Андрей Вавилов.

Пусть звонят

28.12.2014 15:14:00 1958 0

Пока у нас будут такие форс-мажоры, когда люди звонят поздно вечером, уполномоченный нужен, говорит новый бизнес-омбудсмен Вятки Андрей Вавилов, давая номер своего мобильного всем знакомым и незнакомым.

Что вы делаете, когда вам плохо? Наверняка пытаетесь выйти из этого состояния? И так поступят 99% всего населения планеты. Но есть люди, которым хорошо, когда плохо, которые живут обострениями и скучают от спокойного развития. В медицине это хирурги, а в бизнесе - антикризисные менеджеры. Как только боль снята и пациент пошел на поправку, хирургу надо искать нового «острого больного». А менеджеру - новую тонущую фирму. Чтобы снова поставить ее на ноги. Таков новый бизнес-омбудсмен Андрей Вавилов, одобренный на днях Заксобранием области.

Понять и простить
Знаете, с чего я начну? Вы тут в радиоэфире свой номер телефона называли. Не боитесь, что замучают звонками?

- Когда мы разрабатывали стандарты инвестиционной привлекательности, там одним из параметров была «доступность губернатора Кировской области для инвесторов». А чем уполномоченный хуже губернатора? Он тоже должен быть доступен для всех предпринимателей.

Это же просто засада. Вам будут звонить днем и ночью.
- Чтобы не было этой засады, я буду работать. Если я буду бояться каждого шороха, каждого звонка... После 9 вечера буду выключать телефон, так как у меня сын совсем маленький, а до до 21.00 — пожалуйста. Пока у нас будут такие форс-мажоры, когда люди звонят поздно вечером, значит, уполномоченный нужен.

То есть, ваша задача, чтобы этих форс-мажоров не было?
- Да. Как их не станет, я избавлюсь от необходимости выслушивать ночные звонки. Надо же понимать, что если человек звонит поздно, то значит, сейчас ему нужна помощь. Ну или вчера еще нужна была. Завтра может быть поздно. Я надеюсь, что и руководители контролирующих органов будут со мной контактировать по телефону, когда есть необходимость.

Все-таки есть ощущение, что это должность, «навязанная сверху», а не вызванная острой необходимостью.
- Я не буду пытаться изменить ваше мнение. Но было очень много оперативных вопросов за это время. У людей реально «горело», реально стоял бизнес. И пока такие вещи будут, должность нужна. Президент дал последний посыл: оберегать и сохранять бизнес. Это мораторий на проверки, мораторий на налоги. Когда это все реализуется, то, может быть, должность омбудсмена изживет себя. Я сам подниму руку и скажу: у меня все. Работы больше нет.

Не жалеете, что вы омбудсменом стали именно сейчас, в период, когда экономика «проседает» и два года будут достаточно кризисными?
- Я по жизни «антикризисник». Мне интересно, когда все плохо. А когда хорошо — неинтересно. Я много раз анализировал свои жизненные проекты, жизненные циклы и много раз приходил к разбитому корыту, которое потом клеил и делал новое. Для меня это совершенно комфортные условия — жить в эпоху неопределенности.

В послании президента Федеральному Собранию было несколько посылов, касающихся бизнеса. В том числе и о сокращении проверок надзорных органов в отношении добросовестных предпринимателей. У меня очень большие сомнения в том, что это будет работать, по одной простой причине: им же нужно отчитываться. А вы верите в то, что послание президента будет реализовано на местах?
- Самый надзорный из надзорных органов у нас - это прокуратура. Прокурор области Сергей Берижицкий объявил, что прокуратура области уже отменила большое количество проверок. Прокуратуре дан сильнейший сигнал от президента оберегать бизнес. Если сегодня, в эпоху изоляции, мы не сохраним и не сделаем свой бизнес инновационным и конкурентоспособным, то не о чем и говорить.
Омбудсмен работает рука об руку с прокуратурой и ГФИ. Надо не кидаться друг в друга запросами и прочими бумагами, а взаимодействовать, чтобы это взаимодействие дало свой результат.

… И еще одна вещь из послания. Вот эти двухлетние налоговые каникулы для вновь образованного бизнеса. Тоже есть вопрос: а не кинутся ли все закрывать свой бизнес и открывать новый?
- Тема не нова. Мы о ней слышали еще два года назад. Мы много это обсуждали — и в эфире, и в прессе, и между собой. Все зависит от сознательности предпринимателей: кинутся они закрывать или нет? Предприниматели чаще экономят не от хорошей жизни. Они сегодня платят тот объем налогов, который могут платить. И хотят как и все спать спокойно. Поэтому, если кто-то и кинется туда, то простите вы его. Таких вряд ли будет много. Все-таки большая часть бизнес-сообщества сегодня отдает себе отчет в том, что если они не будут платить налогов, то не будет ничего: у нас не будет дорог, детских садиков, образования и т.д.
Главную задачу, которую я себе ставлю — это работа с теневым бизнесом. Буду прикладывать усилия, убеждать людей, чтобы они выходили в «белое» пространство.

