Зачем москвичи выкупили имущество обанкроченного завода «Тека Энтерпрайз» в Нововятске? – интервью «Бизнес новостей»

Зачем москвичи выкупили имущество обанкроченного завода «Тека Энтерпрайз» в Нововятске? – интервью «Бизнес новостей»

21.03.2021 17:36:50 3185 0
Сложно вернуть веру людям с обманутыми надеждами. Сложно, но можно, и не всегда решающую роль в этом играют деньги. Порой достаточно обычного человеческого сочувствия, внимания или принятия управленческого решения, пусть и не выгодного инвестору. Может, именно оно и станет решающим для реанимации целого завода. 

Такие мысли в интервью «Бизнес новостям» озвучил Сергей Кузин, исполнительный директор ООО Завод «Вятка Бытовые Системы» – предприятия, выкупившего имущественный комплекс обанкротившегося завода «Тека Энтерпрайз» в Нововятске и заново запустившего здесь производство плит.

БН Сергей, когда вы запустили производство?

– В середине декабря 2020-го. Планировали чуть раньше, но затянулся процесс регистрации имущества, как следствие – мы не могли оформить подключение газа и электричества. В декабре все-таки запустились, выпустили первые 347 плит. Ушли на новогодние праздники, и на рынке – повышение цен на металл. Сырья просто-напросто не было нигде! Все отечественные производители отправили товар в сторону Запада: цена поднялась на мировом рынке, а владелец любого товара заинтересован продать его как можно дороже в конвертируемой валюте. В результате часть января и февраль просидели на складских остатках, тем не менее в феврале выпустили первую тысячу. Сейчас уже больше двух недель работаем без остановки. 

БН Металл – самая непредсказуемая часть ваших производственных затрат в плане сырья?

– Напротив, самая стабильная. Его поставляют гиганты, однако возник же в начале года дефицит.  Причем это коснулось абсолютно всех производителей. Мы в отрасли дружны, в случае необходимости директора или владельцы заводов звонят друг другу: «Отправь «Газель» конфорок, мне брак пришел, а сроки горят». С металлом так не произошло, потому что ни у кого не было.

В целом наша продукция состоит из трех глобальных направлений поставок. Примерно треть – металл, еще треть – импорт, куда входят стекло, электронагревательные элементы и подобное, и треть – небольшие комплектующие, их собираем по России: провода, фурнитура, ручки…

Сложнее всего с импортом, потому что регулярно меняется таможенное законодательство. Или происходят «коронавирусы», когда заводы закрываются. Часть импортной комплектации мы закупаем в Китае. Если ты не успел решить какие-то вопросы, до марта можешь отдыхать, потому что в Китае начинается Новый год. Работать начнут в марте, значит, товар мы получим в июне. Если не знаешь подобной специфики, то полгода просидишь без комплектующих. В ноябре-декабре надо закупить товар на полгода.

БН Месяца три назад вы говорили, что бюрократия с регистрацией тормозит диалог с банками. Как сегодня выстраиваются отношения с финансовым рынком?

– Кроме регистрации нам надо было еще получить имущество в собственность, которое предлагать банкам в качестве залога. Банки, безусловно, в первую очередь интересует наша кредитная история, схема поступления дохода и баланс. Это логично: они должны видеть перспективу и понимать, что схема рабочая и кредит будет возвращен. Именно сейчас нам заемные средства не требуются, но, чтобы в перспективе привлечь через банки нужные нам суммы, надо отчитаться хотя бы за первое полугодие.

Впрочем, наступил тот приятный момент, когда не мы стучимся в двери банков и бегаем со словами: «Какие мы хорошие, купили завод, дайте денег». Недавно банки впервые пришли к нам сами. Компетентные приятные ребята. Рассказали им все, как есть. Нам одобрили кредитную линию на 10 млн рублей. Воспользуемся мы ей или нет – это другой вопрос, но, по крайней мере, лед тронулся. 

БН Условия кредита для вас больше жесткие или ближе к адекватным?

– Они рыночные. Для нас не мягкие, но вполне адекватные. До конца еще не договорились. В одном банке начали с 12%, думаю, еще немного сможем снизить ставку. Другой банк несколько иного масштаба, который может позволить себе больше и, скорее всего, это позволит. Мы в него уже перевели расчеты, зарплатные проекты. Там речь о более приятных условиях, но нужно время. Пока у нас нет острой необходимости в кредите, хватает собственных средств, поэтому время есть.

А лизинговые компании нас проверили, мы уже закупили в лизинг несколько единиц транспорта. Кстати, одну из машин – отечественного производства – купили по программе с господдержкой: государство взяло на себя проценты по лизингу. Правда, в договор лизинговая компания на всякий случай вписала: если государство передумает, вы будьте добры, в течение двух месяцев нам проценты перешлите. 

