«Увеличение турпотока не всегда хорошо» – директор Вятского палеонтологического музея Алексей Торопов в интервью «Бизнес новостям»
Фото предоставлено Алексеем Тороповым. Автор Альберт Хлюпин.

«Увеличение турпотока не всегда хорошо» – директор Вятского палеонтологического музея Алексей Торопов в интервью «Бизнес новостям»

18.04.2021 13:30:39 2456 0
Директор Вятского палеонтологического музея Алексей Торопов о том, как зарабатывает музей, всегда ли хорошо, когда экскурсии идут нескончаемым потоком и как воспитать «культурного» туриста.

БН Алексей, палеонтология для нашего региона – уникальное направление развития туристического потенциала. По вашему мнению, насколько оно перспективно?

– Палеонтологическое направление, как таковое, есть в каждом регионе: многие могут похвастаться теми или иными палеонтологическими достопримечательностями. И его популяризация зависит от грамотного развития и управления. У большинства кировчан сложился стереотип, что в нашем регионе все, что связано с палеонтологией, –
Котельничское местонахождение парейазавров. Это, конечно же, не так: у нас десятки мест, которые интересны и с точки зрения туризма, и с точки зрения науки. Каждое требует определенного внимания. Поэтому я бы больше сделал уклон не на уникальность, а на перспективность развития направления палеонтологии в туристическом аспекте. При этом нужна команда, которая бы занималась продвижением, причем это должны быть профессионалы. Есть замечательный пример –
Ундоровский палеонтологический музей в Ульяновской области. Там очень хорошо развита инфраструктура, над популяризацией работает отличная команда сотрудников музея. Ни один турист не остается разочарованным, увидев уникальные природные объекты Волго-Свияжского водораздела. Для Кировской области это направление тоже очень перспективно. 

БН Какие точки входа у палеонтологического направления в Кировской области?

– Рядовому гостю важна, в первую очередь, картинка и представление о том или ином месте, поэтому, если говорить о точках входа, то в прошлом сезоне мы работали на территории бассейна реки Луза на песчаной линзе протяженностью несколько десятков  метров. С научной точки зрения – это божественное место, там сделана масса находок фауны триаса (251-201 миллионов лет назад), но с точки зрения туристической привлекательности, то есть посещения туристами, – это фиаско. Напротив, местонахождение близ села Лойно в Верхнекамском районе, где наша команда уже несколько сезонов ведет раскопки и находит уникальные экспонаты эпохи мезозоя (152 миллиона лет), эпохи господства динозавров, оно очень яркое, красивое и живописное. Но отдыхающие не поедут по бездорожью в такую даль. Так что приоритетными все же остается направление Котельничского района, и это, еще раз подчеркну, не только местонахождение парейазавров, это и Жуковлянские валуны. Там обнаружены интересные находки пермского периода (260 миллионов лет). Неплохое направление для туристов – карьеры Советского района, где также нам удалось обнаружить обитателей пермского периода, но несколько древнее обнаруженных в Котельниче, они относятся к казанскому ярусу и не сухопутные, а морские (265 миллионов лет). Если говорить о развитии палеотуризма в Кировской области с посещением всех вышеназванных точек, это будет узкое направление для ограниченного, но увлеченного круга, так как точки очень удалены друг от друга. И посещение всех мест займет большое количество времени. Для нас пока, как для команды, посещение этих точек – это научно-исследовательская работа. А развитие туристического направления на данный момент ограничивается экскурсиями на Котельничское местонахождение, причем однодневные. 

БН В летний период насколько востребованы экскурсии на Котельничское местонахождение? Что устраивает там туристов, а что хотелось бы улучшить? Откуда можно изыскать средства?

– Нужно взвешивать такие вещи, как желание заработать и желание сохранить место в первозданном или близком к первозданному виду. Понятно, что дополнительные финансы никому еще не помешали. Но! Сегодня местонахождение открыто для всех посетителей. Приехать туда может любой человек: посмотреть, погулять, набраться впечатлений. Проводя чересчур  активную кампанию по привлечению туристов, мы можем столкнуться с тем, что можем не справиться с туристическим потоком, это во-первых. И во-вторых, увеличится количество «самостоятельных» групп. А большое количество людей, как бы это сейчас ни прозвучало парадоксально, может принести вред: увеличится антропогенная нагрузка на сам берег, где мы ведем раскопки.

В ходе полевого сезона мы, безусловно, стараемся внимательно изучать берег, осматривать, чтобы не пропустить вымытые весенней водой скелеты. Однако всегда есть риск, что не заметим ту или иную находку. Туристы, которые проходят по этой территории, в силу того, что не специалисты, могут затоптать или разрушить находки. Были зафиксированы случаи, когда наши сотрудники отлучались на обед, оставляли место, где уже ведется работа с находкой, и за короткое время эту находку вандалы просто разрушали. Даже не из корыстных целей: без должной обработки кости не представляют ценности. Просто из любопытства – пытались рассмотреть, как выглядят древние ящеры.

