Кировчанка рассказала об истории "воскрешения" своего прадеда, которого считали погибшим на войне

09.05.2020 12:30:00 406 0

Он вернулся домой спустя несколько лет после похоронки.

Марина Чувашева - социальный работник Кировского городского комплексного центра социального обслуживания населения. В преддверии Дня Победы она поделилась историей своей семьи, которую не обошли стороной тяжелые испытания военного времени.

В своем личном семейном архиве Чувашева бережно хранит письмо. Его написала бабушка Марины – Алевтина Максимовна Дюпина, которой на тот момент было 7 лет, своему отцу Максиму Андреевичу Коротаеву на фронт.

«Здравствуй, дорогой отец. Страшно представить, как тебе там тяжело. Но будь стойким, бей фашистов, гони их с нашей священной земли!!! Мы живы, трудимся. Помогаем матери всем, чем только можем. Витька научился забивать скот, который гонят для вас - для фронта. Он - надежная опора матери. Наступила весна, посадили картошку, всего было 2 ведра и то гнилая, дай бог хоть что-то вырастет. Но ты знай - мы выдержим!!! Мы обязательно выдержим, все тяготы отступят, мы победим!! С уважением и почетом, твои родные». 

Но отправить это письмо семья не успела – на следующий день им пришла похоронка о том, что Максим Коротаев погиб под Вязьмой. 

– Но на этом история не закончилась. На самом деле мой прадед Максим не погиб, он стал участником одной из самых страшных катастроф советских войск в ходе войны – разгром Брянского фронта и образование Вяземского «котла» в ходе немецкой операции «Тайфун». Красная Армия тогда понесла огромные потери, по ряду данных – только пленными было взято более 600 тысяч человек, – рассказывает правнучка Максима Андреевича Марина Чувашева. – 16 июня 1942 года прадед был взят в плен, а 21 февраля 1943 года доставлен в один из немецких лагерей в Польше.

Смириться с пленом солдат не смог, и с тремя товарищами, рискуя жизнью, совершил побег. Добирались до советских войск лесами, полями и болотами. Один раз солдатам даже пришлось прятаться от немцев в выгребных ямах. Вернулся домой Максим Коротаев осенью 1945 года.

– Из воспоминаний моей бабушки: «Папа подошел к калитке, мама его не узнала. С измученным лицом и тусклыми печальными глазами мужчина в шинели стоял, смотрел на нее пристально и молчал. Спустя несколько минут он промолвил: «Здравствуй, Анисья. Вот и я». У прабабушки отнялись ноги – страх, неверие, отрицание, радость, слезы, – рассказала Марина.

Указом Президиума Верховного Совета СССР «О награждениях орденами и медалями бывших военнопленных, имеющих ранения или совершивших побег из плена» Максим Андреевич Коротаев был реабилитирован и удостоен медали «За боевые заслуги». Как вспоминает Марина, на протяжении всей мирной жизни после войны прадед Максим практически ничего не рассказывал своим родственникам о тех тяжелых временах, о жизни в лагере, о том, что было во время и после побега. Эта тема была под строгим запретом. Лишь иногда он смахивал скупую мужскую слезу и говорил, что если бы снова повторилась эта страшная трагедия, он, не задумываясь, в тот же день попрощался бы с семьей и снова отправился на защиту своей Родины.

"75 лет назад миллионы людей сквозь пот и слёзы пришли к Победе. Мы помним свою историю, гордимся ею и бережно храним! Этот день наши деды и прадеды, бабушки и прабабушки приближали, как могли. В битвах, сражениях и тяжелейших испытаниях, проявляя смелость и отвагу, честь и достоинство, они совершали подвиг во имя светлого будущего", – говорит министр социального развития Кировской области Ольга Шулятьева.

VK FB TW
оставить комментарий
Спасибо за комментарий! Он будет опубликован в ближайшее время
Текст сообщения
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
 

Также читайте