Дмитрий Пантелеев: "Надо сократить администрацию раз в 10. Я всем привожу пример: аппарат обкома облисполкома обслуживало 20 машин. Сегодня - 700 машин. Так вот если из аппарата каждого 9-го выгнать, скорость прохождения документов возрастет в разы".

Интервью с Дмитрием Пантелеевым

26.03.2012 00:20:00 4863 0

«Если сегодня все делать по закону, то запуск завода в нашей стране невозможен», - уверен гендиректор «Кировского биохимзавода» Дмитрий Пантелеев. С осени прошлого года он «колдует» над заводом-банкротом «Восток» в Омутинском районе, пытаясь поднять его из руин. Не дают воду - открывает задвижку и берет ее, затягивают процесс подключения газа - берет и его. «Я же делаю правильное дело, хоть и в обход правового поля», - поясняет Пантелеев. Говорит, что знает, как запустить завод в условиях тотальной бюрократии и сделать область центром биотехнологий. А еще он уверен: какой народ - такой и губернатор.

Чиновников - уволить!
Дмитрий Пантелеев, как минимум, - весьма занятная и, безусловно, влиятельная фигура регионального бизнеса. Интернет пестрит скандалами, связанными с его именем: то Пантелеев не платит шахтерам Коми зарплату, то захватывает «Слободской спиртоводочный завод», то, якобы, сам на себя инсценирует покушение. Не меньше информации об успехах «Биохимзавода», который Пантелеев поднял из руин. А недавно гендиректор «Биохима» взялся возрождать обанкроченный завод «Восток» в Омутнинском районе. «И если он поднимет этот завод, ему вообще многое можно будет простить», - отзываются в обществе. Отсюда вопрос:

Дмитрий Николаевич, зачем вам понадобился ржавый, разворованный завод?  Получаете драйв от трудностей?
- Я не трудоголик. Только дурак работу любит. Но мы работаем на дрожжевом рынке, вынуждены улучшать свой продукт, чтобы двигаться дальше. На нашем заводе нас просто «прижало», «Восток» же как раз подходил по профилю. Звезды так сложились, видимо, что мы пошли на «Восток». Но вы не представляете, сколько барьеров надо преодолеть, чтобы завод заработал. Мы до сих пор согласовываем с Ростехнадзором запуск котельной.

Так она же давно работает...
- Всю зиму. Уже запускаем второй котел. А на бумаге все еще идут процедуры согласования. Если сегодня все делать по закону, то запуск завода в нашей стране невозможен. Мой любимый пример - газификация. В среднем она занимает примерно пять лет. Мы ее провели  за месяц.

Как вы это делаете?
- Открываем задвижку и берем газ. Потом нас, конечно, за это ругают и выписывают штрафы. Но лучше заплатить деньги, чем терять время. Государственная машина, которая выстроена сегодня в стране, очень инертна, сложна и сама себя заваливает работой. Раньше для принятия решения губернатору требовались три подписи - самого губернатора,  юридического управления и курирующего зама. Сейчас нужно собрать 30 подписей. Бумаги кочуют из кабинета в кабинет, поток их накапливается, стопки документов на столе руководителя растут, людей для обслуживания этих бумаг не хватает и администрация вводит новые должности. Новым людям тоже надо ознакомиться с документами, заглянуть в законы, подумать. В итоге количество согласовательных инстанций и время прохождения бумаг опять увеличивается. И это до бесконечности. Если бы я проводил все бумаги законными методами, это заняло бы лет 10. Поэтому с чистой совестью где-то что-то пытаемся обходить, что-то не замечать. И потом, дело-то я делаю, по-любому, правильное.

А многочисленные проверяющие на это как смотрят?
- И они все понимают, а потому, в общем-то, не сильно ругаются. Ничего принципиально плохого мы не делаем.

