Не ради пиара

30.05.2011 06:59 981 0
Интервью с Олегом Кочкиным, президентом компании «Вятка девелопмент».

«Не люблю пиар: он продаж не поднимает, а людей с раздутым Эго я видел в жизни предостаточно. И мне совершенно не хочется быть таким», - сразу при встрече говорит Олег Кочкин, директор компании «Вятка девелопмент». Но такой прием не отталкивает потому, что Олег Николаевич добродушен, вежлив и говорит сугубо по делу. Более того, пока он рассказывает о том, почему человеку лучше «жить на земле», кому и сколько должен бизнес, и почему нет смысла митинговать, глядя на него невольно возникают ассоциации с русским купцом XVIII-XIX веков, чье «купеческое слово назад не берется». К тому же и встреча с Олегом Кочкиным произошла в весьма символичный день.

Просто работать

Олег Николаевич, раз так сложилось, что мы с вами встречаемся в День российского предпринимательства, то разрешите поздравить с «профессиональным» праздником и поинтересоваться, как сегодня ощущает себя «главная опора экономики в России»?
- Благодарю за поздравления: не многие об этом празднике знают. Но хочу сказать, что предпринимателем сегодня быть как раз-таки легко. Если сравнивать с 90-ми, когда был и бандитский беспредел в полном смысле этого слова, и законодательная неорганизованность со стороны государства, то сравнение не в пользу того времени. Судите сами: кризис прошел, экономика на определенном подъеме, поэтому предпринимателем быть легко, причем настолько легко, как никогда в этой стране еще не было.

Уверена, что больше половины современных бизнесменов бы сейчас с вами не согласились.
- Может быть. А мне – легко.

Поразительно, как у одного и того же класса людей разнится мироощущение, не находите?
- Кому-то не хватает миллиона на новую яхту, а кому-то рубля на бутылку водки. Всегда можно найти в чем-то недостатки, всегда чего-то не хватает, всегда можно найти повод помитинговать. А смысл? Предпринимательство – это деятельность, направленная на решение задач, в первую очередь, поиску новых путей и возможностей. Если снова поставить аналогию с 90-ми, тогда люди платили в виде налогов до 90% прибыли. Сейчас, я как предприниматель, плачу 6%  плюс зарплата, меня это вполне устраивает.

Диалог с властью тоже неинтересен? Как раз сегодня (Ред. - Интервью проходило в четверг, 27 мая) закончился форум «Предпринимательство на Вятке», который, насколько я знаю, вы тоже не посещали.
- Разумеется, как и всякий здравомыслящий человек, я «за» подобный диалог. Он необходим, так как всегда есть ряд вопросов, которые невозможно решить без участия органов власти. От этого никуда не денешься. Но мне кажется, что сейчас власть не успевает за бизнесом. Бизнес модернизируется, перестраивается, работает постоянно по-новому, а власть в этом отношении «подтормаживает». Что же касается форума, то, повторюсь, лишний пиар – это не для меня. Я его на самом деле поддерживаю, но у меня есть более интересные и насущные дела.

Хорошо, предлагаю поговорить о вашем непосредственном бизнесе - о земельных участках. Не так давно Минрегион заявил о том, что, несмотря на различные законодательные инициативы, ситуация с землей не сдвигается в положительную сторону. Земельные участки по прежнему недоступны, сложны в приобретении и «непрозрачны» в их оформлении. Что вы думаете по этому поводу?
- Согласен отчасти. У бизнеса все упрощено и прозрачно до максимума, а все, что связано с государственной землей, все, что касается приобретением у государства или у муниципальных органов власти, это гораздо сложнее. И вот здесь я с Минрегионом согласен. Выиграть «простому смертному» на «земельных торгах», я считаю, нереально.

А вот ваши оппоненты говорят о том, что землю проще арендовать. А потом уже по-тихоньку выкупить, благо в недрах Госдумы дорабатывается законопроект о принудительном выкупе земли юридическими лицами. Как вы относитесь к подобной форме приобретения собственности?
- Скорее всего они имеют виде не «проще», а «дешевле». В действительности, это гораздо сложнее, чем они себе представляют, а главное – итоговая сумма выходит дороже. Ко мне обращались люди с просьбой помочь приобрести землю, и я помогал им оформить землю в аренду у муниципалитета. На это уходила полтора года – минимум.  Вы считаете, что это «проще»?

