Елена Симбирских: «Мнение студентов о работе на селе наконец-то стало меняться»

Елена Симбирских: «Мнение студентов о работе на селе наконец-то стало меняться»

10.10.2021 18:17:00 1416 0

Если раньше сельскую местность считали «черной дырой», сейчас выпускники аграрных вузов при выборе места трудоустройства – в городе или на селе – начинают отдавать предпочтение второму. Потому что на собственном опыте убеждаются в перспективах и заинтересованности работодателей в молодых кадрах. Особенно показательным стал 2021 год. Об этом, инновационных проектах, затуманивании мозгов молодому поколению, запросах со стороны работодателей и многом другом в интервью «БН» рассказала ректор Вятского ГАТУ Елена Симбирских.

БН: Елена Сергеевна, что принципиально изменилось в работе вуза после вашего прихода на место ректора?

– В первую очередь, подход к организации работы: сейчас он проектный. Сегодня деятельность университета полностью выстраивается на совместных проектах с бизнесом, инновационными предприятиями, научными организациями, организациями культуры, спорта, образования. И сами проекты очень разноплановые: многие из них связаны с генетикой, селекцией, ветеринарией, экономикой, есть добровольческие, патриотические, творческие. В этом году мы не побоялись и вышли с проектом в сфере аграрного туризма. Все они касаются прежде всего повышения качества подготовки кадров и закрепления их в регионе.

Если говорить о совместных с бизнесом образовательных проектах, речь не просто о создании фирменных аудиторий. Это совершенно иной уровень и подход к выстраиванию технологии обучения, практической подготовки под запросы конкретного предприятия и конкретного бизнеса. Мы ушли от той «узкой специализации», когда готовили кадры только для сельхозпредприятий. Сейчас, например, работаем с промышленными, инженерно-конструкторскими и оборонными предприятиями, производителями российской техники, создаем селекционно-генетический центр совершенствования методов генетической оценки животных и растений на основе использования геномных и биоинформационных технологий.

БН: Часть проектов тесно переплетается с сельским хозяйством. Среди них явно есть касающиеся пищевых производств?

– Безусловно. Наш новый партнер – АО «Вятич». При поддержке предприятия в учебной аудитории мы создаем мини-технологических цех, где моделируется полный цикл производственного процесса бродильного производства. В планах – сотрудничество и по отработке технологических условий при создании алкогольных и безалкогольных напитков, по сиропам, джемам, наполнителям. Сейчас как раз создаем в регионе ягодный питомник. Это позволит нам расширить направления по подготовке кадров, а предприятиям – получить новых специалистов, потому что у переработчиков технолог на вес золота. Похожий проект – по производству кисломолочной продукции – реализуем с АО «Лактис», для чего тоже совместно создаем учебно-исследовательскую лабораторию.

При этом многие проекты, повторюсь, с сельским хозяйством напрямую не связаны, но в комплексе они направлены на закрепление кадров. Допустим, есть проекты в сфере спорта. Недавно на нашей площадке прошел заключительный этап Всероссийских соревнований школьной баскетбольной лиги «КЭС-БАСКЕТ». Мы лицензировали баскетбольную площадку, поэтому сейчас можем проводить соревнования всероссийского уровня. На стадии завершения – создание уникального спортивного зала «Вятка-территория чемпионов», где в ноябре планируем провести всероссийский этно-турнир по национальным единоборствам.

БН: Как, предположим, проект в сфере патриотического воспитания отражается на закреплении молодежи в области?

– Приведу в качестве примера наш новый проект, на который, может, кто-то пока смотрит скептически – создание военного учебного центра (ВУЦ). 


Мы начали работать с военными частями и оборонными предприятиями, пропагандируя кластерный подход в организации всего процесса. 


Когда мы говорим о создании ВУЦа, прежде всего и имеем ввиду закрепление кадров в регионе, причем как с точки зрения удержания своих ребят, так и привлечения кадров со стороны. Неважно, в сельское хозяйство пойдут затем работать эти ребята, продолжат срочную службу или закрепятся на предприятиях оборонного комплекса – самое главное, останутся здесь и будут работать на экономику и благополучие нашего региона.

ВУЦ направлен на патриотическое воспитание. Сложившаяся политическая ситуация, бездуховность, политическая незрелость молодежи, воздействие со стороны заграничных и международных компаний, нападки на нашу страну, затуманивание мозгов молодому поколению очень остро поставило перед всеми нами задачу возрождения патриотического, духовного воспитания. Считаю, что военная подготовка – это именно та технология, которая позволит нам поднять направление патриотического воспитания на высокий уровень и возродить былую политическую грамотность и дисциплину.