БН Каковы производственные мощности завода?

– 450 тысяч плит в год. Конечно, на такую историю мы пока не замахиваемся. Да и я не уверен, что без серьезной замены узлов-агрегатов завод такие объемы потянет, но 300 тысяч в год предприятие спокойно может выпускать. На текущий год, с учетом простоя в январе-феврале, план – 75 тысяч плит. Сейчас идет процесс надстройки, обучение персонала. 

БН А рынок сбыта?

– Как раз с этим проблем нет, заявок гораздо больше, чем мы можем отработать на текущем этапе. Две недели назад отгрузили партию для реализации через сеть интернет-магазинов Холодильник. ру. Продали за неделю, еще просят. Мы изначально договорились, что за первый месяц отправим две машины. Просят хотя бы четыре, а лучше восемь. У DNS сеть еще шире, для них мы выпускаем плиты под отдельным брендом. Таковы условия заказчика.

Крупные игроки по продаже бытовой техники – один из рынков сбыта, но не ключевой. Все-таки основные контракты идут через строительные компании, сдающие жилье по муниципальным контрактам. Плиты, которые выпускаются на заводе, ставят в каждой квартире такого социального жилья.

Основной рынок здесь, конечно, московский: в столице продолжается масштабный проект реновации. С учетом последних тенденций, думаю, программу запустят по всей стране. 

БН Почему для реновации в Москве используется именно ваша плита?

– Еще при Лужкове было принято решение: в квартирах московской стройки должна стоять московская плита. Зачем закупать в Перми или Чайковском, если есть завод в Москве? 

БН Модель особенная?

– Размер 60 на 60. За последнее время изменился только цвет: раньше были белый и коричневый, сейчас – белый и черный. Мода поменялась.

Ценность кировского завода – в технологической оснастке. В свое время нам удалось правильно законсервировать эти пресса с уникальными штампами, поэтому сохранились в хорошем состоянии. Оборудование позволяет выпускать именно такую плиту. Все остальные заводы строились позднее и предназначены под выпуск узкой плиты, 50 на 60. Сейчас некоторые компании пытаются перейти на наш формат, но с нуля – это огромные вложения. Только штампов нужно минимум 40, каждый от 3 до 5 млн рублей.

А сама модель очень простая. Это не карамика, а чугун с конфорками. Но плита очень качественная и полностью проверена временем. Да, маржа с таких плит минимальная, однако это стабильный рынок сбыта. Доходы мы получаем с других видов плит, коммерческих.

По рынку сбыта, как я уже сказал, проблем не возникает. Сегодня я больше переживаю из-за сроков. За смену собираем 120-150 плит. К осени увеличим штат на 50-60 человек, тогда уже выйдем на 300-350 штук за смену. 

БН Сколько сегодня сотрудников на предприятии, и многие ли из них ранее работали на «Теке»?

– На сегодняшний день в штате 120 человек. Примерно 65% – сотрудники, которые работали здесь и ранее. Я заводом занимаюсь более 5 лет, был свидетелем всей возни, беготни, несбывшихся надежд вокруг предприятия. Менялась ситуация на заводе, потенциальные инвесторы: за 4 года их сменилось пять. Предыдущий решил отказаться от покупки предприятия, когда грянула пандемия. Сейчас, наверное, жалеет. И в тот период, когда все засели по домам на Рублевке, нельзя было встречаться лично, и, гуляя на площадке около своего дома, я нашел инвестора. Это мой хороший друг и товарищ, человек с большим опытом ведения бизнеса. Через месяц после того звонка мы купили завод.

И все это время я был на связи с прежними топ-менеджерами «Теки». Возьмем директора по производству. Я прекрасно понимаю: завод, который стоит третий год, может завести только тот, кто его выключил. Другим, будь они суперинженерами, сделать это сложно. Это как старая машина: ты сел, машина завелась и поехала. Сел другой – не заводится. Был на связи с энергетиками: после запуска завод надо не просто включить, но и знать, где слабые места и с чего начать. Понятно, можно сразу все заменить на новое, но в таком случае проще построить новый завод в чистом поле. Мы пока считаем деньги. Можем, условно, потратить на трубы 100 тысяч, но если потратим 110, окажемся в «красной зоне».

К счастью, большинство сотрудников с «Теки» вернулись к нам. Искали и новых. К примеру, большой проблемой было найти технолога по покраске. В Кирове на эту профессию не учат, все специалисты в городе приезжие. Мы уже собирались ехать в Пермь (там учат) и перетягивать сюда специалиста. Но нашли хорошего, работает.

