Интервью с Павлом Кошкиным

За последний год этот человек услышал в свой адрес огромное количество критики со стороны общества и успел сменить два места работы. При этом он не устает привлекать внимание прессы к своей личности на всех своих должностях, где бы ни находился. Видимо, отрасль сильно горячая и персона весьма неоднозначная. Павел Кошкин, бывший замглавы администрации Кирова, заместитель директора «Спецавтохозяйства» и нынешний директор управляющей компании Первомайского района рассказал «Бизнес Новостям», как он наводит порядок в ЖКХ и почему уже не из здания городской мэрии.

10.10.2011

Несогласные с отоплением

В июле этого года были уволены три руководителя городских управляющих компаний города Кирова. И назначены новые. Одну из них, Первомайскую, возглавили вы. Тогда Дмитрий Драный (и.о. главы администрации Кирова), занимающийся этим вопросом, сказал, что в отрасли был бардак, а теперь, с новыми директорами, все будет исправляться. Что-то уже изменилось?
- Не буду комментировать увольнение моих коллег, поскольку не знаю достоверных подробностей. Я же пришел по приглашению учредителей на место, освободившееся после ухода бывшего директора. Что касается бардака, то здесь я с Дмитрием Николаевичем не согласен. Хорош бы я был, если после того, как три года проработал заместителем главы администрации города в сфере ЖКХ, подтвердил сейчас, что там не порядок. Мне кажется, вам надо спросить у самого Дмитрия Драного, что он понимает под вульгарным словом «бардак» в отрасли, которая обеспечивает функционирование 90% жилищного фонда и делает это успешно. Свидетельством может быть начало отопительного сезона, которое готовилось с участием как раз прежних директоров. Один из них, кстати, Николай Кондаков, сейчас является моим заместителем и, надо сказать, он отличный профессионал в своем деле.

А давайте остановимся как раз на отоплении. Сегодня во многих домах города нет не только тепла, но и горячей воды. Так что вы, получается, не совсем справились?
- Если говорить о нашей компании, то на 4 октября у нас не было включено отопление в 21 доме. При этом только в нескольких случаях - по причинам, связанным с авариями внутри домов, в остальных же - препятствовали разрывы на наружных теплотрассах. Я не хочу кидать камень в огород моих коллег с «КТК»... Я наблюдал последние годы, как растет количество аварий, выявленных на тепловых сетях, и их действительно сложно устранить к началу отопительного сезона. Но факт остается фактом - по моей компании 95% неподключенных домов  являются таковыми из-за аварий на наружных трассах.

В целом по городу официально почти в семидесяти домах нет отопления. Такое повторяется регулярно?
- К сожалению, пока да. Кроме них есть еще дома, жители которых категорически не согласны с тем, что у них есть отопление (хотя оно у них есть). Дело в том, что от запуска дома в отопительный сезон до момента, когда батареи будут горячие, проходит определенное время, которое зависит, например, от так называемых перепадов на трубопроводах. Чтобы горячая вода циркулировала по нашему дому, нужно, чтобы на подходе к дому был определенный перепад давления. Это тоже зависит от тепловых сетей. Вот и получается, что помимо наших домов, которые сегодня сидят без отопления по факту, есть еще целые группы домов в районе улиц Пролетарской, Ленина, Володарского, которые отапливаются, но температура в них настолько низкая, что люди не могут согласиться с тем, что у них тепло.

Но они же правы...
- Конечно, и по их заявлениям мы немедленно выезжаем и делаем перерасчеты услуг. К сожалению, это стало системой для нашего города. И за последнее время, мои коллеги отмечают, что нормальная температура и давление в отопительной системе города появляется где-то уже во второй половине октября, когда ТЭЦ переходит на зимний режим работы.

Как исправить этот недостаток?
- Мне трудно это комментировать, это проблемы большой энергетики. Мы  чаще всего просто принимали к сведению эту информацию и пытались как-то выправить ситуацию в городе.

