Пару лет назад молодые кировские ребята решили объявить войну ширпотребному миру и приучить Киров хотя бы к качественному итальянскому кофе.

Мы - натуралы

04.02.2013 00:04:00 2412 0

Почему хороший кофе можно сделать смыслом жизни, но нельзя превратить в быстрые деньги?

Колбаса, которая не колбаса; пиво, которое не пиво; кофе, который не кофе... Кругом ширпотреб. Пару лет назад молодые кировские ребята решили объявить войну этому ширпотребному миру и приучить Киров хотя бы к качественному итальянскому кофе. Сначала стали снабжать заморским продуктом кафе и рестораны, а потом и сами открыли арт-кафе «Hausbrandt»... в музее имени братьев Васнецовых. Удалось ли им изменить мир?

Время кофе

«Коля-Хорошо» - так записан в моем телефоне номер Николая Толмачева (Николай — барабанщик в группе «Хорошо»). Каждый будний день он приходит в музей Васнецовых. Не из любви к искусству. Его влечет страсть к хорошему кофе. Сейчас Николай по-хозяйски развалился на сером диване и на правах управляющего кафе знакомит меня с друзьями — владельцами этого заведения.

Рядом с Колей — Руслан Гараев. «Студент», - записываю в блокноте первое впечатление, но зачеркиваю, узнав, что Руслан уже отслужил, да и студент он исключительно бывший — учился на программиста. После армии продавал «все для салонов красоты».
Пара манипуляций у барной стойки с кружками и чайными пакетиками, и за нашим столиком с чаем в руках появляется создатель компании «Время кофе» и этого кафе —  Андрей, высокий, кудрявый и грустный молодой человек. Впрочем, можно представить его  каким угодно - он наотрез отказался фотографироваться.

Андрей должен был стать инженером, но не захотел «каждое утро с мрачным видом ходить на работу в душные цеха завода». Руслану наскучило «сидеть на одном месте и объяснять людям, что нужно быть красивыми»... Они выбрали кофе. Занялись поставками итальянского кофе, кофейного оборудования и чая в кафе, рестораны, офисы и салоны красоты города. Собственное кафе открыли скорее для «своих», и «чтобы было место для дегустаций». На этом этапе, вооружившись «питерским» опытом кофеварения и неуемной жаждой творчества, подключился Николай.






















В итоге - ноль

- Если вы помните, здесь изначально был буфет, - говорит Николай, окидывая взглядом увешанные картинками стены. - Хотя его сложно назвать буфетом («Скорее пельменная или рюмочная» - подсказывают ребята). Продавали алкоголь, чебуреки, пельмени. Но прежние арендаторы отсюда съехали.

- Не потянули? С народонаселением здесь, я вижу, не густо.
- В музей сейчас мало кто ходит. Все сидят в соцсетях. К тому же музей - режимный объект, работает с 11 до 17, и нам приходится укладываться в этот график. Так что постоянного потока людей пока нет. У нас есть 15 гостей, которые приходит сюда практически каждый день, чтобы выпить чашку своего любимого чая или кофе.

- Так что денег на этом не заработаешь, - резюмирует Андрей. - Расходы, зарплата... Летом работаем в минус, зимой - в небольшой плюс. В итоге — ноль. Это скорее такое пространство для общения.

Здесь мило. Убаюкивающе-по-домашнему. Тихо, безлюдно и есть вай-фай. Со стены из темноты выглядывает Иван Ургант, рядом еле узнаваемая Анфиса Чехова и Настя Задорожная — это фотокартины Владимира Широкова. Он подарил их ребятам после совместно проведенной выставки. Привезенные друзьями из разных точек мира подарки тоже оседают здесь. В планах у ребят — выйти за рамки этого уютного кафе-гостиной и открыть кофейни в более оживленных местах. Но пока все в стадии поиска помещения.

Тяжелый город

- Город у нас не ориентирован на хороший продукт, - объясняет Андрей главную беду кофейно-чайного бизнеса. - Наши кафе и рестораны выбирают чай, который вовсе не чай, колбасу, которая не колбаса, пиво, которое не пиво, и всем этим кормят людей. Кофе, который не кофе, тоже продается везде. Вот как, например, приготовить итальянскую пасту из российских рожков? Никак. Так же и с кофе. У нас на каждом шагу — кофе с российской обжаркой. («Кофе с российской обжаркой и кофе настоящий - это как российский автопром и, например, немецкий» - спешит конкретизировать мысль товарища Руслан). Кофе — это растительный продукт, растет в определенных условиях в ограниченных количествах. Весь объем распределен между крупнейшими производителями. Что там обжаривают наши российские ребята, я не знаю.

- И мы здесь, чтобы люди могли попробовать настоящий кофе. Хочется привить культуру чего-то такого настоящего, европейского, - объясняет мне миссию этого  заведения Николай.

- В Европе пьют по 10 чашек кофе в день, а у нас люди верят в легенду, что кофе вредный и от одной чашки уже подскакивает давление, - подхватывает эстафету Руслан. Он говорит это с таким выражением лица, как будто речь идет о людях, верующих в существование Йети.

- А это не правда? - я тоже из тех, кто «верит в Йети».
- Не правда! От хорошего натурального кофе ничего подобного не будет.

- И удается ломать стереотипы?
- Нет, конечно, - улыбается Николай. - Приходят люди и говорят: «Нам нужен кофе в пакетах» (Николай акцентирует каждое слово).

- Город вообще тяжелый на подъем, - говорит Руслан.

Андрей все больше мрачнеет.
- Большинство людей у нас не отличат растворимый кофе от заварного, - говорит он очень спокойно, но внутри, кажется, кричит. - Люди постарше вообще не воспринимают хороший чай или кофе. Это поколение уже потеряно. Они по привычке покупают колбасу, масло, творог по социальным ценам, и не думают о том, что в этих продуктах на самом деле нет ни колбасы, ни творога. Они чувствуют себя бодрыми, выпивая растворимый кофе, хотя на самом деле там вообще нет кофе и неоткуда взяться такому эффекту. Их обдурили как могли. И мы ничего уже не изменим. А молодежь не хочется отпускать. Надо, чтобы кроме пива она знала еще что-нибудь, смотрела на мир шире. И вот мы пытаемся те 10% людей, которые в принципе понимают разницу между растворимым и настоящим кофе, убедить, что даже зерновой кофе бывает «не кофе». Мы, как оказалось, и созданы для этих 10%. Правда мы не сразу это поняли.






















Сакральный процесс

- Тут у вас, я смотрю, настоящая битва за настоящий кофе. Откуда такая любовь к кофе?
- Это даже не столько любовь к кофе, - поправляет меня Андрей, - Мы как-то больше за натуральность («Натуралы мы, в общем», - весело добавляет Коля) и за качество. Качество везде страдает. 90% заведений не чистят кофейное оборудование. И за этим никто не следит. А его надо чистить ежедневно, чтобы не оставались старые кофейные масла. Водоподготовка в кафе тоже везде плохая. На хорошей воде чай, который вы сейчас пьете, просто прекрасен, потому что он натуральный. Этот же чай мы поставляли в кафе неподалеку. Там используют плохую воду и чай пить невозможно. Хлорка забивает вкус. Зато «Гринфилд» и «Чай РЖД» получается замечательный.

- Профессиональных бариста в Кирове тоже крайне мало, - добавляет свою ложку дегтя Николай. - Чтобы приготовить достойную чашку эспрессо, надо тренироваться как минимум полгода. Приготовление кофе - это сакральный процесс. Нужно первоклассное оборудование - кофемолка, кофемашина, темпер — с которым еще необходимо научиться обращаться. Естественно, нужен качественный кофе. Под каждый кофе - свой помол. Важна даже температура чашки. Но проще, конечно, подойти к автомату, нажать кнопку и выпить за 30 рублей два порошка, смешанных с водой. Что там смешалось — вы никогда не узнаете.

