Как повернуть маркировку в сторону бизнеса? – материалы газеты «Бизнес новости»

Как повернуть маркировку в сторону бизнеса? – материалы газеты «Бизнес новости»

11.04.2021 14:52:01 2639 0
Повсеместное внедрение системы маркировки товаров «Честный знак» её инициатор, федеральный Минпромторг, подает как новый, очень эффективный способ борьбы с фальсифицированными и контрафактыми товарам. И заявляет, что быстрое вытеснение таких товаров приведет в скором времени к повышению объемов производства и реализации у добросовестных предприятий. Бизнес пока не видит ни того, ни другого, зато продолжает нести расходы.

При этом все понимают, что ключевые интересанты очередных сборов от предпринимателей не отдадут доходы: маркировку продолжат тиражировать на другие отрасли. «БН» спросили у предпринимателей, как они оценивают результаты проекта маркировки товаров и выполняет ли она объявленные задачи. 

Кто проверяет данные?

Слабые стороны проекта маркировки потребительских товаров на днях признал сам оператор системы – ООО «Оператор-ЦРПТ». По крайней мере это следует из ответов гендиректора компании-оператора Андрея Кириллова, направленных в ответ на обращение через ТПП РФ президента Вятской ТПП Андрея Усенко. Копия ответа на 11 листах есть в редакции.

«Предприятия, безусловно, поддерживают идею усиления борьбы с распространением контрафактной, фальсифицированной и контрабандной продукции, так как это наносит ущерб их экономике. Хозяйствующие субъекты, осуществляющие значительные финансовые затраты по реализации проекта маркировки, ожидают конкретных положительных результатов в этом направлении», – говорится в запросе президента ВятТПП с перечнем конкретных вопросов.

Как следует из ответов, на сегодняшний день система своих функций полноценно не выполняет, а устранение сбоев по многим позициям планируется... за счет увеличения давления на сам бизнес.

Первый вопрос: проверяются ли юрлица, заявившиеся как производители, на предмет наличия у них реальных производственных мощностей, например, по пошиву меховых изделий, производству обуви и т. п.? 

Ответ: оператор системы это не изучает, но «проверяет валидность ИНН». Фактически это означает, что любая созданная фирма с уставом в 10 000 рублей, имеющая только стол и стул, может объявить себя фабрикой по производству меховых изделий. И ЦРПТ спокойно зарегистрирует ее, будет выдавать ей коды на якобы произведенную продукцию. И продукция с кодами легально будет ходить по стране, хотя происхождение ее может быть контрабандное. Хотя ЦРПТ в ответе отмечает, что для производителей табачной продукции готовится законопроект по регистрации их оборудования в информсистеме, но это не касается других отраслей. При этом никто не гарантирует, что не будет регистрации мифического оборудования.

Может ли код получить однодневка?

Идем дальше, второй вопрос: «Возможно ли получение кодов фирмами-однодневками?» 

В ответе пространно говорится, что регистрация в системе идет поэтапно, данные участники оборота товаров вносят самостоятельно в соответствии с длинным перечнем. 

«Таким образом, для получения кодов маркировки участнику оборота товара необходимо предоставить полную информацию о маркируемом товаре (…), что сводит к минимуму возможность получения кодов маркировки на контрафактный товар недобросовестными участниками оборота товаров», – говорится в ответе. 

К минимуму, но не исключает этого.

«Вместе с тем вероятность регистрации в информационной системе мониторинга недобросовестного участника оборота товаров, как и подача последним недостоверных сведений (…) о реализуемом им товаре имеется», – написано в документе.

При этом подчеркивается, что ответственность за полноту, достоверность и своевременность представляемых оператору сведений несут опять же участники оборота товаров. В этой части тоже анонсируется ужесточение законодательства: Госдумой рассмотрен в первом чтении (готовится ко 2 чтению) законопроект об изменениях в Административный кодекс. «После принятия данных изменений федеральные органы исполнительной власти, в частности Роспотребнадзор, смогут применять меры ответственности к недобросовестным участникам оборота товаров, подлежащих обязательной маркировке средствами идентификации», – говорится в ответе ЦРПТ.

Но, как мы знаем, владельцы фирм-однодневок действуют во многих сферах. Этой риторикой их не испугать. В то же время на практике контрольно-надзорные ведомства не затрудняют себя поиском организаторов схем с участием фирм-однодневок, а работают по легальным предпринимателям.