«Экзотические» меры

Скажите, Павел Васильевич, что «доброго» вы уже успели сделать для нашего ЖКХ на новой должности?
– Слово «доброе» надо применять к этой сфере очень осторожно. Президент Дмитрий Медведев недавно сказал, что с нашего рынка должны уйти «слабые и вороватые». Из тех, кого мы сегодня называем городскими компаниями, вороватых нет. А вот слабыми нам быть нельзя. Таковыми мы становимся от того, что у нас не сбалансированы финансовые ресурсы из-за непостоянных платежей населения, а также имеются перерасходы средств на ремонт домов, которые, как известно, изношены на 60%. То, что мы делаем сейчас, работает на перспективу компании. И это не всегда популярные меры. Если кратко, то это повышение собираемости платежей, мероприятия по ограничению водоотведения в домах, из-за чего резко увеличивается количество судебных дел и начинается активная работа с приставами. Сейчас, например начнется кампания по ограничению подачи воды тем юридическим лицам, которые базируются в жилых домах и злостно не платят за коммунальные услуги.

А таких много?
– Да, предпринимателей, которые игнорируют и не оплачивают наши счета, сотни. За это мы будем беспощадно ограничивать их по воде. Закон  позволяет.

Для понимания, сколько всего недвижимости в вашем ведении?
– У нас 590 домов, а количество нежилых помещений, занимаемых юридическими лицами, достигает тысячи.

Один из ваших способов развития компании и собираемости платежей – отключение канализации неплательщикам. Прокуратура, насколько известно, признала это действие незаконным. Вас это не остановило?
– Это экзотическая мера, и носит она популистский характер. А применяется к совершенно «отмороженным» должникам. К тем, например, кто не платит по полгода и больше. Эта технология для нас не дешева, но платить за процедуру в любом случае придется должнику и мы этого не скрываем. У него по его же вине появится дополнительное бремя.

И во сколько же обойдется виновнику его непослушание?
– Ему придется доплатить к своем долгу еще 3 тыс. рублей. Но в этом нет ничего нового – такая технология используется в Кирове уже больше двух лет. Моя заслуга лишь в том, что я донес эту информацию до прессы. Я сознательно это сделал, чтобы оказывать таким образом психологическое давление на провинившихся. Каждый злостный неплательщик должен понимать, что он может оказаться, извините, без унитаза.

Но прокуратура, насколько я знаю, запретила вам это делать.
– Не совсем. Я видел требование прокуратуры о необходимости предоставить пакет документов, разрешающих эту процедуру. Я это сделал. Но уверяю вас, что эта мера законна. Она прописана в постановлении правительства России. Цитирую: «Допускается ограничение водоотведения». Ограничение – это не прекращение, и наша деятельность полностью соответствует этой установке. И сегодня у меня нет документа от прокуратуры, который бы запрещал проведение этого мероприятия. Если же таковой появится, то мы будем обжаловать его в суде. Если же суд нас не поддержит, то тогда мы, как законопослушные граждане, подчинимся его требованиям. Пока же я намерен направить предупреждение об отключении этой услуги еще шести должникам.


Про вороватых и не резиновых

Процитировав Медведева, вы сказали, что городские управляющие компании честны перед законом, но есть и те, кто ворует. Кого вы имели ввиду?
– Будучи заместителем главы городской администрации, я изучал опыт соседней Перми в этом вопросе. Там несколько лет назад возобладали либеральные веяния, и городские управляющие компании были успешно развалены. В городе оказалось несколько сотен частных организаций, часть из которых просуществовала не больше 3-6 месяцев. Эти предприниматели собирали с населения деньги и, ни  копейки не передав коммунальным службам, просто в один прекрасный момент исчезали. А на их месте создавались новые компании. И у нас есть «первые ласточки» в этом направлении. Уже появляются серьезные силы, которые хотят эту систему в городе внедрить. Стремление развалить нас (серьезные городские компании) прикрывается лозунгами за здоровую конкуренцию и борьбу с монополиями.

Но их тоже можно понять – не отдавать же сегодня все ЖКХ в руки городу?
– Конечно, ни в коем случае нельзя переделывать этот рынок лихой кавалерийской административной атакой. В 2007 году, когда принималось решение о создании четырех районных компаний, которые формально отвечали требованиям фонда содействия реформированию ЖКХ, было условие, что 80% рынка должны обслуживать частные компании. Но почему крупная частная компания, которая по определенным моментам контролируется муниципалитетом, не может удовлетворять условия фонда? Может. К тому же этот элемент управляемости городом не позволяет нам «завороваться». Создан специальный механизм - расчетный центр, при котором деньги, заплаченные вами и мною за тепло и воду, сразу же распределяются по коммунальщикам. То есть у директора городской управляющей компании исключен соблазн использовать их на другие цели. Этот механизм в принципе исключает  воровство. Если его развалить, даже самый добросовестный из коммунальщиков начнет перехватывать эти деньги. Так что мы сейчас в выгодном положении.

