Павел Гнилорыбов.

Декорация или город

09.04.2017 16:35:00 1835 0

В предвкушении теплой весны и тех моментов, когда можно будет любоваться солнечными видами города, автор проекта «Пешком по Вятке» Антон Касанов подготовил три интересные вечерние лекции. Две из них рассказал гость из Москвы — историк, создатель проекта «Моспешком» Павел Гнилорыбов.

Назвали это мероприятие громко: «Фестиваль исторической урбанистики». И сказали его организаторы, что он — практически первый в своем роде. Можно согласиться — рассказать за три часа по сути «краткий курс урбанистики» на примере русских городов — это, наверное, «высший пилотаж».

Про «бабра» и другие легенды
Павел Гнилорыбов начал с того, что на Западе урбанистика как наука развивается мощно уже лет 60-70: у нас же пока это слово звучит как ругательное. «Город должен перестать быть для нас простой декорацией», - сказал историк.
Он привел в пример несколько занимательных фактов о том, как развивались русские города. Например, исследователи XIX века называли старую Рязань «Русской Троей», а Зарайский Кремль был самым маленьким на Руси. Благодаря иллюстрациям нашего художника Аполлинария Васнецова мы можем сегодня видеть реальную Москву XVI века (многие другие рисунки являются просто вымыслом). Первым городом, построенным по регулярному плану, являлся Таганрог. Именно это место приметил Петр I. А знакома ли вам история с гербом Иркутска? Сначала на нем изобразили бобра, держащего в пасти червленого соболя, а потом один из чиновников перепутал буквы в слове и получилось некое новое существо «бабр».
— Зато теперь вокруг этого «бабра» люди не перестают слагать разные легенды, - говорит Павел. - Как и вокруг других городов. Кто, например, придумал, что Ульяновск — родина Колобка, а Вятка — родина Кикиморы? Это, конечно, привлекает туристов, но не имеет никакого отношения к истине.
Многие из этих фактов, конечно, знакомы людям, всерьез интересующимся историей. Но многие ли задумываются о том, как на самом деле шла урбанизация? Так, в период советской истории у нас происходило множество разных миграций: строились новые города, которые массово заселялись крестьянами. Они знали, что такое трамвай или театр, но при этом по своей ментальности оставались жителями деревни. Поэтому применим ли в данном случае к этим населенным пунктам термин «урбанизация», вопрос открытый.



«Бетонное гетто»
Антон Касанов, конечно, рассказывал о Вятке, о том, как она строилась, а потом уничтожалась (и так по кругу) в течение XX века. Так, например, в 1917 году был уничтожен памятник Александру III, построенный на народные деньги. С 20-е по 30-е годы на Вятке ничего нового не появлялось, поэтому мы пропустили почти целую архитектурную эпоху — стиль конструктивизм. В качестве примера мы можем рассматривать, разве что, здание Главпочтамта и завод «Физприбор». Зато когда в 1936 году мы стали областным центром, не строить новые здания было просто нельзя. Однако пришлось разрушать и старые. Иван Чарушин старался все сделать для того, чтобы сохранить один из главных ахитектурных шедевров Вятки -  Александро-Невский собор, предлагая перестроить его под любое гражданское сооружение. Но ему не удалось этого сделать. Далее начали уничтожаться храмы, застраиваться площади.
Это продолжилось и в «жирные» 2000 годы, - продолжил Касанов. - мы ведем список не только потерянных значимых построек и домов, но и парков — большая часть из них была застроена именно в последние годы. И что появилось на их месте — торговые центры. Теперь, когда в ЦУМе, например, надстроили еще один этаж, люди приходят туда целыми семьями: взрослые берут пиво и отдают своих детей аниматорам. Так они проводят свой досуг. Настоящее «бетонное гетто». А как же живые коммуникации, прогулки по городу? Это все исчезло, как только пропала площадная культура.
Зато наш город похвалил гость, сказав, что Киров производит впечатление, а особенно, как оказалось, Вересники. «Я пробыл там примерно полтора часа, - сообщил Павел, - Увидел несколько домов, которые нужно поставить под охрану, а в самом микрорайоне можно действительно создать вятскую Венецию».

Великие маляры
В заключение Павел Гнилорыбов рассказал о том, как сегодня сохраняется (а во многом не сохраняется) историческое наследие в нашей стране.
— Русские не очень любят старину, - сказал Павел. - Для нашего народа это слово  ассоциируется с ветхостью или неустроенностью. Француз Теофиль Готье приехал в Россию в 1858 году и написал о нас вот что: «Русские любят все новое и думают, что проявляют уважение к памятнику, обновляя окраску его стен. Это самые великие маляры в мире». Он прав. Если вы подойдете к любому бронзовому солдату, вы увидите на нем примерно 70 слоев краски, которой его регулярно покрывают к каждому 9 мая.
Историк рассказал, как Зимний дворец четыре раза менял свой цвет, как кто-то из высоких патриотических чувств покрасил на ВДНХ один из бронзовых декоративных шаров в цвета российского флага, или как обновляются опять же с помощью краски барельефы на станциях метро. «Все дело в том, что нельзя пускать к историческому наследию работников сферы ЖКХ. - говорит Павел. - Культурные постройки должны дышать стариной».

Елена Окатьева
lena.okatieva@yandex.ru


 

VK FB TW
оставить комментарий
Спасибо за комментарий! Он будет опубликован в ближайшее время
Текст сообщения
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
 

Также читайте