«Я же родом из деревни» – интервью «Бизнес новостей» с фермером Сергеем Бусыгиным

«Я же родом из деревни» – интервью «Бизнес новостей» с фермером Сергеем Бусыгиным

Анастасия Белова 12.12.2021 20:32:38 4284 4
В Москве у выпускника МГУ Сергея Бусыгина была работа с хорошей зарплатой, служебная машина и квартира. Всё это он променял на жизнь в глубинке – создал в селе Старый Бурец Малмыжского района крестьянско-фермерское хозяйство. Говорит, во-первых, так можно заработать больше столичного, если с мозгами к делу подходить. Во-вторых, здесь его корни, а деревни сегодня должны поднимать либо политики, либо предприниматели. Первым – не до этого.

БН: Сергей, у вас несколько направлений бизнеса и все связаны с сельским хозяйством? 

– Почти. В селе занимаюсь фермерством в своем КФХ, там же работает гостевой домик. В Кирове зарегистрирована фирма по продаже сельскохозяйственной техники. Еще песок продаю – в деревне песчаный карьер купил, оформил лицензию, там добываю. 

БН: Ездите туда-сюда? 

– Иногда мотаюсь. И по делам, и по работе. Сейчас вот в Вятских Полянах дела решаю. А жить... Как правило, летом в основном в деревне «прописываюсь», зимой в Кирове. 

БН: Почему возникло желание перебраться в деревню? 

– Потому что я в ней родился, вырос, в школу ходил. Здесь мама моя живет.

Если бы сам не был родом из деревни, наверное, сельским хозяйством на земле и не занялся. Мне его и так хватало, когда с утра до вечера продавал сельскохозяйственную технику, общался с руководителями хозяйств. 

Так получилось, что у бабушки и деда были колхозные паи. После их смерти оформил эти паи на себя. Получилось ни поле-ни огород, поэтому прикупил еще – появилось поле в 50 га. Так и затянуло. Решил купить все остальные бесхозные паи, получилось где-то 400 га. Занимаюсь выращиванием семян многолетних трав – люцерны. 

БН: Кому продаете? 

– Покупателей много и в Кировской области, и за пределами, эта отрасль от нехватки заказчиков не страдает. В прошлом году отследил цепочку по одной из партий: мои семена купил человек из Чувашии, продал их в Марий Эл, оттуда они уехали в Самару, из Самары – в Волгоград. Спрос хороший. 

070c2f51-134a-4791-ac15-65806ce92631.jpg

БН: А учились где? 

– После школы уехал в техникум в Савали в Малмыжском районе – отучился на бухгалтерский учет и аудит. После поступил Вятскую сельскохозяйственную академию, тоже на бухучет. Отучился – устроился работать на «Вяткаагроснаб», год отработал и уехал жить в Нижний Новгород.

Там устроился на работу в «Мантрак Восток», это дилеры «Катерпиллера». У них был отдел по продаже сельхозтехники, на то время продавал самые дорогие трактора «Челленджер». Мне дали 10 регионов: езди, продавай. Нашел примерно по 10 клиентов в каждом субъекте – в самых крупных хозяйствах, с ними и сотрудничал. Те 4 года практически прожил в машине: постоянные командировки, встречи. Подсчитал, что за то время на машине проехал 400 тысяч км. Захотелось что-то изменить. 

БН: Изменили? 

– Изменил. Когда еще работал в Нижнем, поступил в МГУ в аспирантуру на кафедру агроэкономики, общежитие дали. Думал – уеду, поучусь, сменю обстановку. Учиться, кстати, было очень интересно. Возраст уж не после техникума, когда идешь учиться, потому что так надо. В более старшем возрасте ходишь на учебу с пониманием зачем тебе это и что хочешь получить. На второе высшее учился с энтузиазмом. Берешь, что тебе нужно, и ходишь на лекции, которые тебе интересны и пригодятся. Во время учебы оформил лицензию на добычу песка в деревне. Это был 2010 год. 