DSC04016.jpg

Перекладывание на потребителя

Отдельный блок вопросов-ответов касается и взаимодействия с правоохранительными органами. «Проводился ли анализ заявок на коды при маркировке товарных остатков на предмет выявления попыток легализации КФК – продукции (изготовленной или ввезенной в РФ до начала процесса маркировки). Сколько случаев выявления? Информировал ли ЦРПТ правоохранительные органы?» – спрашивает ВятТПП.

Ответ носит расплывчатый характер. Якобы, органы выявляют, возбуждают дела. И подчеркивается, что практика еще формируется, «большинство дел находится на стадии расследования». Однако опрошенные «БН» предприниматели уверены, что никаких реальных результатов эта работа не приносит.

«Что касается выгоды для добросовестных участников рынка, никаких преференций маркировка не дала, как ни сказалась положительно и на результатах работы. Потому что правоохранительные органы работают крайне неэффективно, вследствие чего контрабанда как поступала на территорию региона, так и продолжает поступать», – прокомментировал гендиректор компании «Калинка-Морозов» Андрей Морозов.

На вопрос «Фиксируются ли ЦРПТ факты попыток реализации продукции с дублирующими или «мифическими» кодами? Если да, сколько таких случаев выявлено в 2020-2021 гг.? Какие меры по этим фактам приняты?» конкретного ответа с цифрами также не поступило. Но упоминается о возможности подключиться к процессу конечных потребителей. Так, сообщается о мобильном приложении «Честный знак»16+, с помощью которого потребитель может получить сведения о маркировке товара с его упаковки, считав DataMatrix код. Если что – пожаловаться. По заверениям ЦРПТ, на конец марта 2021 года пользователи установили приложение более 2,7 млн раз и с его помощью проверили 37,7 кодов. Большинство – 18,2 млн проверок – в отношении обуви.

«Вы видели покупателей, которые ходят по магазину со смартфоном и сканируют коды? Я тоже не видел. А в официальной риторике это подается как великое достижение, – прокомментировал этот момент старший вице-президент ВятТПП Юрий Исупов. – Не будем рассуждать на тему, будет ли бабушка из Сунского и Немского района со смартфоном «считывать» коды в магазине, где и Интернета нет. Вопрос в другом: что через это приложение может увидеть даже продвинутый покупатель Москвы? Только то, что написано на этикетке товара. Считаю, акцент на потребителя не выдерживает никакой критики, так как ничего не дает простым гражданам». 

Схема легализации

Большие сомнения вызывает утвердительный (без конкретики) ответ ЦРПТ на вопрос: «Отмечается ли рост выпуска продукции традиционными предприятиями меховой и обувной промышленности после запуска процесса маркировки?» Полгода назад на одном из онлайн-семинаров представитель ЦРПТ также заявлял о первых результатах на рынке производства табачной продукцию: якобы количество легализовавшихся производств существенно увеличилось.

«В одном из выступления представителя оператора системы прозвучало, что система маркировки позволила легализовать 12 табачных фабрик. Предположить с точки зрения логики, что в России нелегально работали 12 фабрик... Это нереально. На наш взгляд, очень неуважительно к сложной работе правоохранительных органов, которые «не могли» найти эти фабрики, – поделился Юрий Исупов. – И ЦРПТ, стремясь приукрасить результаты своей работы, даже не задумывается, что это не какие-то тайные табачные фабрики, а просто фирмы-однодневки, зарегистрировавшиеся в системе как производители сигарет, получающие коды и наносящие их на ввозимые сигареты из стран Ближнего Зарубежья, где акцизы ниже. Они платят ЦРПТ за якобы произведенные ими сигареты, спокойно «вешают» коды на ввезенный товар, а оператор говорит о легализации 12 производителей. Как раз сама система и позволяет легализовать серый импорт».

Эту же тему поднимали на одном из совещаний в Вятской ТПП. Обувщики поделились информацией от коллег из других регионов: только-только началась маркировка остатков по обуви, ряд предприятий закупили 300 млн кодов якобы на остатки, хотя все понимали, что это делалось под ввезенный в будущем серый импорт.

или эту.jpg

Номинальные цели

«Как производитель, я не чувствую, что контрафакта на рынке стало меньше: сколько такой продукции продавалось, столько и продается. Да, она стала маркироваться. Товар, который ранее не подлежал маркировке, теперь стал иметь некий статус, но выражен он исключительно в самом коде. Причем те, кто завозит продукцию по каким-то «серым» схемам, покупают маркировку на тех же рынках. Существуют специализированные компании, которые продают эту маркировку, ее стоимость составляет порядка 15 рублей. И любое предприятие имеет возможность заказать эту маркировку», – говорит Александр Самохин.

