Феликс Эдмундович Дзержинский, революционер. Родился 30 августа 1877 года. Был в вятской ссылке.

Вредный полячишка

12.09.2011 00:36:00 2457 0
Вторая часть вятских приключений Феликса Дзержинского.

Увлеченный «Капиталом»

В канун нового, 1899 года, Феликс Дзержинский оказался в самой глухой части Вятской губернии - селе Кайгородском. Зимой здесь лютовали морозы ниже 40 градусов, весной и осенью непролазное бездорожье, а в палящее, жаркое лето - черные топи и гнилые испарения трясин с тучами гнуса и комаров. Кайгородское было поистине «медвежим углом», оторванным от всего мира. Кабак и церковь - единственные «духовные центры» среди ста ветхих деревянных домиков, осевших в яме-впадине.

О перепетиях, связанных с прибытием Дзержинского в Кайгородское, в тот же день узнало все село. В дом крестьянина Шанцина, где поселились Дзержинский и Якшин, потянулись местные жители. Приходили к хозяину, одни вроде бы по делу, другие просто так. Разглядывали Феликса.

Вскоре ссыльные познакомились со стариками Лузяниными - Терентием Анисифовичем и Прасковьей Ивановной, и перебрались к ним жить. Новый год встречали вчетвером. Дзержинский и Яншин разложили на столе остатки яств, собранных им в дорогу в Нолинске Маргаритой Николаевой, пригласили хозяев. Терентий Анисифович поставил бутылку водки.
В феврале 1899 года Дзержинский возбуждает перед губернатором вопрос о перемене места ссылки из-за угрозы лишиться зрения, просит перевести его если не в город, где есть врач, то «в какую-нибудь соседнюю деревню, чтобы можно было хоть изредка на один час ходить к доктору».

- Оставить без последствий, - собственноручно начертал красными чернилами губернатор, прочитав письмо.
В Кайгородском не было не только квалифицированной врачебной помощи и медикаментов, но и теплой одежды. Ссыльные плохо питались. Продукты купить было крайне трудно: все село жило натуральным хозяйством и никто ничего не продавал. Приходилось закупать провизию в соседних деревнях, добираясь туда на лыжах.

Родные неоднократно пытались убедить Феликса вернуться к «нормальной жизни».

- Я не могу ни изменить себя, ни измениться,  - отвечал он. - Мне уже невозможно вернуться назад. Условия жизни дали мне такое направление, что то течение, которое захватило меня, для того только выкинуло меня на безлюдный берег, чтобы затем с новой силой захватить меня и нести с собой все дальше и дальше, пока я до конца не изношусь в борьбе, то есть пределом моей борьбы может быть только могила.

Здесь Феликс много читал. Прочел книгу Милля, увлекся работой Булгакова о рынках. За изучением второго тома «Капитала» Маркса, Дзержинский даже забывал о своих домашних обязанностях.

- Будущее ведь потребует от нас знаний, - писал он Маргарите Николаевой. - Занялся теперь больше всего политической экономией. Интересует меня страшно закон равного уровня прибыли, то есть средней прибыли и согласование с ним теории о ценности.

Помоги, Василий Иванович!

Пока Дзержинский читал, Александр Иванович Якшин много общался с местными крестьянами. Те приходили за советом. Феликс в этих беседах участвовал редко. Но однажды, когда один из посетителей рассказал о том, как бессовестно его обсчитал мельник, Дзержинский вмешался:

- Вы должны подать на него жалобу мировому судье, - резко сказал он.
- Как подать-то. Сам я не грамотный, люди говорят, надо в Слободской к адвокату ехать. А деньги где?

Феликс молча достал бумагу, подвинул чернила и составил жалобу. С того дня и повелось: за советом или жалобу написать шли кайгородские мужики к Дзержинскому.

- Помоги, Василий Иванович! - просили они его. Василием Ивановичем крестьяне окрестили Феликса, чтобы не произносить его трудное имя.

Дзержинский не отказывал. Крестьяне в благодарность даже подарили ему медвежонка. Феликс брал его с собой на рыбалку. Однако против Дзержинского возбуждается судебное дело по обвинению его в занятии адвокатурой, «ему не разрешенной», хотя дознанием уездного исправника было установлено, что «Дзержинский платы с просителей никакой не брал и в дома к ним не ходил, а последние сами приходили к нему на квартиру». Вся корреспонденция Феликса - письма, книги, журналы, газеты - с этого времени проверяются особо тщательно. Однако Феликс умудрялся поддерживать связь с волей через ссыльных из Нолинска и Слободского.

Рождавшиеся мысли

Книги, прихваченные из Нолинска, перевелись быстро. Заниматься самообразованием становилось все сложнее. А мысли о побеге, зародившиеся в голове Дзержинского еще в Нолинске, оформились окончательно.

Дзержинский часто ходит с удочками к озеру Оголево или далеко отплывает на лодке по Каме. Урядник вначале с опаской относился к отлучкам ссыльного, но затем успокоился. Феликс же с утра и до поздней ночи охотился, ловил рыбу. Часами он сидел по пояс в болоте, выслеживая лебедя. Он  хорошо изучил окружающую местность и основательно натренировал свой организм.
Так он готовился к побегу. Постепенно он довел свои отлучки до пяти дней. Всякий раз Феликс привозил домой много дичи и рыбы. Значительно сложнее обстояло дело с сухарями. Заготовка сухарей ссыльными в ту пору считалась явным признаком подготовки к побегу. Дзержинский решился попросить Пелагею Ивановну - пусть сушит ему сухари на охоту. Старушка согласилась. Брал он у нее сухари небольшими порциями, вернувшись даже возвращал «остаток». На самом же деле часть сухарей шла в запас.

В конце августа все приготовления были закончены. С вечера Феликс примерно в версте от села запрятал в кустах у реки мешок с одеждой, в которую он должен был переодеться, когда настанет время расстаться с лодкой. Там же хранился основной запас провизии.

В один из дней ранней осени 1899 года, взяв, как обычно, у своей хозяйки дневной запас продовольствия, он на утлой лодочке, то и дело укрываясь  в лесах, успешно выбрался из района ссылки.

Слободской уездный исправник сообщил о побеге вятскому губернатору, тот - в министерство внутренних дел. Особый отдел департамента полиции предложил всем губернаторам, обнаружив Дзержинского, «обыскать, арестовать и препроводить в расположение вятского губернатора, уведомив о сем департамент полиции».

Повсюду была разослана полицейская справка: «приметы Дзержинского следующие: рост средний, волосы на голове и бровях светлорусые, лицо чистое, бороды и усов нет».

Однако решающие дни были выиграны. Феликс ушел от преследования.

Подготовила
Мария Петухова
petuhova.mv@gmail.com

VK FB TW
оставить комментарий
Спасибо за комментарий! Он будет опубликован после модерации
Текст сообщения
Перетащите файлы
Ничего не найдено
 

Также читайте