И что со всем этим делать?
- Надо сократить администрацию раз в 10. Я всем привожу пример: аппарат обкома облисполкома обслуживало 27 машин. Сегодня - более 700 машин. Так вот, если из аппарата выгнать 9 из 10 человек, скорость прохождения документов возрастет в разы. Пока же гос машина - это сплошная имитация полезной деятельности: все ходят, стирают пот со лба, разбирают стопки бумаг. А знаете, зачем такое количество бумаг и подписей? Чтобы уйти от ответственности. Именно для этого собирают совещания, заседания, комитеты, подкомитеты, и целыми днями обсуждают и согласовывают. В итоге никто ни за что не отвечает. Может быть губернаторам решительности не хватает, может быть, производственного опыта. Раньше руководителями региона становились люди, прошедшие школу хозяйственной деятельности. Сегодня губернатор - чисто политическая должность.

Ну, вы вот хозяйственник, пойдите, наведите порядки.
- Не возьмут (Ред. - Этот вопрос Пантелеева очень веселит, он смеется, откинувшись на спинку своего директорского кресла). Да и кто тогда будет строить? Разрушать у нас есть кому - Иваненки, Ганжелы... А вот таких как Пантелеев и Сураев (тех, кто строит) - дефицит.

Чувствуете себя дефицитным кадром?
- Конечно. За это, кстати, и прощают какие-то вещи. Все понимают, что дело двигается в нужном направлении.

Миллионы на старом заводе
Как двигается? Что происходит на «Востоке»?
- Сегодня уже тепло в цехах, мы запустили механический цех. Работает около 300 человек. Присоединили к заводу водозабор поселка, очистные сооружения. Продлеваем патенты на все старые образцы продукции. Выпустили силосную закваску «Силзак», ферментный препарат «Ксиланаза». Создаем новый продукт «КирСорб» на основе нашего сорбента лигнина. Объем рынка сорбентов сегодня - примерно 1000 тонн в день. Мы делаем около 200 тонн этого продукта, то есть рынок не ограничен. В мае мы надеемся запустить сорбционную таблетку. Рентабельность хорошая. И объем будет максимальный. В деньгах - это миллионов 10 в день. Создадим новый белок с пищеварительными добавками и сорбционными способностями. Сейчас он проходит клинические испытания. Это позволит в разы нарастить объем производства белка на «Биохимзаводе». Для меня это диверсификация производства, хочу добиться пропорции: 30% фурфурола, 30% спирта и 30% белка.

Пантелеев увлеченно и эмоционально рассказывает о новых препаратах, которые будут делать его заводы: средство защиты растений «Фрокон», какое-то чудодейственный ранозаживляющий препарат, который «затягивает рану прямо на глазах, как в сказке»... Я перестаю улавливать суть всех технологий и терминов. Пантелеев возвращает мое внимание грандиозными планами на будущее:

- В общем, производительность «Биохимзавода» мы увеличим в два раза, а численность работающих на «Востоке» к концу лета доведем до тысячи. Рынок сумасшедший, планы огромные. Подобных заводов сегодня нет. А строить новые, я повторюсь, - это десятилетия согласований. Вот «Росплазму строят... Это типичный метод строительства последних лет: берут бюджетные деньги, «дербанят» их, а уже на то, что осталось - строят. Но этого не хватает, потому что на каждом этапе строители «оптимизируют» сумму дальше. Откаты есть везде. Чиновник же сидит на деньгах и, естественно, желает оградить этот ручеек денег от дальнейшего протекания мимо карманов. Но если в Китае откаты - 5%, то у нас -  до 90%. Поэтому строительство такого завода как «Восток» с нуля почти невозможное дело. А «Биохимзавод» - вообще последний из могикан в отрасли. Он один остался из 40 заводов. Но надо понемногу возрождать отрасль, хотя бы то, что не успело еще до конца развалиться. Слава Богу, кадры сохранились. Их есть где обучать, есть жилье для них. Ну, достроим пару улиц в Восточном. Правда, это будет очень не скоро.

Происки Госдепа
А как вы думаете, люди вам верят? У них уже был в свое время тоже якобы эффективный собственник Александр Иваненко, молодой и амбициозный, много обещал, да в итоге развалил завод.
- Я-то ничего не обещал. Мы просто работаем. И не надо забывать, Иваненко зашел на «Восток», когда завод цвел. Это был огромный заводище. Там были установлены новые линии, подстанции, была железная дорога. Сегодня нет ничего. Все распродано, разбазарено. И если бы я не приглядывал за этим заводом во время конкурсного производства, там камня на камне не осталось бы, ни одной железки бы не нашли. Когда мы построили забор, некоторые очень расстроились: целые кланы и семьи занимались добычей металлолома на заводе.

Вы как-то общаетесь с бывшим собственником?
- Человек мне должен 200 миллионов. Путь отдаст и мы разойдемся мирно. Но он хочет еще денег. А я считаю, вред, который он нанес заводу, настолько велик, что позиция администрации должна была быть более жесткой: поймать, экстрадировать, повесить, расстрелять... отдать людям... Общая задолженность по зарплате на заводе - 41 миллион. Это коснулось каждого. Все были обмануты. Это как МММ. Но если Мавроди хотя бы посадили, то Иваненко на свободе. Пока.

Пока?
- Недалек тот день, когда закончится уголовное дело и будет вынесено обвинение. Думаю, Иваненко сядет на скамью подсудимых.

Под прицелом младший Иваненко или старшего (который в свое время работал зампредседателя Госкомимущества России и рулил приватизацией) это тоже коснется?
- Там так все запутано, что сложно что-то понять. У него там племянники, вся родня - все на контрактах Госдепа. Зайцевы, Котовы, десятки каких-то фирмочек...

Погодите, Госдеп тут при чем?
- Завод рушили американцы. У меня есть их меморандум, который начинается словами: «в связи с успешным завершением проекта...».

Разрушения завода?
- Закрытия завода, да... Типа «всем спасибо, все здорово».

То есть Иваненки - предатели родины?
- Их родина - это что? Если она в Америке, то они герои. Если бы наши чекисты разрушили в Силиконовой долине подобный наукоград, нашим дали бы и большие генеральские звезды, и медали героев России. Операция по закрытию целого завода-наукограда - это венец творения ЦРУ.

Что-то я раньше такой версии не слышала...
- А вы думаете такой завод сам собой закрылся?

Почему сам собой? Силами Иваненко. Они на этом нажились.
- Ну что вы. Оборот фармацевтического завода настолько велик, что по сравнению с объемом капитализации он раз в 10 выше. То есть работающий завод принесет намного больше денег. Я-то что там делаю, во-вашему? Я собираюсь зарабатывать там деньги, даже при том, что сначала надо восстановить завод с нуля. А Иваненко пришел на цветущий завод. Так что все не просто так.

Вы видели последний номер газеты «Бизнес Новости»? Вышел резонансный материал - хронология визитов американцев в Кировскую область. Некоторые считают, что автор материала сошел с ума... вроде бы, кому нужна Кировская область? А вы, как я поняла, чисто теоретически не исключаете, что область может быть интересна американцам или еще кому-то?
- Наша область - это край биотехнологий. Шаклеин под конец своего правления осознал это и предлагал сотрудничество, хотел сделать биотехнологии лицом области. Я вас уверяю: Кировская область с полутора миллионами работников, лесом, биотехнологиями и оборонкой всем интересна. Китайцы скоро полезут во все дыры, они жаждут у нас заниматься торфоразработкой, деревопереработкой. Их много, им своих территорий и ресурсов не хватает. У нас на «Биохиме» китайцы в 2008 году организовали диверсию: устроили взрыв котла. Так что да, область интересна много кому, и американцам, разумеется, тоже. Последний наш уже готовый проект по выпуску новых препаратов на «Востоке» взяли и развернули в Минобрнауки с мотивировкой: «пока Белых в области - вот вам, а не деньги». Так открыто и сказали. Так что его оппозиционная деятельности напрямую вредит интересам области. Между тем, если бы Никита Юрьевич был бы чуть дальновиднее, то давно сделал бы ставку на развитие биотехнологий. Да хотя бы перевел бы автомобили администрации на биотопливо. Какой бы это был прорыв? Но он больше любит резать ленточки, у него в этом теперь огромный и бесценный опыт. Знаете, я даже представить не могу Десятникова, которому говорят: «Поедемте порежем ленточку на детском садике». Это шоу и только.

