Без дома, документов, но с правом на жизнь, или Как помочь БОМЖу? – материалы газеты

Без дома, документов, но с правом на жизнь, или Как помочь БОМЖу? – материалы газеты

20.06.2021 18:12:31 1735 0

Аббревиатура БОМЖ в речи современного человека стала уже нарицательным словом, окрашенным самыми нелицеприятными эпитетами: грязный, пахнущий, грубый, отвратительный. Но за этими четырьмя буквами скрываются жизни обычных людей. Которым, к сожалению, повезло меньше, чем нам, читающим этот текст в газете, на экране смартфона или ПК. «Бизнес Новости» пообщались с создателем благотворительной организации «Рука помощи 43» Анной Мариевой и выяснили не только как работают волонтеры движения, но и почему пока их благородство носит локально-точечный характер.

***
Антон родился в Ханты-Мансийском Автономном округе. Ребенком попал в детский дом. В 18 лет государство выдало ему ключи от положенной квартиры. Антон пришел по указанному адресу, вставил ключи в замочную скважину – подошли. Открыл дверь, а там неизвестный мужчина делает ремонт. Со словами «Ты кто? Это моя квартира» Антона выгнали из положенного ему по праву жилья. Он пытался восстановить свои права, но все было сделано «по закону».

Сегодня Антону 45 лет. Он был в тюрьме. Не единожды. Но лишь недавно, впервые с 18 лет, обрел свое жилье. Пока только съемное. Он выкарабкался из многолетней страшной бездомной жизни. Сейчас старается жить как обычный человек. Чтобы больше никогда не вернуться в подвалы, заброшки, подъезды и чердаки.
***

Движение вне условий

Эту историю «Бизнес Новостям» рассказала кировчанка Анна Мариева. Она – волонтер, помогающий нуждающимся людям: пожилым, бездомным, находящимся за чертой бедности. Несколько лет Анна была частью одного из местных сообществ, занимающихся благотворительностью и помощью таким людям.

Год назад создала свою – «Рука помощи 43». Под их опекой – бездомные, пожилые, малоимущие. А сама организация позиционирует себя как свободная от политики и религии.   


_2COU8wgpJU.jpg
Анна Мариева (слева) с волонтером Юлией. По мнению активисток, чем больше благотворительных организаций, тем масштабнее будет помощь и поддержка.

«Я несколько лет была волонтером в одном из сообществ. Считаю, если у тебя есть возможность, то почему бы и не помочь нуждающимся? У меня сформировалось понимание того, что помощь не заключается исключительно в предоставлении еды и непродовольственных товаров человеку. Таким образом мы не боремся с бездомностью, а просто поддерживаем жизнь человека на улице. Сократить количество бездомных возможно только через комплексные мероприятия. Сформировалось определенное видение, что нужно делать. И чтобы это делать максимально эффективно, необходимо создать свою организацию, движение. Чем больше благотворительных организаций, тем больше людей получат помощь и поддержку», – начала рассказывать о своем деле Анна.


К вере в то, что бездомных людей не спасти одной только едой несколько раз в неделю и вещами, чтобы пережить сезон, добавились и, казалось бы, далекие от проблемы религиозные убеждения. По словам активистки, в Кирове существует ни одно движение, работающее с бездомными. Однако многие – религиозны. «Я не вижу смысла давать перед тарелкой супа пришедшему на раздачу человеку читать псалтырь или заставлять молиться. Человек, который живет на улице, и так ущемлен в своих правах. Если еще за бесплатную тарелку супа диктовать условия, вгоняя его в рамки, то зачем тогда помогать?» – отмечает Анна.

Люди ждут

Организация помогает бездомным, пожилым и одиноким людям, малоимущим семьям, семьям с детьми-инвалидами. Волонтеры работают в нескольких направлениях: собирают одежду для нуждающихся, помогают восстановить документы, предоставляют юридическую помощь, еженедельно организуют раздачу еды.

На протяжении года, не пропуская ни одной недели, «Рука помощи» по вторникам выезжает на площадку и раздает нуждающимся полноценный горячий ужин – первое, второе, компот и чай. Ужин на 30-35 человек выходит в среднем на 1500 рублей. Иногда всю сумму платят волонтеры – когда пожертвований нет.

«Ни при каких обстоятельствах вторничная раздача еды не должна сорваться. Чтобы с тобой не происходило, сколько бы денег не было в «банке», люди ждут. Если на улице минус тридцать, то ты утепляешься и идешь раздавать еду в минус тридцать. Если в «банке» денег нет, то вкладываешь свои и идешь раздавать еду ни капли не хуже обычной», – делится Анна.

