Всехсвятская церковь в Вятке. Сегодня стояла бы прямо перед зданием регионального правительства.

А был ли Дерендяев?

10.09.2012 00:02:00 6799 1

Историческая прогулка по улице Всехсвятской.

Знаете ли вы, что рабочего-революционера Дерендяева, в честь которого названа целая улица в Кирове, возможно, и не существовало? Историки до сих пор ищут в архивах следы пребывания его на вятской земле. А сама улица Дерендяева двести лет назад  называлась Всехсвятской и была самой окраиной города. Время сильно видоизменило  облик улицы, наполнив ее домами-призраками.

Ближайшая к небу
Там, где сегодня грозной серой громадиной стоит здание правительства области, еще каких-то 200 лет назад была самая окраина города. Точнее, граница города проходила по современному Октябрьскому проспекту (до революции — Гласисная улица). Всехсвятская   улица появилась в Вятке в 1784 году и первоначально соединяла южную и северную границы города — улицы Острожную (МОПРа) и Орловскую. В 1812 году Всехсвятская разрослалсь до реки Хлыновки и на севере до ул. Морозовской (Р.Люксембург), соединив два кладбища – Ахтырское (территория областной больницы) и Богословское (территория за ОДНТ и школой № 48).

Впрочем, первые дома на будущей Всехсвятской появились еще в середине 17 века, когда за западной границей Хлынова, на Московской дороге, поселилось несколько семей. Здесь, на окраине они надеялись уберечься от пожаров, которые то и дело вспыхивали в густонаселенном городе. Всехсвятской слободка на задворках города была названа по имени деревянной церкви во имя Всех Святых. Год ее постройки неизвестен. Известно лишь, что в 1723 году на месте деревянной церкви был построен новый каменный храм.

Всехсвятская церковь не уцелела. А если бы уцелела, именно на нее бы глядели сегодня из своих окон всякого рода и звания чиновники областной администрации. Потому что стояла церковь аккурат на том месте, где сегодня перекресток Московской и Дерендяева и «правительственный» парк. Это, кстати, было чуть ли не самое высокое место в городе. «Ближайшей к небу» назвал церковь краевед Владимир Любимов. Она к тому же стояла при въезде в город с главного Московского тракта, а потому посещали ее многие знатные горожане и гости, вплоть до царственной особы. Император Александр I и декабрист Александр Муравьев (его супругу здесь отпевали) — самые известные из бывших под всехсвятскими сводами. Здесь крещена мать Александра Грина, отпеты его дед Степан Лепков и вятский губернатор Ринкевич. По церковной статистике времен Герцена и Салтыкова, Всехсвятская церковь имела самый людный городской приход, две трети которого (самое большое соотношение среди вятских храмов) составляли крестьяне. Весной 1932 года этот «крестьянский» приход решено было закрыть. Здание храма передали рабочим соседнего завода «Красный металлист» (ныне Станкостроительный завод) для клуба. Те разломали купола, пытаясь придать зданию соответствующий клубный вид. Клуб здесь так и не появился, а полуразрушенная церковь осталась никому не нужной. К тому же новый план-проект центрального ансамбля областного центра предполагал чуть ли не прямо на месте алтаря возвести Дом Советов.

Дома-призраки
Тот самый Дом Советов подмял под себя и еще один дом- памятник - врача Рудольского. Он когда-то стоял на пересечении Всехсвятской и Московской и здесь размещалась вторая подпольная типография вятских большевиков. Не отходя далеко, вспомним и еще один дом-призрак. На углу Всехсвятской и Московской с 1845 года стоял дом, в котором в начале XX века находилась редакция «Вятской газеты», закрытой князем Горчаковым за свободомыслие. Газету эту издавало земство с 1894 года, тринадцать лет бесплатно рассылая ее всем сельским обществам, школам, волостным правлениям. В 1898 году вятчане даже получили за нее Золотую медаль Вольного экономического общества.