БН: В этих проектах задействовано очень много звеньев, причем разноплановых. Как всё это, если говорить про вуз, сделать синхронным?

– Возвращаясь к вашему первому вопросу, скажу, что такой проектный подход позволил в вузе создать командную работу. Да, и раньше университет жил, выпускал студентов, но не было какой-то единой цели движения, единой командной работы. Преподаватель пришел на работу, отчитал свои часы – и ушел. Сейчас перед преподавателями стоят другие задачи. Допустим, в этом году мы запустили региональный трудовой проект студенческих сельскохозяйственных отрядов. В хозяйство приезжает команда студентов – ветеринары, агрономы, инженеры, зоотехники, экономисты. И эта команда должна создать свою рабочую группу, влиться в коллектив, чтобы наставники из числа сотрудников предприятия научили студентов, как правильно организовать производственный процесс, научили практическим компетенциям, потому что любое предприятие тоже работает в команде. Экономист не может действовать сам по себе, он анализирует и ставит задачи для зоотехника, ветеринара, инженера. Зоотехник требует хороших кормов от агронома, тот – соответствующих технологий от инженера, ветеринар выполняет задачи от зоотехника по обеспечению здоровья животных... Такой подход позволяет студентам увидеть производственный процесс в системе и, по сути, подготовиться к работе на производстве. Перед преподавателями были поставлены именно такие задачи, и, подготавливая студентов к этой практике (мы ее называем летней целиной), все понимали цель. Проект успешно реализован: 230 человек в отрядах прошли практику на 24 предприятиях региона. Я получила очень много положительных отзывов со стороны руководителей, ребят просили оставить еще и на сентябрь, пока не закончилась уборочная кампания. Вуз в этом случае шел навстречу. Мы научились работать командой под конкретные задачи с пониманием долгосрочного результата. Не формата «изучили химию, чтобы получить пятерку». Нет, вы изучили химию, чтобы, придя на свою будущую работу, знать все химические процессы в почве, в растениях, у животных – для того, чтобы получать хорошую зарплату. Финансовый результат никто не отменял, но он появится только после того, как вы «на отлично» выполните свою работу.

БН: Вы упомянули проект по агротуризму. Почему именно это направление? Потому что государство сейчас делает на это ставку?

– И поэтому, и по другим причинам. Эту тему мы вынашивали много лет. У вуза есть определенная инфраструктура, в частности лаборатория коневодства, где предлагаются услуги по верховой езде. В составе агротехнопарка есть зона для проведения различных активностей на природе, где предприятия демонстрируют свою продукцию, проводятся мини-ярмарки с играми, лазертагом, соревнованиями...

Когда мы приезжаем в районы, отмечаем для себя: многие наши сельхозпредприятия ограничиваются только производственным процессом. В то же время абсолютно все говорят о неразвитости социальной среды. Но социальная среда может развиваться только в том случае, если будут развиваться дополнительные возможности. Когда наши студенты приезжали работать на предприятия, тоже жаловались, что им там скучно. Отработал – а дальше что? Это же молодежь, им нужны движение, яркие события и саморазвитие.

При этом практически все предприятия имеют цеха по переработке производимой продукции, создают свои здоровые продукты питания. Некоторые тоже содержат конефермы и оказывают услуги по катанию на лошадях, изучению пород. Практически у всех есть свои небольшие озера и водоемы, где разводят рыбу. Это всё можно использовать для развития социальной сферы. Я не могу сказать, что это серьезный дополнительный финансовый источник. В некоторых случаях – если взять те же конелаборатории – это достаточно затратная услуга, и она с финансовой стороны не всегда себя оправдывает. Но развитие этих направлений, повторюсь, будет способствовать развитию социальной среды. Это привлечет на сельские территории и молодежь, и городское население. Поэтому и туристическая политика сейчас ведется именно с точки зрения развития российского внутреннего туризма. 


Даже наши политики, в том числе президент, показывают это на своих примерах. Показывают, что удовольствие и отдых можно получить и в глубинке.


По себе знаю: чем старше становишься, тем меньше прельщают прелести городского туризма или пассивного отдыха на пляже. Хочется всё больше познавать мир и наслаждаться природой: к сожалению, все работающие в городе люди страдают от нехватки общения с ней.

Эта тема зрела. На каком-то этапе к нам обратилась Ассоциация всероссийского въездного туризма. Совместно с ними написали проект по созданию у нас центра охотоведения в сфере экологического туризма. После этого и возникла мысль нам, аграрному вузу, развивать аграрный туризм.