По словам девушки, в очереди всегда царит порядок. И на площадке у «Дома печати» никогда не было никаких потасовок или драк. Для тех, кто приходит на раздачу, есть свои правила: нельзя приходить пьяным, нельзя ругаться между собой. «Они знают, если я почувствую какую-нибудь опасность, что меня могут обидеть, то больше не приеду. Когда мы приезжаем, то чувствуем поддержку. Нам так и говорят: «Девчонки, никто вас здесь не обидит», – умиляется во время рассказа волонтер.

Как говорит Анна, показатель того, что ты помогаешь реальным людям, нуждающимся в поддержке, а не любителям халявы – это стабильное количество пришедших на раздачу людей. «Халявщик за тарелкой супа не пойдет в минус тридцать стоять в очереди неизвестных ему людей. И в целом это сложный процесс: переборов себя, пойти ради еды стоять в очереди рядом с бездомными, пожилыми людьми со своим контейнером. Меня радует, что, когда наступили морозы, количество людей, приходящих ко мне по вторникам, не изменилось», – отмечает Анна.

И добавляет: большая часть (примерно 70%) – домашние люди: пенсионеры и старики. Те, кто едва сводит концы с концами из-за низких пенсий, высокой коммуналки, дорогостоящих лекарств. На еду им совсем не остается. Остальные 30% – бездомные.

zMJYINt5HqA.jpg 

***
Среди 30 человек, приходящих на вторничную раздачу еды, есть Анатолий. Он жил вместе с отцом, сестрой и ее семьей в трехкомнатной квартире в Кирове. Во время крупной ссоры сестра выгнала брата и больше не пускает в квартиру, где Толя прописан. Отец – на стороне сестры. Сестра – непреклонна. Толя – боится давить на нее.

Толя приходил на раздачу регулярно. В один момент пропал – долгое время не известно было жив он, здоров ли. Позже к Анне подошли его товарищи. Сказали, что Толя лежит уже несколько недель и не встает. От помощи отказывается. Надо спасать человека.
Анна вместе с товарищами Толи приехала в заброшенный дом. Толя лежал на старом, скрипучем диване, укрытый обрывками ткани и дырчатым матрасом. Его левая нога обмотана зимней курткой. Анна попыталась осмотреть ногу. Сначала Толя не давался, а потом и куртка – намертво прилипла к гнойной ноге.

А Толя лежит и приговаривает: «У меня все хорошо. Я поправлюсь». От «скорой» отказывался. Товарищи еще сутки сидели рядом с ним и уговаривали его обратиться к медикам.

Скорую все же вызвали. Пальцы ног пришлось ампутировать.
***

Долгий путь к идентификации

У обычного человека есть стереотип: бездомные – все поголовно алкоголики. И они сами виноваты в том, что стали бомжами. Анна, общающаяся с бездомными людьми, заверяет: алкоголизм – не причина, а следствие бездомности. На улице – зима, голод. Человек выпил – и уже не так противно и страшно.

«Есть такое понятие, как стаж бездомности. Когда человек очень долгое время находится в условиях уличной жизни, у него меняется абсолютно все: он не высыпается, недоедает. Его презирают, избегают, часто – бьют. Чтобы помочь такому человеку, нужно уметь найти к нему подход. Такой человек социально не адаптирован. Если у него огромный стаж бездомности, то социальная адаптация займет огромное время. Ни одна организация в городе не предоставляет услуги полной социальной адаптации, даже Центр помощи бездомным. Находясь на стационаре, ты все равно должен покинуть заведение в восемь утра, а на ночь обязан вернуться. Да, появляется выбор: возвращаться на улицу или идти на работу. Но это не адаптация. Человеку нужны нормальные условия. С улицы очень сложно выбраться», – заявляет Анна.

Rzp9G8kH2p4.jpg

Работа НКО «Рука помощи» не заключается только в раздаче еды. Еще одно направление поддержки – восстановление документов, которое занимает, куда больше времени, сил, средств и уговоров.

Бездомные теряют паспорта чаще всего из-за того, что кочуют от одного своего пристанища до другого, перетаскивая все свои вещи на себе. Или потому что паспорта отняли черные работодатели – они не вымысел киноиндустрии. «На раздаче подходит человек и просит помочь. Иногда говорят, что полиция требует, но чаще – хотят устроиться на работу. А мы паспорта не пачками штампуем, это определенный долгий процесс», – отмечает Анна.