БН: Почему в Москве не остались? 

– На какое-то время после учебы остался. В Москве была очень хорошая зарплата, хорошие условия и для жизни, и для работы. Только понял, что московские доходы не превышают деревенских, если с умом к делу подходить. Осознал, что в деревне больше заработаю, и переехал в Киров. Вернулся – открыл компанию «АгриКоника» по продаже сельхозтехники. Параллельно и трактора, и песок продавал. За время жизни в Москве очень соскучился по всем своим прежним клиентам. И они довольны, что я вернулся. Понял: вот это мое, мне эта работа нравится и жить в деревне нравится. 

БН: Чем в то время еще интересовались? 

– В студенческие времена меня политика очень интересовала. Тогда заработала первая школа помощников депутата (ее в те времена создавал Александр Бажин), я в школе был руководителем группы. Занимались молодежным парламентом, «Молодой Гвардией». Хотя сам никогда ни в какой партии не состоял. Смотрел за всем внимательно, видел, что происходит, интересовался. Впрочем, какое-то время хотел стать политиком, но, находясь на этой кухне, понял: все-таки не моё. Там грязи много. А я не такой человек, чтобы подниматься такими путями. 

БН: Сейчас политикой интересуетесь? 

– И сейчас интересуюсь, но как внешний наблюдатель. Как без этого? Недаром же говорят, если ты не будешь заниматься политикой, то политика займется тобой. Знаю где, что, кто и на каких местах, но сам туда не лезу. 

БН: А работать с землей где учились? У родителей? 

– У родителей тоже – я же деревенский. И сам учился. За 4 года работы в «Мантрак Востоке» общался с руководителями самых успешных хозяйств регионов. Многое у них взял: что делают, как, на какой технике работают, какие технологии применяют... Кучу семинаров разных посетил, там много знаний получил. По факту стал заниматься тем, чем занимались мои клиенты.

 БН: Были мысли заняться другими направлениями сельского хозяйства, допустим, молочным животноводством? 

– Возникала такая идея, Бог отвел. Вижу, как обычным фермерам и небольшим хозяйствам этого направления непросто. Тема активно продвигалась особенно несколько лет назад: идите в фермеры, станьте молодым фермером! Я как-то попытался в гранте поучаствовать – не выиграл. Из тех, кто выиграл, многие оказались не в лучшем положении, потому что государство одной рукой дает, другой забирает. При получении такой поддержки надо очень грамотно читать бумажки – под микроскопом. Там написано, сколько и какие налоги отдашь. Примерно за 3-5 лет вернешь государству то, что получил от него. У них все четко. 

БН: Какой-то другой господдержкой пользуетесь? 

– Пользуюсь. Недавно субсидия на зерно пришла, очень доволен. С покупки техники часть денег возвращают — не более 15%. И то хорошо. 

БН: А другие виды продукции выращивать не планируете? К примеру, рапс? 

– Нет, рапсом заниматься не планировал, потому что, на мой взгляд, люцерна порентабельнее будет. Я смотрю, изучаю, вижу, что и где рентабельно. Сейчас занялся бы еще выращиванием кукурузы, но пока возможностей не хватает. Надо хозяйство довести до нужного уровня. 

БН: Может, думали над необычными растениями? Сейчас много объявлений о продаже готового бизнеса по выращиванию шампиньонов, гигантской клубники, земляники, арбузов... 

– Мы много чего изучали. С другом, предпринимателем Сашей Самохиным (директор фабрики по производству танцевальной и спортивной обуви «Дельфин» из Кирово-Чепецка. – ред.), в студенческие годы даже изучали, как хрен выращивать. В Москве ходили в Ленинскую библиотеку, сидели все выходные, днем и вечером читали разные диссертации и научные труды. И шампиньоны изучали, и арбузы. Не, это несерьезно. Чем я сейчас занимаюсь, приносит больше денег и удовольствия. Да и загрузка сегодня такая, что не до шампиньонов. 

