, ногами болтают и говорят мне: «мы тут 10 лет работаем, чему ты нас научишь?» Пришлось осваивать профессию зоотехника.
Сам Мусихин, кстати, по образованию агроном. Он родился близ Елгани, отсюда ушел служить в Афган, а после сельхозинститута вернулся на малую родину.

В том же, 2005-м, когда Мусихин предпринимал первые шаги по возрождению хозяйства в родной Елгани, в России заговорили про нацпроекты.
– Тогда многие набрали огромных кредитов, надеясь, что про эти кредиты потом все забудут. Все кончилось тем, что через несколько лет хозяйства остались у разбитого корыта, – рассказывает Мусихин.
«Елгань» тогда не стала строить крупные молочные комплексы и фермы – слишком отдаленной казалась перспектива возврата вложений: кредитные средства предоставляли всего на 3-5 лет, и отбить их было практически невозможно.
–  Мы начали с кормозаготовки, взяли в кредит технику, – говорит Мусихин. – И отдачу получили моментально.
«Елгань» стала готовить хорошие корма. Затем в хозяйстве начали отрабатывать технологии кормления, доения. Сегодня Олег Мусихин со всей ответственность заявляет: доить и правильно содержать коров «Елгань» научилась.
– Корова – это печатный станок, а мы – наладчики. Если мы даем сбой, станок выдает нам мелкую купюру, а когда все отлажено, идут купюры покрупнее, – улыбается Олег Иванович и тут же выдает нехитрый «секрет успеха». – Надо думать, делать и стараться за все отвечать, тогда все получается.

Не меньше тысячи
Сейчас Олег Мусихин ставит перед собой и своим коллективом новую задачу – выйти на уровень крупнейших хозяйств в регионе.
– Каждое предприятие хочет развиваться, усиливаться и становиться крепче. И у меня есть желание не отстать, успеть заскочить в уходящий поезд, который уже сейчас делит хозяйства на те, у которых нет перспективы, и те, которые активно набирают мощности и в будущем выйдут вперед, – объясняет Мусихин. – Так что я для себя поставил планку: перспективное хозяйство должно иметь тысячу дойного стада и примерно 20 тонн дневной валовки молока. Если у тебя оборотов недостаточно (меньше 500 голов), хорошей техники не купить, кредит не взять. А значит, и развитие – под вопросом. У нас капитализм, и выживает тот, кто может эффективно работать. Мы, например, когда производили 3-4 тонны молока в день, никому не были интересны, и хороших цен нам никто не предлагал, а когда стали производить 5-8 тонн, многие маслозаводы, переработчики заинтересовались – куда «Елгань» сдает молоко. И вопрос цены теперь по-другому решается, теперь мы можем торговаться.
Так, нарастив обороты, «Елгань» приняла решение отказаться от поставок молока на Унинский маслозавод и начать сотрудничать с предприятием «Глазов-молоко». От переработчиков вообще во многом зависит будущее сельхозпроизводства, считает Мусихин.

– Ценовая политика, которую диктуют переработчики, может либо способствовать развитию хозяйств, либо вести к их уничтожению. Если переработчик занижает цену на молоко, если он не заинтересован в развитии хозяйств, рано или поздно производитель разорится, – говорит Мусихин. – Посмотрите, что стало с Унинским районом. В районе раньше было 16 хозяйств, а теперь от них ничего не осталось, все хозяйства коров зарезали, а люди разъехались в поисках лучшей жизни. Все. Работают «Земледелец» да «Елгань». Когда я начал сдавать молоко в Удмуртию, только на одной разнице в цене заработал плюсом 6 миллионов.

Метод Мусихина
Есть у Мусихина и еще один аргумент в пользу крупных хозяйств: зарплаты.
– Запросы у людей растут, так что и зарплаты должны быть соответствующие, – убежден Олег Иванович. – Раньше как было: работники зарплату не получат, соберут собрание, руководителя поругают, руководитель поругает рабочих – и все пошли работать дальше. Люди раньше  не так сильно зависели от зарплаты – держали свой скот, жили за счет личного подворья. Времена изменились, и если сегодня зарплату людям не заплатишь – работник тебе тут же скажет: «До свидания, я поехал». И на вахту. Все пытаются искать лучшее место под солнцем. Так вот чтобы нормально платить зарплату, хозяйство должно быть эффективным, а для этого, опять же, необходимы большие объемы.