При этом лично я не вижу смысла ставить какие-то заборы, шлагбаумы и т.д. Наша задача как учреждения культуры –
воспитывать достойное подрастающее поколение, которое без лишних напоминаний не будет мусорить, жечь костры, громить и т.п.

Если говорить о том, что хотелось бы сделать, прежде всего это улучшение транспортной доступности – у туристов должна быть возможность доехать прямо до места. Также поставить в нескольких местах кемпинги, чтобы дать возможность посидеть на лавочках под навесом с местом для костра. Стоило бы задуматься об организации санузлов, мест для сбора мусора. Хотелось бы поставить информационные аншлаги, где были бы прописаны основные моменты уникальности местонахождения, регламент поведения при посещении, карта места. И об установке таких аншлагов уже был диалог с министерством охраны окружающей среды, и, надеюсь, он продолжится.

Мы ориентируемся на воспитанных и культурных посетителей: на местонахождении запрещено жечь костры. Многие этого просто не знают, а аншлагов на данный момент нет. Большинство не стали бы этого делать, если были бы в курсе. Поэтому наша задача – информировать, информировать и еще раз информировать.

Как организация, у которой есть лицензия на раскопки, мы стараемся работать в этом направлении. Но у нас нет достаточного финансирования. И это не секрет. Поэтому, например, привлекаем волонтеров, чтобы очистить берег. В прошлом году вместе с активистами «Вятка без мусора» собрали и вывезли за неделю десятки огромных мешков с берега. В этом году этот «подвиг» планируем повторить. Что касается вопроса, где взять средства, то это работа должна быть скомпилированной – нужно обсуждать это с министерством транспорта, экологии, культуры. 

БН Туристы – основной источник доход. Как менялся турпоток с момента открытия Вятского палеонтологического музея?

– В абсолютных цифрах о турпотоке, наверное, не стоит говорить, да их и нет. Если брать цифры прошлого года, то он не был показательным из-за пандемии. В целом работа над привлечением туристов ведется с 1997 года: тогда команда палеонтологов начала проводить сплавы на байдарках, поездки для дайвингистов на карстовые озера, посещение пещер, где можно было заняться скалолазанием. Посещали местонахождение и карьеры. Это были не просто походы: особое внимание уделялось геологии и палеонтологии. Рассказывали и показывали – кто, где и когда обитали животные прошлых геологических эпох. Много лет возили выставки по России. Это тоже способствовало дополнительному притоку туристов, которые хотели посмотреть местонахождение, где ведутся раскопки: многие только по картинкам и фильмам знали, как раскапывают динозавров или мамонтов. За многие годы такой работы наш музей стал узнаваем и на слуху. Не секрет, что одним из брендов Кировской области стали древние ящеры. Это позволило администрации Котельнича выиграть грант и построить в городе Динопарк, и это тоже привлекло туристов.

В прошлый сезон туристы на берег ехали сотнями – одновременно по берегу ходили 5-10 групп. Приезжают семьями, компаниями, и хотелось бы увеличить поток из школ и детских лагерей. Но и с увеличением турпотока нужно быть очень аккуратным. Если он резко увеличится, мы, как специалисты в этой области, можем не удовлетворить всех запросов: не очень велик штат. А отдавать экскурсии на откуп дилетантам – это только испортит впечатление и исказит знания о палеонтологии нашего региона. 

2020-11.jpg

Фото предоставлено Алексеем Тороповым. Автор Михаил Смирнов.

БН В коллекции музея есть практически бесценные экспонаты. Но в 90-е из-за бреши в законодательстве с Котельничского местонахождения скелеты парейазавров вывозились кооперативом «Каменный цветок» и продавались в частные коллекции как российских коллекционеров, так и зарубежных. Есть понимание, на какие суммы был вывезен палеонтологический материал?

– Действительно, в 90-е на местонахождении работали сотрудники кооператива «Каменный цветок», в тот момент не было закона «О недрах», и получается, что действовал кооператив вполне законно. Скелеты, найденные в Котельничском районе, продавались в разные страны. На какие суммы – узнать сейчас нереально. Зато наши скелеты есть в крупнейших музеях Великобритании (Кембридж), Австралии (Мельбурн, Тасмания), в США, Канаде. «Каменный Цветок» зарабатывал в основном за счет минералов, а не палеонтологии. Не стоит забывать, что самые интересные находки остались во вновь созданном тогда Котельничском палеонтологическом музее.