1373990b-4b99-4da5-9287-2b37c7f85dc5.jpg

БН: Сколько население в Старом Бурце? 

– Когда приехал сюда, называл это место «деревней ста стариков». Сейчас жителей примерно столько же – и детей, и дачников, и туристов. Население мало, но здесь так хорошо! Приезжайте как-нибудь – сразу на недельку. У нас хорошие церковь и батюшка: к нему на службу из всех соседних населенных пунктов люди приезжают. 

БН: У вас явно многие просят о помощи. Всем помогаете или избирательно? 

– Во-первых, всем не помочь, все равно выбор сделать придется. Во-вторых, конечно не всем: смотря что просят. Бывают люди, которым палец дашь, а они руку откусят. Если действительно надо, то постараюсь помочь, чем могу. 

БН: На что не жалко денег? 

– На здоровье, на образование, на поддержку спорта. Старикам не жалко помочь, потому что не так много им осталось. 

БН: А в социальные объекты вкладываетесь? 

– Если батюшка что-то для церкви просит (и даже если не просит), стараюсь помочь. Заброшенные здания в деревне считаю правильным восстанавливать. Пожарная часть была без окон, без дверей, без крыши. Восстановил. Контору полностью разбитую выкупил у бывших хозяев. Тоже восстановил, потому что она в центре деревни.

 По сельскому клубу вел много переговоров. Просил мне отдать, чтобы в порядок здание привести: там крыша течет, через несколько лет клуб развалится. Бьюсь, бьюсь, а результата нет: сложно с администрацией что-то обсуждать. Там и хорошие, и плохие люди есть, а этот вопрос не решается.

Что еще… Парк сделали, посадил 110 берез. Два года до этого бурелом вычищал. Потом прудом занялся. До него ни у кого руки не доходили, а в деревне этот пруд выполняет роль пожарного водоема. 

БН: Люди помогают? 

– Сейчас расскажу на конкретном примере. Однажды ко мне товарищ в гости приехал. Сказал: «Ты чего здесь самодеятельностью занимаешься? Есть же программа ППМИ, участвуй». Вышли селом с проектом создания детской площадки, это было 2 года назад. Выиграли. Но из-за коронавируса у нас в Кировской области отменили какие-либо виды деятельности такого характера. 

В этом году мы все-таки проект реализовали. Сначала просили 200 тысяч с меня, 200 тысяч с населения, остальное – по ППМИ. Вроде, обсудили, договорились. В конце пути выяснилось, что спонсорская помощь нужна 390 тысяч: с населения не собрали. Сельские жители либо ничего не вкладывали, либо по 100-200 рублей. Были и критиканы, которые говорили, что не на том месте площадку делаю, не так и не там. Критикует, а ни копейки не вложил. Для меня это вообще дико.

 Подумал и согласился 390 тысяч вложить: жалко стало двухлетней работы, да и не люблю что-то бросать на полпути. Осенью в центре деревни построили детскую спортивную площадку. Я очень доволен. 

площада.jpg

БН: Лично вам это зачем? 

– Мне это приносит удовольствие. Когда учился в школе, в начальных классах нас было человек семь. Сейчас вижу, что детей в деревне не меньше. Есть несколько многодетных семей, у меня у самого трое детей. Когда приезжают в деревню – они летом здесь много времени проводят, – хочу, чтобы играли в цивилизованном месте. Друг в селе живет, тоже фермер, у него тоже трое. Если всех пособирать, человек 20 детишек наберется. Это же тоже люди, которые будут взрослеть и вспоминать свое детство. 

БН: Гостевой дом зачем и рентабелен ли этот проект? 