Сейчас времена другие. Без шоу нельзя. Люди же не будут поддерживать.
- Об этом и речь. Губернатор сегодня - должность политическая. Он занимается не хозяйственной функцией, а рекламой, продвижением власти в народ. А лучше бы заняться хозяйством.

Биообласть - миф?
Допустим, Никита Юрьевич вроде бы даже уже попытался провозгласить область центром биотехнологий. Было даже совещание по созданию биотехнологического кластера. Собрали всех, посидели, о чем-то поговорили...
- Что такое биотехнологический кластер? Это проект, претворенный в жизнь. Он сам собой не сделается. Этим вопросом надо заниматься не один раз за губернаторский срок, а каждый божий день. С утра встал, провел совещание: кто, где, что делает, кому посодействовать, какой закон принять, какие налоговые льготы предусмотреть, какие привлечь деньги. Я не говорю, что администрация совсем ничего не делает. Они, допустим, привлекают капитал в Левинцы. Но этого крайне мало.

А что они должны делать?
- Да хотя бы инфраструктурой обеспечить. Мы же не просим вкладывать денег в развитие биотехнологий, не просим ни копейки кредитов, гарантий. Сами вваливаемся. Но власти самого элементарного сделать не могут. Обещали дорогу на Восточный построить. Мы, в принципе, для этого и собирались на «Востоке», обсуждали с губернатором этот вопрос. Но под концовку в голову нашим чиновникам такая умная вещь пришла: а давайте вы сами дорогу постройте, давайте скинемся. Ничего, что дорога общественного пользования? Никого не волнует, что мы вкладываем деньги в завод, создаем рабочие места, платим зарплату. Хоть дорогу-то сделайте за наши же налоги. Это и есть подход администрации к биотехнологиям. Нагляднейший пример.

Что с дорогой в итоге?
- Ничего пока. Есть и еще отличный пример: на «Биохимзаводе» работает 2000 сотрудников, а 23 автобус как к нам не ходил, так и не ходит. Это тоже отношение власти к биотехнологиям. Все вваливают в эту отрасль миллиарды, а мы автобус не можем запустить. Свет на улице на Луганской не горит. Раньше мы светили за свой счет. Сейчас становится дорого. Поэтому света нет. Нам не дают пропуск на вывоз из леса опилок в период закрытия дорог. А если мы его не вывезем, лесники вывезут его в леса и он там обязательно загорится летом. Хотя, конечно, власти снова отчитаются, что затраты на тушение пожаров невелики. Никто же не посчитает ущерб от сгоревших 500 тыс. гектаров леса. И вот так у нас все делается. Так и кластер создают.

А как вообще в итоге должен выглядеть биотехнологический кластер?
- Если бы я понимал, я бы, наверное, его уже создал. Я на самом деле не понимаю, что это такое. В итоге область должна стать территорией, где собраны биопредприятия - «Биохимзавод», «Восток», фармпроизводство в Левинцах, море мелких предприятий, ВятГУ и так далее. И они, по факту, уже собраны, без какой-либо деятельности со стороны администрации.

Будущая «Росплазма» - тоже к этому кластеру примкнет?
- Ну, я что-то не вижу там особо будущего. Разворовано там все, что можно было, поэтому изначально строительство велось с ошибками. Даже строительные материалы замещены, и класс чистоты не соблюден. В принципе, нужно бы снести все это и построить по новой. Может быть, найдут какое-то другое решение. А в перспективе «Росплазма» - тоже часть отрасли. И завод в Марадыково - тоже.

А где ваше биотопливо? Если вспомнить планы и прогнозы, так вся область как минимум должна бы уже сегодня на биотоплеве ездить.
- Нефтяное лобби никто не отменял. Законы не принимают. Но с вступлением в ВТО нефтяники будут вынуждены это делать. И вот тогда возникнет дикий дефицит биотоплива на рынке.