Скорее нет, чем да. Вообще, в чем сейчас, на ваш взгляд, сложность земельного бизнеса? Насколько его развитию мешают «пробелы» законодательства, проблемы единого кадастрового реестра?
- Дело в том, что последние пять лет идут постоянные и непрерывные изменения земельного законодательства, особенно в части кадастрового учета и его технической части. Соответственно, постоянно приходится что-то менять в своей деятельности, дабы это все учитывать. Да, документооборот усложняется. Если, например, раньше можно было  любой участок размежевать и продавать, то сейчас кадастровая палата требует, чтобы у тебя был генплан развития территории, чтобы на участке были предусмотрены дороги, места под социальную инфраструктуру. И несмотря на то, что с одной стороны я должен бесплатно предоставить эту землю под социальную инфраструктуру, а с другой – это правильно. Мы живем, все-таки не в XIX веке, а достаточно в цивилизованное время и цивилизованной стране, и для нас все это решаемо: не могу сказать, что все эти проблемы создают какие-то непреодолимые преграды.

А вообще сам земельный бизнес в России прозрачен?
- То, что касается земельных операций с государством или муниципалитетами – нет.  Можно найти кусок очень хорошей земли, задешево взять его в аренду, задешево его выкупить. И потом задорого продать. И те люди, которые, скажем так, приближены к муниципалитетам, или которые умеют общаться, знают «входы-выходы», или вообще всю процедуру в принципе, они этим, естественно, пользуются. Я, как специалист, могу понять подоплеку, откуда и что взялось, а простому человеку не разобраться. То, что связано со стороны бизнеса, повторюсь, там все прозрачно. Сейчас времена «кидал» прошли. Если я покупаю или продаю землю у другого бизнесмена, то здесь все понятно и прозрачно.

В самый разгар кризиса вы писали о том, что самое выгодное вложение - это не валюта или золото, а покупка земельных участков. Мне кажется, это весьма «хлопотное» вложение, которое может позволить лишь специалист земельного рынка?
- Я бы не сказал. Сейчас в земельном бизнесе сложилась такая ситуация, которая в определенном контексте напоминает начало 90-х и приватизацию. Идет активное перераспределение земель. Есть масса интересных и новых возможностей. Земля – это такой товар, который постоянно и однозначно дорожает, - это свойство всей недвижимости. Хотя квартиры в кризис периодически в цене падали, мы цену на землю не снижали никогда. Да, тогда скорость продаж замедлилась, но в цене она не упала. А в целом вся земля стабильно дорожает. Это связано с тем, что земля - изначально ограниченный ресурс. Возьмем для примера наш коттеджный поселок в Головизнинцах: если там изначально земля продавалась по 8 тыс. рублей за сотку, то на сегодняшний день она уходит по цене 15-16 тысяч. Цена удвоилась всего за 3 года. Вложения в землю действительно выгодно, другой вопрос – надо ли это конкретному человеку. Я не считаю, что земля - это лучший актив с целью заработка. Почему? Потому что когда человек покупает землю, то ему нужно участвовать в делах коттеджного поселка, скидываться на совместное содержание дорог и т.д. Задача человека, купившего участок в инвестиционных целях, – через 2 года дороже его продать. Следовательно, начинаются конфликты с соседями. Если говорить просто о земле, не в населенном пункте, то вот здесь уже надо действительно быть большим специалистом: есть масса земельных участков, сомнительных в плане инвестиционной привлекательности. На рынке сейчас масса земель сельхозназначения, которые никуда, кроме как прямого назначения, не применить.

Почему же? Перевод земли ограничен?
- Нет, просто эта земля стоит очень дешево, а вот то, что ее удастся перевести под производство или строительство – это большой вопрос. Чтобы это «провернуть», к участку должны быть проложены дороги, проведено электричество и коммуникации. На земельном участке этого всего может не быть. Плюс, если земельный участок намечается под строительство, то он должен быть включен в черту какого-либо населенного пункта.  Если же он далек от поселений, его никогда не включат ни в один реестр и план.  Много людей на этом «попадает».

Кстати, об ограниченности. Вы говорили о том, что рост стоимости земельных участков (более, чем в 10 раз за 10 лет) обусловлен тем, что земля - это ограниченный ресурс. Когда едешь по нашему региону, то количество заброшенных, пустующих и иногда «непонятно чьих» земель наталкивает на совершенно противоположные мысли...
- Смотря где вы ездите и что видите. Если, проезжая на поезде, видите бескрайние поля, то эта земля предназначена для сельхозпроизводства, которую простой смертный покупать не будет. А земля вокруг городов и поселков - это действительно ограниченный ресурс. Потому что за 50 км от Кирова мало кто захочет поехать. Причем, чем сильнее развит город, тем дороже земля вокруг него. Покупка земли выгодна около города или в коттеджных поселках. Я думаю, это будет выгодно еще лет пять.