БН: Это как раз связано с созданием в Кировской области агрокластера?

– Да. Региональное министерство сельского хозяйства и продовольствия предложило разработать такой проект. Параллельно, объединив представителей малого аграрного бизнеса, был создан агрокластер Вятка Агро Food. Среди его участников – фермеры. Сейчас для них организована программа обучения. Понятно, у каждого своя специфика: кто-то занимается сырами, кто-то молочной переработкой, кто-то картофелем, кто-то животноводством. И у каждого будет своя изюминка, не только гастрономическая. Аграрный туризм связан и с культурными основами, и с особенностями сельскохозяйственного производства, и со здоровым образом жизни. Такой обучающий проект с фермерами агрокластера начинаем реализовывать.

Кстати, на неделе в нашем «Агросалоне» запускаем «Фермерский дворик». Фермеры объединились, и на базе нашего магазина на условиях комиссионной торговли представлен широкий ассортимент натуральных фермерских продуктов. Для нас опять же это важный проект с точки зрения и популяризации среди студентов предпринимательства в сфере сельского хозяйства, и с точки зрения подготовки экономистов и менеджеров, которые активно включились в этот процесс.

Я вообще отмечаю: когда берешься за какое-то новое направление, со всех сторон появляются люди, которые готовы подключиться и предложить новые идеи. Словно нас кто-то сводит вместе. Так, к примеру, возникла «Школа фермеров» с Россельхозбанком, которая буквально через неделю откроется на базе нашего университета. Она узконаправленная, посвящена сыроделию. Пригласили на открытие известного фермера-сыродела Олега Сироту, чтобы он провел мастер-класс, показал возможности этого направления, в том числе туристические. Тема оказалась очень интересной и многосторонней. Сейчас обсуждаем: надо лицензироваться, открывать новое направление в сфере подготовки кадров для туристической отрасли.

БН: Что за селекционно-генетический центр вы планируете создать, где и для чего?

– Этот масштабный проект направлен на развитие селекции, генетики пород российского происхождения и на адаптацию импортных пород к нашим условиям. Для нашего региона, который показывает очень высокие результаты в сфере молочного скотоводства, это очень важная история.

Центр планируем открыть в Чистых прудах, где у нас находятся факультет ветеринарной медицины и бывший учхоз. Там есть незанятые площади, на базе которых создадим аналитическую лабораторию. Именно аналитическую: мы не планируем сами заниматься племенным делом. Наша задача – создать генетический паспорт животных: всех оцифровать, изучить их генетику, свойства, то есть понять, какими качествами обладает каждое животное и какой ген за какое качество отвечает, чтобы в дальнейшем помочь нашим сельхозтоваропроизводителям сформировать адаптированную к нашим условиям группу или стадо животных с высокими производственными показателями. Непосредственно племенным делом занимаются сами хозяйства, проект реализуем совместно с ними. Кроме этого, планируем привлечь научно-исследовательские институты не только в сфере селекции и генетики животноводства, но и в сфере кормопроизводства. Алексей Алексеевич Котлячков не зря постоянно говорит о том, что кормовая база очень сильно влияет на изменения генофонда животных, поэтому мы комплексно подходим к этому проекту.

Реализация проекта позволит создать лабораторную научную базу на самом современном уровне, которая будет работать на производство, на предприятия и на экономику региона. И позволит выстроить производственный процесс уже не на пальцах, по старинке формата «эта корова хорошо доится, давайте ее покроем и получим теленочка с высокими физиологическими показателями». 


Не факт! Корова может очень хорошо доиться, но теленок у нее может получиться никакой. Это нужно изучать на генетическом уровне. Весь мир давно уже так работает.


БН: За счет чего планируется финансирование проекта?

– Софинансирование – совместно бизнес и вуз. Планируем привлечь федеральные средства – сейчас формируем заявку, чтобы презентовать ее на федеральном уровне в Министерстве сельского хозяйства Российской Федерации. Надеемся, помощь в этом окажет региональное министерство сельского развития и продовольствия, которое по факту должно взять на себя роль паровоза в продвижении проекта.

БН: Как в целом сегодня выстраивается система финансирования вузов? Нередко слышу мнения от ректоров, что распределение денег очень избирательно.