Люди «дозреют»

- Когда вы открывались, изучали рынок? Не смутило, что кофейни в Кирове скоропостижно закрываются или переформатируются. От сети кофеек «Суджук» практически ничего не осталось...
- Многие переводят бизнес в другие регионы, - не дает мне договорить Андрей. - Там прибыль выше, и при этом аренда та же, налоги те же. Тоже есть большое желание переехать, но здесь родственники, старенькие родители. Так что пока нет возможности.

- Мы, разумеется, изучали кировский рынок, - пытается ответить на вопрос Николай, - но очень хотелось сделать именно такое заведение. Надо доносить людям то, что ты знаешь и любишь, прививать культуру, насколько бы тяжело это ни было.

- А это разве ваша задача — прививать культуру?
-У нас на это есть культурный департамент, который «кушает» наши налоги.
Из-за соседнего столика раздается голос. Говорит мужчина с планшетом в руках: «Я чуть- чуть добавлю... Если хочешь изменить мир, начни это делать с себя. Они делают. Ждать, что кто-то решит за нас эту задачу... таких подарков в жизни практически не бывает. По крайней мере, чиновникам это однозначно никак не надо... Сюда губернатор, кстати, вместе с министром культуры заходил пить кофе. Вот здесь сидел».

Мужчину с планшетом зовут Сергей, он один из тех 15-ти, кто гордо именуется «постоянными клиентами».

- А ты про подвешенный кофе не рассказывал? - спрашивает Андрей неожиданно.
- Да, кстати, у нас единственное место в городе, где есть «подвешенный кофе».  Эта традиция зародилась в Неаполе достаточно давно, - просвещает меня Николай. -  Изначально это считался кофе для бедных. Состоятельные люди, приходя в кафе, выпивали кружку кофе, а оплачивали две кружки. И эту невыпитую кружку бармен записывал на дощечку в виде галочки. Любой человек, зайдя с улицы погреться, видел, что есть эта кружка кофе и мог ее бесплатно выпить. Потом это переросло в социальную акцию. Это не благотворительность, а как бы солидарность. То есть ты даришь частичку своего тепла другому человеку. Неизвестно же, кто выпьет этот кофе.

Приживается, впрочем, «подвешенный кофе» сложно. Не принято в Кирове показывать, что у тебя нет денег. Но Николай убежден: люди просто еще не привыкли.

- А привыкнут они вообще когда-нибудь к тому, что вы им предлагаете?
- Вот смотрите... Сейчас часто печатают выдержки из вятских газет XIX века. «Этот набил морду этому, этот сбил прохожего, этот лежит где-нибудь», - говорит Андрей. - Так вот подставляешь фамилии знакомых и читаешь, как будто это было вчера. Ничего не меняется. И ничего не изменить.

«Мрак!» - сказала бы Эллочка-Людоедка, если бы услышала такие предсказания.

- А что делать? - интересуюсь я.
- Не знаю, - все так же спокойно и с полуулыбкой говорит Андрей. - Мы вот тихонечко сидим — общаемся. Бюджетных денег на нас не выделяется. А создать  что-то хорошее — мы всегда «за».

- И на что вы надеетесь? Что люди все же «дозреют» до хорошего кофе?
- Да конечно дозреют, - вопреки всему вышесказанному заявляет Николай. - Мы занимаемся тем, что нам нравится. В этом — наша жизнь. У меня вообще мечта — открыть собственную кофейню, сделать что-то действительно стоящее. И пусть денег будет немного, но зато ты будешь знать, что твоя совесть чиста и ты никого не отравил.

Мария Петухова
petuhova.mv@gmail.com

VK FB TW
оставить комментарий
Спасибо за комментарий! Он будет опубликован после модерации
Текст сообщения
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
 

Также читайте