Павел Косарев.

Шоколадный клондайк

12.10.2014 00:04:00 3805 0

Павел Косарев, молодой предприниматель, решил добавить шоколадного эксклюзива в итак далеко не пресную городскую жизнь.

Век «купи-продай» уходит. А настоящий клондайк – это то, что ты делаешь своими руками, то, что имеет натуральный вкус. Например, шоколад. Например, из смеси двух бельгийских сортов и французского кувертюра. Вкусно? Не то слово. Павел Косарев, молодой предприниматель, решил добавить шоколадного эксклюзива в итак далеко не пресную городскую жизнь.
Когда эта идея пришла в голову Павлу Косареву, он еще не знал о том, что в сентябре у нас в Кирове будет целый музей шоколада. Мы встретились в одном из кировских кафе, в котором уже скоро появятся конфеты, созданные его собственными руками. Сейчас Павел принес их с собой, чтобы угостить меня. Я пробую. Очень нежный и в то же время приятный шоколадно-горький вкус.

– Это воздушный трюфель по рецепту французского кондитера, который меня обучал, - говорит Павел, отвечая на мои восторженные отзывы. - Здесь два вида бельгийского шоколада (молочный и темный), натуральные сливки, французский кувертюр (шоколад очень высокого уровня), какао-пудра экстра-брют (тоже французская), которая дает темно-красный оттенок.

Сколько стоит одна такая конфетка?
– Это зависит от того, где ее продают. У нас, к примеру, розничная цена такого трюфеля (он, конечно, делается в два раза больше), равна 30-40 рублям. Но точно такая же конфета в статусной гостинице в Москве будет стоить уже 120 рублей. Хотя и технология, и ингредиенты одни и те же.

Вы все сами делаете?
– Да, я решил в этом бизнесе пойти изнутри. Для того, чтобы все уметь самому, а потом уже учить свою команду.

Когда ваша фабрика заработает на полную?
– Мы уже прошли тестовый период: продавали коробки с конфетами по типу ассорти. Теперь мы будем готовить полноценную витрину, где покупатель сам сможет заказать то, что пожелает. Для этого мы скоро откроем цех с современным и профессиональным оборудованием. Сейчас пока у меня есть только самый основной инвентарь, позволяющий мне готовить конфеты, и своя кухня, на которой я все делаю. Мы рассматриваем три помещения и думаю, что цех будет создан в течение месяца. Первое время в его работе будет задействовано 2-3 человека. Уже есть и несколько кафе, желающих размещать нашу продукцию. В первое время будем работать именно так.

Для того, чтобы найти средства на оборудование, вы включились в процесс краудфандинга? Расскажите, что это?
– Я сам познакомился с этой идеей недавно: мне дали ссылку на портал. Мне стало интересно. Краудфандинг — это не только совместный сбор денег на какой-то проект, это еще и реализация той или иной идеи, будь то творчество, благотворительность или малый бизнес. Недавно, к примеру, в Кирово-Чепецке таким образом ребята собирали деньги на светофор. И они его установили.

Но одно дело светофор — он нужен всем. А шоколадный бизнес по большому счету только ваш. Как вы уговариваете людей «скинуться», по сути, на ваше личное дело?
– Когда мы занимаемся благотворительностью, мы не просим ничего взамен. Но что касается бизнеса, тут каждый вклад чего-то стоит. Например, за 500 рублей человек получает от меня саше из 12 трюфелей, за тысячу рублей — набор шоколадных конфет. Люди вкладывают деньги и получают взамен шоколад. Им это интересно. Они уже покупают мой продукт. Но я нахожусь в Кирове и москвичам, коих на этом портале самый большой процент, наверное, не так важно поддерживать какого-то там предпринимателя из провинции. Поэтому этот процесс не быстрый. Но это тоже опыт, потому что уже сегодня вокруг этой идеи собралось огромное количество людей: знакомых, советчиков, просто неравнодушных. То есть это еще и своеобразная маркетинговая площадка, которая готовит людей к открытию нашего магазина. У меня уже все друзья подключились к этому проекту: кто-то фотографирует, кто-то создает дизайн новых конфет.ъ



Как возникла сама идея?
– Я много путешествую, и когда после каждого возвращения ко мне собираются друзья,  я постоянно задумываюсь, что им подарить. Если десять лет назад были актуальны магниты, то сейчас уже нет — их у всех полно. Конфеты в итоге оказываются самым приятным подарком. Первое место, которое меня вдохновило на это — маленькая шоколатерия в Карловых Варах. Там я увидел и огромное количество видов самого шоколада, и цукаты в шоколаде, и фрукты в шоколаде, и даже помидоры в шоколаде. Это было настолько вкусно, что именно с того момента у меня и зародилась идея занять эту нишу в Кирове. Это произошло года три назад. Я долгое время смотрел, фотографировал. А в начале этого года под бой курантов я решил, что именно шоколадом я и займусь в этом году. У любой идеи есть временной период и если ты не реализуешь ее вовремя,  кто-то делает это за тебя.

То есть вы не знали о том, что в нашем городе открывается музей шоколада и фабрика по его производству? Не сильно расстроились, что идея возникла не только у вас.
– Конечно, не знал. И тут у меня двоякие чувства. С одной стороны, фабрика, конечно, - конкурент, а с другой, когда в августе я узнал об этом проекте и даже попал на его презентацию, я был в восторге. Я ходил с открытым ртом: прекрасный музей, огромное количество экспонатов, очень увлеченные люди. Я обрадовался и тому, что вместе  прокачать этот рынок нам будет легче, чем пытаться делать что-то самому. Мы будем подстегивать друг друга. Пока я бы не сказал, что конфеты музея чрезвычайно хороши. Они выше по качеству, чем масс-маркет, но не эксклюзив. Но я думаю, что это вопрос времени. А что касается нескольких игроков на рынке, то мы же не спрашиваем, зачем появляется очередной мясной цех. Какие тогда претензии всего лишь к двум производителям шоколада в городе? Нельзя говорить, что кто-то у кого-то украл идею. Идеи витают в воздухе. Владельцы фабрики молодцы. Они сделали шикарный музей и задали хороший тон в этом деле.

Они говорят, что также используют бельгийское сырье, считающееся самым лучшим сегодня в мире.
– Нет, оно — не самое лучшее. Бельгийский шоколад считается профессиональным. Конечно, его вкусовые качества намного выше какого-то другого шоколада, но это, по-большому счету, всего лишь бренд, потому что Бельгия — родина шоколада. На самом деле Бельгия сегодня находится на третьем месте по качеству шоколада, на втором - Франция, а на первом - Швейцария. Поставщиков из этих трех стран я и использую в своих рецептурах. Всего около 15 видов шоколада — у каждого свой вкус. Шоколад из Кубы, например, имеет сигарный привкус.

А наш город готов к такому эксклюзиву?
– Каждый из нас желает пробовать что-то новое. Тот, кто ездит за границу, видит другой мир, и у него рождается желание находить что-то оригинальное и здесь. По шоколаду сегодня у нас никакой альтернативы нет — есть лишь единичные рестораны, где можно встретить стоящие продукты. Если анализировать «кондитерку» в Кирове, то ее 95% - это химия и разные смеси. Все, что вы едите в кофейнях нашего города, это химическая промышленность. Поэтому люди знающие ищут альтернативу. Когда мы в марте впервые принесли эти конфеты в кафе и клиенты начали их пробовать, было столько впечатлений! Помню, одна коробка уехала в Вену, вторая — в Амстердам, третья — в Лондон. У меня даже автограф брали. Я уверен, что и дальше это будет востребовано. Конечно, это не масс-маркет. Очередей за моей продукцией не будет. Но мы и не ставим такую задачу. Я — сторонник того, чтобы привносить в город какие-то новинки и что-то новое. Собственно, каждый мой бизнес строился на этом. Это рискованно. Но зато нет большой конкуренции и людям это интересно.