А потом?
- А потом – поживем-увидим.

Озолотиться не получится

Как бы то ни было, с 1 июля 2011 года «озолотиться» на земле не получится: неиспользуемые свыше трех лет земельные участки будут принудительно отбирать...
- Я не уверен, что в рамках страны это нужная вещь, особенно для Кировской области. У нас около 50% земель сельхозназначения в принципе не используется, и, по большому счету, никому они не принадлежат. Это либо земли запаса, либо земли госфонда, либо паевые земли, которыми никто никогда не распоряжался и не собирается... Хорошо, давайте представим, что человек три года не пользовался своим участком. Его изымают. И что дальше? У нас и так половина государственных земель не используется. Из-за чего скандал-то устраивать? Это, может, будет актуально для очень малого процента случаев. Например, для юга России или для земель, расположенных в зоне олимпийской стройки, под Москвой, может быть, в черноземной зоне, где сельхозпроизводство действительно выгодно.

Может, нам нужен другой законопроект - по стимулированию приобретения земли в частную собственность.
- Землю не покупать надо, а рационально использовать. В этом проблема. Неиспользованной земли больше, чем использованной. Если взять по границе Кировскую область, то все, что севернее города  Кирова, уже мало используется и практически заросло лесом. У меня самого есть сельхозземля в Юрьянском районе, я заканчиваю сс ее оформлением. Там уже начал расти лес и я не знаю, что делать. В перспективе рубить лес, а потом его продавать? И такая ситуация носит массовый характер в Кировской области.  Куда ее изымать? С другой стороны, пока у меня есть участок, у областных и муниципальных властей есть надежда, что я что-то с этим участком буду делать.

Олег Николаевич, год назад вы открыли собственное производство оцилиндрованного бревна и  сбор домов из него. Это вас мода на коттеджные поселки увлекла?
- Нет, у этого решения несколько причин. В первую очередь, диверсифицировать бизнес, чтобы доходы были из разных источников. Во-вторых, хочется делать что-то еще и созидательное, а не просто земельные участки продавать: то есть, например, мы не просто землю под коттеджный поселок продали, а еще и застроили его своими домами. Для меня это важно, это своего рода «мой след в истории». А выбор именно деревянных домов обусловлен простым фактором: мы живем в Кировской области, у нас много леса,  поэтому было бы странно делать индивидуальные дома из кирпича или газосиликата. Это очень естественный материал, из которого люди тысячелетиями делали свои дома.  К тому же, думаю, нет смысла говорить об экологической пользе: в деревянном доме жить в разы полезнее и приятнее.

Однако, несмотря на то, что строительство собственного дома удовольствие не из дешевых, спрос на частные дома есть, причем даже кризис на него повлиял незначительно. Чем это вызвано? Начался обратный отток из города в сельскую местность?
- Да, и это все легко объяснимо. Иметь собственный дом - это естественная потребность человека. В Европе подобные тенденции давно уже набрали силу. В свое время в СССР шла индустриализация, и задача властей была в том, чтобы согнать людей ближе к производству, сэкономив на социальных расходах и транспортном обслуживании. Вокруг заводов строили города, и главная задача была в том, чтобы стране было выгодно производить тот или иной продукт. Это был античеловеческий подход. Сейчас начался обратный процесс. Я шесть раз был в Германии, и там понятия «деревня» вообще не существует. Существуют «маленькие города». То есть небольшие поселения, где присутствует городской образ жизни, даже если этот «город» состоит из одного дома. Там есть горячая вода, канализация, асфальт - все блага. У нас деревня от города очень сильно отличается, более того, у нашей деревни нет перспектив на выживание. Скорее города будут расселяться обратно, чем русская деревня в ее классическом понимании сделает какой-то рывок и начнет преображаться.

Думаете?
- Да, слишком далеко мы зашли в разорении деревни. Слишком сильно принизили ее роль по сравнению с городом. Молодежи, которая могла совершить этот самый рывок, в деревне уже нет... Я считаю, что каждый человек должен жить на земле. Причем, на большом участке земли по аналогии с широкой русской душой. Тем более, в Кировской области люди себе это могут позволить. Мы вообще на территории региона могли бы всю Москву расселить, причем дать каждому по гектару.