То есть ВТО вам на руку сыграет?
- Думаю, всем будет крындец. Выровнять цены на энергоносители в холодной России с Западом - нереально. А значит, стартовые условия неравные. А значит, металлургам, лесникам будет очень плохо, машиностроителям вообще крышка. Мы, пожалуй, как-то выживем. Что-нибудь придумаем.

Как вы считаете, государство должно поддерживать производство? Недавно Евгений Ясин на этот же вопрос ответил, что именно сейчас начнется реальная модернизация. Потому что конкуренция наконец-то усилится. И предприятиям надо перестраиваться, не уповая на государство.
- Ясин - это же член команды американских спецов. И американцы свои предприятия, надо сказать, поддерживают. А наши, разумеется, не надо. Для них мы - рынок сбыта. Мы поедаем их продукцию. Так, конечно, им выгодно, чтобы у нас ничего не производилось. Мы и так сегодня зависим от импорта продуктов на 90%. А если пойдет что-то не так? Тогда 90% людей еды не хватит. И эти 90% съедят 10% тех, кому хватило. В натуральном смысле слова съедят. Раньше всегда было понятие «продовольственной безопасности страны». Сегодня у  нас его размыли всякими умными заморскими словами типа «рынок», «конкуренция», «целесообразности» и так далее. А на самом деле такие заявления - подрыв российской государственности.

Понятно. Отвлеклись от темы... Так все-таки станут биотехнологии лицом области?
- Должны стать. Может быть, нам когда-то повезет с губернатором, придет деловой человек,  сориентируется где достоинства области, а где недостатки.

Белых - отражение народа
Белых снимут?
- Об этом знает наверняка только один человек. И я не тот человек.

Если снимут, вы расстроитесь или обрадуетесь?
- Да мне-то что. Мы привыкли работать без особой дружбы с властью. Они занимаются политикой и ленточками, реальный сектор живет сам по себе. И пока народу интересны эти ленточки, так и будет. Представьте себе, что мэр Лондона поехал резать красную ленточку... народ такого поступка не вынесет. Но все закономерно. Есть страны-колонизаторы, есть колонизируемые. Англичане всю жизнь занимались колонизацией, нас всю жизнь колонизировали. То же самое с регионами: есть регионы-доноры, есть акцепторы. И пока вятский народ позволяет себя колонизировать, нас будут трахать до бесконечности. Будут такие вот губернаторы, будут непонятно откуда появившиеся Тимченки... В принципе, рейтинг Белых достаточно высок. Он делает то, что хочет от него народ. И его  работа с ленточками приносит плоды: население довольно. Губернатор, как и премьер, президент - лицо народа. И проблема не в губернаторе, а в нас.

Народ у нас в одном постоянен: в жалобах на «запах от «Биохимзавода». Вы вот радеете за создание из области био-региона. А экология как же? Биотехнологические производства достаточно грязные.
- Во-первых, нужно соизмерять ущерб от выбросов (а пахнуть, согласитесь, стало меньше) с ущербом от отходов древесины, которые мы благополучно утилизируем. К тому же сегодня есть механизмы, которые позволяют уменьшить негативное влияние на экологию. Да и не настолько велико это влияние, как важны денежные потоки, которые приносят предприятия. А то что народ нетерпим к каким-либо действиям по загрязнению окружающей среды - это нормально. Это заставит собственника заниматься экологией. Так и надо делать. Мы, кстати, в прошлом году полностью решили проблему шламоотвала. Теперь там пруд, гореть больше ничего не будет.

Только коммунальщики утверждают, что вы предпочитали не платить за воду, когда тушили возгорания...
- Мы за все платили. Мы с ККС изредка воюем. Пока некогда просто, заняты на Восточном. Вот разберемся там, и возьмемся за ККС.