Все, даже президент, не раз говорили о том, что деньги в сфере ЖКХ используются неэффективно, в том числе и те, которые приходят к нам из центра. Кто тогда ворует?
– Федеральные деньги вообще вряд ли могут вороваться. Я не видел более жесткой системы контроля, чем той, что идет от фонда содействия реформированию ЖКХ. Отчеты мы предоставляем еженедельно. Конечно, есть недочеты, к примеру, нецелевое использование средств. Но это не означает, что директор забрал деньги себе. Один из подобных конфликтов, связанных с известным блогером Навальным, прокомментировал как-то Владимир Путин. Первый в течение нескольких месяцев писал о том, как 3,4 млрд рублей, заложенные в нефтепровод на востоке нашей страны, признали нецелевыми расходами, называя этот факт воровством. Путин тогда сказал примерно следующее: «Когда, например, губернатору дали деньги на больницы, а он использовал их на жилье, это называют нецелевым использованием и при этом кричат и бьют в барабаны, но согласитесь, что в этом нет никаких признаков воровства».

Конечно, с фактами придется согласиться. Реформа по созданию управляющих компаний уже, по-вашему, проявила свою эффективность?
– В целом, да. Можно много  говорить об ошибках и «хамстве» персонала, о невыполненных ремонтах, о затопленных подвалах. Это все тоже есть. Но я задаю себе и вам вопрос: а что бы было, если бы эти четыре компании не были созданы. Произошло бы то, что скоро произойдет. Еще восемь лет назад государство более половины наших платежей закрывало бюджетом, а «коммуналкой» занимались муниципальные предприятия, которым в принципе вопрос дальнейшего развития был не интересен, так как жили они на казенных деньгах. Сейчас нужный результат может быть достигнут, если мы выйдем из убыточного состояния. Но это невозможно, пока ряд домов нашего города не перейдет из разряда бесхозных в разряд прибыльных. Все эти годы мы их держали, как могли, но сейчас подошли к черте, когда это стало просто нерентабельно. Первые банкроты в этой сфере уже есть. Нужен тот, на чьи плечи можно переложить это социальное бремя. Выход я вижу только один – создание муниципальной управляющей компании, которая бы финансировалась из бюджета.

Но бюджет тоже не резиновый.
– Да, но власть для всех должна быть родной. И если эти поселки – объекты социальной важности, то и заниматься ими должны не мы, а власть.

Реально ли сегодня понижение тарифов в сфере ЖКХ. Недавно Путин заявил, что до середины 2012 года плата за услуги естественных монополий расти не будет. Как это скажется на вашей деятельности? Такая мера действительно оправдана или это очередной предвыборный шаг?
- Есть конечно, в этом элемент «предвыборности». Но многими экспертами давно отмечено, что изменение тарифов с первого января - самый неудачный из всех вариантов, которые только можно придумать. Середина года выбрана для того, чтобы сломать ту систему, когда с начала года начинается повышение цен на все. На нас, управляющих компаниях, это никак не отразится, поскольку мы живем за счет единственного тарифа – оплаты за содержание и текущий ремонт домов. А он определяется не на федеральном уровне.

Куда уходит мусор

Какое-то время вы успели поработать и в «Спецавтохозяйстве». Один из проектов, о котором вы говорили, будучи в той должности, - это рекультивация полигона в Костино. Ее планировалось завершить до 2017 года. Что это за мероприятие?
– Проект представляет из себя создание третьей очереди полигона, которая займет последний клочок имеющейся сегодня его площади. После этого Костинский полигон будет заполнен и выключен из работы. Он больше не будет загрязнять окружающую среду так называемым фильтратом – неприятной жидкостью, которая выдавливается из горы мусора и уходит в реки. Но такой проект сегодня имеет массу заграждений. Это и общественные слушания (которые сейчас уже проходят), и экологическая экспертиза, и общая государственная экспертиза. Как все процедуры будут пройдены, так он и будет завершен. Главным его инвестором является «Спецавтохозяйство».