Спустимся чуть ниже - к Александровскому костелу. Его появление в Вятке — это отдельная история. В конце 19 века ссыльные поляки обратились к вятскому губернатору с письмом, в котором они просили устроить для них католический молельный дом. Губернатор дал свое согласие, однако закладка первого камня католического дома состоялась только через 5 лет. Уже даже был куплен участок, но вятский епископ не дал благословения. Когда конфликт уладили, выяснилось, что не хватает денег. Еще через два года деньги нашли, архитектор Чарушин приступил к строительству. Но вскоре стройку остановили из-за отступления от плана. Началась тяжба и только после ее окончания костел достроили. Сегодня костел вновь в центре конфликта. На этот раз музыкантов, которые давным-давно здесь обосновались, и католиков, коим необходимо вернуть свой молельный дом обратно.

Идем дальше, на юг. Не потому, что там теплее. Цель наша — взглянуть на дома между улицами Герцена и Молодой Гвардии. Это дома кондитера Якубовского и мещанина Лебедева. О богатых владениях Якубовского и его наследников напоминает лишь каменный дом (Дерендяева, 59)с разваливающимся балконом. Где-то здесь в октябре 1911 года Ксения Луппова открыла при своей квартире первый в Вятке детский сад. Посещало его 30 детей.

Следующая усадьба – почетного гражданина купца Лебедева. Два дома в резных наличниках удивительной красоты. А на углу Всехсвятской и Стефановской (Молодой гвардии) когда-то стоял дом с мезонином, возведенный в 1910 году Санкт-Петерургским Братством во имя Царицы Небесной для призрения детей идиотов и эпилептиков. При доме была домовая церковь. Буквально до недавнего времени стоял здесь каменный домишко — тот самый сильно перестроенный приютский дом-храм. Но и его разломали.

Напротив «резных» домов некогда находился дом историка Луппова. На этой же стороне улицы увидим многоквартирный дом, который подмял под себя флигель мещанина Семакова с лепнинными украшениями (соседний дом по Копанской-Герцена — тоже его. Вообще его владения в квартале были самыми богатыми — три дома и флигель, все двухэтажные, в 1914 году их доходность была оценена в 2700 рублей), дома чиновниц Фронтинской и Чежеговой (№№ 50,52,54). Дом Фронтинской унес с собой полторы дюжины больших узорчатых наличников.

Мифический Дерендяев?
В 1923 году улица получила имя рабочего-революционера Дерендяева, расстрелянного царским режимом в период русской революции 1905–1907 годов. В Вятку он был выслан за революционную деятельность. Впрочем, до сих пор историки сомневаются — а был ли Дерендяев реальным персонажем? По мнению Александра Балыбердина, улица названа в честь несуществующего человека.

«Перелопатив вятские архивы, В. Любимов не нашел никаких документов о сосланном в наши края Дерендяеве, - пишет Балыбердин. - Нет его и в метриках Вятского арестантского дома за 1907-1909 годы среди имен казненных революционеров. Поиски «большевика Дерендяева» в 1918 году также не принесли результата. Впрочем, как пишет В. Любимов, человек с такой фамилией все же отметился в местных полицейских сводках. В ноябре 1906 года вятский суд определил наказание 22 местным эсерам, учинившим в октябре 1905 года на Кикиморской горе перестрелку с солдатами, в ходе которой погибли два солдата и мальчик-дружинник. Среди признанных виновными, был осужден и 15-летний Михаил Дерендяев, которого суд направил в колонию для малолетних преступников. Осужденному удалось бежать из колонии, но в январе 1909 года он был задержан под чужой фамилией Лялин и снова арестован. Известно, что в тюрьме Дерендяев пытался убить себя, приняв чрезмерную дозу морфия. Дальше его следы теряются. Остался ли он жив? Чем занимался после тюрьмы? Под чьим именем жил? Ничего, толком, не известно. Одни догадки».

Подготовила
Мария Петухова
petuhova.mv@gmail.com

По материалам В. Любимова, А.Балыбердина.

VK FB TW
0
Александр.
Статья Александра Дерендяева "Раскаяние Эс-эра" в газете "Ветлужская Правда" номер 5 от 15 февраля 1919 года, ссылку прилагаю: http://newspapers.historyrussia.org/vetluga/%D0%92%D0%B5%D1%82%D0%BB%D1%83%D0%B6%D1%81%D0%BA%D0%B0%D...
Имя Цитировать
оставить комментарий
Спасибо за комментарий! Он будет опубликован после модерации
Текст сообщения
Перетащите файлы
Ничего не найдено
 

Также читайте