Главный аргумент - доллар
- Давайте я вам покажу «Зеленую турбину», - предлагает Пантелеев и мы отправляемся на территорию завода. Пока идем, интересуюсь у Пантелеева делами многолетней давности:

Недавно ваша фамилия всплыла в разговоре с Николаем Ганжелой. Он утверждает, что в двухтысячных вы пытались захватить Слободской спиртоводочный завод. Пришли, объявили себя директором, хотя оснований на то не было. Потом он это, якобы, доказал в суде.
- Как все было: я получил от «Росспиртпрома» доверенность на управление заводом, выбрал себя директором, объявил об этом коллективу. После этого Шаклеин раз тридцать звонил куда следует и говорил, что надо убрать Пантелеева срочно. В итоге мне сказали в «Росспиртпроме»: «Извини, договорись с губернатором». А как я это сделаю, когда у него свой бизнес - уржумский завод, и мы, по сути, конкуренты. В общем, они забрали доверенность и я спокойно ушел из директоров. И не было никаких судов. Врет Ганжела. Если бы я попытался захватить госпредприятие, меня бы посадили. Я вообще Ганжелу видел раза три. А он всем рассказывает, как со мной бился. Как Моська лает на слона.

Он еще утверждает, что будущее у производителей спирта туманное. В стране - перепроизводство, заводы закрываются. Так ли это?
- И это не правда. Спирт - это выгодный продукт. Мы не жалуемся... А вот и турбина.

Шум работающих механизмов практически заглушают слова Пантелеева. Впрочем, кое-что понять удается: мощность турбины - 5 мегават, хватит на весь завод.

- Мы сжигаем лигнин, получаем пар, запускаем его в турбину и делаем электричество, - поясняет Пантелеев. - Стоит это удовольствие миллионов 100. Дорого. Но оправдано. Коммунисты считали сроком окупаемости турбины 20 лет, при сегодняшних ценах наш расчетный срок - 6 месяцев. Представляете, во сколько раз завышен тариф? Это не на 40%, а в 40 раз.

Вы же и на «Востоке» планировали переходить на свою энергию?
- Мы ставим несколько газовых турбоагрегатов. Вообще энергия внешних сетей - это очень дорого. Невозможно конкурировать с западными заводами при такой стоимости электроэнергии. Рынок понимает только один аргумент - доллар. Ему не объяснишь, что в Европе тепло, а у нас холодно, и затраты на энергию совсем другие.

Напоследок вот еще что поясните: в отчете о визите губернатора на «Восток» читала, что Белых якобы сказал, что «относиться к Пантелееву можно по-разному». Что он вкладывал в эту фразу, как думаете?
- Может быть, что я не удобен. Говорю, что думаю. Это же всегда сложно, это вызывает большое раздражение у народа и власти. Но я тоже особой любви к губернатору не питаю. Есть губернатор - надо с ним работать, нравится мне это или нет. За мной - люди. Придут коммунисты - буду работать с коммунистами, придут демократы - и с демократами найду общий язык. Что-нибудь придумаю.

Беседовала
Мария Петухова
petuhova.mv@gmail.com


Досье:
Пантелеев Дмитрий Николаевич, директор «Кировского Биохимзавода», гендиректор завода «Восток».
Дата рождения: 21 июля 1964 года.
Образование: высшее, Кировский политехнический институт (1987), Академия народного хозяйства при правительстве России, Межотраслевой институт повышения квалификации и подготовки руководящих кадров. Кандидат экономических наук, «Почетный химик России», Почетный академик Европейской академии экономики и бизнеса.
Карьера: после окончания Кировского политехнического института в 1987 году был направлен на работу на шахту в Коми АССР. Призван на службу в Советскую Армию в 1987 году. С 1989 года работал инженером-механиком, в 1992 году назначен начальником отдела УМТС АООТ «Интауголь».С 1999 года работал Генеральным директором АОЗТ «Уголь Коми», занимался поставкой угля для ряда регионов России. С 2001 года работает заместителем генерального директора ОАО «Кировэнерго» занимается поставками топлива, курирует транспорт и связь. С 2004 года - директор «Кировского биохимзавода».
Увлечения: охота, рыбалка.
Любимая литература: Теодор Драйзер «Финансист».
Семейное положение: воспитывает сына.

VK FB TW
оставить комментарий
Спасибо за комментарий! Он будет опубликован в ближайшее время
Текст сообщения
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
 

Также читайте