Он подтвердил и наличие «неких фабрик, которые выпускают похожую продукцию». 

«Но нам прекрасно известно, что этих фабрик в России нет. Уж не знаю, откуда эти люди взяли свой продукт, может быть, импортировали его «в серую» или «в черную», затем каким-то образом промаркировали и торгуют как производители или официальные импортеры, хотя таковыми на самом деле не являются. К сожалению, мы не знаем, как с этим бороться, несмотря на то, что знаем, как это работает, и даже знаем этих игроков. Но никаких действий со стороны компетентных контролирующих органов не осуществляется. Потому что цель по контролю непорядочных поставщиков была только номинальной. А реальная цель была заработать на товаропотоке, который имеется у того или иного предприятия», – заключил предприниматель.

«По вопросу изменения объема произведенной продукции предприятиями меховой и обувной продукции после запуска процесса маркировки сообщаем, что оператор, Минпромторг России, а также торговые ассоциации отмечают рост объема производимой и импортированной продукции, которая подлежит обязательной маркировке средствами идентификации», – однозначно говорится в ответе оператора, который очень далек от мнений реального бизнеса.


Мнение бизнеса

Лев Лимонов, председатель Гильдии Вятских меховщиков, директор ООО «Торговля мехами»:

Лимонов.jpg«В итоге так получилось, что пресловутая система маркировки товаров создавалась для чего угодно, но только не для борьбы с серым импортом. По-видимому, кому-то очень хотелось на этом заработать. Если для нас, меховщиков, с учетом объема выпускаемых изделий и их стоимости, сборы не так велики, то возьмите, к примеру, производителей сигарет. При этом нашу отрасль уже практически угробили всеми этими нововведениями на фоне катастрофического падения покупательской способности населения и теплых зим в последние годы.

Меховщики были первыми, на ком апробировали маркировку. Мы еще в 2016-м году говорили, приводили аргументы, что маркировка ничего не даст: у всех руководителей предприятий отрасли накопился огромный жизненный и профессиональный опыт. Писали письма во многие инстанции, вплоть до премьер-министра. Извините, была же борьба с паленой водкой. К чему она привела? Всем известно. Почему инициаторы введения маркировки решили, что в других отраслях ситуация будет развиваться по-другому? В итоге нас нагрузили дополнительными расходами, а все те, кто сидел в «тени» с этими китайскими шубами, там и остались. Только шубы стали не «китайские», а «слободские» и «пятигорские».
При этом статистика, которой оперируют представители экономических ведомств, не имеет ничего общего с действительностью. Чиновники отчитываются, не выходя из кабинета. Они получили статистику по контрольно-идентификационным знакам – вот и отчитались: смотрите, сколько шуб выпустили. А вы, господа чиновники, спросите у предпринимателей, сколько они закупили, например, шкурок для выпуска этих самых шуб».


Антон Менчиков, предприниматель, директор магазина «Табачок»:

Менчиков.jpg«Если говорить об эффекте, я вижу только негативные последствия введения маркировки. Что касается искоренения контрабандной продукции, ничего подобного нет даже близко: маркировка никак не влияет на неё, так как это работа таможни. Единственное "но" - на такой товар не получится пробить чек, т.к. в системе маркировки он не числится. Но, опять же, его можно будет пробить как другой товар, в итоге выросла только нагрузка на бизнес. А конечный потребитель, который, как известно, голосует рублём, получает тот же самый товар, но дешевле: без уплаты акциза, без уплаты таможенного сбора, без затрат на маркировку. Возьмём сигареты производства СНГ, за пределами РФ. Предположим, что одни попали в страну в обход таможни и за них не были уплачены акцизы и сборы, а вторые ввезены официально, через таможню. В результате получается ситуация, что на прилавке лежит пачка за 180 рублей, а под прилавком может лежать точно такая же пачка за 150 рублей. Само собой, для конечного потребителя нет никакой разницы, и он будет брать ту, что дешевле.

