Я попала в студию керамики Натальи Шабардиной, в которой она обучает людей творить из глины...

Согреть весь мир

28.04.2014 00:05:00 2203 0
Такой длинной косой обладали, пожалуй, только прежние русские красавицы, а еще Василисы и Аленушки из русских сказок. Да и свистули из глины, казалось, уже отжившее ремесло. Каким же было мое удивление, когда я попала в студию керамики Натальи Шабардиной, в которой она обучает людей творить из глины.
Здесь словно оказываешься в деревенской избе: на полу старинные домотканные половики, расписные сундуки и двери, лоскутное шитье, вышивка и конечно, различные изделия из керамики. Целый рай для любителей всего  этнического и народной культуры. Это не просто мастерская – это почти целый музей. Наталья, невероятно красивая и обаятельная девушка, с мощной косой, в длинной юбке в горох, чудесно вписывается в этот колоритный интерьер. Она и ее малютка-дочка Дуняша встречают нас улыбками и обязательно угощают чаем.
 
– Если уж глаз ищет, он обязательно найдет, - попутно отвечает Наталья на мои вопросы об интерьере мастерской. – Эту часть старинного серванта моя подруга хотела выкинуть на свалку, а я в него вцепилась и не отпускала, пока муж не привез его сюда.
 
- А муж поддерживает ваши неординарные по мнению многих увлечения?
 
– Ваня очень поддержал меня, когда я начинала, он один из немногих верил, что все получится! Делал здесь ремонт, прикручивал розетки-лампочки.  В сам процесс он не вмешивается: у меня свои интересы, у него – свои, мы не навязываем их друг другу. Очень ценю то, что он всегда говорил: «Занимайся чем хочешь, лишь бы ты была довольна!».  Я счастливая женщина – у меня есть надежная опора в этом плане.
 
Даже чайник в этой мастерской антуражный – керамический, разрисованный, но при этом электрический. И свечка на столе, и мед. Не верится, что этот кусочек такого родного сердцу деревенского уюта находится прямо в центре города.
 
- Как начиналась сама мастерская?
 
У меня был переломный момент, после того, как мне вручили два диплома (по специальностям: преподаватель социальной философии и управляющий персоналом)и я встала перед выбором своего жизненного пути. Я поняла, что хочу реализовать себя в преподавании, и в то же время заниматься творчеством. Со студентами очень приятно работать, но ты не всегда видишь результат своего труда здесь и сейчас. А с керамикой – вот он результат, перед тобой. Да и с детства я всегда любила лепить. В  художественной школе нам преподавала скульптуру Мотовилова Надежда Анатольевна, изумительный и выдающийся педагог и человек. В керамику я влюбилась еще тогда. И вот мне неоднократно снится,  что я работаю на гончарном круге. Мне настолько сильно захотелось этого, что он материализовался у меня буквально через пару месяцев. С 2009 года появилась эта мастерская, как одно из направлений историко-краеведческого клуба «Мир». Я очень благодарна Людмиле Георгиевне Крыловой, руководителю «Мира», за то что поддержала меня в этом начинании и советом и делом.  Изначально, я наладила производство свистуль, с упоением лепила их для этнографических фестивалей и ярмарок, делала историческую реконструкцию глиняной утвари. Но потом поняла, что выгораю. Нельзя превращать свое любимое дело только в средство для зарабатывания денег. Я очень рада, что вовремя поймала себя на этой мысли и переориентировалась. Вокруг меня постепенно образовался круг людей, которые хотели научиться этому ремеслу, сработало сарафанное радио. И я начала делиться своими наблюдениями, обучать.. Изучила направления  арт-терапии, целебные свойства глины. Когда ты начинаешь работать, творить, лепить из нее, то ощущаешь всю ее пользу для своей души и тела!
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
⁃ Что для вас важнее: арт-терапия или обучение ремеслу?
 
– Все в комплексе. Одно от другого неотделимо. Любой мастер проводит мастер-классы в первую очередь именно для себя, для саморефлексии. И в этом его ценность. Конечно, можно изучить любую технологию. Но так, как я пыталась научиться делать свистулю по книгам, так нельзя. Только когда я съездила в деревню Дворяне, своего родного Яранского района, к мастерице Колчиной Нине Михайловне, основательнице дворянской игрушки, проговорила с ней три дня на печи...
 
- Как это три дня на печи?
 
– Мы разговаривали: она проверяла, можно ли мне доверить свои знания. Только когда она поняла, что я достойна, она научила меня. Понимаю теперь, что лучше один раз увидеть... Когда мы общаемся вживую, что-то передается через глаза. 
 
- Сколько сейчас у вас групп?
 
– Взрослая и детская. Состав моих учеников все время меняется. Есть фанаты, которые ходят годами. Есть – просто желающие попробовать себя в лепке, научится, например, лепить эти же свистули. Научатся и лепят дома, и других учат! Я только рада, что импульс от меня идет дальше!
 
- Какую отдачу в материальном плане вы получаете?
 
– Когда я начала работать, я поняла, что нельзя это делать бесплатно. Если ты что-то любишь, что-то узнаешь, появляется желание поделиться этим со всем миром, и ты думаешь, что все, так же, как и ты, будут очень нежно относиться к твоему детищу. На деле это не так. Я поняла, что надо устанавливать какой-то порог, чтобы был достойный энергообмен. Чтобы я опять не выгорела. Я определила, что занятие в два часа должно стоить 500 рублей для взрослых и со скидкой для детей. В эту сумму включено все: и мои трудозатраты, и стоимость материала, инструментов, вплоть до бахил. На самом деле это важная тема, потому что когда кто-то начинает превращать свое любимое дело в бизнес, неправильно относиться к нему, как к чему-то развлекательному. Важно делать это здраво, чтобы не было потом обид на себя и людей. Разобраться на берегу. Если уж это мой бизнес, то и фирменный стиль надо выдерживать, и визитки красивые заказывать, и фотографии чтобы были не на мыльницу нащелканы.
 
