Ксения Лицарева: «Старайтесь хоть иногда писать ручкой»

Ксения Лицарева: «Старайтесь хоть иногда писать ручкой»

07.04.2024 21:19:46 3626 0
Правительству необходимо увеличить финансирование программ по продвижению русского языка и культуры. Такую задачу поставил президент Владимир Путин. Ранее пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков назвал усиление страны самым эффективным способом продвижения русского языка и защиты русскоговорящего населения. «Чем более развитыми, чем более притягательными мы с вами будем экономически и по другим аспектам для соседних государств, тем больше востребован будет русский язык», – заявил он.

Насколько востребован русский язык се­годня? Правда ли, что он перестает быть русским и переживает пандемию? Реально ли взять и запретить повальные заимствова­ния? Об этом «Бизнес новости» поговорили с доцентом, кандидатом филологических наук, профессором кафедры русской и зарубежной литературы и методики об­учения ВятГУ Ксенией Лицаревой.

– Ксения Станиславовна, русский язык действительно под угрозой? Как вы считаете?

– В мире существует 7 тысяч языков, по­ловине из которых грозит исчезновение. По данным института языкознания Российской академии наук на февраль 2024 года, в России говорят на 277 языках. В государственной системе образования помимо русского ис­пользуется 24 языка в качестве языка обучения и 81 в качестве предмета обучения. Любопытно, что на основе фонематической письменности русского языка было создано около 70 письменностей для народов Со­ветского Союза. Такого мировая история культуры не знала. И тем больней, что после распада СССР некоторые в прошлом союз­ные республики, не имевшие до 1917 года письменности, отвернулись от кириллицы и переходят на латинскую графику.

Но русский язык в Российской Федерации –государственный язык, язык постоянно­го общения, язык, на котором мы думаем, родным его называют почти 90 процентов населения нашей страны.

Безусловно, президент прав, увеличивая финансирование программ по продвиже­нию русского языка и культуры. И сегодня, когда происходит трансформация мирового порядка, когда необходимо не просто най­ти, но и наполнить смыслами свое место в формирующейся многополярной системе международных отношений, нужно исполь­зовать «мягкую силу» в сфере межкультурных коммуникаций – а это прежде всего русский язык и литература. И, разумеется, великий русский педагог Константин Ушинский спра­ведливо утверждал, что язык – «это средство, устанавливающее живую и прочную связь между ушедшим, живущим и будущими поколениями».

– Некоторые эксперты утверждают, что русский язык начинают забывать не только в странах СНГ, но и в Рос­сии. Так ли это, на ваш взгляд? Как вы оцениваете изменение ситуации с русским языком за последние 20 лет?

– К сожалению, после катастрофы исчез­новения СССР влияние русского языка в мире стало заметно ослабевать. Ведь, когда Советский Союз был сверхдержавой мира, русский язык учили в десятках стран, он был языком образования, искусства, науки, тех­ники и, что очень важно, языком социального прогресса. Пространство – время культуры в СССР началось с принятия в октябре 1918 года новой, научно обоснованной орфогра­фии русского языка на основе нового алфа­вита. Вообще наш язык экономен – сравните 33 буквы русского алфавита и 900 клино­писных символов и тысячи иероглифов. Это экономит ресурсы памяти, а например, отказ от «ера» (ъ) сократил на 70 страниц роман Льва Толстого «Война и мир». Всего одна буква, а какой эффект! Понимаете, качество письма – проблема лингвистическая, но в то же время и социально-экономическая. Честно, не совсем понимаю, когда в ХХI веке, якобы стилизуя под XIX век, в рекламных текстах на русском языке используют «ер». Совсем неоригинально и нерационально.

В СССР беспрецедентно широко издавались качественные словари, научные труды, работы русских классиков, вспомним хотя бы несколь­ко имен: Дмитрий Ушаков, Сергей Ожегов, Владимир Пропп, Виктор Жирмунский, Михаил Бахтин, Юрий Лотман и другие. К сча­стью, наша страна прошла точку невозврата. И на русском языке сегодня говорят не только в нашей стране, но почти 170 миллионов человек во всем мире и около 350 миллионов человек неплохо его понимают. Русский язык остает­ся так называемым мировым (глобальным) языком, и этот статус закреплен в ООН, где русский является одним из рабочих языков. Нельзя не учитывать и расширение числа заявок в БРИКС и ряд других объединений с участием России и при лидирующей роли РФ. Поэтому пессимистические настроения сегодня неактуальны: для формирования общих целей мирового большинства необ­ходимо сотрудничество в области науки, об­разования, культуры – и без знания русского языка, русской культуры не обойтись.

– Почему в такой многонациональной стране, как Россия, важно обучать языку приезжих из других стран?

– Русский язык – это язык глобальный, синтетический, государственный язык меж­национального общения. Жить в России и не знать, не понимать русский язык невоз­можно. Не хочешь или не можешь – поезжай в другие страны и изучай их языки.

Моя позиция очень четко сформулирова­на Владом Маленко, поэтом, режиссером, актером:

Носи, как маленькую икону,

Горящую сквозь века,

Медаль на ленте

«За оборону

Русского языка».

Действительно, «пусть время колется злей и горше, Теперь до Победы стой» – да за мно­гое, за Русский мир, за наши ценности, но для меня, в первую очередь, «За русский язык родной».

– Однако многие сетуют на то, что мо­лодое поколение перестаёт правиль­но говорить и писать по-русски. Вы с этим сталкиваетесь?