А этот проект никак не связан со строительством мусороперерабатывающего завода, о котором так много последнее время говорится в прессе. По-вашему, насколько он сегодня необходим Кирову?
– Я и слышал, и детально изучал проект планируемого предприятия. Предполагается, что это будет пиролизный завод, по сжиганию мусора в безвоздушной среде. И как заявляют проектировщики, в результате этого должен получаться такой продукт, как моторное топливо. Но эта идея не просто сыра, а даже больше похожа на авантюру. Ее авторы говорят: «Германия же производит моторное топливо из отходов». Мое же изучение европейского опыта показало, что желаемое сырье получается из бытового мусора или в крайнем случае из древесных отходов. Но что такое бытовой мусор в России – это обрывки пакетов и всевозможный пластик, который при пиролизе выделяет ядовитые газы. И все это они хотели делать в 500 метрах от Костино. Мы воспротивились.

То есть создание такого завода - это утопия?
– Это авантюрный проект, осуществить который можно попробовать, но не ближе, чем за 10 км от населенного пункта. И там уже посмотрим, будет ли получаться какое-либо топливо.

А нам подобный завод вообще нужен?
- В этом плане я реалист. Я считаю, что люди в целом делятся на классических рационалистов и тех, кто склонен выдумывать что-то авантюрное. Для меня сегодня в том вопросе, о котором мы говорим, самое надежное – это складировать мусор, уплотнить его, через несколько лет закрыть, рекультивировать и забыть. С остальным справится матушка-природа. Но самое опасное в этом деле – начинать «мудрить». «А давайте подожжем, или не дожжем». Быть может, авторы проекта и правы. Но пусть этот «мини-Чернобыль» располагается подальше от города, чтобы в случае чего до нас не долетело.

А казалось, что проект по разделению мусора по разным контейнерам появился как раз в преддверии строительства нового завода.
- Нет, этот проект имеет только социальную направленность.

Куда уходит мусор?
- В переработку. За пределами нашего региона есть заводы, которые перерабатывают мукулатуру и пластик. Туда вывозим. Получается своеобразный экспорт мусора.

А куда же мы будем вывозить остальной мусор, когда заполнится Костинский полигон?
- Планируется строить большие межмуниципальные полигоны, надежно удаленные от населенных пунктов. Создание таких площадок – стратегическое направление области.

Почему же вы в преддверии важных начинаний решили уйти из САХа?
- Здесь появилась вакансия. Там я работал заместителем директора. А знаете, мужчина моего возраста с большим опытом руководителя всегда хочется реализовать себя в качестве директора.

КПД снизилось

И о вашем самом загадочном уходе – с поста заместителя главы администрации города. Вам известно, что связывают его с транспортной реформой, которую вы провели в прошлом году?
- Комментировать мой уход из мэрии не буду. На это есть ряд субъективных факторов. Есть люди, которые так или иначе приложили к этому свою руку и я не могу назвать их имена. Скажу только, что работа мне нравилась и считаю, что мой КПД в той должности был больше 60%.

То есть неуспех транспортной реформы никак не повлиял на ваш уход?
- Да это была вовсе не реформа, а всего лишь публичный конкурс, должный проводиться в обязательном порядке после окончания срока действия прежних договоров. Любой бы на моем месте рисковал обрести непопулярность. И не обвиняют меня в неуспехе только те честные журналисты, которые присутствовали во время вскрытия конвертов и записывали результаты конкурса на диктофон. Тогда их внимание фиксировалось на всех ошибках, из-за которых часть компаний проиграла.

Но перевозчики же говорили, что им просто не сказали о тех или иных бумагах, обманули.
- В этих словах видна ваша совершенная наивность в вопросах того, что такое конкурс. По такому принципу всегда можно сказать: «Я потом все принесу». Но так нельзя. Соревнование среди перевозчиков - это жесткая конкуренция за лакомую поляну. А любое неверное движение конкурсной комиссии в чью-то сторону может привести к тому, что и посадить могут. Все прописано нормативными документами. Все равно кто-то проиграет. Проиграли те, кому выгодно было раскручивать эту ситуацию в СМИ. Но как же, например, мог выиграть перевозчик, на которого и транспортные средства юридически не оформлены. Давайте мы дадим ему право возить людей, а у него вдруг автобусов не окажется. Вы знаете, прокуратура меня после этого конкурса трижды проверяла и поверьте, что если бы она что-то нашла, то чиновника Кошкина давно бы уже «взяли».
Хотя свою симпатию к некоторым изменениям маршрутной сети я активно лоббировал. Я не скрываю, к примеру, что являюсь сторонником электрифицированного транспорта, и не только потому, что я проработал десять лет в троллейбусном управлении, но и потому, что уверен - центр города надо разгружать от двигателей внутреннего сгорания. Через три с небольшим года будет такой же конкурс и точно такой же бедолага, как я, окажется в схожем непопулярном положении, когда, к примеру, будет десять перевозчиков, а надо будет выбрать пять.

