На стене кабинета директора висит карта, где кнопки разного цвета означают поставщиков, терминалы и потребителей вятского леса.

Я бы рискнула

07.01.2013 00:04:00 4199 0

Героиня рубрики «Next» Елена Демина сумела с ноля построить бизнес в сфере лесозаготовки.

Елена Демина с детства была упертой девушкой с бойцовским характером. К тому же схватывала знания на лету. А если прибавить к этому еще природное очарование и умение вызывать у окружающих доверие, то получается гремучая смесь, породившая успешного предпринимателя, сумевшего с ноля построить бизнес в сфере… лесозаготовки, где и мужчинам порой приходится несладко.

В кабинете Елены Дёминой висит огромная карта железных дорог СССР. То есть, карта называется – железные дороги России, стран СНГ, Балтии, Кавказа, но изображены на ней территории и железные дороги союзных республик бывшего СССР. Я видел точно такую же, только местами протертую пальцами до основы, на кировском железнодорожном вокзале в самом конце конкорса – там, где выход на третью платформу. И эта карта у Елены – европейская ее часть вся утыкана кнопками с цветными головками. Белые и красные – это отгрузочные терминалы. Два из них на севере области, еще три – в Удмуртии, зеленые – фанерные комбинаты, куда ее предприятие поставляет фанкряж, и ЦБК, куда идут балансы, а синие – точки поставки пиломатералов. Они преимущественно на Юге и на Дальнем Севере.

Директор Елена Демина рассказывает, что карта эта - уникальная. Ее просто так ни в магазинах, ни через интернет не купить. Подарил ее человек, с которым ее 12 лет связывают деловые отношения. «У меня со многими хорошие отношения», - очаровательно улыбается Елена. И в этот момент на уровне ощущений становится понятно, как ей удается быть, с одной стороны - любящей женой и мамой скоро уже совершеннолетнего сына, с другой – успешной бизнес-вумен, а кроме того еще и успешной спортсменкой и победительницей конкурсов красоты.

Звезды сошлись
Елена родилась в Свече. Мечтала о карьере актрисы, после 9 класса собиралась поступать в Нижегородское театральное училище, но родители настоятельно отговорили. Тогда уже после 11-го она поступила учиться на бухгалтера-экономиста в Кировский строительный колледж, который окончила с красным дипломом. Единственная четверка в нем - по праксиологии от строгого преподавателя Валерия Туруло - ныне депутата Заксобрания области. После колледжа Елена сразу поступила заочно на третий курс экономфака Вятского госпедуниверситета. Но нужно было еще найти работу. Начинала с должности продавца-консультанта в магазине “Мартини”. И хотя отработала в нем лишь три месяца, успела изучить три книжки “Библия бармена” и набралась премудростей торговли. В то время Елена уже была замужем и растила сына Владислава. «Я всегда говорю, что можно сначала завести семью и родить детей, и это нисколько в дальнейшем не отразится на твоей карьере и твоих достижениях. Все зависит от человека. Сейчас многие оправдываются, не рожая детей, что на первом плане карьера, деньги и так далее. Не знаю, родив в 18 лет, у меня таких мыслей не было почему-то. Наоборот, когда я уже состоялась как женщина, голова болела об образовании, о карьере».

Работа продавца-консультанта пришлась Елене по душе. Все потому, что приходилось работать с людьми. Вот только папа, посчитав, что это не ремесло для специалиста с красным дипломом, порекомендовал посмотреть ее своего давнего знакомого – гендиректора «Вятка-Лес-Инвеста» Владимира Сысолятина. Это был 1999 год, Сысолятин как раз шел в Государственную думу по одномандатному округу №92. И Елена стала уполномоченной по финансовым вопросам кандидата. А когда избирательная кампания завершилась, попала в саму финансово-промышленную группу и отработала там шесть лет почти до 2006 года. Именно там, в «Вятка-Лес-Инвесте» и был заложен тот профессиональный фундамент, на основе которого сейчас она строит свой бизнес. Будучи сначала бухгалтером-кассиром, потом замом главного бухгалтера Елена параллельно заканчивала университет, на сей раз, правда, без красного диплома. Подвела ее принципиальность. Студентка-заочница не согласилась с позицией преподавателя истории по трактовке холодной войны между США и СССР. («Если я в чем-то уверена, никогда не приму точку зрения другой стороны, - говорит о себе Елена. – К тому же хотелось блеснуть эрудицией на экзамене). Но единственная тройка в дипломе никак не сказалась на дальнейшей карьере.

- Параллельно с теорией познавать практику – это было замечательно, - Елена по особому тепло вспоминает годы работы с Сысолятиным. – За те шесть лет я стала высококлассным специалистом, причем не только в бухгалтерской отрасли. Работая с лесом, я вникала во все, быстро научилась всем видам лесопродукции, стала разбираться в железнодорожных документах.

А когда накопила опыт лесной бухгалтерии, коммерции и обрасла связями, Елена решилась открыть свое дело. Разумеется, тоже связанное с лесом. Продала однокомнатную квартиру, что-то заняла у знакомых и начала бизнес: заключила договоры с железной дорогой, нашла поставщиков леса - из вятских лесозаготовителей - и потребителей - Парфинский, Сыктывкарский фанерный комбинаты. И так вагон за вагоном, договор за договором начала раскручивать бизнес.

- Мне как-то всегда казалось, что, во-первых, лес - это не женское дело, - сомневаюсь я.
- Согласна. Никому больше не посоветую.