Есть сейчас довольно интересный пример - «Квадрат», ИП Ярков, которому предъявили достаточно большую сумму к доплате. Причем, это не уклонение от уплаты налогов, а оптимизация бизнеса, которая сейчас попала в разряд криминальных с точки зрения УФНС. Насколько я знаю, сейчас идут подобные проверки по другим крупным кировским компаниям. Те суммы, которые предъявляются к доплате, могут этот бизнес просто уничтожить. В то же время, в город приходят «федералы», которые однозначно будут выдавливать их с этого рынка. Готовы ли взяться вести диалог с УФНС, чтобы сохранить эти достаточно крупные для региона фирмы?
- Я полностью вас поддерживаю. С точки зрения закона они делали все правильно. В законе не прописано, что нельзя брать персонал с большой компании и делать аутсорсинг на малую компанию. Поэтому здесь все равно будет элемент договоренности, элемент взаимных уступок.
В то же время понятно, что налоговая действует в интересах государства. Но по моим понятиям - все-таки я главным бухгалтером работал с 1992 года - схема законная. Когда-то и оффшорные зоны были законными схемами. Но если сейчас президент объявил об амнистии капитала, почему бы, допустим, не провести переговоры с налоговой. И на этих переговорах не сказать, что да, с завтрашнего дня это нарушение закона и за него вам будет уголовное преследование. Но вы имеете право легализоваться, и все, что было до вчерашнего дня, будет вам прощено.

В 90-е годы, когда был кризис другого рода, чем сейчас - рынка практически не было, не платили массово зарплату, тысячи людей на бирже труда, большая часть учителей, врачей, служащих ринулась в бизнес. Как вы считаете, сегодняшние сокращения на предприятиях и в организациях способны вызвать появление новых предпринимателей?
- Сейчас это гораздо сложнее сделать. То, что происходило тогда, было в принципе правильно. Часть учителей и врачей по жизни родились предпринимателями. И тогда в госучреждениях были минимальные зарплаты - сейчас они более-менее достойные. Поэтому когда, условно говоря, каждому давали по 15 копеек, а на жизнь нужно было рубль, наверное, был смысл оставить эти 15 копеек тем, кто останется, а самому уйти в бизнес. И они ушли. Сейчас ситуация иная - купи-продай не пройдет. Только конкурентный бизнес может создаваться.

Мы уже обращали внимание, готовя материалы о молодых предпринимателях, что они ведут как правило не бизнес для зарабатывания денег, а делают бизнес из хобби, которому сопутствует какая-то идея, за счет которой они становятся конкурентоспособными.
- Вот это конкурентное преимущество и есть. А голой торговли сегодня не получится. Но ведь у нас сегодня частная медицина существует. Ее, правда, часть чиновников не признает, но она существует. И те же врачи работают в двух местах. Домашняя медицина востребована, хотя и не сложена как узаконенный институт, но она существует.



Бой с «тенью»
Насколько я понимаю, задача бизнес-омбудсмена, как любого человека, который уполномочен государством помогать бизнесу, состоит из двух частей - защищать и содействовать конкуренции на рынке, то есть бороться с нелегалами. Как по-вашему можно вывести бизнес из тени?

- Надо отдавать себе отчет - этот процесс небыстрый, и мы должны вместе влиять на сознание предпринимателя, который поверит государству, что то на него не наезжает, напротив, его защищают, и он будет тем же платить. Пока даже предпосылок нет для того, чтобы теневое предпринимательство как-то искоренялось. Но если посыл президента оправдается, мы, уполномоченные найдем в себе силы сказать бизнесу, что ситуация стабилизировалась и вас уже никто не будет обманывать. Давайте работать честно.

Обратил внимание на идею: предприниматель должен в данном случае не бояться, потому что предприниматель априори не боится, а доверять. Не пытаться ужесточить законы, а показать, что налоги, которые ты заплатил, идут тебе же во благо.
- Я могу про себя сказать. Когда у нас была шкала по социальным налогам: до 600 тыс. - 14%, свыше 600 - 10 с чем-то, и самая большая сумма - 2%. Предприниматель был заинтересован зарабатывать. В конечном итоге он выплачивал какую-то сумму государству, а потом еще работал. Когда всех уравняли до 28%, те, кто в тот момент работал по белому, что должны были сделать?