А почему вы приняли решение о сокращении компаний-перевозчиков?
- За ними всеми не уследить. Был пик, когда в городе было до 50 перевозчиков. Они нас часто подводили. Когда, к примеру, ремонтировали старый мост, один из маршрутных автобусов перестал возить людей в Субботиху. Примерно тогда мы решили, что нам надо не больше 5-7 перевозчиков и предложили им объединиться.

Павел Васильевич, в ближайшее время место работы менять не собираетесь?
- Все зависит от моего работодателя.

На ваше место в мэрии сразу же был назначен бывший глава «Гордормостстроя» Дмитрий Драный. Сейчас он и.о. главы администрации Кирова. Такое стечение обстоятельств кажется по меньшей мере странным. Может, я ошибаюсь? В каких вы отношениях с Дмитрием Николаевичем?
- Мы в очень хороших партнерских отношениях. Его повышение я объясняю исключительно его невероятным трудолюбием. Администрации нужен активный глава, уважаемый среди населения. А Дмитрий Николаевич за последние годы немало сделал на своем бывшем посту. Например, чтобы отремонтировать дороги на федеральные деньги (которые пришли довольно поздно), он работал с шести утра до позднего вечера и с задачей справился. Я думаю, что сегодня это самый лучший кандидат на этот пост.

А сами в городскую администрацию вернуться не планируете?
- Я не получал таких предложений.

Может быть, в политику?
- Нет, я абсолютно аполитичный человек, никогда не состоял ни в одной партии и ни в одной политической организации. Не мои это сферы. Как говорится, «не любитель балета и не политик».

Но чьи-то политические интересы все же разделяете?
- Рискую быть непопулярным, поскольку знаю, какие сейчас настроения складываются вокруг партии власти, но все же  - «хай живе «Единая Россия». Она, по-моему, точно сильная стабилизирующая сила общества. 90-годы я прошел директором предприятия: ровно десять лет, которые уж точно можно назвать бардаком. Были случаи, когда мне приходилось в течение каждых трех месяцев поднимать людям зарплату, чтобы они не разбежались. Я в тогдашней шкуре директора понял, что такое нестабильность в обществе. И когда я сравниваю эти два десятилетия, получается как небо и земля, как две разные эпохи.
 
Вы связываете эти успехи с политикой «Единой России»?
- Больше, скорее, с той персоналией, которая стоит во главе пирамиды.


Досье
Павел Васильевич Кошкин, руководитель Первомайской управляющей компании, экс-заместитель главы администрации города Кирова.

Дата и место рождения: 30 мая 1960 год, Орловский район Кировской области. (отец был лесничим, мама - учителем).
Образование: Московский энергетический институт (специальность «Городской электрический транспорт»).

Карьера: Начал работать в «Кировском троллейбусном управлении» с должности мастера в 1983 году, сходил в армию (служил на Дальнем Востоке), вернулся в троллейбусное управление, дослужился до директора. С 1990 по 2000 был директором КТУ. Затем Василий Киселев меня пригласил в управление коммунального хозяйства города Кирова. Доработал до заместителя главы администрации по коммунальному хозяйству. В 2005 году мы поругались и я ушел. Попробовал работать в ККС, потом 3 года работал заместителем главы департамента ЖКХ области. Когда Георгий Николаевич стал главой администрации, он пригласил меня в качестве заместителя. В прошлом году ушел заместителем директора в «Спецавтохозяйство», а недавно возглавил Первомайскую управляющую компанию Кирова.

Увлечения: рыбалка и лыжи. любимые фильмы: сериалы о милиции и полиции («Улицы разбитых фонарей», например, и «Глухарь»), советская классика.

Музыка: Led Zeppelin, Pink Floyd, The Beatles, Deep Purple.

Любимая кухня: восточная, из русской - солянка.

Любимая литература: Михаил Веллер и Борис Акунин.

Секрет успеха: пока не чувствуешь успеха, начинаешь к нему стремиться, как только появляется мысль о том, что «жизнь удалась», гони эту мысль прочь.


Беседовала Елена Окатьева
lena_vuali@mail.ru