– Это недореализованный проект. Лет 10 назад я хотел на берегу реки построить базу отдыха. Бизнес-план написал, надо было
16 млн – и все будет красиво. Но насмотрелся я разного в этих гостиницах, решил: начну с малого – отремонтирую пожарную часть, сделаю гостевой дом, проверю спрос, рабочая ли эта тема туризма в глубинке. К нам в деревню много рыбаков приезжает, любители спорта, которые на дельтаплане летают: у нас роза ветров хорошая. Приезжают целыми компаниями и живут неделю. Отрыл гостиницу, сделал вывеску, запустил страничку в интернете. Поставил минимальную цену: 5 лет назад – 500 рублей в сутки с человека. Построил баню хорошую за 500 тысяч, купил квадроцикл, снегоход, на все это тоже очень гуманные цены выставил. А спрос – никакой, потому что у людей просто нет денег, этих элементарных 500 рублей. Хорошо, что проверил на гостевом доме, а если бы кредит в 16 млн взял? 

БН: Сейчас домик работает? 

– Работает. В прошлом году из-за коронавируса ко мне приезжали из Москвы, Казани, говорят, случайно нашли в интернете. И в этом году они приехали. Это нельзя назвать бизнесом. Многие находят, приезжают, потому что когда-то у них был в этих краях дом, родители на кладбище похоронены. Приезжают, а остановиться негде. Пускаю, зачастую бесплатно. 

БН: В фирме больше реализуете импортной или российской техники? 

– Начинал с импорта, но рынок меняется. Сейчас стало много российских дилеров, это связано с потребностями наших сельхозпроизводителей. Сейчас у меня больше 20 дилерств разных иностранных и российских компаний, соотношение примерно 50 на 50. Российские поставщики техники научились делать ее на хорошем уровне, и она достаточно доступна с учетом разных программ. Из покупателей примерно 50% покупают отечественную, 50% – импортную. 

Российская техника еще заходит и за счет цены: если 10 лет назад доллар стоил 30 рублей, то сейчас 74. Понятно, импортная крепче и дольше прослужит. Но ты ее купишь, условно, за 10 млн и детали поменяешь раз в 10 лет задорого. Российскую приобретешь за 1 млн, а детали будешь менять раз в год. По факту цена на российскую получается хорошей. 

БН: Программы господдержки простимулировали рынок производства и продажи отечественной сельхозтехники? 

– Конечно, они реально работают. Тот же «Росагролизинг» со своими шикарными процентами и ставками, Россельхозбанк и другие банки благодаря льготному кредитованию рынок подвинули. Они же, как правило, дают дешевые деньги на российскую технику или технику с правильными сертификатами. Да, государство в этом плане темой занимается, хотя больше ей занимается сам крупный бизнес. Это нормальное лоббирование своих интересов. Если бизнес заниматься таким продвижением не будет, о нем через какое- то время никто не вспомнит. 

БН: С учетом развития цифровизации, роботизации, по вашему мнению, заменят ли роботы людей? И такая тенденция – это хорошо или плохо? 

– Да, рано или поздно это произойдет. Мы это видим во многих отраслях, в том числе в сельском хозяйстве. Появляется та же телеагрономия. Это само собой придет, потому что, если честно, работать в деревне некому. Агрономов – дефицит! Во время моей учебы конкурс был 5 человек на место, а сейчас даже специальности позакрывали! Зоотехников не хватает. Где взять этих людей? Кто будет работать-то на земле? Фермеры и холдинги. Из первых – те, кто сможет прожить. 

25dd3c13-162c-4648-8f81-9eba34eeda67.jpg

БН: Но ваше КФХ живет же и развивается? 

– Оно во многом живет за счет вливаний от другого бизнеса, потому что, если заниматься число фермерством – вряд ли проживешь. Много рисков. Посеешь, думаешь, что соберешь – а не собрал. Будешь ждать свой звездный час лет 10, а он так и не настанет. 

БН: Так все-таки неплохо, что роботы заменят человека? 

