Никита Белых

«Не с такими чертями боролись»

07.12.2010  1961

Самое неоднозначное отношение в Кировской области - к губернатору Никите Белых. Вряд ли кто-то будет спорить с этим утверждением. За два неполных года он «наворотил» столько, сколько кто-либо другой и за пять лет вряд ли сделал бы. Кому-то его действия кажутся популистскими, кому-то - образцом для подражания. Один вопрос - для чего все это? Получить ответ на него корреспондент газеты «Бизнес Новости» попытался непосредственно у самого Никиты Белых в его резиденции на Черном озере.

 

Никита Юрьевич, наверное, более логично начать интервью с экономических вопросов. А главный экономический вопрос последнего времени – почти сверстанный бюджет на 2011 год. Насколько он хорош (или плох) на взгляд губернатора?
- А разве бюджет можно делить на категории хороший-плохой? По своей сути бюджет – это констатация прогнозов на будущий год, не более.
Если все же сравнивать бюджет с другими периодами, то скажу, что 2011-й будет несколько сложнее, нежели 2010-й. Хотя в этом есть, честно признаю, доля лукавства, поскольку еще год назад, при создании бюджета на 2010 год, я думал что именно этот  год будем самым сложным. Но он, несмотря на так или иначе возникавшие проблемы, проходит нормально, поэтому считаю, что наши прогнозы были консервативно-правильными. Очень надеюсь, что и в 2011 году нам удастся удержать заданный темп.

Но все же, вы довольны запланированным статьям расходов в 2011 году?
- Доволен-недоволен – то же самое, что плох-хорош. Это слишком категоричные определения. Сразу говорю, год будет напряженным. Не предвидится резкого роста доходов (да и с чего бы?). Более того, например, объемы поступлений по НДФЛ, являющийся наиболее крупной составляющей наших собственных доходов, находятся под вопросом. Как скажется увеличение страховых взносов на фонд оплаты труда? Наверняка (здесь и скрывать нечего) часть заработной платы благодаря нововведению уйдет в тень. Какая часть? Пока никто точных прогнозов дать не может. С другими налоговыми поступлениями все более-менее ясно, однако какие-либо гарантий тоже дать сложно. Поэтому со временем будем в бюджет вносить поправки, в принципе, как делали это всегда.

То есть ожидаете (и даже планируете), что часть налогов смело уйдет в тень?
- При повышении налоговой нагрузки на бизнес вполне логично ждать сокрытия части доходов. И не признавать это было бы глупо. Конечно, с этим боремся и будем бороться, но, сами понимаете, сидя далеко в кабинетах и издавая указы, сложно влиять на конкретные хозяйствующие субъекты. Здесь со своими рычагами давления должны подключаться муниципалитеты, большинство из которых, к огромному моему сожалению, не понимает, что от грамотного сбора налогов зависят их же собственные доходы. Им гораздо проще вымолить деньги из областного бюджета, чем заработать их самостоятельно. Привыкли, что тут скрывать. Поэтому мне на протяжении последних двух лет приходится доносить им банальную истину: «спасение утопающих – дело рук самих утопающих». И сегодня у нас происходят такие вещи, которые в западных странах просто немыслимы.

Например?
- Например, транспортный налог. Между прочим, 50% его уходит на места. Но хоть кто-нибудь с мест разделил со мной общественный негатив от его повышения? Никто. Тот же налог на имущество физлиц полностью уходит в муниципалитеты, но опять же по полной программе «огреб» губернатор, а «стричь купоны» будут органы местного самоуправления. Смешно. Конечно, мы и дальше будем стараться действовать в том же духе в плане укрепления финансовой базы муниципалитетов, но все же очень хочется, чтобы у меня с мест появились единомышленники.

