Андрей Казак

07.12.2010 4990 0

Не надо жадничать

В 16 лет Андрей Казак вступил на тернистый путь предпринимательства: снабжал организации электрооборудованием. Тогда 40-летние руководители отделов снабжения смотрели на него, как на незрелого юнца. В 27 лет Казак возглавил «Хлебозавод №5» (именно здесь впервые в мире придумали знаменитый торт «Полет», в который влюбилась вся страна Советов) и уже 4 года успешно им руководит. Однако этакое снисходительное отношение со стороны чиновников и почтенных директоров преследует его до сих пор. «Нами управляют пожилые люди, они устали и им пора отдыхать. Дайте им Нобелевскую премию, дачу, «посадите» на хорошую пенсию и пусть отдыхают», - говорит Казак. И не мешают молодым поднимать страну. Молодость, амбиции, максимализм? А можно ли по-другому в наше время?

Нажиться на «кипише»

Андрей Николаевич, вокруг вас какая-то подозрительная тишина. Крупное предприятие, молодой амбициозный руководитель… и практически никаких упоминаний в прессе. Что-то скрываете?
- А вы случайно не из органов КГБ? Если серьезно, то мы просто работаем. И особо не «светимся», нам это не нужно.

Раскройте тайну: вы «чьи будете», кто акционеры предприятия?
- Мы. Одним словом – «мы».

Кто «мы» - не скажете? Это тайна?
- Тайна. Но можете быть уверены: предприятие принадлежит гражданам Российской федерации, то есть россиянам с русской внешностью.

А вы совладелец или наемный менеджер?
- Первый вариант.

Так, все понятно, это, видимо, закрытая тема. Тогда поговорим о проблеме, которая буквально захватила умы россиян – о ценах. Не устали вы от всей этой ситуации с ценами?
- Нет, мы спокойно выдержали проверку прокуратуры и антимонопольной службы. Претензий к нам нет.

Между тем, Кировская область выбилась в лидеры по количеству вынесенных прокуратурой представлений об устранении нарушений, связанных с необоснованным завышением цен. Сомнительное достижение.
- Назовите мне хоть одного предпринимателя, который не хотел бы заработать на «кипише»?

Очень надеюсь, что такие есть…
- К сожалению, напротив, немало тех, кто пытается, воспользовавшись всеобщим помешательством, сколотить капиталы. Допустим, стремление к преувеличению капиала для предпринимателя нормально, но не надо жадничать. И если сырье подорожало на рубль, так ты и стоимость конечного продукта увеличь на рубль, а не на два.

Андрей Николаевич, продукция «Хлебного города» сильно подорожала?
- События развивались так. Июнь – цены стабильны. Первая половина июля – мука первого сорта подорожала до 6 рублей, высшего – до 7. Во второй половине июля мы были готовы ко всему, но не к дефициту муки. Это стало сюрпризом. Даже те поставщики, с которыми мы работали на протяжении многих лет, прекратили поставки. Все понимали, что грядет неурожай и …

Припрятали?
- Попридержали. Заморозили запасы. В итоге мука выросла в цене в два раза: первый сорт до 12 рублей, высший – до 13. Не секрет, что себестоимость одной буханки хлеба (если учитывать только стоимость сырья) – 4 рубля. Все остальное – расходы на зарплату, налоги, кредиты, коммунальные услуги. Доля муки в стоимости буханки хлеба составляет 15%. Следовательно, если мука выросла в 2 раза, мы должны были увеличить стоимость изделий на максимальные 15%. Мы увеличили только на 10%.

Повышение цен еще планируется или и вам и покупателям можно расслабиться?
- Если рынок сырья будет стабильным, повышать цены не будет смысла. Пока мука остановилась в цене 11 рублей за килограмм.

Отрезвите страну

Я так понимаю, сырье вы завозите?
- Мы работали с Татарией. Но в связи с засухой президент Татарстана запретил экспорт муки за границы республики. В Кировской области хорошей пшеничной муки нет. Здесь мы покупаем только ржаную муку (она у нас отличного качества).

Если есть такие проблемы с сырьем, нет ли желания самим заняться производством?
- Желание есть. Возможностей нет. Однако я убежден: сельское хозяйство, в принципе, не убыточно.