Бывало, уговаривали людей. Так технолога по эмалированию вернули. Она пришла не устраиваться, а помочь в свободное от работы время: за завод душой болеет. Обнял, поводил по цеху, рассказал все, как есть. Сказал, что она нам очень нужна. На руках носить не обещал, но пылинки сдувать поклялся. Женщина всплакнула, потом мы вместе всплакнули, после этого пошла в отдел кадров. После двухнедельной отработки устроилась к нам.

Есть люди, которые не вернулись по одной причине: их уже дважды увольняли. Одна женщина прямо сказала: «Я после увольнения полгода дома сидела, плакала. Сейчас получаю зарплату. Идея мне нравится, душой за вас болею, но третьего раза не переживу». Я ее понимаю.

БН Кроме нехватки кадров и неверия, какие проблемы с персоналом еще возникали?

– Есть русская проблема: после зарплаты на следующий день пересчитаться, кто не вернулся из боя. На заводе такие сотрудники «погибли» в первые два месяца. Буквально на днях уволил последнюю такую девушку. Не ходила на работу две недели, пришла. Говорю: «Давай зашью?». Говорит: «Нет, не готова». И ушла. 

БН Не каждый руководитель готов тратить средства на кодирование сотрудников.

– Я видел результат. Знакомый купил деревню, людей позвал, в том числе и пьющих. Их закодировал, быт обустроил. Тогда космических денег все это стоило. Те, кто пошли – на него по сей день молятся, и их семьи молятся, потому что у людей жизнь наладилась. Деревня сейчас богатая, люди счастливы. Инвестору порой выгодно вложиться копеечкой в здоровье человека, потому что вернется сполна.

Сейчас мы с одним потенциальным сотрудником ведем переговоры. Надо запустить участок раскроя металла, а он в этом деле гений. Рассказываю, как хорошо жить трезвым. Говорит: сам все знает, но пока не готов. За каждого специалиста так и бьемся. 

БН А как работали, когда возникли проблемы с поставками сырья?

– Передо мной как руководителем стояла дилемма. Как экономист, я прекрасно понимал: металла в ближайшее время не будет, надо собрать людей и сказать: «Идите домой, пейте чай в морозы, я вам буду платить 50% от зарплаты». Для предприятия это экономия: на зарплате, на электричестве – его можно отключить. Тепло совсем отключить не получится, но мощность печек убавится. Так бы сделал любой иностранный менеджер, но я русский.

Людей уже дважды на такие собрания звали. Я сам присутствовал на собрании в феврале 2017 года, на котором людям сказали: «Мы закрываемся, месяц на сборы». Поэтому как бы я сейчас ни улыбался, какие бы лозунги ни двигал и как бы ни просил «посидеть недельку-другую дома»... Может, люди и посидят недельку-другую, потому что это оплачивается, но пойдут искать другую работу. Мы искали занятие. Плит за день выпускали не 100, а 20. Где-то прибирались, убирали снег, что-то подремонтировали, делали заготовки – по остальным комплектующим сбоев с поставками не было. Но люди же не дураки. Они понимают: мы здесь копошимся, а плиты на склад не идут. В итоге пережили, по домам никого не распустили, сейчас работа пошла. 

БН А как, по вашему мнению, удержать сотрудника?

– Объясню на конкретном примере. Как руководитель первое, что сделал, поехал в автобусную компанию и договорился, чтобы сделали до нас два маршрута утром и два вечером. От остановки раньше люди ходили 2 км, а дорога – это наша боль, как снег начнет таять – не пройти без болотников. Когда торговались, в транспортной компании предложили: «Давай с понедельника рейсы пустим». Говорю: «Нет, давай завтра. На улице минус 32 днем, а люди ходят около 7 утра, еще холоднее». По автобусам договорились. Люди такие вещи чувствуют.

На праздники подарки дарим. Принципиально не деньгами, а сувенирами, вещами. 

БН Культурная программа?

– В кино ходили, зал снимали. Кстати, заметил интересную вещь. В Москве ко мне приходили сотрудники и говорили: «Давай куда-нибудь сходим, столько-то денег надо». А в Кирове сам людей уговариваю. После новогодних праздников сидели, поздравляли именинников. Зашел разговор про кино. Предложил сходить – поддержали. На следующий день говорю: «Выбирайте. Есть сеанс в четверг на 16.30. Я вас пораньше отпускаю (мы до 16 работаем)». Тут же в ответ: «Нам же в пятницу работать, во сколько мы домой вернемся?». Через день пришел: «Сеанс в пятницу, в 17.15». И пошутил: «Кто не пойдет –
ничего страшного, запомню и запишу в библиотеку». Посмеялись – и началось: а можно вдвоем, втроем, можно с семьей». Конечно, можно! Тем, кто сразу с работы в кинотеатр уехал, пиццы заказали. Всем понравилось, но тогда осознал, что люди боятся получать радость. Этого я не понимаю. Думаю, исправим ситуацию. (В пятницу вечером, в день сдачи номера в печать, для сотрудников завода вновь сняли кинозал в «Колизее». - Ред.) 