У вас уже есть два бизнеса. Первым, насколько я знаю, был магазин подарков?
– Не совсем так. В 2005 году, заканчивая учиться на экономиста, я понимал, что мне неинтересно быть наемным работником. Я читал много журналов, книг, вдохновлялся интервью с известными бизнесменами. В одном из них я увидел статью про столы упаковки подарков в Москве. Мне эта идея понравилась, и я посчитал, что в нашем городе ничего подобного нет. Все, что было, это ЦУМ, где скотчем приклеивали цветную бумагу на коробки. Я написал небольшую презентацию к этой идее и отнес ее в «Европейский». На тот момент это был единственный современный торговый центр. Буквально через месяц мне позвонили и сказали, что у них освободилось место и я могу его занять. В октябре 2005 года мы открыли магазин на площади 3,5 квадратных метра. Это был только стол упаковки и ничего лишнего. Уже в декабре у нас стояло к этому столу три очереди к трем продавцам. Мы делали дизайнерскую упаковку: разные пуговки, стразинки. Клиентам очень нравилось. После этого у меня родилась идея, что упаковывать можно не только подарки, но и праздники, и я открыл бизнес по оформлению шарами. Мы объездили огромное количество мастер-классов и стали лидерами в этой сфере.  Потом появилась и организация мероприятий. Когда я продал этот бизнес, мы делали не только частные праздники, но и общегородские. За это время мы очень хорошо выросли. Но за последний год работы я устал из-за того, что этот бизнес требовал практически круглосуточного участия. Я уже был без сил. Сейчас я управляю двумя магазинами «Дари  и радуй». Сегодня там есть и подарки. Кроме того, мне принадлежат два магазина «Экспедиция» и в прошлом году по франшизе я открыл магазин французской косметики «L'Occitane»

И сейчас вы решили уйти от торговли?
– Я занимаюсь бизнесом уже почти десять лет и прихожу к мысли о том, что век «купи-продай» заканчивается. Нужно заниматься производством. За этим будущее. Тупая перепродажа чего-либо ни к чему хорошему не приведет. Очень быстро загораешься этой идеей и также быстро затухаешь. В производстве же такой клондайк – ты делаешь свой продукт, отвечаешь за него. Кроме того, сейчас утверждается очень глубокий тренд на натуральность. Популярным становится то, что сделано своими руками, с душой.

Как вы видите свой шоколадный бизнес в будущем?
– Я могу только предполагать, потому что в большинстве моих шагов всегда свою роль играл случай или удача. Пока сложно загадывать. Но у меня очень хороший опыт организации бизнеса с нуля, поэтому, скорей всего, изначально появится цех, который будет поставлять продукцию в рестораны и кофейни города. Вместе с этим мы будем развивать формат собственных бутиков-кофеен. Помимо шоколада мы начнем производить мармелад, карамель, другие сладости. Будем заимствовать европейский формат шоколатерий. Но весь этот процесс займет, конечно, еще год-два.

Вы готовы ждать?
Да, я – сторонник того, что все, что ни происходит - к лучшему, и что нужно наслаждаться тем состоянием и той минутой, которые есть сейчас. Тогда ты получаешь огромный энергетический толчок. Я занимаюсь йогой – она помогает абстрагироваться от многих негативных вещей. Я никогда не гнался и не гонюсь за какими-то гигантскими прибылями, большими квартирами и машинами. Я много путешествую, у меня есть прекрасные друзья, я делаю то, что мне нравится. У меня все есть.

Беседовала Елена Окатьева
lena.okatieva@yandex.ru

VK FB TW
оставить комментарий
Спасибо за комментарий! Он будет опубликован после модерации
Текст сообщения
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
 

Также читайте