То есть это миф?
- Да конечно. Нужно правильно распоряжаться финансовыми потоками и решить кадровый вопрос. Кадры по-прежнему решают все. Если некого будет садить за трактор и комбайн, ничего не получится. А все сельское хозяйство России поразила страшная беда - пьянство. Не скажу, что все колхозники пьянствуют, но большинство именно так и живет. Почему так ярко видна разница между крестьянским бытом Кировской области и Татарстана? Почему без всяких вывесок и указателей можно определить, где заканчивается наш регион и начинается Татария? Однажды я задал эти вопросы нашим татарским поставщикам. Они ответили: «люди, которые живут у нас на селе, более религиозны, чем городские жители. А мусульманство запрещает пить». Поэтому крестьяне работают, а сельское хозяйство неплохо развивается. Все просто.

То есть для начала надо отрезвить крестьянин.
- Это и правительство понимает. Посмотрите какая масштабная антиалкогольная и антитабачная кампания развернулась в стране. Алкоголизм - это серьезная преграда на пути развития страны.

А вы считаете, правительственные меры по ограничению доступа к алкоголю действенны? Запретный плод сладок. И чем больше запрещают, тем активнее люди ищут способы заполучить желаемое: употребляя нелегальный алкоголь, затариваясь огромными количествами пива впрок, чтоб до утра хватило… По крайней мере, игроки алкогольного рынка делают акцент именно на этом аспекте проблемы.
- По крайней мере, на улицах присутствует дисциплина. Мы не видим пьяных, не натыкаемся на разбросанные бутылки в парках и на детских площадках, где отдыхают и гуляют дети.

Вы лично заметили изменения?
- Заметил. А для должного эффекта я бы еще запретил торговать слабоалкогольными напитками. Я полностью «за» антиалкогольную кампанию. И Дмитрий Анатольевич с Владимиром Владимировичем в этом плане действуют грамотно. Я их поддерживаю. Однако  что толку в такой поддержке? Между мной и главами государства значительное расстояние, которое заполняют чиновники разных уровней. И далеко не каждый из них достоин своего поста.  

Подождите, к чиновникам еще вернемся. Я вот что хотела бы уточнить: получается, если подержать инициативу сверху и побороть пьянство, проблемы сельского хозяйства закончатся? А как же недостаток финансирования, о котором беспрестанно кричат селяне? И еще, знаете, приводят в пример западные страны, где сельское хозяйство дотационно чуть ли не на 50%.
- Понимаете, это вопрос не одного года. Мы планомерно разрушали сельское хозяйство 20 лет. Мало того, что ему не помогали, так еще и растащили все, разворовали. На полях не осталось оросительных систем – все попилили на металлолом… А сегодня мы боремся с неурожаями. На селе слишком долго не было хозяина, никто не вкладывал в село денег. А тут еще жара добавила проблем. Выгорело сено, погибли посевы, упали надои. Боюсь, в скором времени селяне вынуждены будут сокращать поголовье скота. В связи с этим возникает вопрос: куда смотрит власть? Вообще, почему никто не задумывался, отчего Татарстан живет лучше, чем мы?

Неприкасаемая земля

Задумывались, не раз…
- Почему же не видим очевидный ответ? Может быть, есть смысл сменить местную власть? Или для начала руководство города? Может, чиновникам стоит попытаться все же пожить не для себя, а для людей? Вспомните, мы в свое время выбирали нынешних «вождей» не для того, чтобы они нами управляли, а чтобы помогали нам. Вот я, вы, ваш фотограф, мы все платим налоги, деньги, чтобы власть защищала наши интересы. А получается совсем наоборот. Никакой отдачи от этих денег нет (после этого интервью, чувствую, ко мне придет налоговая инспекция проверять, все ли мы правильно платим). Нам еще и развиваться мешают. Приведу такой пример. Мы устали вести переговоры с властями о выделении земельного участка под киоск в Коминтерне. Сами жители просили, чтобы в их районе продавался дешевый качественный хлеб: было собрано ориентировочно 500 подписей (а при желании можно было собрать и 1500-2000 тысячи). На это в администрации города мне заявили: «Андрей Николаевич, вы не та структура, чтобы собирать подобного рода информацию. Не имеете законного права». А по сути вопроса – ничего.