Уменьшить налогооблагаемую базу.
- Совершенно верно. Потому что прибыли больше не стало. И поверьте, что предприниматель не складывает деньги в чулок. Он реинвестирует. Я не видел ни одного предпринимателя, который бы деньгами мусорил. По крайней мере, в моем окружении. Наверное, они есть…

Но он их не выдернет из оборота.
- Да, вне зависимости от того, через какую систему эти деньги пошли на развитие. Либо он их через «тень» вытащил, либо через зарплату. С другой стороны, я понимаю, почему это сделало государство. Не стало смысла выбирать - в малое предприятие всех отправить или большой коллектив оставить - когда социальные налоги в любой форме налогообложения одинаковы. Может быть, сейчас нам скажут, что это была тогда ошибка. Я попытаюсь с этим согласиться, но уверен, выходить из этого послабления надо было поэтапно, а не с сегодня на завтра. Ведь к благу привыкается быстро, а отвыкается от него очень медленно. Понятно, что большинство тогда оптимизировались, а сейчас им говорят, что это была “аренда персонала”. Такой термин придумали. Главное - это было законно. Сейчас нам говорят — уже незаконно. Пусть так, с завтрашнего дня незаконно. Но не задним числом. И все оффшорные вещи - они тоже законны. Да, они непатриотичны. Но тогда запретите их законодательно. Сделайте таможенные барьеры. Есть инструменты. Можно сесть с предпринимателями, которые оптимизируют разумно, за круглый стол. А оптимизация будет всегда. Я точно знаю, что если бы я в 90-х годах, пока был главным бухгалтером, не оптимизировал компании, в которых я работал,  у нас бы просто денег не хватало. Еще раз: это не теневой бизнес, это оптимизация. Когда вы скажете, что она незаконна и в законодательстве это будет прописано, тогда предприниматель уже будет думать, что ему выгоднее, как дальше свой бизнес развивать. И то надо дать ему временной лаг, чтобы он вышел из текущей схемы и у него будет 2-3 года на понимание, закрывает он этот бизнес или становится более эффективным.

У вас есть ответ, как сделать лесной бизнес, в котором вы тоже работали до 2008 года, более прозрачным и легальным? Сегодня предлагаются разные способы вывода из тени: учитывать каждый кубометр леса, каждое бревно, каждую сделку, вводится единая база данных и декларация о перепродаже.
- Это не работает. Государство говорит: лес на корню мой. Мало ли что вы срубили, это все равно мое. Тогда получается, что государство само должно нанимать лесозаготовителей и лесопереработчиков, создавать оптовые базы и реализовывать по госцене. Потому что бревно не легализуется до тех пор, пока не попадет на какое-либо крупное предприятие, либо не пересечет границу РФ.

А выход есть из этой ситуации?
- Почему в лесной отрасли много теневого бизнеса? Потому что конечный покупатель требует древесину с НДС. Неплохо бы на экспорт отправить с НДС. Кто-то на этом, вообще, живет. А в попенной плате налога на добавленную стоимость нет. И следовательно дальше нет сильной мотивации пытаться работать по-белому. Надо сделать попенную плату плюс НДС.

Как это возможно технологически сделать?
- Прежде, чем озвучивать это в эфир, я проговорил это с большим количеством лесозаготовителей, которые стараются работать честно. И они говорят, что у них есть интерес в этой схеме. Тот же «Красный якорь»: он поставляет свою древесину на предприятия, которым потом тоже НДС нужен. Я буду обобщать этот опыт и — либо через областное Заксобрание, либо через аппарат Титова (Ред. - Борис Титов, федеральный бизнес-омбудсмен) вынесем эту законодательную инициативу.

Но ведь сейчас четыре года нельзя менять налоговые условия!
- Мы просто попенную плату делим на две составляющих. Мы не увеличиваем ее. Сама «попенка»уменьшится, но добавится НДС.

Была ли у вас встреча с губернатором, после которой должен появится указ о назначении, как я понимаю?
- Так случилось, что 18-го он вышел в коридор, и я вышел в коридор с пленарного заседания Заксобрания. Он меня поздравил. А больше пока мы не виделись, так как я уехал в командировку. Насколько я знаю, работа по подготовке этого указа уже сделана. Будут ли встречи с губернатором? Да, конечно будут, и не раз.

То есть, зарплаты пока тоже нет?
- Это самый последний вопрос, который меня интересует. Когда я подавал документы, меня спросили: «а что вы думаете насчет денежного довольствия?». Я сказал, что оно меня вообще не интересует. Мне сказали: «так это ж коррупцией попахивает». Поэтому я осторожно к этому отношусь, говорить «меня деньги не интересуют». Все-таки должность госслужащего подразумевает финансовое обеспечение. Могу еще в университете преподавать, книжки писать. Могу дивиденды с бизнеса получать, если с ним все хорошо, и он работает.



Какой у вас бизнес? Знаю, что была Юрьянская мебельная фабрика, был лесной бизнес...
- То детище, которое у меня осталось — это совершенно инновационная тема - «Вятский агроконцерн». 15 лет назад, в 1999 году, в «Вятка-Эко» к нам подошли ученые из института Красной армии и рассказали о своей инновационной разработке экологически чистого консерванта для продуктов питания: «Вы же «Вятка-Эко», - сказали они. - Наверное, вам это должно быть интересно?» Оказалось, что все, что им надо, это производственные площади и 50 тысяч рублей. Мы тогда только купили «Кировхозторг», у нас были свободные площади, мы им что-то проплатили и забыли об этом. Через семь лет они к нам пришли и сказали, что зарегистрировали эти пищевые консерванты. Это был инновационный стартап. В 2008 году, когда я уезжал работать в Питер, то при делении бизнеса этот стартап достался мне. А когда по возвращении съездил на инновационную выставку в Чебоксары, заболел всем этим. Мы только в ноябре сертифицировали этот инновационный продукт для применения в мясной промышленности.



По идее, должно «попереть», когда такая цена на импортные компоненты в пищевке?
- Это не совсем консерванты. Этот продукт удлиняет сроки хранения мясных полуфабрикатов, колбас, молока. «Красногорский» на последней стадии обрабатывает морковь нашим препаратом, и она меньше гниет. Уже три года мы с ними сотрудничаем. Хотя, до этого очень долго их уговаривали, очень долго внедрялась новация. Зато теперь в ряде других регионов его используют именно для закладки овощей на хранение.

Напоследок не могу не спросить: Каковы Ваши ожидания от будущего года?
- Ну, во-первых, для нас, к сожалению, кризис не нов. Все привыкли, что в кризис все дорожает. У кого был капитал и кто вложился в недвижимость, тот прогорел, ибо она дешевела. Был кризис платежеспособности.
Каков будет этот кризис? Первое, он в наших головах. Если тот, у кого есть деньги — будет сидеть на деньгах, а тот, у кого их нет — не будет думать, как их заработать, то кризис, конечно, будет. Вне зависимости от конъюнктуры. Поэтому пожелание предпринимателям: если есть какие-либо мысли и идеи — пытайтесь их реализовать, вне зависимости от того, страшно или нет.
Сегодня звонит один предприниматель и говорит: купил один лесозаготовительный комплекс, хочу второй. Я спрашиваю: ты первый отработал? Он отвечает: Нет, но у меня все стабильно, очередь на лес. Я предложил ему прежде отработать долг оптимизировать бизнес, чтобы научиться работать в 4 смены и не 7, а 9 дней в неделю.

Разве так бывает?
- Бывает. Чтобы техника не стояла. А еще - инвестируйте, но инвестируйте в инновационные проекты, которые совершенно безбашенные, конкурентные.
Я не думаю, что сейчас случится кризис доверия, потому что мы в этом плане несколько обожженные. Сегодня есть куча документов, которые дают гарантию, что с вами рассчитаются. Главное, юридически грамотно все выстраивать.

Беседовал Олег Прохоренко
oleg.prokh@gmail.com


Досье
Вавилов Андрей Николаевич,
руководитель Кировского регионального отделения «Опоры России».
Дата и место рождения: 22 июля 1966 г., г. Киров.
Образование: 1992г., Кировский политехнический институт, инженер ЭВМ, системы и сети; 2007г. ВятГУ, Мастер делового администрирования – Master of Business Administration (МВА); 2013г. Московский психолого-социальный университет, государственное и муниципальное управление (ГМУ);

Карьера:
1983-1984 гг. электромонтер по обслуживанию автоматических линий «Завод Сельмаш».
1984-1985 гг. монтажник радиоаппаратуры и приборов «Приборостроительный завод»;
1989-1994 гг. инженер, конструктор, программист ПО для бухгалтерии, финансов и отдела кадров;
1994-2008 гг. главный бухгалтер, с 2001 г. финансовый директор, ЗАО «Вятка-Эко»;
с 2000 г. по н.в. исполнительный директор, ООО «Вятский агроконцерн»;
2002-2004 гг. директор областного фонда развития малого предпринимательства;
с 2002 г. по н.в. ООО Сервис «Вятка-Эко» - директор;
2005-2010 гг. генеральный директор, ООО «Юрьянская мебельная фабрика»;
с 2010 г. по н. в. советник при ректорате Вятского государственного университета
Семейное положение: Женат, четверо сыновей.
Опросник Марселя Пруста
К чему вы испытываете отвращение? - Когда говорят, что сделают и не делают.
Качество, которое вы больше всего цените в женщинах? - Ум. Умение развиваться вместе с любимым человеком.
Способность, которой хотелось бы обладать? - Управление временем.
Если не собой, то кем хотелось бы быть? - Музыкантом. Хорошим шахматистом.
Девиз: Будьте уверены.

VK TW
оставить комментарий
Спасибо за комментарий! Он будет опубликован после модерации
Текст сообщения
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений
 


Также читайте