Кстати, зарплата в «Елгани» – сдельная, так что хорошо поработал – хорошо получил.
– А если по старинке вышел с вилами, чуть-чуть поработал, вспотел, сбегал пивка купил... – тут и обижаться на зарплату не надо, – говорит Мусихин. – С людьми вообще сложно. На селе люди нужны ответственные, грамотные. Срок заготовки кормов, например, 2-3 недели, а если не успеешь за это время заготовить – качество кормов ухудшится, что приведет к снижению продуктивности коров. Так что за эти 2-3 недели человек должен выложиться по полной. А если людей не хватает, значит, кто-то должен работать в две смены.
Сегодня в «Елгани» трудится 110 сотрудников, в сезон – 130-140. Хозяйство поддерживает своих работников, для молодых специалистов ежегодно строит по 5-6 квартир.
– С людьми обязательно нужно работать, убеждать, – говорит Мусихин. – Я всегда говорю: мы можем работать, особо не напрягаясь и проедать больше, чем зарабатываем, можем не вкладываться в обновление мощностей, не заниматься ремонтными работами... Но что и кто после нас здесь останется?

Метод Мусихина, надо признать, работает. Уже сегодня в «Елгани» 600 голов дойного стада, хорошие корма собственного производства, импортная техника, приличные зарплаты и статус племпродуктора, к которому хозяйство целенаправленно шло несколько лет. Племстатус – это показатель высокого уровня и наукоемкости хозяйства.
За последние годы «Елгань» настолько окрепла, что уже в состоянии помогать более слабым коллегам.
– Мы активно участвуем в программе присоединения отстающих хозяйств, взяли шефство над «Сибирью». В перспективе рассматриваем также соседнее хозяйство «Астрахань», – говорит Мусихин. – В «Астрахани», например, было явное мошенничество. Люди взяли землю, заложили ее в банк, открыли кредитный кооператив, а земля зарастает, хозяйство развалилось. Но если таким хозяйствам немного помочь, они будут работать.
В прошлом году «Елгань» помогла обоим хозяйствам посеять озимые, заготовить корма на всю зиму. «Сибирь» по настоянию Мусихина стала сдавать молоко на глазовский комбинат, а это прибавка в цене на 7-8 рублей с килограмма.

– Думаю, хозяйства смогут окрепнуть. Если потом захотят самостоятельно жить – пожалуйста, захотят присоединиться – тоже рады будем.
Племпродуктор «Елгань», конечно, заботится и о собственных сотрудниках, о жителях села.
–  Стараюсь помогать дому культуры, чтобы людям было где отдохнуть. Церкви помогаю, потому что только церковь может вылечить души, – говорит Мусихин.
– И в проекте поддержки местных инициатив «Елгань» всегда участвует, – добавляет глава района Александр Пантелеев. Ему ли не знать, насколько важна такая отзывчивость предпринимателей.



Глоток кислорода от Путина
У Олега Мусихина планы традиционно впечатляющие. Он строит новые фермы, обновляет автопарк.
– Взять технику, которая стоит 20 миллионов, не самому крупному хозяйству крайне сложно. Надо в игольное ушко пролезть: найти где-то залог, обеспечение... Но мы взяли. Раньше у нас было шесть К700, они работали в две смены, то есть работало 12 человек. А сейчас люди садятся на Jhon deer и говорят: «техника для людей сделана». Они на этой машине готовы даже на пенсии работать.
Правда, чем-то все же надо платить. Серьезная проблема для «Елгани» – большая закредитованность.

– Владимир Путин объявил, что правительство будет принимать меры для развития сельского хозяйства. Это для меня глоток кислорода. Честно говоря, устается постоянно что-то выбивать, требовать. Это чисто психологически очень большое напряжение, – говорит Мусихин. – А тут появилась надежда, что, может, действительно территория выживет. Хотя все это непросто, конечно. Скажут нам: завтра нужно молоко. Но коров-то не добавится. Одного желания мало, надо теленка вырастить, причем вырастить правильно. Мы научились содержать коров, доить их, готовить качественные корма. И мы можем вырастить корову, которая будет давать 10000 литров молока в год. Но это время и деньги. Чтобы увеличивать объемы, нужно строить помещения – это очень крупные вложения. Нужна хорошая техника (если мы добавим коров, но у нас не будет техники, чтобы заготовить качественные корма, за год можно испортить хороших коров) – это тоже вложения. Поэтому нам нужны длинные кредиты – на 10-15 лет под небольшой процент. Это основная помощь, которую мы ждем от государства. Если будут деньги, построим фермы, купим оборудование, увеличим стадо, у нас будет больше молока и мы выполним заказ государства.

9 лет назад Олег Мусихин взялся восстанавливать полдуразвалившееся хозяйство. "Наследство" еще напоминает о себе.



Племпродуктор «СХП «Елгань»
Унинский район, с. Елгань.
Телефон: (83359) 6-91-34