Все понимают, что маркировку не отменят, но, на мой взгляд, необходимо минимизировать негативные последствия от ее внедрения для добропорядочного бизнеса. Допустим, если из-за технических проблем не пробивается маркировка, товар необходимо продать без неё либо внести каким-то образом уже после продажи. Иначе получается глупейшая ситуация, когда покупатель приходит в магазин, он видит товар, держит его в руке, готов за него заплатить, а продавец отказывает ему в продаже, ссылаясь на то, что не работает маркировка. Так же бывает, что во время транспортировки повредилась упаковка с маркировкой. В результате мы не можем её продать. Соответственно, единственный вариант упрощения жизни – закрывать глаза на препятствия, возникшие не по вине продавца».


Александр Самохин, директор фабрики по производству танцевальной и спортивной обуви «Дельфин» (Кирово-Чепецк):

Самохин.jpg«Необходимо снижать стоимость обязательной маркировки. Сегодняшние 60 копеек – это достаточно высокая цена. Объем маркировки большой – количество товаров, которые необходимо маркировать, значителен, соответственно, стоимость должна снижаться.

Второе: должны быть определенные субсидии на автоматизацию внутренних процессов организации по маркировке. То есть все эти затраты не должны быть неожиданностью для производителей. Это достаточно большая сумма, и не у каждого предпринимателя есть подобные средства.

И, наконец, должен существовать некий портал, который бы принимал заявки от добросовестных участников рынка, которые могли бы иметь возможность так или иначе заявлять о нарушениях со стороны того или иного фиктивного производителя, после чего бы последовала проверка со стороны компетентных органов. Когда честный производитель почувствует себя защищенным, вот тогда можно будет говорить о том, что маркировка работает. В этом случае даже будет не жалко заплатить эти деньги».


Юрий Исупов, старший вице-президент Вятской ТПП:

исупов.jpg«Сегодня есть онлайн-кассы. Через оператора фискальных данных УФНС получает всю информацию о движении денег и товара. Какую новую информацию в этом случае дает маркировка? Никакую – ни потребителю, ни фискальным органам. И с точки зрения борьбы с контрафактом это как волейбольная сетка для борьбы с комарами.

Идет подготовка к обязательной маркировке молочной продукции и эксперимент по маркировке воды. Представитель приближенной к ЦРПТ организации сказал в одном из выступлений: станок для нанесения маркировки стоит максимум 1 млн рублей. Мы изучили вопрос с нашими предпринимателями: не менее 8 млн рублей.

И эти расходы не ключевые. Гораздо дороже обходится выстраивание логистики. Если раньше груженая машина завозила разные товар сразу в несколько магазинов поддонами, сейчас она обязана поставить в магазин поддон с конкретными кодами. Не дай Бог, если не тот код или поддоны перепутаются. Или кладовщики что-то напутают. Перестройка логистики с учетом всех этих нюансов дороже самого процесса нанесения маркировки, который и так требует от предпринимателей колоссальных издержек.

Много говорится о борьбе с контрабандой, контрафактом, а кто и как подсчитал реальный оборот «серого» рынка? Цифры звучат из уст каких-либо федеральных экономистов. Откуда взяли, что 20% бутилированной воды – контрафакт? Где официальное подтверждение и анализ со стороны контрольно-надзорных органов? Все эти высказывания – информационные спекуляции, чтобы оправдать введение маркировки. Реальной картины сегодня нет, и возникает вопрос: настолько ли сегодня велик этот рынок контрафакта, чтобы подвергать предприятия многомиллиардным расходам.

По моему мнению, эффективнее должны работать ведомства, которые отвечают за «чистоту» рынка. Таможня – чтобы не пропускала черный или серый импорт, Роспотребнадзор – полноценно выявлял фальсификат, а не на основании локальных обращений, как и полиция. Тогда маркировка не потребуется.

В процессе реализации проекта маркировки у бизнеса – мы видим это по нашим предпринимателям – появляется все больше вопросов, связанных с оценкой эффективности введения маркировки. Систему тиражируют по другим отраслям, ее не отменят, но сегодня надо сделать так, чтобы она не превратилась в бремя для предпринимателей, а все-таки заработала в его пользу».

У бизнеса есть и много других замечаний, к примеру, к продолжающимся сбоям в системе. Достаточно вспомнить ноябрьскую ситуацию с «зависанием» лекарств, которая еще раз показала техническое несовершенство системы. В разгаре пандемии граждане не могли купить необходимые препараты. Под давлением правительство вынуждено было ввести мораторий на маркировку лекарств.

Анастасия Белова.

VK FB TW
оставить комментарий
Спасибо за комментарий! Он будет опубликован после модерации
Текст сообщения
Перетащите файлы
Ничего не найдено
 

Также читайте