Взносы в благотворительные организации снизились на 20% – Наталья Шедько

Взносы в благотворительные организации снизились на 20% – Наталья Шедько

Юлия Усинская 08.05.2022 20:28:26 3184 0

В текущей экономической ситуации больше всех пострадали организации так называемого третьего сектора, хотя в целом все социально ориентированные некоммерческие организации (СОНКО) уже третий год подряд с начала пандемии работают в «зоне турбулентности». Об этом в программе «Особое мнение» рассказала руководитель регионального ресурсного центра поддержки социально ориентированных некоммерческих организаций (КООО «Знание»), зампред региональной Общественной палаты Наталья Шедько.

Расходы выросли, поступления упали

«Очень сильно страдают благотворительные организации, которые занимаются сбором средств для оказания помощи разным категориям граждан. Спад благотворительных пожертвований существенный: представители фондов говорят, что в среднем падение составляет 20%, у кого-то больше, у кого-то меньше, зависит от сферы деятельности, – говорит Наталья Шедько. – Такая тенденция наблюдается и из-за изменений механизма платежей. Раньше платежная система была всем понятна: если у человека возникало желание, он легко мог перечислить пожертвование. Сейчас процедура меняется и надо время, чтобы подстроиться под новые условия».

Спад финансирования почувствовали и НКО, оказывающие адресную помощь людям: 

«Раньше продуктовый набор для многодетной семьи стоил одну сумму, сейчас тот же комплект продуктов вырос где-то в разы. И это при том, что поступления от благотворителей снизились», – добавила гость студии.

О региональных мерах поддержки некоммерческого сектора в регионе не говорят. 

«Нас никто не собирал, с нами не разговаривали, не спрашивали, как себя чувствуют НКО. Хотя в Кировской области общественный сектор – это большое число организаций. По данным за 2021 год, в региональном управлении министерства юстиции зарегистрировано около 1300 НКО, а это сотни сотрудников и тысячи благополучателей, и с этим нельзя не считаться», – говорит руководитель ресурсного центра.

По мнению Натальи Шедько, и сами НКО пока не подают «сигналы бедствия», потому что не верят, что могут найти поддержку со стороны властей. Подобное было в период пандемии: меры поддержки оказывались, но преимущественного федерального уровня.

«В период пандемийных годов НКО хотя бы освобождались от платежей за аренду муниципального имущества, получали отсрочку по таким платежам. В этом году подобные вопросы – ни по отсрочке по аренде, ни по субсидированию – на региональном уровне не обсуждаются», – продолжила спикер.

 «Погоду не изменят»

В то же время на уровне Общественной палаты РФ с привлечением региональных палат ведется активная работа по формированию предложений пакета мер. Более 40 предложений сформулировал совет по правам человека при президенте страны. Приняты не все, но по отношению к некоммерческому сектору все же применяются общепринятые, аналогичные, как для субъектов малого и среднего предпринимательства.

По мнению Натальи Ивановны, они своевременны, но «погоды сильно не изменят».

Примером может стать такая мера, как отмена плановых проверок до конца 2022 года. «Однако здесь столько «но», – говорит спикер. – К примеру, если это образовательная организация, допустим, частный детский оздоровительный лагерь, проверки будут. Да, плановые официально отменены до конца 2022 года, но с поправками. Не считаю эту меру поддержки именно той, которая очень сильно поддержит некоммерческий сектор. Если только с точки зрения экономии бумаги, потому что много проверок документарных, надо сделать очень много копий документов и предоставить в минюст для проверки. Кроме того, под исключение попадает большой перечень организаций, которые все равно будут проверять. К тому же не отменены внеплановые проверки по сигналам, нарушениям, жалобам. Лично я ничего страшного не вижу в проведении плановых проверок, это забота о людях и дисциплинирует любую организацию, но фактически это означает для организации, что никакого «освобождения» от проверок никто не гарантирует».

Среди еще одной меры «поддержки» названа исключение административной ответственности для СОНКО. В апреле вступили в силу поправки в КоАП, которыми ответственность СОНКО приравнена к ответственности ИП и это, как минимум, смягчение штрафных санкций.

«Это неплохо, потому что административная ответственность предусмотрена даже за непредоставление нулевой отчетности. Хотя некоммерческий сектор в Кировской области достаточно добросовестно себя ведет. Недавно проводили семинар с министерством юстиции Кировской области, которое контролирует наш некоммерческий сектор. Они тоже отметили, что такие организации добросовестно и ответственно подходят к выполнению своих обязанностей. Поэтому такая поддержка тоже несильно в помощь в реальной работе НКО и не улучшит условия для осуществления деятельности».

Среди других мер, которые сейчас распространяются и на некоммерческий сектор, назвала «амнистию» по пени за несвоевременную неуплату налогов (ранее в двойном размере начислялись через 30 дней просрочки), продление на 6 месяцев срока для уплаты УСН (большинство НКО применяют именно этот режим налогообложения). «Все это считаю правильным, хотя, как мне кажется, по налоговым льготам НКО можно сделать более серьезные меры поддержки. Мы говорим о мерах, принятых в период пандемии, к примеру, освобождение от уплаты страховых взносов, хотя бы на квартал, чтобы НКО смогли переориентироваться, или пониженные взносы», – добавила гость студии.

Среди других предложений, которые обсуждаются экспертным сообществом, обозначила снижение НДФЛ. Очень действенная мера, по мнению многих экспертов, – приравнять НДФЛ для СОНКО к ставке налога для самозанятых (6%). 

«Также звучат предложения об отмене полного аудита для благотворительных фондов, потому что для фондов это большие затраты. Обсуждаются идеи о возможности для НКО временно приостановить свою деятельность на период истечения обстоятельств, препятствующих ведению их уставной деятельности. Лично для меня это спорный момент. Например, что в таком случае делать с обязательствами перед благотворителями, которые есть у организации, со штатными работниками?» – сказала гость студии, добавив, что правильнее всего сейчас дать НКО льготы по налогам или освобождение от их части, снизив тем самым «налоговое бремя, потому что НКО сейчас действительно работают в непростых условиях».

Модель с бюрократией

«В относительно лучших условиях находятся организации, у которых есть государственное финансирование или внебюджетные гранты. Грантодатели идут навстречу, согласовывают изменения в сметах, позволяют их пересмотреть, перераспределить статьи расходов. Иногда – изменить целевые показатели, к примеру, обучить на компьютерных курсах не 30 человек, а меньше. И это позволяет продолжать НКО свою социально-значимую деятельность», – продолжила Шедько.

С проектами по региональному грантовому конкурсу согласования идут сложнее. 

«Областной грантовый конкурс был возрожден в 2020 году, после чего проведен уже дважды. Победители по итогам 2021 года сейчас реализуют 30 проектов на общую сумму в 14 млн рублей. Безусловно, сейчас многие столкнулись с проблемами при закупке оборудования, материалов, потому что цены поменялись в разы, – продолжила гость студии. – Хотя очень радует, что грантовый конкурс в этом году сохраняется, и НКО готовятся в 2022 году к новому. Сумма в этом году не изменилась и также составляет 14 млн рублей: 7 млн выделяет областной бюджет и 7 млн софинансирует Фонд президентских грантов. Но остается много вопросов к его организации и проведению».

О чем давно просят НКО в плане совершенствования модели проведения областного конкурса – это изменение формата сдачи отчетности. Сейчас она сдается в бумажном виде. 

«Мы бьемся не за экономию бумаги, а за то, чтобы ввели отчетность в электронной форме, как это сделали большинство грантодателей и многие регионы при проведении своих конкурсов, – поясняет Наталья Ивановна. – В прошлом году министерству внутренней политики как оператору конкурса Фонд президентских грантов предоставил площадку для подачи грантовых заявок в электронном виде, но по сдаче отчетности в электронном виде решить вопрос пока не получается. Насколько я понимаю, для этого необходимо выделить из бюджета дополнительные средства. И министерству внутренней политики надо пробивать этот вопрос, а для этого необходимо понимание и обоснование необходимости. У нас немало победителей из районов, которым надо приезжать с этими бумажными отчетами и не раз, так как всегда найдутся замечания и недочеты. Да и сама отчетность по областному конкурсу не столько сложная, сколько забюрократизирована – это бюджетные средства, и за каждый бюджетный рубль спрашивают как за три и даже больше».

Это значит, что конкурс, как одна из наиболее востребованных моделей поддержки СОНКО на региональном уровне, требует совершенствования, уверена эксперт. 

«Мы давно предлагаем передать проведение областного грантового конкурса внешнему оператору (не органу власти). Такие механизмы работают успешно в большом количестве регионов. Это облегчит жизнь и министерству (а их тоже проверяют на предмет целевого использования средств нашими НКО-победителями), и самим организациям, которые получают грантовые средства. Отчитываться сегодня очень непросто, и это отпугивает организации от участия в нашем областном конкурсе. Боюсь, что на ближайший конкурс и в перспективе (если развития модели не произойдет) число заявок может сократиться. И не потому, что НКО не нужны средства на реализацию хороших дел или они неактивны. А это, как следствие, может привести к тому, что такая мера поддержки снова исчезнет на региональном уровне, что вновь будет обострять и социальные проблемы людей, и снижать уровень активности наших некоммерческих организаций», – резюмировала Наталья Шедько.

VK TW
оставить комментарий
Спасибо за комментарий! Он будет опубликован после модерации
Текст сообщения
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений
 


Также читайте