Бизнес на замок

2013 год в Кировской области объявлен Годом предпринимательства. А малый бизнес Вятки, как и во всей России, с января получил от федеральных законодателей не совсем приятный сюрприз.

18.02.2013

«Круглый стол»

Участники:
Павел Ануфриев, глава департамента развития предпринимательства и торговли Кировской области
Александр Кротов, индивидуальный предприниматель
Валерий Туруло, депутат Законодательного собрания Кировской области
Александр Авдеев, индивидуальный предприниматель
Андрей Вавилов, председатель КРО «Опора России»

Индивидуальным предпринимателям повысили страховые взносы в два раза (с 17 до 35,7 тысяч рублей). По России прокатилась волна массового закрытия ИП. Не обошла эта проблема и Кировскую область. Только за два последних месяца в регионе самоликвидировались более 5 тысяч индивидуальных предпринимателей. Возможно ли смягчить налоговое законодательство? Эксперты «Бизнес новостей» попытались выяснить, кто призван и сможет остановить уход малого бизнеса в тень.

Душат и душат

Павел Ануфриев:
Проблема, связанная с повышением размера отчислений во внебюджетные фонды в 2 раза для ИП, «ударила», прежде всего, по микробизнесу - самозанятым, а также ИП, которые имеют небольшое количество наемных работников (1-3 человека). В очень непростом положении оказались также лица, создавшие свой бизнес на грант по программе самозанятости, реализуемой службой занятости населения в 2009-2012 годах. Летом 2012 года (тогда еще не планировалось повышение взносов во внебюджетные фонды) мы проводили среди них социологическое исследование, результаты которого показали, что 21% респондентов имели уровень дохода, который не позволял обеспечить нормальное существование. Еще 45% опрошенных имели низкий уровень дохода (денег хватает только на приобретение еды и предметов первой необходимости). Эти ИП также находятся в «группе риска» с высокой степенью вероятности на закрытие.

За декабрь 2012 и январь 2013 года с регистрации снялись 5135 индивидуальных предпринимателей. Это в 3 раза больше аналогичного периода прошлого года. Причем эта тенденция продолжается: с 1 по 11 февраля с регистрации снялись еще 543 ИП. Всего же с момента принятия федерального закона (3 декабря 2012 года) мы потеряли 14% ИП, зарегистрированных на территории Кировской области.

Александр Кротов:
Ситуация, действительно, накалилась до предела. Несколько моих знакомых мелких предпринимателей в январе самоликвидировались. Но фактически они продолжают заниматься тем, чем занимались, то есть, что называется, ушли в тень. Один ИП парикмахер ушел из салона, чтобы не платить аренду владельцу. У него и так дела идут не очень-то хорошо. В день бывает три-четыре человека зайдет постричься — парикмахерская расположена в отдаленном районе, не на «проходном» месте. ИП он закрыл, однако продолжает стричь — теперь у себя дома, благо, есть постоянные клиенты. Ведет массированную рекламную компанию в социальных сетях, к тому же «сарафанное радио» работает. От клиентов у него, кстати, теперь отбоя нет. Вообще же, у большинства мелких предпринимателей дела сегодня идут не очень хорошо. Конкуренция, высокие тарифы монополистов... А тут еще в придачу двойное повышение страховых взносов в пенсионный фонд! Образно говоря, «ипэшники» зарабатывают только на хлеб с маслом, да на бензин.

Александр Авдеев:
Предприниматели, конечно же, испугались. И стали прятаться, продолжая развивать уже «теневой» бизнес. Им ничего другого не остается, если нет условий для легальной работы. Москва, на мой взгляд, пытается монополизировать все сферы деятельности. Возьмем этот же рекламный бизнес. При помощи федеральных и городских властей рекламщикам создаются такие условия, что они не могут существовать на рынке. Все отдается под интересы крупного централизованного бизнеса. А мелкий бизнес продолжают душить, потому он массово и бежит в «тень».

Андрей Вавилов:
Я бы не оговаривал предпринимателей, что они массово уйдут в тень. Таковых, думаю, будет процентов 10. Думаю, что процентов 30 предпринимателей придут на биржу труда за социальным пособием. Еще треть предпринимателей перейдут в ООО. Оставшиеся 30%, мне кажется, примут повышенные социальные взносы как должное и скрипя зубами продолжат работать. У них есть дети, они понимают, что, когда платят социальные налоги, что-то достается больницам, дорогам, городу. Но таких будет не больше трети.

Валерий Туруло:
На мой взгляд, часть уйдет в тень, другие - в наемные рабочие. Предприниматели сегодня в большинстве своем выживают. Ситуация у ИП очень непростая. А если у них еще есть наемные рабочие, то по сути весь бизнес работает на наемных рабочих, а ИП остаются только оборотные средства. Возьмите любой киоск, павильон. Для того, чтобы он стал рентабельным, нужно «покрутиться» днем и ночью. И я не преувеличиваю. Знаете, я даже наблюдал ситуации, когда продавцы, получив зарплату, дают взаймы владельцу павильона, чтобы он пополнил оборот.

Надежда умирает последней

Андрей Вавилов:
Государство забыло, что предприниматель большую часть социальных гарантий сам себе обеспечивает. К примеру, ему больничный не оплачивают. Государство должно нежно относиться к предпринимателям, должны быть какие-то льготы именно в этом плане.

Еще при Ельцине была принята парадигма не ухудшать условия для предпринимательства. У нас законы не имеют обратной силы. То есть, если деяние было совершено до вступления закона в силу, человека будут наказывать по прежним законам. Если предприниматель уже открыл свое дело, то он посчитал свои финансовые показатели, планы, инвестиции. А государство ему говорит: «Да мне все равно, что ты там насчитал!». Пусть вновь открывшийся предприниматель платит по новым условиям. Но не те, которые работали раньше. Римское право три тысячи лет назад возникло, а мы его калечим. Ошибки делаем. Вся страна уже в колокола бьет. К слову, «Опора России», если вы помните, предупреждала об этом еще когда повышали социальный налог до 34%. Мы даже условную забастовку устраивали на один час рабочего времени. Думали, что государство увидит наш протест и поменяет свое решение. А нам сказали, что вопрос закрыт. Что если и сейчас ответят, что решение не подлежит изменениям?

Александр Кротов:
А мне интересно, какие меры принимают власти и те, кто по своему статусу может повлиять на сложившуюся ситуацию? Такими темпами через пару лет в Кировской области не останется легального мелкого бизнеса.

Павел Ануфриев:
Прежде всего, информация о сложившейся ситуации направлена уполномоченному по правам предпринимателей при президенте России Борису Титову, а также руководству Совета Федерации.
15 февраля состоялась встреча с руководителями всех общественных объединений предпринимателей Кировской области, руководством Налоговой инспекции, Пенсионного фонда, на которой было принято решение о разработке законодательной инициативы, направленной на сокращение «внебюджетной» нагрузки на ИП. Инициатива будет вынесена на обсуждение бизнес-собществу, а затем планируем ее вынесение в Госдуму через сенатора от Кировской области Олега Казаковцева. Договоренность об этом уже имеется.

Валерий Туруло:
На комитете по бюджету и налогам было принято решение создать совместную комиссию Заксобрания и правительства области и проработать предложения в федеральное законодательство.

На Западе, если предприниматель в первые три года работы понес какие-то издержки, ему надо просто представить подтверждающие документы. И государство эти издержки ему погашает. Может быть, мы на региональном уровне должны создать такой фонд, который бы поддерживал предпринимателей, чтобы они не нарушили своей рентабельности. Освободить ИП от всех налогов первые три года. Надо радоваться только тому, что человек захотел работать! Это значит, что он дает кому-то рабочие места. Платит зарплату. Мы тут просчитывали лузский проект. Так вот, чтобы открыть 110 рабочих мест, надо 509 миллионов рублей. А в нашем случае люди сами организуют бизнес, ни от кого ничего не требуя. И мы отлично понимаем, что социально-экономическая значимость открывшегося ИП заключается не в налогах, а в развитии бизнеса. Должна работать логика экономических законов. А у нас все делается против них. Мы какие-то свои искусственные законы внедряем в экономику. А они работают не на нас, а против нас. Что мы с вами сегодня и наблюдаем.

Александр Авдеев:
Знаете, наша власть не понимает, что главное – создать настроение. Государство своими нововведениями поломало настрой у предпринимателей. Хотя, если я намерен жить и работать дальше, то я буду работать дальше. Независимо от того, поменяются ли суммы страховых взносов. У меня нет особой возможности уйти в тень. Конечно, снижение этой налоговой нагрузки не помешало бы мне. А те, кто решил бросить свое дело, их уже никакими изменениями налоговых отчислений не вернуть. Те же, чьи услуги востребованы, все равно продолжат работать, уже в тени. И если тебе какая-то услуга нужна (скажем стрижка, или ремонт обуви, или такси), ты все равно найдешь того, кто ее предоставит, пусть и незаконно. А контролировать нас у государства, мне кажется, просто уже нет сил и возможностей.

Александр Кротов:
Понятно, что авторы этой инициативы преследовали благие намерения. Но зачем собирать деньги с той категории предпринимателей, которая в основном занята в сфере услуг, то есть выполняет социальную функцию, поддерживает занятость населения? Я считаю, что необходимо сохранить прежние взносы для тех предпринимателей, у кого невысокая выручка. И думаю, что это все-таки произойдет. Хотя пока «наверху» примут эти поправки, все ИП могут позакрываться и уйти в тень.

Павел Ануфриев:
Мое мнение, что закон об увеличении взносов во внебюджетные фонды для ИП был принят поспешно, без должной проработки возможных негативных последствий для бизнеса. Когда дело касается изменения законодательства о налогах и сборах, то я убежден в следующем:

Во-первых, любое изменение налогов и сборов должно согласовываться с общественными объединениями предпринимателей: торгово-промышленной палатой, «Опорой России», «Деловой Россией», РСПП и др. Если общественные объединения поддерживают изменения, то изменения можно претворять в жизнь, а если нет - то необходима доработка.
Во-вторых, увеличение налогового бремени должно происходить постепенно с предоставлением переходного периода в течение нескольких лет, а не лавинообразно, как в декабре 2012-го.

В-третьих, необходима широкая разъяснительная работа: для чего происходит увеличение налогового бремени, почему именно в таком размере, какие проблемы это позволит решить.

А вообще, если мы хотим создать благоприятный предпринимательский климат, то на высшем уровне должно быть принято политическое решение - наложить мораторий на любые изменения законодательства о налогах и сборах, которые ухудшают положение предпринимателей. Такой мораторий должен действовать не менее 5 лет.

Подготовил Александр Грислис
grislis@mail.ru



Количество зарегистрированных индивидуальных предпринимателей в Кировской области*
 

Год  тыс. чел.
1.01.2011 43,2
1.01.2012 40,6 
12.02.2013 37,6

 

 

 

 

*(Источник: Кировстат, УФНС по Кировской области)