Вы хотите сказать, вас вообще не понимает муниципальное руководство?
- Точнее было бы сказать, что не все и не всегда мыслят в одной плоскости со мной. Но скоро выборы в органы местного самоуправления, люди будут принимать решение поверить снова действующему главе или выбрать нового. Я дал поручение сделать «прогон» муниципалитетов на предмет их планов на ближайшие три года. Вот и проверим, как местные главы будут действовать в соответствии с недавно принятой стратегией социально-экономического развития региона до 2013 года, как они качественно распорядятся своими налогами, как будут их собирать. И до первой половины декабря каждый глава муниципального образования расскажет лично мне о планах работы на три года. А там и посмотрим, обсудим, есть им смысл дальше баллотироваться на должности руководителей или же нет...

А как же быть тем районам, которые в принципе лишены дополнительных источников дохода? Вполне логично, что не у всех одинаковые стартовые возможности.
- Вы так оправдываете их безделье? Я, конечно, могу сказать, как меня не совсем точно процитировал «Коммерсантъ» по Лужкову – «стреляйтесь», но пока не настолько все безысходно. Создавайте доходы, грамотно сокращайте расходы, если другого пути не видите. Если же и этого не можете, тогда выходите ко мне с предложениями об объединении с другими, более сильными, муниципалитетами. Конечно, я понимаю, что каждому хочется быть самостийным и независимым, но при плачевном состоянии дел какая может быть независимость? Я тоже могу опустить руки и ныть, что у нас нет ни газа, ни нефти. Но вместо этого я занимаюсь проблемами почти «списанного» «Молота», «Икеей»…

Да, и именно поэтому многие главы сетуют на то, что кому-то вы помогаете, а о ком-то элементарно забыли.
- Забыл? Это они о себе забыли. Работа с муниципальными образованиями строится по принципу двустороннего движения. И я хочу, чтобы их руководство понимало, что я никогда ничего не буду делать для муниципалитета, если они сами не выйдут с инициативой. Я не буду им навязывать свои идеи, тем более, муниципальные образования у нас независимы, они мне не подчиняются: у нас отношения партнерские. Думаете, почему я много времени посвящаю Вятскополянскому району? Да потому что его руководство, понимая безвыходность положения, инициирует те или иные вещи. Так что пусть остальные, особо обижающиеся на меня главы, задумаются над сказанным.

Вспоминаю ваше итоговое выступление после года губернаторства. Вы высказали интересную мысль о ложных ожиданиях, назвав их «эффектом Обамы». Но, согласитесь, в чем-то вы сами порождаете эти ожидания: например, почти 115 миллиардов на соцэкономразвитие региона на три года. Можете обвинить меня в скептицизме: но это же заведомо нереально.
- А почему нереально? Эти миллиарды – не только областные средства, сюда входят и деньги из федерального центра, и частные инвестиции.

В таком случае, почему даже высокопоставленные областные чиновники сомневаются в задуманном?
- Я не знаю, кто какие ожидания формирует у себя в голове. К примеру, может быть какая-нибудь девушка надумала себе, что я в 2011 году женюсь на ней, но это же ничего не значит. Это ее личные ожидания, к которым я не имею никакого отношения. Но я готов отвечать за все, что сказал и пообещал. И что касается этих самых 114,7 миллиардов инвестиций в регион, то они вполне реальны. Конечно, придется голову сломать над тем, как такие деньги сюда заманить, но, еще раз повторюсь, за свои слова я готов отвечать. Заметьте, я ни разу не сказал, что к концу срока действия этой программы «вам будет счастье» или «Кировская область расцветет». Не кидаюсь популистскими лозунгами. А если же по ходу дела поймем, что программа невыполнима, то мы ее подкорректируем, и тогда я признаю, что был не прав.

Программа рассчитана до 2013-го, потому что срок ваших полномочий в этот год истекает?
- 2013-й год – это срок, до которого я точно работаю губернатором. Понимаю, к чему вы клоните: но сейчас не готов сказать, продолжу работу в Кировской области после 2013 года или нет. Кроме того, это ведь будет и не только мое решение.

А бизнесу, особенно тому, что не у «кормушки», из этих 115 миллиардов что-нибудь перепадет?
- Перепадет всем. Только у меня встречный вопрос: что за бизнес у нас сегодня расположен рядом с «кормушкой»?