- Не могу не спросить: прибыль уже есть или пока все в ноль?
 
– Разумеется, и достойная! Для меня ноля не существует, потому что даже если я устраиваю благотворительный мастер-класс, я получаю огромное наслаждение.  Конечно, можно ходить на работу: можно найти и не такого уж плохого дядю и даже интересную компанию. Но для этого нужно все время жить в неком компромиссе, договариваться с самим собой. А я не хочу договариваться.  Я рискнула делать то, что мне по душе. Уже поэтому я никогда не останусь внакладе. Лучше я буду вкладывать свои силы в течение года-двух, но зато создам такое дело, которое потом будет работать на меня. И я позволила себе - не работать на износ только ради прибыли. Сейчас моя основная задача – помогать раскрываться людям творчески, через лепку приводить в гармонию свой внутренний мир. 
 
- Из ваших фотографий я видела, что вы участвовали в  этнографических экспедициях. Расскажите о них.
 
– Их организацией занимается «Мир» совместно с Краеведческим музеем. Экспедиции проходят по северным краям нашего и соседних регионов, по тем заброшенным деревням, куда нога человека не ступала десятки лет. Находки отправляются в фонды музея. Мне это очень нравится – я искатель по натуре. Я как захожу в дом, у меня сразу все «антенны начинают включаться». Иногда находим действительно уникальные вещи.  В экспедициях формируется очень уважительное отношение к старине и желание сохранить то, что еще можно. 
 
- Для вас народная культура - это целый образ жизни?
 
– Это цельный образ жизни. Настоящий, без внутреннего раздрая. Можно говорить: «Я патриот». А можно вести себя как патриот. Можно считать, что ты русский, а можно быть им. Как у нас говорит Людмила Георгиевна: «Ну-ка, давай проверим, какой ты русский: сколько ты знаешь сказок русских, песен, да не по одному куплету, а целиком?». Очень важно, чтобы человек не только на словах любил свою родину. Я верю, что можно «оживить» родовую память.  Когда я впервые надела вятский народный костюм – домотканую рубаху, сарафан, пояс, вплела ленту в косу, - я испытала такие ощущения, что была просто потрясена. Я помню, был праздник, девочки запели, и меня, что называется, пробило до слез. Я поняла, что другой жизнью я больше жить не смогу!  А прожигать время, которое тебе дано, на то, чтобы зарабатывать и тратить, чтобы казаться кем-то для людей, которых ты не знаешь -это все не то, фикция, показуха. Жизнь – это когда ты проживаешь каждый день радостно и осознанно. Мне важно лепить, руки просят с глиной поиграться… И я вижу по ученикам, что это нужно не только мне. 
 
Мы решаем немного пройтись по мастерской. Наталья показывает гончарный круг: он совсем небольшой, с электрическим приводом, и укрыт кружевной салфеткой.
 
«Включаешь, - говорит она.- Человек садится на него как на коня, и начинается действо»! С гончарным кругом можно работать и закрыв глаза: глину надо чувствовать. Тут же глиняная посуда, глиняное тесто, различные приспособления, инструменты, тигли, стеки и чудный аромат старины…. Вспомнив еще раз о родовой памяти, Наталья рассказала, как она специально изучала свое генеалогическое древо и нашла факты о том, что в ее роду был прапрадед, который лепил из глины. Он делал кукол, а его крепостные шили для них наряды. Дед создавал из всего этого картины и отправлял в столицу. А однажды пятитилетней Наташе прабабушка Маня слепила уточку из пластилина и маленькая девочка так запомнила то бабушкино  отношение к своему творению, неторопливые и точные движения пальцев, что сейчас стремится то же самое передать детям.
 
Главное не говорить себе: «Ой, я не умею, у меня не получится», - продолжает она. - На самом деле мы все знаем и все можем. Раньше же наши бабушки-дедушки были самодостаточными: у них и дом - полная чаша, и все сыты, обуты, одеты. Помимо этого они знали столько песен, сказок, историй. В избе было все на виду и дети с полатей смотрели, что делали родители: как мама кушать готовит, как папа снасти ладит. Человек вырастал приспособленным к жизни. А сейчас появилось такое понятие, как детская комната, где ребеночка закрывают, дают компьютер и уходят по своим делам. А ребенку не надо денег – ему нужно внимание. У меня дочка вообще не играет покупными игрушками. Она открывает шкаф, берет кастрюлю,  и «варит суп», важно и чинно помешивает его! Или берет тряпку и протирает пол, потому что мама также делает. Ей это интересно. И мне тяжело наблюдать примеры отчуждения от природы, отчуждение родителей от детей, людей от ручного труда... Уткнутся в свои айпады и не видят человека рядом.  Вот я и пытаюсь, через совместное творчество встряхнуть людей. Мне повезло, я вижу их такими, как они есть на самом деле, без шелухи. Когда они  лепят – они настоящие.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 Как вы видите развитие своего дела в будущем?
 
– Мне хочется, чтобы у меня сложилась команда, с которой мы могли бы выполнять большие заказы на авторскую продукцию, проводить мастер-классы, чтобы можно было выйти на новый уровень, донести свое творчество а главное, отношение к нему, до многих людей. Через ремесло на самом деле можно согреть весь мир, согреть душу каждого и мне именно этого и хочется.
 
VK FB TW
оставить комментарий
Спасибо за комментарий! Он будет опубликован после модерации
Текст сообщения
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
 

Также читайте