Законодательство, связанное со оборотом культурных ценностей, не стоит на месте и совершенствуется, поэтому на данный момент лицензия на раскопки есть у нашего музея, и практически все находки остаются в нашем регионе.

Что касается оценки стоимости наших экспонатов, то не так давно озадачились этим вопросом, так как мы готовим и отправляем выставки по регионам России и нам их нужно страховать. И мы столкнулись с огромной проблемой: специалистов, готовых дать оценку той или иной находке, в стране практически нет! В настоящее время консультируемся с коллегами из Москвы на предмет адекватной оценки экспонатов экспозиции и фондов. 

БН Вятский палеонтологический музей – музей государственный. Перед вами, как и перед любым бюджетным учреждением, стоит задача – самоокупаемость. Это реально для облмузея? На чем вы зарабатываете?

– В основном это экскурсионная деятельность, сувенирная продукция, выездные мероприятия и мастер-классы для школьников. В прошлом году запустили  по России выставку именно в качестве коммерческого продукта – яркую, интересную. В ближайшее время постараемся расширить спектр услуг и в самом музее – введем новые уникальные и специфические программы. Они будут рассказывать о работе палеонтологов, например, экскурсия в лабораторию. Также реанимируем направление изготовления палеонтологических слепков. Уже есть запросы, а раз есть запросы – будем их удовлетворять. 

БН Кому легче живется – частным музеям или бюджетным? Какие плюсы и минусы можете назвать?

– Это два принципиально разных вида деятельности. Государственные музеи созданы для того, чтобы сохранять культурные ценности. Частные музеи создаются частными лицами и пытаются показать, чем увлекаются их создатели, а также заработать. Музейная деятельность сейчас идет в совершенно новом направлении. Раньше музей ассоциировался только с краеведением – тихий, немного пыльный, консервативный. Сейчас вся музейная деятельность, в том числе и краеведение, –
это целая индустрия с эффектным представлением экспонатов, интерактивом, активное общение с посетителями. При всем при этом сравнивать частные и государственные музеи практически невозможно – у них разные возможности и целеполагание.

БН Много споров было о перспективности внутреннего российского туризма. И в пандемию все же россияне обратили внимание на достопримечательности своего края и соседних регионов. С вашей точки зрения, внутренний туризм перспективен?

– Я, к сожалению, не специалист в области непосредственно туризма и сам не так много посетил регионов с целью знакомства с теми или иными достопримечательностями. Нужно принять как должное то, что у каждого региона свой потенциал. У кого-то больше, у кого-то меньше. И если мы будем сравнивать Кировскую область с Краснодарским краем или, к примеру, с Алтаем, то легко можем скатиться к мысли, что нам внутренний туризм не нужен. Это неправильно. Внутренний туризм требует своего развития в каждом регионе. Будь это событие, место или программа, которое как раз и рассчитано на туристов, очень маленькое и незначительное, так пусть оно и привлекает небольшой поток, но тех, кому это интересно! И другой момент. Отдачу от того или иного направления ты получаешь прямо пропорционально тому, сколько в это вкладывается. Ну и, мне кажется, перспективность развития туризма у многих лиц наверху вызывает недоверие. Иначе как можно объяснить, что Центр развития туризма перекидывают то в культуру, то в спорт… 

БН Некоторое время назад шла речь об объединении краеведческого и палеонтологического музеев. Это верное направление или утопичное?

– С финансовой и экономической точки зрения – якобы разумное решение. При этом реальная экономия настолько ничтожна, что затраты на проведение процедуры объединения потребуют гораздо больших усилий, чем полученный эффект. Все деятели культуры из разных регионов, с кем мне приходилось общаться, утверждают, что сфера культуры никогда не была и не будет прибыльной. Ее задача заключается не в этом. При этом я ни разу не слышал, чтобы возникали идеи, например, объединения министерства лесного хозяйства и министерства окружающей среды или министерства строительства и министерства энергетики и ЖКХ. У каждого из музеев – и палеонтологического, и краеведческого – своя атмосфера, своя специфика, своя харизма! Пусть грубо сказано, но попробуем смешать отличное французское вино с, предположим, элитным шотландским виски… По отдельности – это потрясающие напитки, каждый для своего случая, для определенной атмосферы. Смешав их, мы получим… сами понимаете что… Так что я пока не вижу здравого смысла в объединении. Я бы подумал об объединении палеонтологического, зоологического и геологического музеев, со строительством нового комплекса под названием «Музей естественной истории Кировской области». Но такой идеи пока не было.

Беседовала Алена Зайцева.

VK FB TW
оставить комментарий
Спасибо за комментарий! Он будет опубликован в ближайшее время
Текст сообщения
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
 

Также читайте