Так или иначе, связанный с властью исполнительной и законодательной.
- Не считаю, что в Кировской области принимаются законы в угоду кого-либо конкретного. Специально, чтобы не возникало даже подобных упреков, какие-то спорные или неоднозначные законопроекты выносим на всеобщее обсуждение. Последний пример –  увеличение размера площадей, попадающих под закон о «льготной приватизации». Всех пригласили, провели слушания, организации бизнес-организации высказались «за». Да, под действие этого закона может попасть крупный бизнес, который формально структурирован как малый. Но если бы закон не был принят, размер площадей не был увеличен – то мы бы лишили всех возможности воспользоваться «льготной приватизацией». Не думаю, что в этой ситуации правильно было бы действовать по принципу «Так не доставайся же ты никому!».
У вас есть еще какие-то примеры с «кормушками»?

Примеров с «кормушками» нет. Но интересна ваша позиция по поводу строительства молокоперерабатывающего комбината в Стрижах. По некоторым заявлениям, именно вы занимаетесь его лоббированием.
- Я лоббирую десятки проектов на территории региона. Вы считаете это неправильно? Моя задача понятна – идти на пути создания предприятий, формирующих в регионе большую добавочную стоимость. Проект в Стрижах абсолютно вписывается в эту логику. Но мое лоббирование никак не связано с растратой бюджетных денег, ни копейки Кировская область не потратит на строительство комбината. Деньги – 100% инвесторов.

Это все хорошо. Но как понимать слова руководителя «Кировского молочного комбината» Василия Сураева: «строительство данного комбината – афера»? Тем более, он заявляет, что молока в регионе не будет на всех хватать.
- Его частичный дефицит наблюдался лишь в этом году по причине засухи, а в прошлом году известны примеры, когда молоко выливали на землю, потому что его никто не покупал из-за переизбытка. Дополнительное крупное предприятие подстегнет аграриев увеличивать производство молока. А сейчас у них просто нет стимула увеличивать надои.

С ваших слов получается, что доводы Сураева – ничто и он лишь опасается конкуренции?
- Я сказал Василию Куприяновичу: если у вас будут предложения по развитию вашего предприятия – приходите, будем думать. Но он не подошел. Так о чем речь? А вот представители группы предприятий «Дороничи» предложили конкретный проект и попросили в ряде ведомств проллобировать его. Я с удовольствием взялся за это.
Что касается опасений по поводу конкуренции. Да, наверное, любому предприятию приятнее быть монополистом. Однако извините меня, зачем же мы тогда, например, открывали «Метро», «Магнит» и «Карусель», если это способно навредить «Глобусу»?.. Я не собираюсь ограничивать конкуренцию и появление новых игроков на рынке  в угоду единичным предприятиям, если на кону стоит большее – сотни рабочих мест и дополнительные доходы в казну. К тому же, известно, что конкуренция снижает стоимость продукции для конечного потребителя. Если у кого-то есть какие-то иллюзии по поводу конкуренции (в плане, обойтись без нее) – то уж извините, я и дальше буду приветствовать появление на Вятке новых производителей, новых ритейлеров. Вполне понимаю, что монополистам это может не нравиться. Но это их личные проблемы. И не стоит меня пытаться обвинить в чрезмерной заинтересованности в чем-либо, поверьте, я вполне состоятельный человек и дополнительный барыши мне не нужны.

Конкретно вас, Никита Юрьевич, я ни в чем не обвиняю. Вполне верю, что человек вы состоятельный. Так или иначе, мы заговорили об инвестициях. Буквально на днях общественности было представлено новое «инвестиционное агентство» (взамен почти 2 года назад ликвидированному) с уставом 1,8 млн. рублей и шестью работниками. Неужели в таком виде оно на что-то способно?
- Не знаю, посмотрим. Стопроцентной гарантии на старте проекта никто дать не может. А то, что я в 2009-м ликвидировал агентство инвестиционного развития «Вятка» не говорит о том, я против подобных структур. Идеологически я «за», но в той ситуации я был против того, чтобы в уставный капитал РАИР «Вятка» входили, например, авиапредприятие и Кировская региональная ипотечная корпорация. Зачем? Какой в этом был смысл?
Но когда, чуть позднее, появилось предложение и некие люди, готовые быть инициаторами создания нового проекта, я дал добро. Небольшой штат и уставной капитал вызваны, в том числе, и тем, что нет гарантий успеха начинания. Хотя потенциал у идеи, безусловно, есть.

Многие вовсе впадают в крайность, считая, единственным конкурентным преимуществом Кировской области вас, Никита Юрьевич. «Бренд Белых», кажется, уже устоялся. А кто-то и вовсе полагает, что без вас жизнь здесь остановится.
- Наверное, было бы глупо считать, что без меня регион прекратит свое существование. До меня Кировская область была и после меня она точно так же никуда не провалится. В очередной раз повторяю про человеческий потенциал, которым может похвастаться наш регион. Другая проблема - сами люди не всегда желают этого понять.

Речь все о том самом патернализме?
- Ну, конечно. Вопрос гражданского общества стоит очень остро. Было бы оно у нас похоже на европейское, не возникало бы таких мыслей, что «без Белых жизнь остановится». И здесь вновь можно вернуться к вопросу, который вы задавали, о «безысходности» небольших районов Кировской области. Делайте сами, создавайте сами. Зачем на кого-то надеяться? У нас отличный людской человеческий потенциал, а если считать население конкретного района беспомощными баранами, то мы точно ни к чему хорошему не придем и вряд ли что-то изменим. Важно чтобы сами люди к чему-то стремились. И если вспомнить историю - есть множество примеров, когда целые нации и страны, не имея никаких богатств (природных или еще каких-то) добивались огромных высот. Так почему же мы не хотим поверить в это?

И вы считаете, что частотой упоминания про патернализм сможете заставить общество поверить в это?
- Кто-то же должен начать. Если продолжать гладить всех по головке, точно ничего не изменится. Поэтому считаю, что системные мероприятия, проводимые нами, вполне способны на это.

Неужели ваши меры системны?
- Кто следит за моими действиями, видит системность. Это и программа поддержки местных инициатив, и программа самообложения, и публичные обсуждения, и передача налогов на местный уровень... Могу долго продолжать. Я хочу, чтобы каждый человек почувствовал и увидел, что активным быть выгодно. В каком виде это должно быть? Например, два поселения по соседству, один из глав, благодаря программе поддержки инициатив, выстроил новую спортплощадку, а второй, поленившись, ничего не сделал. Население второго оторвет голову руководителю, и правильно сделает. А в будущем – выберет другого и само будет стремиться контролировать его работу, чтобы не упустил таких возможностей.

Признайтесь, а вам льстит то, что вас считают практически спасителем региона?
- Нет уж, я бы не хотел быть представлен в образе спасителя.

Но может быть именно поэтому часть кировчан напугалась слухов о возможности занятия вами поста мэра столицы. Никита Юрьевич, а вы сами расстроились, что мэром Москвы не стали?
- Нисколько. Более того, когда пошли эти слухи, думал выступить с заявлением о том, что я не собираюсь становиться мэром Москвы. Кстати, так поступил ряд федеральных политиков, которых тоже пророчили в градоначальники. Но я решил этого не делать – было бы смешно, учитывая что все слухи начались с пары публикаций, в которых эксперты говорили, что я мог бы справится с этой работой.
Да и кроме того, такое назначение противоречило бы здравой логике. Получается, пришел Белых в Кировскую область, что-то поделал и ушел. Это неправильно. О каких-то постах или карьерном движении с любым чиновником можно говорить только при наличии каких-то серьезных успехов, на том месте, на котором он работает.

В одном из интернет-голосований ваш советник Алексей Навальный вышел на первую строчку среди желаемых претендентов на пост столичного градоначальника. Личность Навального, бесспорно, заслуживает внимания, но, признайтесь, «для чего он вам»? Для дополнительной скандальности?
- Да почему скандальности?.. Алексей, безусловно, толковый специалист в своей сфере, поэтому его деятельность в качестве моего советника абсолютно обоснована. Он не получает зарплату госслужащего, поэтому имеет полное право заниматься тем, чем занимается. Тем более, мне доставляет огромное удовольствие общаться с людьми неординарными, которые имеют свою точку зрения и готовы открыто ее высказывать. Этим мне Алексей и импонирует. Свое дело он делает очень хорошо, по крайней мере, это видно по тому, как на него реагирует публика.