– К сожалению, на вопрос «На каком языке сегодня говорит молодое поколение?» я от­вечу: «На русско-английском суржике». По­чему мы и они говорим на языке, далеком от русского литературного языка? Во-первых, язык имеет собственные законы бытия. Во-вторых, язык находится под сильным воздействием общественных отношений. И не надо забывать про информационные технологии, тотальный рынок и, к сожале­нию, социальное неравенство. В 2020-2022 годах на 1 процент самых богатых семей Российской Федерации пришлось 24 про­цента доходов страны, а на 50 процентов бедных – всего 15 процентов. Средний доход семьи из 1 процента самых богатых – в 79 раз выше дохода бедных семей. Для сравнения: в 1910 году – в 55 раз, после 1917 года – в 7 раз.

Именно англоязычность информацион­ных технологий и англоязычность рынка наполняют наш язык англицизмами. Мы в мире занимаем первое место по англизации. Конечно, можно ввести множество законов по сохранности нашего языка, но до тех пор, пока наша страна не станет лидером в раз­витии технологий, экономики, социальных отношений, культуры, вся эта борьба будет половинчатой.

Как вам такие пассажи: «Клинерша пере­весила свое худи в толкрум, а это подарок из опен-майн-комьюнити с прошлого проекта»? Или «Словил деструктивный экспириенс в ватерклозете»? Вот это речь новой молоде­жи? Правда? Попробуйте на этом языке ис­поведаться или помолиться, или, простите, искренне признаться в любви. Не выходит. Чужие культурные коды разрушают наше сознание, наши души. Западные «друзья» миллионы долларов тратят на продвижение своих англосаксонских идей.

Но есть и еще немаловажное замечание: к большому сожалению, у нас потеряна пере­дача традиции, молодые люди не понимают события советского времени, при этом по­нятно, что они не в состоянии представить и XIX век. Это катастрофа. Мне приходится сталкиваться с этим ежедневно, а у меня сту­денты – это элита гуманитарного образова­ния Кировской области – будущие филологи и учителя русского языка и литературы. Что же говорить об остальных? Иногда забудешь­ся и начнешь приводить примеры, цитаты, имена, а потом понимаешь, что говоришь впустую. А еще изменилась мораль: Дуня из «Станционного смотрителя» – молодец; «Муму» Тургенева – «не жалко, сам Герасим виноват»; Маша из «Дубровского» могла бы и развестись с Верейским; Катерина из «Гро­зы» – совсем дура, зачем призналась мужу в измене; Молчалин куда умнее Чацкого, и зачем жертвовать собой ради других? Жить надо для карьеры, успеха, и цель оправдывает средства. Да, я, может, преувеличиваю, но с этим сталкиваешься и приходится следовать совету Федора Достоевского: «Надо ходить за людьми, как за детьми».

– Все же как современными методами продвигать и поддерживать русский язык?

– Ответ теоретически прост – все читаем. Но практически он очень сложен в испол­нении. Понимаете, человек не был рожден, чтобы читать. Он рождается и уже умеет дышать, смотреть, слышать, постепенно встает на ноги, ходит, говорит. Так он су­ществовал меньше тысячелетия. И только несколько тысячелетий назад появилось великое изобретение, преобразившее че­ловека как биологический вид, – чтение. И это умение, которому необходимо учиться, изменило наш мозг, расширило его возмож­ности создавать новые связи между нейрон­ными структурами и цепочками.

Первоначально все было задумано для базовых процессов – зрения и разговорного языка. Человеческий мозг сформировался сто тысяч лет назад, читать человек научился 5-6 тысяч лет назад. Сейчас доказано, что мозг неграмотного или стереотипно мыслящего человека, или человека как приложения к смартфону работает не таким сложным образом, как мозг человека, активно чита­ющего. Кстати, совсем разные зоны мозга задействованы при наборе текста на клави­атуре и рукописном способе письма. Совет – старайтесь хоть иногда писать ручкой – мозг скажет вам спасибо.

Это если про каждого из нас в отдельно­сти. Если же говорить про всех нас, то мы совместными усилиями должны сделать Россию лидером социального, культурного, экономического, технологического прогрес­са. А еще мы должны самые влиятельные со­циальные сферы – образование, литература, кино – вывести из всевластия рынка. А иначе не возродить отечественную культуру и язык.

Мы знаем, что прошли поправки в закон «О рекламе» в 2023 году, запрещающие ис­пользовать алфавиты, созданные не на графи­ческой основе кириллицы. Потом Госдума с 2025 года пригрозила штрафом за использо­вание заимствованных слов, у которых есть аналоги в русском языке.  Многие представители бизнес-сообщества, в том числе Торгово-промышленной палаты, Национальной медиагруппы (среди ее активов – Первый канал, РЕН ТВ, СТС Медиа и так далее) выступили против ограничений в сфере рекламы.

Скажу только одно. Смешивая кириллицу и латиницу, внедряя огромное количество заимствований, мы подрываем нашу рус­скую, славянскую духовность, наш культур­ный код. Мы предаем наши фундаменталь­ные традиционные ценности. Мы предаем русский язык как язык межнационального общения, как наш «материнский» язык. Внедряя имена собственные на английском языке, аббревиатуры на латинице, смеше­ние русских и латинских букв, используя бессистемное заимствование английских слов путем транслитерации, мы губим наш «великий и могучий», мы позволяем чужому коду проникать в нашу душу и мысли.

Беседовала Ольга Гилязева.


Это один из материалов свежего печатного номера еженедельной газеты «Бизнес новости в Кирове». 

PDF-версия номера по этой ссылке.

VK TW
оставить комментарий
Спасибо за комментарий! Он будет опубликован после модерации
Текст сообщения
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений
 


Также читайте