– Да неплохо, только я не понимаю, чем люди будут заниматься? Для меня дико, когда в деревенском магазине продают капусту, морковь, картошку, и деревенские жители это покупают. Не выращивают, а покупают в магазине! Одно дело, если из-за катастрофической загрузки. Другое – если из-за безделия: на земле сегодня много появилось бездельников. Когда человек не занят, жизнь вроде бы идет, он также одевается, ходит куда-то. И такая жизнь становится привычкой. Как так можно жить? Считаю, людей очень сильно разбаловало государство. Нет порядка, полный бардак. 

БН: Вам больно смотреть на таких людей? 

– Конечно. Я бы даже применил, как раньше были, лечебно-трудовые места. 

БН: Какой бы еще опыт СССР вы бы вернули? 

– Да много какой. Посмотрите Китай, который поднимается за счет советского опыта. У них – самое элементарное – зарядка каждое утро! Мне кажется, что Китай скрывает свои цифры по развитию, и скоро весь мир ахнет от их прорыва. Для развития достаточно жить с учетом наследия, нажитого прошлым поколением.

 БН: Если брать Китай, там родители с плакатами стоят и ищут вторых половинок для своих детей, потому что детям некогда, они работают. 

– Я был в Китае много раз в разных местах, в МГУ жил с китайцами. Нельзя судить по одному моменту. В наше время нам говорили про бедные районы КНР. Через год приезжаешь на то же место – и не узнать. Если посмотреть на нашу Москву... Я считаю столицу городом одиноких людей. Там тоже нет возможности познакомиться или выйти замуж. Я себе там жену за 4 года так и не смог найти, нашел в Кирове.

 Не удивлюсь, если и у нас так скоро с плакатами на улицу выходить начнут. Тоже некогда: все в телефонах, вживую уже трудно найти вторую половинку. Это проблема мирового характера, не только китайцев. Вот только опасаюсь, что на этих плакатах будет написано: «Помогите выжить».  

БН: Сейчас политика государства направлена на то, чтобы вернуть жителей в деревню. 

– Горожан наоборот наша политика из деревни в город перетянула! Чтобы жить в деревне, там нужна работа. Чтобы была работа, нужны предприниматели. Государству деревня не интересна, не будет оно ею заниматься. Оно раньше занималось, поэтому деревня и жила. В царской России кормила всю страну. В 90е годы в деревню вкладывались деньги, она жила и развивалась. Последние годы прожила благодаря советской власти, которая всего понастроила. Наши современные политики деревню полностью раздербанили. 

Чтобы деревня жила, ею все-таки должна заниматься политика либо предприниматели. Там, где создаются производства, рабочие места, деревня живет. В этом плане мне нравится пример Кировского молочного комбината: взяли хозяйства рядом с Кировом, вкладывают деньги в них, деревня живет, живет социалка – и всё у них хорошо. Но должна быть работа. Если нет работы в деревне, то и деревни нет. Люди деградируют, спиваются и умирают. 

БН: На ваш взгляд, смогут сегодня аграрии выжить без господдержки? 

– Смогут. Есть масса примеров и регионов, где нет поддержки, и люди живут. Рентабельность у них очень хорошая, просто нужны мозги. Возьмем для примера Звениговское хозяйство в Марий Эл. Нет у них поддержки, но каких результатов добились! Их глушат, а они плывут против течения. И даже против течения у руководителя хозяйства получается заниматься бизнесом – благодаря тому, что живет по советским правилам, коммунист. Вот вам яркий пример того, что можно жить и без господдержки. Я вам не говорю про наши крупные агрохолдинги, которые без этой государевой поддержки не выживут, потому что у них всё заточено на другое. А здесь заточено, чтобы все создавалось и развивалось. 

На своем примере скажу: возможно, главное, как говорится, не мешайте. Как у нас часто получается? У тебя чуть-чуть появились обороты – сразу начинают прессовать. Если честно, ну времени нет этим заниматься. Я либо работаю, либо отбиваюсь от каких-то государственных нападок. Если по делу – пожалуйста, а когда со всех сторон… Зачем людям мешать? Даже если просто не мешать развитию бизнеса, это уже будет большой прорыв. Нам надо бизнесом заниматься, но нет – занимаемся бумажками. Мы же не своровать чего-то хотим. Хотим жить, развиваться. Человеку на самом деле не так много и надо. 

Люди-предприниматели – это локомотив, они могут вывезти страну, они не воры, не хапуги. Ты даже фермерам дай волю работать, они будут жить в деревне, нанимать людей на работу, и жизнь наладится. Только чтобы поздно не было: жизнь-то идет. А сейчас пока в деревне зомбированные телевизором бабушки, что у нас все хорошо. Это пропаганда, а мы все это изнутри видим. 

b58cd6c4-deb2-40e0-afb7-d58d17539892.jpg

БН: Если бы вам сегодня предложили переехать в Москву за зарплату в миллион в месяц, уехали бы? 

– В Москве я уже был. Не поеду даже за миллион. Если надо, я этот миллион и в деревне заработаю. 

БН: Что для этого нужно?              

– Работать. 

БН: Вы спите? 

– Сплю, но мало: в разное время года по-разному. Выходные стараюсь проводить с детьми, а в будни, часов с 7 до 22 точно работаю. Если не с семьей, то и в выходные работаю. Когда я с семьей, это единственное время, когда полностью переключаюсь от работы и живу. 

БН: Если бы вам предложили пост госслужащего и обещание, что, заняв его, вы сможете поднять село и вам предоставят для этого все ресурсы и возможности, променяли бы нынешнюю жизнь в удовольствие на это кресло?

 – Да, если бы это было по-честному. Но мы же с вами понимаем, что это неправда и на высшем уровне все врут. Кто-то, может, и хочет такие решения принимать, но один в поле не воин, нужна очень сильная команда единомышленников. Адекватные люди иногда просачиваются в политику, но к сожалению, им жизни не дают. Пример последний – Сергей Фургал (экс-губернатор Хабаровского края. - ред.). Адекватный мужик, а где он сейчас? Там таких не любят. 

БН: Что цените в людях? 

– Наверное, честность. 

БН: Что не простите? 

– Обман и предательство.  

БН: Если бы вы стали президентом, первый закон, который бы подписали? 

– О борьбе с бедностью.

VK TW
0
Евгений Сергеевич Марков
Хм, политикам не до того. Наоборот, обязанность каждого хорошего политика в том, чтобы решать проблемы страны в интересах большинства населения. В том числе создавать промышленности и сельскому хозяйству условия для развития.
Имя Цитировать
0
Guest
Ужас-то какой. "Лечебно-трудовые лагеря", Китай... Вот поэтому люди и бегут туда, где нет вас - "лечебно-трудовых бизнесменов" и ура-патриотов. И работают (и еще как!), и зарабатывают (по-настоящему!), но на чужбине. А сюда - ни ногой, покуда такие "бизнесмены" учать жизни. Какую зарплату ты платишь людям, чтобы упрекать их в безделии?.. Вопрос риторический. С тобой все понятно.
Имя Цитировать
0
Guest
Сергей очень трудолюбивый и порядочный человек, пример для любого человека из Молодец! Делает свою жизнь сам, без помощи, поднимает деревню и не ноет.

Имя Цитировать
0
Виктор
С удовольствием прочитал. Настоящий мужик. Работяга. Умница. Созидатель. Смелый и разумный. Мысли здравые и толковые. Мало таких парней. Они как якорь для своих деревень. Больше таких и деревни будут жить. Сергей, ты на верном пути!
Имя Цитировать
оставить комментарий
Спасибо за комментарий! Он будет опубликован после модерации
Текст сообщения
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений
 


Также читайте