Не возникает мыслей, что он своей борьбой с «Системой» доведет себя до трибунала и, как следствие, «испачкает» вашу репутацию?
- Репутации среди кого? Он же делает правильные вещи, вскрывает прорехи.

Репутацию среди властных структур.
- Навальный говорит, что воровать государственные деньги не хорошо. Я тоже так считаю, и президент, и премьер считают точно так же. Мы это говорим в унисон. И как, по-вашему, это может негативно на мне сказаться?

Не всем же нравятся разоблачения. Порой он разоблачает и окологосударственные структуры...
- В системе власти есть те, кому я идеологически противен, но я им противен давно. Мое мировоззрение за последние несколько лет не изменилось. И вряд ли окружение способно как-то испортить мои плохие отношения с теми, с кем они давно испорчены. Тем более, у меня есть определенные договоренности с высшим руководством нашей страны, согласно которым я и действую. И если кто-то недоволен моими действиями - пожалуйста, обращайтесь напрямую к президенту или премьеру, жалуйтесь на меня. Мне опасаться нечего, я делаю то, что должен делать. Так что от действий Навального вряд ли что-то изменится в отношении меня.

Как вы говорите, ваше мировоззрение за последние годы не изменилось. Возможно, по этой причине против вас федеральные СМИ ведут «информвойну»?
- СМИ самим по себе нет смысла вести войну. Зачем им это? Может быть, есть определенный заказ против меня, поскольку, как я уже сказал, моя личность многих раздражает. В последний раз, когда пошли негативные сюжеты, например, по НТВ, я позвонил руководству администрации президента и задал вопрос: «Для чего это делается? Если у вас есть ко мне вопросы, то задавайте их мне напрямую, а не устраивайте шоу через СМИ». Естественно, они заявили, что данный телеканал никак с ними не связан, но выпадки на меня в момент прекратились.
Так что в отношениях с вышестоящей властью у меня все предельно просто. Я не имею в регионе наследников и капиталов, не трясусь за кресло, поэтому если не устраивает моя работа, то, как говорится, достаточно «одной таблетки». Я не Лужков, поэтому нет смысла вокруг меня такую «движуху» устраивать. А если кому-то другому взбредет в голову такие вещи творить, то вот я что скажу – «и не с такими чертями боролись».

Давно известно о вашем «особом» отношении к журналистами. Не так давно часть местной смишной братии вы обвинили в непрофессионализме, особенно деловую журналистику...
- Не обвинил, а упрекнул.

Возможно. Но за что вы так не любите журналистов?
 - За непрофессионализм и не люблю, за что же еще. Если вас самих (имею ввиду журналистов вообще, а не кого-то конкретно) такая работа устраивает, то давайте дальше будут звучать глупые вопросы и я буду давать на них глупые ответы. Все будут довольны. Если же не устраивает, то тогда терпите внешний раздражитель, коим являюсь я. Ведь сложно развиваться без такого раздражителя, когда все вокруг говорят, что все отлично.
Причем я не являюсь противником любых злободневных и острых вопросов, но лишь в том случае, если журналист хотя бы понимает, о чем спрашивает. А то доходит до того, что в ряде СМИ путают миллионы с миллиардами. И, еще раз повторю, если вас это устраивает, то можно работать в режиме подходов к прессе, с заранее придуманными вопросами и ответами. Но, думаю, удовольствия от этого никто не получит.

Возразить не могу. Но, может быть, в чем-то у вас планка завышена?
- Возможно и так. Я прекрасно понимаю, что не каждый кировский журналист способен стать Парфеновым или Венедиктовым, но все же хочется, чтобы люди к чему-то стремились.