БН Почему завод именно в Кирове?

– Я этой историей начал заниматься 5 лет назад. Приехал, помню, в Киров. Встретился на тот момент с губернатором Никитой Белых. Сказал, что хочу завод купить. Спрашивает: «А что с ним будете делать? Если в течение 5 минут докажете жизнеспособность идеи – помогу в рамках компетенций правительства». Мы смогли доказать.

Я 20 лет был директором подобного завода в Москве, который производил ту же самую плиту. В 2010 году в столице завод закрылся, и наши заказы выполнял завод в Кирове. По факту последнее время «Тека» делал плиты для нас. Логично, что мы заинтересованы в производстве, а не в распродаже завода «по частям».

Затем еще несколько раз встречались с Никитой Юрьевичем. Собрали совещание в правительстве, куда пришли все стороны и службы, заинтересованные в работе завода в Кирове. На совещании переговорили с Пенсионным фондом, налоговой, энергетиками. Даже с банком, который обоснованно был инициатором банкротства завода. Банк был готов не то чтобы идти на уступки, но готов был продолжить диалог. А потом произошло то, что произошло – задержание. Буквально через неделю после этого даже вышла гадость в газете, что якобы из-за нас Никиту Белых посадили. Якобы он денег попросил, а мы, москвичи, жадные. И вместо того, чтобы дать ему денег, пошли и написали на него заявление. Чушь полная. У меня о Никите Юрьевиче впечатление как о порядочном руководителе. 

БН Почему у вашего предприятия прописка московская?

– Потому что мы все москвичи. Пока в Москве идет реновация, так проще. Московское правительство местным производителям дает преференции. Намерены сейчас зайти в одну программу, по которой сможем на более льготных условиях покупать технику, оборудование. Здесь подобных программ пока нет. Хотя с точки зрения ведения бухгалтерии проще работать в Кирове. Мы уже зарегистрировали здесь обособленное предприятие, но в целом прописку пока менять не будем. 

БН Сейчас как выстраиваются отношения с местными чиновниками?

– Я большой нелюбитель отношений с чиновниками. Жизненный опыт показывает, что кроме бед и дополнительных нагрузок это ничего не приносит. Не говорю про какой-то там правительственный рэкет, нет. Просто чиновники любят мероприятия. Надо подготовиться, ходить с ними, полдня на это потратить.

Хотя я дважды встречался с министром промышленного развития Андреем Перескоковым. Года два назад приходил искать помощи в диалоге с банком. Меня не услышали. А недавно он сам на завод приехал. И, признаюсь, увидел в нем заинтересованного человека. Он же работал на этом заводе директором и начинал как раз в нашем цехе. Подошел к двери и сказал: «Все осталось по-прежнему». Спросил меня о проблемах. Рассказал, что нам газ не подводят. Через короткое время газ появился, думаю, правительство как-то поспособствовало. Поговорили о перспективах, о социальных программах, в которых может участвовать завод. Я сказал: мы готовы, но сначала отремонтируйте дорогу. Будет дорога – будет диалог.

Дорога – это действительно боль местных. Дальше еще жилые дома есть. Я туда редко езжу, иногда бабушек подвожу. И по этой дороге дети ходят. Едешь и думаешь: сделать нельзя, что ли? 

БН Это, как понимаю, муниципальная дорога. В мэрию обращались?

– Собрал однажды руководителей предприятий, которые тоже кровно в этой дороге заинтересованы. В округе нас несколько, по разным профилям работает. Написали письмо – сначала к местной управе. Когда все это шевеление вокруг завода началось, у нас дорогу стали чистить. Раньше тоже чистили, но одним трактором, а здесь иду – опа! Сразу два расчищают, хотя мы еще даже ногами топать не начали. Диалог после этого начался. Письмо наше отправили дальше, уже от Кировской области получили ответ, что в планах на ближайший год дорога не стоит. Сейчас пытаемся обратить внимание на проблему с дорогой. На официальное открытие завода пригласим губернатора, если приедет – с ним попробую обсудить проблему.

Мы не просим сделать здесь что-то капитальное, сделайте хотя бы отлив для воды и гравий насыпьте. Мы бы и сами скинулись и подсыпали, только бесполезно сейчас, потому что нужна ливневка. Стоит это не бешеных денег, а окупается сполна. В жизнь так часто случается. 

Беседовала Анастасия Белова.


VK FB TW
оставить комментарий
Спасибо за комментарий! Он будет опубликован после модерации
Текст сообщения
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
 

Также читайте