Схема метаморфоз

Схема метаморфоз

20.09.2020 416 0
Министр охраны окружающей среды Кировской области Алла Албегова подписала приказ о проведении общественного обсуждения на предмет внесения изменений в территориальную схему обращения с отходами.
Дембельский аккорд

Процедура это длительная и непростая: предыдущая корректировка региональной терсхемы, если кто забыл, затянулась на девять месяцев: с октября 2019 года по июль 2020-го. И не потому, что кто-то её волокитил или там саботировал, а потому что по-другому просто нельзя. Есть «Правила разработки, общественного обсуждения, утверждения и корректировки территориальных схем в области обращения с отходами производства и потребления», которые утверждены в сентябре 2018 года постановлением Правительства России №1130 и чётко регламентируют каждый шаг уполномоченного органа исполнительной власти субъекта Федерации (читай – нашего любимого министерства охраны окружающей среды).

И любое отступление от этих правил чревато нежелательными последствиями: от признания итогового документа недействительным до привлечения виновных лиц к административной, а то и уголовной ответственности.
В двухдневный срок после начала слушаний уведомление об их проведении должно быть направлено во все заинтересованные федеральные органы исполнительной власти (Министерство промышленности и торговли РФ, Министерство строительства и жилищно-коммунального хозяйства РФ, Федеральную службу по надзору в сфере природопользования, Федеральную антимонопольную службу) и во все профильные региональные министерства и управления, не говоря уже о том, что право внести своё замечание или предложение по вынесенному на обсуждение проекту имеет в принципе любая организация и любой гражданин.

Затем министерство охраны окружающей среды должно подготовить и опубликовать заключение об учёте поступивших в ходе общественного обсуждения замечаний и предложений и/или о причинах их отклонения, после чего в течение 30 дней доработать проект с учётом этих замечаний и запустить процесс общественного обсуждения по второму кругу. И только потом – при условии отсутствия замечаний по существу – в течение десяти дней скорректированную терсхему можно будет окончательно утвердить.

С учётом того, что министр охраны окружающей среды Алла Албегова уже в октябре может выйти на пенсию, итоговый документ будет утверждать уже не она, а потому многие уже окрестили стартовавшее обсуждение «лебединой песней» Аллы Викторовны, а кое-кто – её «дембельским аккордом».

Сомнений в том, что действующая схема требует определённой корректировки, нет по большому счёту ни у кого. Спорить с тем, что «данные по определению оптимальных логистических маршрутов транспортирования отходов от источников образования до объектов размещения отходов, а также о планируемом строительстве новых объектов по обработке, утилизации, размещению отходов» нуждаются в регулярной актуализации, тем более бессмысленно – потому что они в ней действительно нуждаются.

Есть только один вопрос, ответ на который очень хотелось бы получить до того, как вся эта процедура закрутится: а в какую именно из действующих схем Алла Викторовна предлагает внести изменения? И вопрос этот вовсе не дурацкий, как может показаться на первый взгляд, а очень даже по существу.



Пятый пункт

Дело в том, что в распоряжении автора этих строк имеются аж целых три различных варианта действующей территориальной схемы. Одна из них была утверждена по итогам общественных обсуждений, то есть с соблюдением всех требований, которые прописаны в правительственных Правилах. И к ней, разумеется, никаких претензий нет.

А вот две другие содержат в себе маленькие, но чертовски значимые отличия. В первой у полигона в Осинцах вдруг появляются три резервных объекта размещения отходов, которых в оригинале не было и в помине: графа была пустой. А во второй, что ещё интересней, в разделе «возможные сценарии изменения схемы потоков ТКО» в перечне обстоятельств непреодолимой силы, которые дают министерству право перенаправить потоки на резервные полигоны, неожиданно объявляется аж целый дополнительный пятый пункт: «вступление в законную силу решения суда о признании недействующим разрешения на ввод объекта размещения отходов в эксплуатацию либо иного решения, исключающего возможность эксплуатации объекта размещения отходов». Который, как вы уже, наверное, поняли, в первой законной схеме также начисто отсутствовал.

Одна из этих «альтернативных» схем сегодня украшает официальный сайт министерства экологии, другая –
официальный сайт регионального оператора. Меж тем как та, которую девять месяцев обсуждали кировчане, из свободного доступа чудесным образом исчезла.

О чём всё это говорит? О том, что некие неустановленные лица повадились по мере необходимости вносить по тихой в территориальную схему всё, что посчитают нужным. Надо оправдать закрытие полигона в Осинцах? Впишем «пятый пункт» про разрешение на ввод в эксплуатацию. Надо куда-то девать городские отходы, которые раньше везли в Осинцы? Добавим в таблицу резервные полигоны, пусть везут туда.  

И всё бы ничего, да только вносить в утверждённую территориальную схему какие-либо поправки – пусть даже мелкие и незначительные – без обязательных общественных слушаний действующие Правила не позволяют. А игнорировать постановления федерального Правительства чиновникам нельзя, за это и схлопотать можно на раз. И, надеюсь, прокуратура, ознакомившись с метаморфозами нашей территориальной схемы, исключения для замешанных в этой истории сотрудников «серого дома» не сделает. Даже если кто-то из них уже успеет, спев свою лебединую песню, скрыться на пенсии.

На стадии поиска

Кто и зачем мог инициировать внесение оперативных изменений в утверждённый документ, догадаться несложно. Как сообщил в своё время портал newsler.ru cо ссылкой на протокол совещания при председателе правительства Александре Чурине, поручение скорректировать территориальную схему обращения с отходами «в части исключения из неё полигона в районе деревни Осинцы» было дано министерству охраны окружающей среды лично Александром Анатольевичем, причём со сроком исполнения «немедленно». И никаких возражений со стороны министерства, судя по протоколу, это поручение не вызвало. Взяли, что называется, под козырёк.

Неудивительно, что в проекте, вынесенном на общественное обсуждение, полигона в Осинцах уже нет. Вместо него весь мусор из Кирова (а это, напомним, порядка 135 тысяч тонн в год) предлагается везти на свалки у деревни Кокорины (Оричевский район), у деревни Удалые (Зуевский) и у деревни Лубягино (Кирово-Чепецкий) – при том что суммарный предельный объём мусора, которые эти свалки способны ежегодно принимать и обрабатывать, составляет всего 68,4 тысячи тонн, а везти на них будут, помимо кировских, ещё и местные зуевские и оричевские отходы. Так что вторая половина мусора из областного центра, вероятней всего, последует на резервные объекты, в качестве которых определены свалки у деревни Скоковы (Слободской район, установленная мощность – 16 тысяч тонн в год) и у деревни Антипичи (Орловский – 31,2 тысячи), хотя и они, как видно из цифр, полностью нужды города Кирова при всём желании не покроют.
Значительно – в сравнении с ныне действующей территориальной схемой – удлиняется в проекте и транспортное плечо для перевозчиков кировских коммунальных отходов: расстояние от Кирова до Скоковых – 44 километра, до Кокориных – 51, до Антипичей – 80, а до Удалых – 114, меж тем как Осинцы от областного центра располагались всего в тридцати. Чем это грозит кировчанам, Алла Албегова не скрывает: «Каждое увеличение транспортного плеча на 10 километров увеличивает расходы за вывоз на 100 миллионов рублей. Относительно текущих расходов на вывоз в тарифе регионального оператора – это 7%, увеличиваем расстояние на 60 километров – 42,5%, на 100 километров – 71%». И если кто-то думал, что недавним 8,5%-ным повышением тарифа на вывоз ТКО дело ограничится, то он крепко ошибался.

В перспективе решить проблему дефицита ёмкостей для размещения отходов, образующихся в Кирове и Кирово-Чепецке, а также в Слободском и Кирово-Чепецком районах, судя по тексту вынесенной на обсуждение территориальной схемы, предполагается путём распределения потоков мусора на два новых объекта: мусоросортировочную станцию в Шабалинском районе и Комплексный объект в Кирово-Чепецком. Однако перспектива эта крайне неблизкая: срок ввода в эксплуатацию шабалинской станции – 2024 год, а вопрос о Комплексном объекте и вовсе пока висит на стадии поиска земельного участка.

Ознакомиться с проектом скорректированной схемы кировчане могут на официальном сайте облминэкологии в разделе «Открытое министерство» («Проекты нормативных правовых актов»). Замечания и предложения по поводу предложенных правительством изменений будут приниматься до 1 октября 2020 года по e-mail: depgreen43@mail.ru.

Николай Голиков.
VK FB TW
оставить комментарий
Спасибо за комментарий! Он будет опубликован после модерации
Текст сообщения
Перетащите файлы
Ничего не найдено
 

Также читайте