Чтобы восстановить документ, необходимо записаться в очередь в паспортном столе. Потом – сделать фотографию, написать заявление, оплатить госпошлину в 1500 рублей. Чтобы все это сделать, бездомному необходимо как минимум помыться для фотографии и заработать деньги. Как это сделать без крыши над головой и документов? Получается порочный круг.

Также волонтеры вместе с бездомными могут обратиться в «Кировский комплексный социальный центр по оказанию помощи лицам без определенного места жительства и занятий». Но и там путь до заветного паспорта долог. Чтобы получить деньги на госпошлину, бездомному по закону необходимо пройти медицинскую комиссию. После его оформляют в центре как работника, находящегося на дневном стационаре.

«Чтобы получить документы, необходимо ездить туда-обратно не по одному разу. А Центр помощи вовсе находится в Вересниках! Бездомные люди, проживающие несколько лет в подвалах, понятия не имеют, как туда добраться и какие вообще автобусы ходят. Недавно ко мне обратилась женщина – ей надо восстановить документы. А она такая стеснительная… Вся в грязной одежде, волосы не мыты несколько дней, черные руки. Если я ей скажу: «Надя, иди в паспортный стол – заполняй заявление», она не пойдет. А если наберется смелости и пойдет, то ее оттуда либо выгонят, либо будут смотреть косо – хоть сквозь землю провались. Одни бездомные не смогут пройти все стадии и восстановить свои документы – они социально не адаптированы», – продолжает Анна.

9wqGR3eiIeo.jpg

Фронт работы неизвестен

Чтобы понять, насколько в Кировской области проблема с бездомными катастрофична, Анна Мариева добилась встречи с заместителем руководителя Кировстата Галиной Журавлевой. «Кировстат – организация, которая официально занимается статистическими данными.

Статистики по бездомным людям нет. У Кировстата есть определенный план ведения статистических данных, подсчет бездомных в него не входит. Даже если бы они хотели это сделать, например, в обход плана, то компьютерная программа не позволит. Чтобы такая статистика появилась, необходимо менять закон на федеральном уровне. Об этом мне сказала Галина Вадимовна. Но я рада хотя бы тому, что мы нормально пообщались и я жду взаимодействия», – делится активистка.

На вопрос «Бизнес Новостей», если проблема так серьезна, то может быть с помощью депутатов, законотворцев есть возможность изменить ситуацию, волонтер отметила: стоять на раздаче в кепках и жилетах какой-нибудь партии, а после в социальных сетях читать хвалебные оды о благотворительной акции она не намерена.

lJzH4kYy3ik.jpg

Официальный ответ

«Бизнес Новости» направили официальный запрос в Кировстат с вопросом: ведется ли подсчет бездомных в Кировской области. И получили, на удивление, положительный ответ. Статистика ведется. Правда, раз в десять лет.

«Информация о численности бездомного населения разрабатывается только по итогам Всероссийской переписи населения один раз в десять лет. В межпереписной период оценка численности бездомных не осуществляется», – написано в ответе за подписью Галины Журавлевой.

В дополнение к этому Кировстат сообщил: по данным переписи 2010 года в Кировской области 248 человек указали место своего проживания как бездомные.

«Более актуальная информация появится после подведения итогов Всероссийской переписи населения 2021», – заключили в ведомстве.

***
Однажды на раздачу к Анне пришли двое мужчин: лица чумазые, руки черные. У одного – башмак замотан скотчем.
Александр и Глеб жили в подвале. Старались сохранить вокруг остатки привычной, цивилизованной, комфортной жизни: в подвале у краников с водой у них лежали мыло, станки. Там же они стирали некоторые свои вещи.

Мужчины подошли к Анне: «Нам документы нужны. Хотим работать».
Документы восстановили, умыли, немного приодели их. Возвращаться обратно в грязный подвал мужчины не захотели. Александр и Глеб нашли подработку, заработали денег и начали снимать квартиру. Уже полгода работают и исправно платят за жилье.

Но есть и другие бездомные, которым ничего не надо. Бездомная жизнь въелась им в подкорку мозга. Таких единицы, но они есть. У них – огромный стаж бездомности. Психика уже изменилась и обратно не восстановится. Лежат, им ничего не надо, пытаешься поговорить – все впустую.

Однажды Анна пришла к одному из таких бездомных. Начала спрашивать его о жизни. А мужчина спокойно говорит – у него есть двое детей, с которыми жена запрещает общаться. Для чего что-то менять?
***

Елизавета Захарова.

VK FB TW
оставить комментарий
Спасибо за комментарий! Он будет опубликован после модерации
Текст сообщения
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
 

Также читайте