Люди у нас ко многому стремятся, вот свежий пример: «Машка, верни медицину народу!», плакат с такой надписью недавно красовался в Кирове. Из этой надписи вытекают две проблемы: одна из них - неуважение к власти, вторая - медицинская. Предлагаю обсудить первое.
- Два момента. Во-первых,  существует стереотип - презумпция виновности власти во всех бедах. Получается, что любовь к власти вообще самое отвратительное сексуальное извращение, которое вообще можно придумать. За что же ее любить-то? Во-вторых, подобные позывы показывают уровень развития тех, кто это делает. Так что я и не удивляюсь.

А что на счет медицины? Среди населения (особенно заинтересованной ее части) растут протесты.
- Затеянное нами можно назвать реформой медицины в отдельно взятом регионе. А реформам присущи две особенности. Во-первых, они никогда не происходят от хорошей жизни. В здравом уме, если бы в этой сфере все было хорошо, я бы точно не стал ничего менять. Во-вторых, ни в одной стране мира реформы не проходят безболезненно. И Кировская область не исключение. Почему же на Марию Егоровну ополчились, как вы говорите, «заинтересованные», так это объясняется тем, что именно она взяла на себя основной удар перемен - отношение к реформаторам всегда неоднозначное. К примеру, Александра II взорвали именно те, для кого и предназначались его реформы. Ненавидели Петра I, Маргарет Мэтчер, даже Николя Саркози со своей пенсионной реформой сумел «зажечь» всю Францию.

Но, я так понимаю, в дальнейшем вы надеетесь на положительный «выхлоп»?
- Если бы мы на него не рассчитывали, вряд ли бы мы вообще за что-то взялись. Возможно, одобрение наступит даже после нашего ухода, но оно не может не наступить. Конечно, никуда не денутся обиженные, которые до последнего будут стараться исказить реальность. Это те, кто к существующей системе привык и прикипел. Но таковых абсолютное меньшинство, а любая реформа направлена на большинство.
Всем прекрасно известно, что до недавнего времени больницы финансировались по количеству койко-дней. То есть, им было выгодно, чтобы пациент лежал как можно дольше. Ну а что делать, когда не дотягивают до плана? Как мне признался главврач одной из районных больниц, они просто приглашали пожилых людей на стационарное лечение. В этом случае и бабушкам хорошо (практически никто не отказывался лишнюю неделю провести в больнице, тем более, что у большинства есть те или иные проблемы со здоровьем), и учреждение план выполняет. А сейчас финансирование идет по результату, то есть по факту «вылечивания». Как вы считаете, это хорошо или плохо?
И еще – вообще-то, сейчас во всем мире делается упор на амбулаторное лечение, а не на стационарное. Даже в целом по России соотношение амбулаторной и стационарной помощи 60 на 40, а у нас наоборот 40 на 60. А по количеству коек на душу населения Кировская область лидирует по России. В свое время это была сознательная политика, того же Шулятьева, например. Но количество коек напрямую не связано с качеством лечения. Статистика это подтверждает. Ну а когда мы начинаем эти вещи приводить в соответствие с реалиями времени, мы встречаем вот такие плакаты.

Встречаются и митинги в знак неодобрения вашей политики...
- Вы имеете ввиду требования повышения зарплаты? Я согласен, зарплата, например, учителей должна быть выше. Но если средств уже сейчас не хватает, то за счет чего их поднимать? У нас на образование идет 10 млрд. рублей в год, четверть бюджета. Из них 3 миллиарда тратится неэффективно. В первую очередь, это малокомплектные школы, в которых преподавателей больше чем учеников. А чтобы поднять зарплату педагогов до средней по области нам требуется 1,5 миллиарда. Видите: 3 миллиарда тратится неэффективно, а для повышения зарплаты нужно 1,5. Так давайте вместе с профсоюзами, учительским сообществом сядем и подумаем как нам максимально безболезненно модернизировать систему. Никто не собирается рубить с плеча. Но невозможно одновременно требовать повышения зарплаты и оставить систему в первозданном виде.

И напоследок чисто политический вопрос...
- Меня нет в политике, я ей не занимаюсь.