– Избирательно в плане их выделения на реализацию национальных проектов. Сама идея выделять вузам средства в рамках нацпроектов замечательная, но такие конкурсы, объявляемые министерством образования и науки, имеют определенные критериальные показатели. Эти показатели зависят, во-первых, от финансовых возможностей самого вуза (а все мероприятия в рамках нацпроектов реализуются на условиях софинансирования). Во-вторых, от количества студентов. Мы в этой ситуации менее конкурентоспособны по сравнению с теми же национальными исследовательскими университетами, где число студентов от 15 тысяч и выше. Национальные исследовательские университеты создают международные лаборатории, привлекая ученых из-за рубежа, которым платят хорошую зарплату. Мы, к сожалению, такие финансовые условия обеспечить не в состоянии. 


И все эти высокие показатели в рамках конкурсных отборов перекрывают дорогу заявкам от региональных высших учебных заведений. 


Сейчас много говорят о развитии региональных университетов, но по факту мы из таких конкурсов выбываем. Особенно много проблем сегодня именно у аграрных вузов. Держим курс на цифровизацию, однако последняя субсидия на обновление компьютерного парка в аграрные вузы выделялась более 15 лет назад.

БН: Насколько сегодня востребованы выпускники аграрного вуза?

– Очень востребованы. Совсем недавно закончилась практика, а руководители предприятий запрашивают зоотехников, агрономов, инженеров: просят подобрать грамотных молодых специалистов и организовать с ними встречу. Конечно, мы проводим два крупных мероприятия, связанных с трудоустройством наших выпускников, но ребята в основном получают на них общую информацию – какие есть предприятия, что предлагают. А условия работы зависят от конкретного студента и руководителя. 


Если руководитель увидит в студенте будущего компетентного профессионального сотрудника, он готов создать для него особые условия. 


Любому руководителю достаточно получаса разговора, чтобы увидеть, есть ли у будущего выпускника потенциал. Поэтому мы организуем диалоговые площадки, чтобы сам работодатель оценил потенциал и выбрал для себя специалиста.

БН: При этом нужно, чтобы и студент согласился прийти именно к этому работодателю.

– Действительно, студента надо еще и уговорить идти работать на предприятие. К сожалению, долгое время у молодежи формировали образ сельского хозяйства в негативном ключе. Даже родители говорили: «Будешь плохо учиться – пойдешь работать в колхоз». Переломить такое отношение к работе на селе непросто, поэтому мы вместе с руководителями предприятий стараемся показать перспективы. Убедить, что на селе условия работы не хуже, а зачастую даже лучше, чем в городе.

Возвращаясь к теме востребованности выпускников аграрного вуза, еще раз скажу: такие специалисты очень востребованы. Приезжаю на некоторые предприятия, где строятся крупные фермы, а там элементарно нет ветеринара. Руководитель утверждает, что найти не могут. Работают пенсионеры со средним образованием или разово, в сложных ситуациях, заказывают для консультаций специалиста из других хозяйств. Прямо мне говорят: «Вся надежда на вашу молодежь!».

БН: А отношение к селу у молодежи все-таки меняется? Едут сегодняшние выпускники в районы?

– Меняется. Я для себя переломным отметила именно этот год. Студенты действительно увидели перспективы работы в сельской местности. Свою роль сыграл и наш летний трудовой проект студенческих сельскохозяйственных отрядов. Ребята отработали, получили достойные зарплаты – их не обманули, студентам реально заплатили от 30 до 60-80 тысяч рублей, представляете? И со стороны руководителей они увидели интерес. Бойцам студотрядов говорят: «Если будешь работать у нас, построим тебе дом, купим машину. Только возвращайся».

Недавно в СПК «Красное Знамя» встретила нашу выпускницу. Спрашиваю: как ей, городской жительнице, работается агрономом и почему она переехала в Куменский район? Очень порадовал ответ: «А зачем я столько лет училась и получала специальность?» Начали спрашивать, выяснять. Оказывается, у нее уже там молодой человек появился. Жизнь – она такая. Мы всё это при трудоустройстве тоже учитываем. Советуем: если нет второй половинки, помогите найти хорошую кандидатуру.

Раньше, когда были целевые распределения, так и происходило: едет жена работать учителем, с ней – муж-агроном. Семью устраивали, помогали организовать быт. 


При семейной жизни, когда дом купили, детками обзавелись – зачем город? 


Достаточно на выходные приехать сюда с детьми, отдохнуть-погулять, но это другая история. В этом году я искренне радуюсь, слыша многочисленные благодарные отзывы руководителей предприятий. Виден реальный результат именно по закреплению кадров. И, главное, мнение студентов о работе на селе наконец-то стало меняться.

Беседовала Анастасия Белова.

VK FB TW
оставить комментарий
Спасибо за комментарий! Он будет опубликован после модерации
Текст сообщения
Перетащите файлы
Ничего не найдено
 

Также читайте