Не раз и не два приходилось слышать от предпринимателей, что земля вокруг супермаркетов неприкасаема.
- В нашем городе «зеленый свет» горит только для избранных компаний: «Новых просторов», «Глобусов», «Дороничей»… С какими бы просьбами от себя лично или от имени гильдии хлебопеков мы не обращались к властям, как правило, получаем отказы. А что мы предлагаем? Продавать хлеб без торговой наценки: если сегодня мы продаем буханку за 10 рублей, то в магазине эта же буханка взлетает в цене как минимум до 16-17 рублей - разница ощутима. Мы неоднократно объясняли чиновникам, что трудоустроим людей, будем платить налоги, аренду за землю, предоставим возможность малоимущим бабушкам и дедушкам покупать недорогую качественную продукцию, и вообще дадим людям выбор. Но нам для этого необходим земельный участок. И ответственный за подобные вопросы в администрации человек, как человек понимает, что мы собираемся делать полезное дело, а как чиновник не может принять решение, противоречащее интересам главного кировского монополиста. Рядом с крупными сетями в городе не должно быть никаких объектов.

По Коминтерну вопрос в итоге так и не решился?
- Мы сами нашли собственника земельного участка и поставили киоск. После чего администрация не на шутку разозлилась и написала заявление в милицию, что мы ведем незаконную деятельность. Пытаются эту самую деятельность ликвидировать всевозможными методами. Да и бог с ней, с нашей деятельностью. Что будут делать эти чиновники, когда останется одна монополия? Они не боятся повторения судьбы Лужкова? Его тоже долго терпели, да терпение лопнуло.

Уставших – на дачу, молодых – во власть

Зато 18 лет Лужков делал то, что считал нужным.
… А знаете, что меня больше всего удручает? Посмотрите вокруг: нет ни одного молодого руководителя, чиновника. Их просто нет. Нами управляют пожилые люди, они устали и им пора отдыхать. Дайте им Нобелевскую премию, дачу, «посадите» их на хорошую пенсию и пусть отдыхают. Откройте дорогу молодым.

Те самые молодые и амбициозные (так называемое поколение Y), которым, как вы говорите, следует «дать дорогу», по мнению некоторых ученых-теоретиков, работать не умеют, хотят всего и сразу, привыкли брать и не отдавать ничего в замен.
Если они захотят кушать, вынуждены будут научиться работать. Да и потом, среди молодых есть такие, личные качества которых перекрывают все — недостаток опыта, образования и т. д. Три года назад я вынужден был искать юриста и принял на работу девушку без юридического образования. По своей натуре она схватывала все на лету, добивалась результата, к тому времени выиграла уже два суда (по личным вопросам). Работая здесь, за два года быстро закончила юридическую академию, и теперь учится на арбитражного управляющего. Вот это формат нового человека, человека XXI века.  

Вот вы тоже молодой. Есть «устаревшая» власть, есть вы – полный сил, идей, амбиций. Почему бы вам не пойти во власть?
- А зачем я там нужен? Я начал заниматься предпринимательской деятельностью сразу после школы в 90-е годы. Мы снабжали предприятия электрооборудованием. Так вот когда меня видел какой-нибудь начальник отдела снабжения, которому было тогда за 40, то отказывался воспринимать меня всерьез. Со мной разговаривали как с ребенком. Сегодня, являясь директором предприятия, в 31 год я чувствую то же отношение со стороны руководства города и области. Поколение людей, которое «выросло» из компартии – это были безвольные участники процесса, за них все решали, а их задача заключалась в том, чтобы встать и объявить о том или ином решении народу. Этот период просто надо пережить. Еще минимум лет 5. Будем надеяться, что либо эти люди поменяют свой взгляд на жизнь, либо спокойно и тихо уйдут на пенсию. Как только это произойдет, у инициативных людей появится шанс в полной мере воспользоваться теми возможностями, которые открывает современного государственное устройство России в плане реализации себя. По закону мы свободны в своих действиях, главное, чтобы на практике на пути не вставали пережитки той, старой советской системы и люди, которые тормозят развитие.

Сегодня есть какие-то силы, которые помогли бы им уйти на пенсию?
- Не уверен. Но недовольство растет. Обратите внимание, в переписи отказалось участвовать около 1500 тысяч человек в нашей области. Люди недовольны властью. Они пытаются сказать вышестоящему правительству о том, что их не слышат за стеной чиновников… Они бы напрямую обратились к премьеру, президенту, но чиновничья стена не дает и слова сказать, потому что любое предложение, просьба, жалоба будет в итоге перенаправлена тому, на кого ты жалуешься. Так устроена наша система.

Вы переписались?
Нет.

И не будете?
Подумаю.

Знаете, странно, что с такой активной позицией вы до сих пор не пробовали попасть в областное Заксобрание.
- Есть и такие планы. Но, видимо, не в ближайшее время. Не уверен, что сейчас смогу пройти. Да и торопиться некуда. Пройдет еще как минимум лет 30, прежде чем мы приблизимся к честным выборам. В России все решают деньги. Все об этом знают, но никто не говорит.

Мы не жулики

На этой печальной ноте вернемся к ценам. Было ли давление со стороны властей в период «ценовой истерии»?
- Давления не было. Были рекомендации. На нашу работу это никак не повлияло: мы не наглели.

Государство должно регулировать цены на продукты первой необходимости?
- Совершенно зря ввели какие-либо ограничения. Мы, допустим, не имеем права повышать цены более чем на 30% в течение трех месяцев. Но государству не следовало бы вмешиваться в процесс ценообразования. Хотите контролировать рост цен – станьте участником рынка, предлагайте потребителю альтернативную продукцию, дайте возможность предпринимателям почувствовать, что они не монополисты, что есть здоровая конкуренция. А если толку нет, тогда нечего и командовать, какие цены нам устанавливать. А то получается, что есть какой-то большой папа, по имени Правительство, который может вдруг сказать: «ребята, ну-ка не озорничайте». Понятно, что кто-то «заигрывается», наглеет, но есть и те, кто спокойно работает. Зачем было устраивать эти проверки, отрывать мою бухгалтерию от дел на целую неделю? Они спокойно могли бы сдавать отчеты. Для чего это нужно было?

Кстати, о проверках. Недавно Владимир Владимирович заявил, что обещание «не кошмарить» бизнес выполнено. «Кошмарить» перестали. Это правда?
- Те реформы, которые сегодня проводятся, рано или поздно положительно скажутся. Пока эффект минимален. Но должен признать: хаотичных выпадов со стороны тех или иных структур минимум. Проверяют в меру и по плану. Да в общем мы проверок и не боимся. Чего нам бояться? У нас все честно и четко. Мы же людей своей продукцией кормим и они должны нам доверять. Иначе сделают выбор в пользу конкурентов. Рынок быстро разберется, кто достоин внимания покупателя.

А в нашей стране сложилась рыночная система?
- Я считаю, что да.

На прошлой неделе сразу несколько экспертов с уверенностью сказали — нет. Якобы мы застряли где-то в переходном периоде.
- Кто бы нам ее показал... как она выглядит, рыночная система? Тогда можно было бы сравнивать, такая ли система в России.

Когда готовилась к интервью, слышала такое мнение, что в перестроечные годы у предприятия были серьезные проблемы, а к нынешним собственникам оно попало в результате … разборок.
- Нет, мы законопослушные граждане. Не жулики. Были куплены акции и получен контрольный пакет. Вот и вся история. Что касается проблем, то в 90-е годы они действительно были. «Хлебозавод №5» принадлежал лицам нерусской национальности. Они, в общем, наворотили дел... Но после смены собственника предприятие встало на ноги. Постепенно мы проводим модернизацию и спокойно развиваемся. Кстати, строим еще один дополнительный корпус — это будет новый магазин. Старый устарел физически и морально.

Почему в 2005 году «Хлебозавод №5» сменил имя и стал «Хлебным городом»?
- Потому что славная история «Хлебозавода №5» закончилась. В советское время это было действительно успешное предприятие, которое «гремело» на всю страну. Знаменитые торты «Полет» (кстати, впервые в мире «Полет» был произведен здесь, на этом предприятии) расхватывались как горячие пирожки и вывозились в другие регионы. Целое поколение влюблено в эти торты и до сих пор спрос на них стабилен. Но за последние 15 лет — с 90-го по 2005 год - «Хлебозавод №5» сильно испортил репутацию. Мы решили не заниматься реанимацией дохлой коровы, а сделать все по-новому, по-хорошему.

Видимо, удалось. По крайней мере, сайт вашей компании в этом уверен. Там есть такая фраза: «Хлебный город» - «один из ведущих российских производителей кондитерских изделий». Это не слишком громкое заявление?
- Создатели сайта немного перестарались.

А как должно быть?
- Одни из ведущих в области. У нас все же есть достойные конкуренты: «Глобус», «Кировхлеб». Когда есть соперник — работать интересно.

Мини-пекарни вы в ряды соперников записываете? Большой кусок пирога съедают «малыши»?
- Маленькие пекарни не могут позволить себе низких цен, рентабельность у них не такая высокая. Некоторую конкуренцию они представляют, но большой головной боли не доставляют. К тому же упор мы все же делаем не на хлеб, а на кондитерские изделия.

А сами вы кушаете продукцию своего предприятия?
Только ее и кушаю. «Вражеская» продукция не нужна.

За качество - отвечу

Вражеская, не вражеская... считается, что в целом пищевая промышленность в Кировской области — одно из наиболее сильных направлений.
- Я как потребитель могу с уверенностью сказать: мало кто в нашей области делает продукты питания из некачественного сырья. Знаю, что некоторые производители колбасы действительно используют свежее, хорошее мясо. А помните такой лимонад с полукруглой этикеткой, который мы все пили в детстве? Недавно пробовал точно такой же лимонад в Котельниче. Удовольствие непередаваемое. И молочные продукции у нас «на высоте». Сураев молодец, одним словом. А сравните, ради интереса, майонез кировского производства и сделанный где-нибудь не у нас. Небо и земля. Да и хлеба, если вы замечали, с длительным сроком хранения в Кирове просто нет. Это же о чем-то говорит. В пищевой промышленности региона много позитивных моментов. Я часто бываю в других городах, кушаю в местах общепита... в целом продукты сильно уступают нашим.

При этом производители особо не рвутся покорять своей качественной продукцией рынки других регионов. В разговорах с властями мелькает мысль, что предпринимателям не достает активности в этих вопросах. В ваших планах экспансия в соседние регионы значится?
- Чтобы продукт можно было вывозить в другой регион, его срок годности должен быть не пять суток (а это максимум для хлебной продукции), а гораздо больше. Добиться этого можно только путем использования каких-либо добавок. Проще говоря — химии. Можно, конечно, поменять направление, выпустить специальный вид продукции, например, печенье. Но я считаю, каждый должен заниматься своим делом.

Так и не поняла, производители и правда недостаточно активны?
- В принципе, доля правды в этом есть. Я не думаю, что в других регионах создаются какие-то сложности для предприятий и поэтому они туда не идут. Другие регионы — это не Киров.

У нас создаются?
- Да. Неоднократно Никита Юрьевич делал замечание: прекращайте волноваться и переживать по поводу захода в Кировскую область того или иного поставщика, производителя, торговой сети. Дайте право выбора покупателю, он сам решит — у кого покупать продукцию. Но у нас же как: своя рубаха ближе к телу.

Андрей Николаевич, вы возглавили предприятие в 27 лет, «доросли» до гендиректора буквально за два года. Как?
- С трудом. Преодолевая предвзятость и недоверие. Работая в отделе сбыта, я за два года решил много проблем, напрямую не связанных с моими должностными обязанностями. На 50 - 60% был заменен коллектив, были прекращены хищения. Я не приходил на работу с целью «отпахать» смену и уйти домой. Если видел проблему, то решал ее, даже не смотря на то, что это было не в моей компетенции. Вы знаете, как работали наши родители, бабушки, дедушки? Приходили на завод и полностью отдавали себя работе. Поэтому нет никаких секретов, только работа.

Досье:

Андрей Николаевич Казак, генеральный директор компании «Хлебный город».
Дата и место рождения: 1979 года выпуска. Родился в семье рабочих.
Образование: высшее экономическое (заканчиваю МГЮА).
Карьера: в 1990-м году окончил 11 классов, занимался предпринимательской деятельностью.  С 2004 по 2006 год — руководитель отдела сбыта «Хдебозавода №5», с 2006 года — директор «Хлебного города».
Увлечения: шахматы.
Любимая музыка: предпочитаю классическую музыку.
Любимое блюдо: всеяден.
Семейное положение: женат, воспитывает трехлетнюю дочь.
Девиз: кто, если не мы?

От автора

Каким должен быть руководитель довольно крупного производственного предприятия? Почтенным человеком преклонного возраста, в морщинистом лице которого так и читается жизненный опыт и умудренность… Так, вроде бы, должен быть. По умолчанию.

Кого я увидела в цитадели бывшего «Хлебозавода №5»? Крепкого самоуверенного молодого мужчину. Если бы он прошел мимо меня по улице, я бы подумала, что это спортсмен.

Он даже слишком молод. Предельно конкретен, несколько скуп на слова. В его кабинете кроме вешалки для одежды, столов и кресел ничего нет. Минимализм, возведенный в предельную степень… или просто ремонт? Не суть. Главное, что аскетизм и графичность внешней обстановки никак не повлиял на содержание беседы. Андрей Николаевич расписал все сегодняшнее бытие в тех красках, в каких оно ему видится. Получилось ярко.

Беседовала
Мария Петухова
petuhova@bnkirov.ru

VK FB TW
оставить комментарий
Спасибо за комментарий! Он будет опубликован в ближайшее время
Текст сообщения
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено