Мир, дружба, бизнес

05.12.2011 00:04:00 3687 0

Почему кировская полиция боится уличных музыкантов и можно ли стать богатым, зарабатывая музыкой? Герои рубрики «Next» -  владелец магазина «Profisound» Константин Мальцев и менеджер Николай Донецкий.

Profisound - магазин музыкальных инструментов, который родился из трех гитар, двух колонок, двухкассетного магнитофона «Националь» и огромного желания «сделать это лучше, чем они». Если относиться к людям по-человечески, можно здорово преуспеть в бизнесе, - убеждены основатели магазина — Константин Мальцев и Николай Донецкий. А еще они твердо знают, что микрофон нельзя засовывать в банку с солеными огурцами, а на помощь государства лучше не надеяться.

Люди идут к людям
-Ты спроси у них, кто все это покупает... у нас же три музыканта в городе, и те деньгами не бросаются, - напутствует меня знакомый программист.
Он, конечно, от музыки далек, но вопрос задает животрепещущий. Маленький город, большая конкуренция. «В магазин музыкальных инструментов, наверное, в день по человеку заходит... И то удача», - думаю, приближаясь к Филармонии. «Profisound» притаился в стенах этого монументального сооружения.
В 9.55 перед закрытыми дверями стоят две девчушки. Пришли за билетами на концерт «Торба-на-Круче». Еще через 20 минут магазин атакуют культурные деятели из отдаленного района области. Сразу 4 человека. Потом придет пара пареньков. И все полтора часа нашей беседы Константин Мальцев (владелец магазина) и Николай Донецкий (менеджер, а по совместительству еще арт-директор джаз клуба «Старый город» и лидер группы «EL TANGO») по-очереди будут бегать к телефону, чтобы сказать в очередной раз: «Добрый день, Profisound... ».

Просто не город, а музыкальный рай какой-то... «Неужели столько желающих приобрести гитары и клавиши?»- думаю я. Стоп. Я и сама давно мечтаю о гитаре, а еще о барабанах. И клавиши бы в доме не помешали...
На профессиональных потребностях музыкантов и на юношеских романтических мечтах всех остальных людей зарабатывает  Profisound.

Константин Мальцев, в прошлом звукорежиссер, отважился на крутой поворот в жизни три года назад. Ему не нравилось, как работают музыкальные магазины в городе. Не тот товар, не то отношение к клиенту. А когда критикуешь, как говорится, — предлагай. Летом 2008-го года при всемерной поддержке Николая Донецкого он открыл свой магазин.

-Начинался наш бизнес очень скромно, - рассказывают Константин и Николай, перебивая друг друга. - 3 гитары, две колонки. Не было, кажется, даже усилителя.

Константин: Усилитель-то был, но не было проигрывателя. И шнуров, чтобы подключить гитары. И тюнера не было, чтобы эти гитары настроить.
Николай: Зато был двухкассетный магнитофон «Националь»! Костя притащил из гаража.  
Этот факт оба вспоминают с особым весельем.
- А постепенно магазин наполнялся. Без чьей-либо помощи, без всяких кредитов. Потихоньку..., - говорит Константин.
- А что дальше? Да вроде все и рассказали. - Донецкий на секунду задумывается.
- А если вы все начинали вместе, почему вас в долю не взяли? - прерываю я ход его мысли.
- Так у него не было ничего, - улыбается мне в ответ Константин. - Он квартиру купил. В кредит.
- Вообще знаете, многие музыканты мечтают работать в музыкальном магазине, - выдает мне правду-матку Донецкий. Я-то думала, музыканты мечтают собирать стадионы и войти в историю. - Это дико интересная работа, она заставляет намного лучше разбираться в инструментах, в оборудовании. Да абсолютно во всем, что касается этой индустрии. Я помню мой первый день работы в магазине. Я зашел, сказал «здрасьте», а челюсть так и отпала... Я ничего не понимал в этом вообще!!! Не знал как подключаются колонки, как включаются клавиши. Первый день я не продавал, только коробку скотчем запечатывал, и то весь испереживался. А вот на следующий день мне пришлось показывать человеку клавиши. Ну ничего, глаза боятся, руки делают.

Главный секрет «по-Донецкому» - быстро соображать и уметь бесконечно говорить. Можно действовать по канонам менеджмента, но ничто так не увеличивает продажи, как хорошее расположение клиента к менеджеру, убежден Николай.
Люди идут не за товаром. Люди идут за советом. "К людям", - эту фразу он повторит сегодня еще не раз.
Человечное отношение к людям здесь возведено в какой-то культ.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 



Не суйте микрофон в банку с огурцами
В 10.20 в магазине появляется компания из двух женщин и двух мужчин. Приехали из района. Молодежь требует дискотек. Зал есть, а оборудования нет.
-Надо, чтобы за этим пультом человек сидел? - спрашивает дама. По всей видимости, она в этой компании главная. - Походу, у нас и диджея-то нет...

-Вам весь комплект оборудования нужен? А какой бюджет? - интересуется Константин.
-Ну, чтобы недорого.  Это одна колонка стоит 13 тысяч? Нет, на такую сумму мы не рассчитывали.
Потом выясняется, что еще нужен микрофон, потому что «мы поем, у нас коллектив». И чтобы не дорогой, но хороший, а то «втюхаете нам чего-нибудь, а потом все сломается».

- Мы ничего никому не втюхиваем, - доброжелательно говорит Николай. - И в микрофоне нечему ломаться. Если вы не будете его ронять и засовывать в банку соленых огурцов, то он будет работать годами.
- На сто квадратных метров вам надо два сабвуфера, 2 сателлита - объясняет дальше Константин.
- Чего? Вы б нам по-русски...
Еще немного поохав над ценами, дамы что-то считают на калькуляторе и вся компания удаляется.
- Вот так люди приезжают, уверенные, что их все обманут, деньги отберут, всякой ерунды насуют, а как только они окажутся дома, все тут же сломается. Объясняем. Терпеливо. - говорит Мальцев. - Откуда им знать, что нужно для оборудования зала и сколько все это стоит?

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 



Клиенты - повсюду
- Ну хорошо, допустим, гостям из района нужно организовать молодежный досуг. Они едут к вам. Кто еще приходит? Все же любой инструмент — дорогое удовольствие. А Киров — бедный город.  
- Школьники, студенты, родители, бабушки-дедушки... - перечисляет Донецкий. - Учителя, врачи, работники банковской сферы, менеджеры. Абсолютно все. А недавно вообще приходил инвалид. В Афгане воевал. У него травма позвоночника. Ранение. Он весь дергается, плохо владеет своим телом. И с ним как с человеком-то уже никто не разговаривает... И в магазины не пускают, мало ли что уронит. А он абсолютно нормальный человек и мы с удовольствием  продали ему гитару. Грустно...

- Много рокеров покупает инструменты, заказывает гитары (под заказ мы тоже привозим) — подхватывает тему Мальцев.
Фразу «вчера продали шикарную гитару!» Николай и Константин произносят уже хором. Они вообще говорят о гитарах, как некоторые мужчины о хороших машинах — с трепетом и восхищением.
- Вы вот сказали, что инструменты дорогие, - вдруг обращается ко мне Донецкий. - А это все - самое-самое простое из того, на чем можно играть. Хотя, впрочем, у нас на любой достаток есть инструменты.

Я припоминаю, что в моем детстве вопрос «можно или нельзя играть на этом инструменте» не стоял вообще. Просто играли. Пусть это была даже самая древняя развалюха, лишь издалека напоминавшая гитару. «А в магазины музыкальных инструментов ходили, как в музей: посмотреть», - подсказывает мне фотограф Денис. Видимо, времена изменились.
Впрочем, спрашиваю совсем о другом:
- Читала, что вы российские гитары вообще не продаете? Принципиально?
- Нет, ради бога, мы готовы продавать российские гитары, если они будут хорошего качества, - говорит Николай. - Есть отличные гитары российского производства, шикарные инструменты, не хуже америкосовских (американских, то есть). Но в достаточно дорогом ценовом диапазоне.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Мир, дружа, жвачка
- А какой примерно процент профессионалов покупает инструменты? - интересуется фотограф Денис. Он сам до 18 лет играл в группе на бас-гитаре (правда, не признается, в какой). И ему — человеку, который в этой теме немного разбирается -  давно уже знаком мир интернет-покупок без посредников.
- А кого считать профессионалом? Профессиональный музыкант — музыкант, который получил профессиональное образование? - задает встречный вопрос Донецкий.
- Это уже образованный получается, а не профессиональный, - возражает Мальцев.
- Почему — нет? У него профессия — музыкант. - не сдается Донецкий. - Или профессионал — это человек, который зарабатывает музыкой деньги?
- Вы же тоже в какой-то мере зарабатываете деньги музыкой. Или музыкантами... не знаю, как точнее. Денег этот бизнес много приносит?
- Если серьезно, то имея розничный магазин, богатым стать тяжело, - ставит диагноз бизнесу Донецкий. - нужно всегда двигаться вперед, развивать бизнес в разных направлениях, несмотря на обилие конкуренции.
- Конкурентов много?
- Для такого города музыкальных магазинов очень даже не мало, - признает Константин.

- Так все же, о профессионалах. Много их среди ваших покупателей?
- Давайте все же оставим этот термин и поговорим просто про известных музыкантов, - предлагает Донецкий. - Среди них наших клиентов много. Разумеется, это практически все музыканты, которые играют в «джаз-клубе»: EL TANGO, THE SHAKERS, GREGOR'S BAND. Джаз-клуб почти весь нами укомплектован. А еще мы поставляли оборудование в ОДНТ, Вятскую филармонию, ДК «Заречный», СКЦ «Семья», ДК Металлургов и в другие клубы и дома культуры нашего города и области. Много работаем по госзаказу. Оборудовали «под ключ» целый ряд клубов, кафе, студий звукозаписи и репетиционных точек. Да и с рокерами активно дружим, продаем им Американские Фендеры, Гибсоны, Роланды и прочие «взрослые инструменты». В общем, известные музыканты у нас часто бывают. И мы в дружеских отношениях.
- Ну вот на днях Расторгуев гитарную педальку купил, не так давно Алексей Романов из «Воскресенья» заходил, купил губную гармошку - Константин показывает фотографию. - Так что тут уже и российские музыканты многие побывали.

- Про дружеские отношения. Всегда было интересно: тусовка музыкальная дружная в Кирове?
Николай: Я бы не сказал. Каждый талантливый человек сложен «по-своему», а когда их собирается много — сложности суммируются. В сфере легкой музыки, джазовой, у нас дружная тусовка. Если мы собираемся в джаз-клубе все вместе, то никто не сидит по разным столам. Но нас на самом деле не так много.

- Все же времена, когда музыканты с гитарами по 15 человек дружно возвращались с репетиций, видимо, прошли безвозвратно?
- Да, тогда было здорово. Целые фестивали проводили, - вспоминает Константин.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Веселье запрещено
- Многое зависит от позиции властей, - переносит нас Донецкий в день сегодняшний. - Энтузиастов в принципе много. Но далеко не каждый энтузиаст готов за какую-то свою идею преодолевать эти чудовищные препоны. Я вот хотел летом сделать серию концертов на улице. Ничего ни от кого не требовал. Нужно было только официальное разрешение. Ну и пару милиционеров, чтобы за порядком следили. Когда я столкнулся с этой системой, решил, что ну его на фиг. Проще не делать ничего. Нужно столько согласований получить, чтобы просто выйти на улицу и сыграть концерт... За «спасибо».

- А что, нельзя просто выйти и поиграть?
- Можно, но в определенный момент к вам могут подойти товарищи из каких-нибудь государственных структур и спросить — а с чего это вы тут играете, кто вам разрешил? А кто нам запретил? Где написано, что я не имею права взять гитару, контрабас и барабан, сесть на скамейку и петь песни? Но нам сказали: все, ребята, 9 вечера, давайте завязывайте, не надо нам проблем (кстати, такая картина не только в России).

Пара концертов у джаз-клуба все же состоялась. И город сразу стал каким-то другим. Радостным.
- На последнем выступлении к нам подошли и сказали, чтоб мы все это дело бросали, - рассказывает Донецкий. - Я долго разговаривал с нашей полицией по телефону на следующий день, пытался выяснить, как получить разрешение. Они говорят: «звоните такому-то человеку, вам все скажут». Звоню человеку, он говорит: «аааааа, хорошо-хорошо, звоните такому-то человеку ». «Такой-то человек» говорит: «да да да, отличная идея, вот вы позвоните Тому-то, он вам объяснит как написать письмо, чтобы передать его Тому-то и в конце концов все должен подписать Главный». И чего ради? Мы же деньги не зарабатываем. Это не пикет и не демонстрация. Просто выйдут музыканты и сыграют даже не рок, а песенки Элвиса Пресли или легонький джаз.

- А что с роком все еще хуже?
- Там вообще беда. Получить разрешение на проведение рок-фестиваля — это крайне сложная работа. Зато нам удалось (точнее не нам, а Олегу Ткачеву, мы лишь предложили площадку) провести фестиваль немецкого кино. Правда нас обозвали фашистами (хотя мы показывали антифашистские фильмы), какие-то придурки врубили матерные песни из машины в знак протеста. И чего только не было. Но в итоге все получилось хорошо.

- Что интереснее — играть или развивать магазин?
Николай: Мне вообще жить интересно. Конечно, чего ж веселого весь день сидеть за компьютером и счета-фактуры выписывать... А с другой стороны, поднимешь глаза от компа, а там гитары, аппаратура, световые приборы... Разве это может быть не интересным? Столько ручечек, каждая ведь что-то значит, каждую хочется повернуть, посмотреть...
Константин: А мне, например, даже доски на даче приколачивать интересно. Смотря ведь как относишься к делу. Мир — он необычайно интересен!
А компания из сельского ДК к вечеру все-таки вернулась за покупками. Видимо,  «человеколюбивый подход» работает.

Мария Петухова
petuhova.mv@gmail.com

VK FB TW
оставить комментарий
Спасибо за комментарий! Он будет опубликован после модерации
Текст сообщения
Перетащите файлы
Ничего не найдено
 

Также читайте