Выборы на удаленке

Выборы на удаленке

113 0

Госдума в среду в окончательном чтении одобрила поправки, предусматривающие в условиях коронавируса возможность дистанционного голосования, в том числе по почте на всех уровнях выборов.

Мнения двух экспертов «Бизнес Новостей» на этот счет разделились. Один считает механизм необходимым, другой – нецелесообразным. Оба солидарны в одном: такая технология голосования несет в себе серьезные риски.

«При проведении выборов в органы государственной власти, органы местного самоуправления, референдума субъекта РФ, местного референдума в случаях и порядке, установленных Центральной избирательной комиссией РФ, может быть предусмотрена возможность голосования избирателей, участников референдума по почте, а также посредством дистанционного электронного голосования», – говорится, в частности, в тексте закона.

Как добавили в аппарате Госдумы, закон также предполагает сбор подписей избирателей. Кроме того, для исключения ошибок при изготовлении подписных листов проектом устанавливается обязанность комиссии, организующей соответствующие выборы, референдум, утвердить образец заполнения подписного листа: при проставлении подписи и даты ее внесения избиратель, участник референдума собственноручно вносит в подписной лист свои фамилию, имя и отчество.

Внесена и еще одна существенная поправка. Согласно ей, выборы руководителя субъекта РФ, который избирается депутатами законодательного органа власти, могут отложить в случае, если на территории региона или в двух и более его муниципальных образованиях введен режим повышенной готовности или ЧС.

Эксперты «Бизнес Новостей» относятся к инициативе с настороженностью. Как считает представитель Университета гражданской культуры РАН, ФНИСЦ Александр Согомонов, дистанционное голосование необходимо. Однако вопрос – в реализации предложенных механизмов.

«Дистанционное голосование. Сколько жарких дебатов? Сколько поломанных копий? И все зря. Решение созрело вдали от публичной политики и принято волевым образом, без открытого обсуждения и экспертизы нашей общей готовности. Принято в надежде на то, что… А вот надежды у всех заинтересованных групп, как выясняется, разные. Равным образом и опасения совершенно не похожие.

Если абстрагироваться от всех частностей и любых (не)проявленных «интересов», то ответ на главный вопрос – нужно ли нам сегодня электронное голосование – может быть однозначно только один: утвердительный! Равнодоступное электронное право должно победить архаизмы государственного сознания и опыта, а вдобавок и всю «чердачную» философию политики.

Условия пандемии лишь укрепляют в этой позитивной уверенности. А вот уверенности в том, что на практике эта благая идея будет реализована «честно» и «прозрачно», нет никакой. Простите, что вынужден был два малопригодных для нашей жизни эпитета взять в кавычки. Потому что уверен: интерес победит право и, соответственно, утопит здравый электоральный смысл в неправовой прагматике властей и корпоративных игроков.

Но дьявол ведь в деталях. Безусловно, технические моменты я не готов обсуждать по некомпетентности. Но вполне допускаю, что нет никаких совершенных технологических схем, которые исключали бы подтасовки, фальсификацию, хакерское вторжение и т.д. Причем думаю, что нет их и нигде в мире. Заимствовать «идеальную» модель не удастся. Постоянства технического совершенствования здесь не избежать.

Значит ли, что мы вторгаемся в зону неизвестного и повышенного риска. Очевидно! И поэтому нет здесь в принципе иного инструмента, гарантирующего честность (в любые пропорциях по отношению к неправде и ошибке), кроме гражданского контроля.

Не важно, как проголосуют люди, важно, как посчитают. Вся порочная система нам досталась в наследство, хотя мы ее продолжаем «оттачивать».

Ее главная беда в правоприменительном единоначалии. Правила принимаются в одном локусе власти. Модифицируются по необходимости и применяются на практики под присмотром власти.

Но в политике правового и демократического государства худо-бедно реализуется принцип разделения властей. Почему тогда в электоральном пространстве этот принцип крайне формален и последовательно не разведены те, кто публично организуют волеизявление и кто его открыто переводит в статистику.

В живом оффлайн голосовании это сделать, согласен, довольно сложно, но в цифровом пространстве – неизмеримо легче. По крайней мере, технологически. Нужно только общественное согласие. Иными словами, новый общественно-электоральный договор.

И на повестке дня российского гражданского общества в постпандемический период, мне кажется, нет более значимой задачи. А пока ныряем в неизвестность».

Михаил Ковязин, депутат Кировской городской думы, считает внедрение механизма дистанционного голосования неактуальным.

– Считаю, любой законопроект или поправки необходимо рассматривать с точки зрения целесообразности: зачем это нужно. Если бы в России были какие-то проблемы с доступностью мест для голосования в дни выборов или проведения референдумов, то дистанционное голосование было бы актуальным. Я считаю, что таких проблем у нас нет, поэтому не могу дать законопроекту положительную оценку. Хотя на бумаге он и выглядит достаточно красиво.

Вижу в реализации механизма высокие риски, потенциальные манипуляции с избирателями. Сразу возникают два опасения. Во-первых, недостаточная защищенность с позиции интернет-атак, во-вторых, возможное давление на избирателей. Одно дело, когда они находятся на избирательном участке, в кабинке, рядом  – наблюдатели, все прозрачно и давление исключено. При дистанционном голосовании такого контроля нет. Это то же самое, что и выездные голосования с урнами, только помноженное на многомного раз. По этим причинам я не вижу целесообразности в принятии законопроекта. Думаю, ресурсы Государственной Думы лучше направить на другие проекты, требующие решений.

Общий тренд понятен: сейчас и Заксобрание приняло для себя возможность дистанционного голосования. Однако цели не оправдывают средства. Еще раз говорю: если бы была проблема в доступе людей к избирательным участкам, это одна история. Явку дистанционное голосование не повысит. Сегодня люди не готовы раз в несколько лет дойти до избирательного участка. А они, за редким исключением (как, к примеру, в условиях Крайнего Севера) находятся в шаговой доступности. Дойти до участка как дойти до магазина. Не думаю, что переход на дистанционное голосование повысит активность электората.

Подготовила Юлия Усинская

VK FB TW
оставить комментарий
Спасибо за комментарий! Он будет опубликован в ближайшее время
Текст сообщения
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено