За свое «Путешествие из Петербурга в Москву» Радищев поплатился ссылкой в Сибирь.

Путешествие из Петербурга в Сибирь

25.08.2014 00:03:00 5676 0

Как отмечали праздники жители Вятской губернии в конце XVIII века, где прятались разбойники и как «промышляли» «пашпортами» чиновники? Все это наблюдал и фиксировал в дорожный дневник писатель и революционер, автор «Путешествия из Петербурга в Москву» Александр Радищев по пути в ссылку в Сибирь в сентябре 1790 года. Кстати, 31 августа исполняется 265 лет со дня рождения писателя, а по сему случаю достанем его дневники с архивных полок и переместимся в Вятку XVIII века.

За «путешествие» - в ссылку

«Путешествие из Петербурга в Москву» - произведение, которое знает каждый советский школьник. Именно за эту книгу, где описываются ужасы самодержавия и осуждается крепостное право, Александр Радищев, уроженец Саратовской губернии, образованнейший человек (окончил пажеский корпус, обучался в лейпцигском университете, знал немецкий, французский, латинский, итальянский и английский языки) поплатился ссылкой. Екатерина II, узнав, что в России появился «бунтовщик хуже Пугачева», приказала заключить писателя в Петропавловскую крепость. 8 августа 1790 года Радищева приговорили к смертной казни, которая была потом заменена ссылкой в Сибирь на 10 лет. Как пишет историк Павел Луппов, «в кандалах, в простой нагольной шубе, без всяких домашних вещей Радищева отправили в Сибирь, и лишь по ходатайству одного друга Радищева (Воронцова) Екатерина II приказала снять с Радищева кандалы и доставить ему нужные вещи».
Итак, осенью 1790 года Радищев едет по Сибирскому тракту, пересекает Вятскую губернию (в те времена она включала территорию Удмуртии и Елабугу) и все это время пишет дневник. Обратно он будет возвращаться только через семь лет, в 1797 году, снова с дневником в руках. Опубликуют записи Радищева только спустя более, чем 100 лет, после революции 1905 года.

Через Вятку в Сибирь
 

Из «Записок путешествия в Сибирь»:
«13 ноября (1790 год)
Ехали лесом... В Янгулове (Ред. - в примечаниях Павла Луппова: «недалеко от нынешней границы Татреспублики») продавали одеяла, за двойное теплое из степных лисьих хвостов 6 р. просили. Татары, черемисы, чуваши селятся по увалам и долам, русские на горе. У чуваш и черемис избы черные, но воздух здоровее, нежели у русских в избах, ибо прямо с надворья (Ред. - П.Луппов: «очевидно дверь из избы открывается прямо на улицу»). Они холод любят. Тараканов нет, но много блох. У татар избы белые, впереди камелек. По лесам татары бьют медведей, волков, лисиц, зайцев, векшу и мало куниц. На перевозе Вятки стоит село русское г. Юшкова, мужики бедные, избы худые. Река Вятка, лес по обе стороны, ельник по большей части и всякий черный лес, а где разливается, то один черный лес. Река шириною с Неву, сажен 80 или 100. За рекою местами и сосны высокие, но редко»...

14-е ноября
… Юбари, 14 верст. Ночевали. Нашли праздник, состоит в том, что все девки, бабы и мужики ходят из двора во двор и пьют пиво (Ред. - Павел Луппов предположил, что на самом деле пили кумышку - водку домашнего приготовления из ржаной и овсяной муки, однако гость этого не разобрал, так как пили из деревянных чашек), ходили до утра и перепились допьяна. На бабах высокие кички с бахромою, с шитьем и кончиками серебряными. Примечается охота и в диких наряжаться; сходство в сем нравов женщин в больших городах. Отменно, что наряды переменяют часто...

15 -е ноября
... Игры, 37 (верст). Ночевали. Места почти ровные, гор мало, болоты, местами лес: сосняк строевой, ели, березы. Селения, опричь сих, по сю сторону Вятки редки... Вотяков много малобородых. Народ простой. В Зятцах писарь ученый по-русски. Собаки вороваты: влезли в повозку и съели гуся. Зверей мало, хотя лесу много; белки почти нет уже пятый год, по 9 коп. шкурка...

16-е ноября
...Село Дебес или Николаевское, 25 верст. За 1/2 версты переехал реку Чепцу по живому мосту. По ней ходят суда от Глазова и ниже с хлебом в Астрахань, впадает в Вятку. В Дебесе похожи на русских...
Чепца (Ред. - населенный пункт в районе тогдашней Пермской губернии), 20 верст, на реке того же имени. Вотяки почти как русские, женаты многие на русских бабах. Избы уже белые у иных...
От Зятцов становится гористо, а от Зуры новым просеком много гор, хотя невеликих, но крутых, несровненных...
Вотские бабы некрасивы. Вотяки поют, едучи, как русские ямщики. Нравы их склонны более к веселию, нежели к печали. Чувашские бабы хороши собою. Черемисы черноволосы. Оклад лица вотяк похож на мордву.
В Чепце ночевали, последняя вотская деревня».

Из Сибири с любовью

Из «Дневников путешествия из Сибири»:
«19 мая
Поутру рано ездил на лодке в Сарапул. Нашел дальнюю родню. До Сарапула в разных местах заводские пристани. В Сарапуле пристань хлебная, откуда попадалися суда, идущие в Пермь, ибо заводы со времени неурожая хлеба за Уралом довольствуются отсюда. Много хлеба с Камы идет в Россию. На базаре или рынке пусто, было рано...
Восставший ветер понудил ночевать близ села, ибо боялися проплывать устье реки Белой, в 4-х верстах от сего места, где Кама разлилась верст на 20, и бывают разбойники. Вечером слышен свист соловьев.

20 мая
Снявшись с якоря до восхода солнца, проплыли устье Белой благополучно. Кама становилась шире, а воды нынешний год очень высоки, как и в Чусовой... По Каме караваны с железом. Невьянский завод Турчаниновский. Соляные суда или лодки, расшивы с хлебом. Ниже Сарапула пристань, где грузят лес дубовый на строение корабельное и мачты в Астрахань на коломенках...
По Каме селений много, редко проедешь десять верст, чтоб не было жилья...

21-е
Снявшись с якоря пред восхождением солнца, проплыли мимо Челнов, потом мимо села Бетьки на левой же стороне. Тут река, поворотив вправо, проходит от Елабуги, лежащей на правом берегу в 2-х верстах от Камы.
Чертово городище. Всшед на высокую известную гору против города Елабуги, на которой стоит оное городище, я нашел, что была башня или терем в два жилья, где уже потолка не было, но видны только места для балок... Тут нашелся молодой чичероне и повествовал, что сие здание построено точно диаволом, о чем в духовном правлении имеются записки, что замок сей как-то он был действительно осаждаем богатырем, которому по приступе отрубили ногу, и оная доселе хранится на паперти церковной.
Отъехав несколько верст, выезжали смотреть святой ключ, находящийся в лесу в средине горы... От ключа, поворотя влево, ехали узкою Камою до деревни Сентюх, стоящей в ущелье; тут делают лодки из одного дерева. Оных лодок на караваны покупают великое множество...
За сей деревней следовало село Котловка, приписное к заводам Боткинским, принадлежавшим некогда Шувалову Петру. Тут промышляют дегтем даже до Астрахани.
Доехав до села Свиногорья, стали к берегу. Тут покупается наибольшее число лодок для караванов. Оно построено на высоком берегу Камы, весьма велико, как и все села российские... Приехавший за лодками расходчик сказывал, что есть воры. Весьма примечательно, что бурлаки с ними знакомы и водят дружбы, и знакомые ими пощажены.
Позади сего села впадает в Каму Вятка. Тут многие напились пьяны...
Отвалив от берега рано, плыли верст с 20 мимо устья Вятки... В Свиногорье видели на кабаке воров. Оных боялись на стоянке, и я не спал до утренней зари бесплодно. Воры с пашпортами из Вятки, их получают легко от казначея. Работники судовые с ними знакомы».

Подготовила Мария Петухова
petuhova.mv@gmail.com

По материалам дневников А.Радищева («Записки путешествия в Сибирь» и «Дневник путешествия из Сибири») и статьи П. Луппова «А. Н. Радищев о Вятском крае».
Фото: РИА «Новости»

VK FB TW
оставить комментарий
Спасибо за комментарий! Он будет опубликован после модерации
Текст сообщения
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
 

Также читайте