Так или иначе вы находитесь внутри политики. На выборах в Заксобрание каких позиций будете придерживаться и почему абстрагировались от негласно начавшейся политической кампании? Неужели правда будете наблюдать за «концертом» со стороны?
- Это скорее политика находится вокруг меня. Это как нельзя жить в обществе и быть свободным от общества. Если считать абстрагированием неучастие в политической кампании, то да, я абстрагируюсь: вы не увидите меня в партийных списках ни одной из политических партий. Даже в списках «Единой России». Но вот, что я буду делать – это постараюсь бороться с политическими спекуляциями и «заигрываниями» с избирателями. К примеру, во время обсуждения проекта бюджета на 2011 год часть политических сил заявила о необходимости активной поддержки аграриев. Как? В ответ слышу: «а это вы сами решайте». Нет, ребята , так не пойдет. Зачем нам нужны депутаты, не способные предложить ничего кроме увеличения расходов? Увеличить дотации сельскому хозяйству мы можем лишь за счет других: пенсионеров, учителей, врачей... Давайте так и сделаем, только, уважаемые депутаты, выступите с инициативой, пойдите и сами им об этом скажите. А раз боитесь сказать, то нечего и предлагать. Вот с такими вещами во время выборов я и буду бороться. Мне хочется, чтобы люди голосовали не исходя из эмоций, а из здравого смысла. А уж каким будет этот выбор... я приму его любым.

От автора

Когда мы предложили Никите Юрьевичу провести интервью в его резиденции на Черном озере, мы не рассчитывали на положительный ответ. То ли губернатор в день ответа не с той ноги встал, то ли звезды так распорядились, но согласие получили. Правда, время было выбрано с намеком проверки на прочность (проверить кого, губернатора или журналиста и фотографа?) - 21:30. Территория резиденции в несколько гектаров огорожена забором с колючей проволокой, местами натыканы камеры - это все логично. Не совсем логично другое: представляешь увидеть роскошный дворец, а видишь небольшой двухэтажный домик. И это губернаторская дача? Сам не увидел, не поверил бы.

Никиты Юрьевич встретил нас без лишнего пафоса, строго, но радужно. Обстановка резиденции соответствовала внешнему виду домика - просто, но со вкусом (хрустальных люстр и белого рояля в углу не заметил).
Беседа шла на кухне. Буквально через 10 минут общения дневная усталость (напомню, интервью шло поздним вечером) словно улетучилась - настолько ответы губернатора были резки, непредсказуемы и эмоциональны. Двух-трех секунд хватало ему, чтобы сообразить ответ на любой, даже самый нелицеприятный вопрос. Лишь вопрос об Алексее Навальном заставил Никиту Юрьевича призадуматься...

Беседовал
Григорий Холкин
kholkin@bnkirov.ru

назад


МЫ В СОЦСЕТЯХ


Комментарии пользователей >>
Внимание! Ваш IP-адрес фиксируется. Будьте предельно корректны, уважайте своих оппонентов и их точку зрения.
Пожалуйста введите символы, которые Вы видите на картинке.

Архив номеров

Свежий номер «Бизнес Новости»

"Туристы ждут открытия заграницы"
"Туристы ждут открытия заграницы"

О последствиях пандемии, форматах отношений в сегменте B2B, нововведениях на рынке и уроках коронакризиса "Бизнес новостям" рассказала директор сети туристических агентств "Tez Tour в Кирове" Елена Колчина.

  710  2

Экономическая диверсия?

Предстоящий лесозаготовительный сезон может оказаться под угрозой срыва для экспортеров леса в Китай. Это связано с требованием китайской стороны к ввозу на свою территорию сырья. Правда, официально этих требований не видел ни сам бизнес, ни чиновники. Те и другие не видят и их целесообразности.

  655  9

Карт-бланш для инициатив

Госдума в третьем чтении приняла закон об инициативных проектах, его затем подписал и президент. Новое законодательство стало заменой проекту об инициативном бюджетировании, который изучали, разбирали и прописывали в России в течение 10 лет.

  409

Киров среднеэтажный

Проект генерального плана города Кирова до 2040 года обсуждается везде. Не каждый, конечно, прочитал все 14 томов и изучил 27 листов графических приложений, но вопросов к проекту много: у граждан, активистов и застройщиков.

  490  3