Я - это любой бизнесмен

Насколько я знаю, вам не чужды какие-то социальные инициативы (Ред. - К примеру, «Вятка-девелопмент» строила из «оцилиндровки» детский городок на Театральной площади в Новый год). Как вы думаете, должен ли бизнес «впрягаться» в какие-либо социальные проекты?
- Здесь идет речь даже не о бизнесе, а о принципе, согласно которому каждый человек должен в этой жизни больше отдавать, чем брать. У многих знакомых мне людей существует позиция: «Да ну его, этот город Киров! Ну эту Россию! Здесь никогда нормальной жизни не будет. Все плохо». Купили себе недвижимость за границей. Пока здесь работают, а как все начнет «загибаться», тут же благополучно уедут. То есть «здесь все плохо», а «там все хорошо». Но ведь там это «хорошо» тоже кто-то сделал. А что для Кирова вы сделали, чтобы здесь была достойная жизнь, чтобы здесь было приятно жить вам и вашим детям? Люди об этом не думают. С таким подходом мы Европой никогда не станем. Я вкладываюсь в те социальные инициативы, которые мне кажутся интересными, которые могут кому-то помочь или подарить радость. Я не хочу огораживаться, создавать себе персональный уголок рая. Мне интересно, в каком городе я живу, в каком окружении. Очень не хватает настроя на отдачу от современных людей. У нас во многом присутствует античеловечный подход. Бизнес - не исключение. Но мало кто понимает, что бизнес - это не только и не столько извлечение прибыли, сколько развитие всех его участников. Цель предпринимательства - развитие человека. Будь то директор, собственник, каждый рабочий, его поставщики, покупатели. Такой подход выгоден: отдача от деятельности людей в разы увеличивается.

Это ваш личный подход. А что касается в общем и целом: бизнес обществу должен или нет?
- Я считаю, что бизнес и так делает для общества многое, что самим обществом не оценено. У нас распространен такой подход среди людей: бизнесмены - это наглецы, хамы, за счет этого работают, либо воруют, либо с властью как-то повязаны. Я убежден, что люди получают стабильную заработную плату благодаря бизнесу. Ведь мне стабильно ежемесячно никто не платит, а мой персонал получает свою зарплату исправно. Как выкручусь, так и получу. И я - это любой бизнесмен. Всякое отсутствие гарантии ощущаю на себе. Все, что у нас сейчас происходит , происходит благодаря бизнесу. Но многие вещи не оценены обществом. И главная задача - изменить такое отношение. Да, бизнес мог бы делать и больше. Но и простые люди могли бы делать для общества больше.

Олег Николаевич, кроме всего прочего у вас есть епроект «для души» - строительство взлетно-посадочной полосы для собственного пользования. На каком этапе сейчас реализация проекта?
- Мы начали строительство весной прошлого года. Это наш новый бизнес-проект.

А «мы» — это кто?
- «Мы» - это те люди, которые заинтересованы, с которыми я реализую проекты, без которых ничего бы не получилось. Согласитесь, я один не могу производить все необходимые работы. Поэтому я всегда говорю «мы». А по части финансов это мой проект, и он практически уже завершен. Мы получили почти все разрешающие документы и готовы заниматься малой авиацией.

Вы говорили о надежде, что в процессе реализации к вам присоединяться единомышленники. Они нашлись?
- Да. Со многими представителями бизнеса были разговоры (а позволить себе этим заниматься могут по больше части представители бизнеса, так как малая авиация - дело затратное), есть масса желающих, с некоторыми мы уже достигли конкретных договоренностей.

Досье:

Кочкин Олег Николаевич, президент компании «Вятка-девелопмент»
Место и дата рождения: г. Киров, 31 октября 1976 года.
Семейное положение: женат.
Образование: ВятГТУ (1998), Московская академия государственного и муниципального управления (2007 )
Хобби: музыка (играю на гитаре), малая авиация.
Кино: комедии Л. Гайдая.
Музыка: разнообразная.
Блюдо: пельмени с рыбой.
Девиз: «Не спеши. Не откладывай».

Беседовала
Светлана Муравьёва
murraviova@yandex.ru

VK FB TW
оставить комментарий
Спасибо за комментарий! Он будет опубликован в ближайшее время
Текст сообщения
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
 
Array
(
    [FOLDER] => /news/
    [URL_TEMPLATES] => Array
        (
            [news] => 
            [detail] => #SECTION_CODE#/#ELEMENT_CODE#/
            [section] => #SECTION_CODE#/
        )

    [VARIABLES] => Array
        (
            [SECTION_CODE] => materialy-gazety
            [ELEMENT_CODE] => ne_radi_piara
        )

    [ALIASES] => Array
        (
        )

)

Также читайте