- А во-вторых, не верю, что у вас не было какого-то протеже. Может быть, муж?
- Нет. Я, наверное, один из тех уникальных людей, для которых, как говорят, звезды сошлись в нужное время и в нужном месте. Я рискнула, и мне это помогло. Воля случая заключается лишь в том, что я попала в этот вид деятельности благодаря, скажем так, моему отцу. Но я хочу сказать, что недалекий человек все равно ничего не сможет, какими бы связями он ни обладал. Ну и плюс я Овен. Если вобью что-то себе в голову – все, напролом, вперед!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Было страшно
- Чего хотелось больше? Заниматься чем-то своим, любимым делом или чтобы была самодостаточность, хорошая квартира, машина ну и прочие радости жизни?

- С определенным циклом времени приоритеты менялись. То есть, сначала я стремилась к карьерному росту там, где я работала. И должность главного специалиста меня устраивала. Если бы не развалили это все, мне кажется, я бы и там добилась определенных должностей. В те годы я не мечтала о чем-то своем. Просто хотела быть кем-то значимым. А уж коли я попала в лесную сферу, то решила, что должна стать специалистом именно в этом деле. Причем, я всегда знала: если что, уж бухгалтером-то всегда смогу заработать себе на жизнь. О материальном достатке я в те годы еще не думала. Зарплаты были для молодой женщины приличные. Муж у меня тоже всегда работал, и не было такого, что надо ни жить, ни быть заработать. Поэтому желание было именно в профессиональном росте. И я начала размышлять, если мои начальники могут, то почему я - нет? Я даже где-то умнее и способнее, чем они. Это, конечно, не просто пойти, снять маленький магазинчик, купить три конфеты и продать их. Это все-таки лес.

- Большие деньги нужны были?
- Несколько миллионов.

- Под честное слово?
- Не совсем под честное слово, но мне почему-то всегда удается убеждать людей. У меня был поставщик, который тоже верил в то, что я могу и знаю. Ну, плюс ко всему я глубоко порядочный человек, и верят, видимо, также в мою порядочность. Определенная сумма появилась, и я уже через месяц вытащила из последней организации, где работала, своего зама Виктора Геннадьевича. У него как раз были свои связи в Подосиновском районе по поставщикам.

- Какой год это был?
- 2005-2006-й. Мы перечислили денежки поставщикам, с железной дорогой заключили договоры, договорились со знакомыми мне потребителями...

- А как быстро деньги «отбили» и вернули?
- Те годы с 2005 по 2007 были очень удачными для нашего рынка. Был просто безграничный спрос. Кто-то производство расширял, кто-то ставил новые станки. Мы даже начали в Юрье искать поставщиков, работать со Свечой, с Шабалино. Поставки шли по предоплате. Тогда мы очень динамично развивались.

- Страшно не было?
- Всегда страшно. Когда у меня все эти задумки по своему бизнесу начали в голове крутиться, я пришла домой и говорю мужу, что у нас в Кирове нет ни одной женщины в этой сфере – торговле лесоматериалами. И тут же делюсь, что договорилась со стартовым капиталом, только вот страшно, а вдруг не пойдет. Это ведь не тысяча, не две. Чем отдавать? А он как-то с уверенностью говорит: «Ты уже шесть лет работаешь, я в тебя верю». Можно сказать, он мне помог принять это решение. И я в один момент подала заявление об уходе, сняла на Московской, 4, маленький офис. Только кабинетик совсем маленький был (теперь в этом же здании ОООшка Елены занимает два просторных и светлых холла с приемной). Из дома стол принесла, компьютер, поставила, села – и вперед. Бухгалтера мне не надо, сами понимаете.

- Чтоб не потерять квалификацию?
- И это тоже. А, кроме того, еще одна из черт моего характера - я не доверяю. Если сама допустила ошибку, то сама же с себя и спрошу.

- Как вы пережили кризис 2008-го?
- К концу 2008 года мы подходили с очень хорошими показателями. Я не упрощенец, не ИП, у меня общепринятая система налогообложения. То есть, у меня НДС, налог на прибыль, всегда придерживалась принципов дружбы с контролирующими органами, платила реальные налоги, никаких схем мы не использовали. Планы-то до пенсии всем этим заниматься. А в 2009-м один из наших самых крупных покупателей – Парфинский фанерный комбинат, который заканчивал ставить новое оборудование, потерял экспортные заказы и объявил о банкротстве. Там у меня зависла приличная сумма – около трех миллионов. Мы конечно, питали надежду вернуть эти деньги… Но смогли это сделать лишь через несколько лет и то не полностью: мне удалось довольно удачно обменять права требования по этому долгу на долг одному из наших контрагентов. Заказов зимой 2009-го осталось мало, объемы отгрузки упали почти до ноля. Я помню, февраль 2009 года – я погрузила всего две единицы за целый месяц.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Остановка - смерть
- Не было желания все закрыть и уйти?

- В какой-то момент было. Но просто когда такая махина запущена, это сделать непросто. Потому что как передо мной существуют все время чьи-то обязательства, так и мои перед кем-то. Мой главный девиз в работе: Не стоять. Пусть это будет одна единица в месяц, но чтобы она была. Только остановишься, и тут можно о конце думать. Мы в этот 2009 год выжили только благодаря Сыктывкарскому фанерному заводу. Это мой наилюбимейший потребитель. Они брали по чуть-чуть, но брали. У накс был период расчета - 75 банковских дней. Но мы вместе с ними это время пережили. И в 2010 год вошли уже уверенней. Квоты тогда увеличили. Плюс рынок немного порасчистился - с нашей темы многие конкуренты соскочили. Поставщики, конечно, тоже многие тогда «потерялись», перестали рубить. И когда в начале 2010 года я дебит с кредитом свела, получилось, как будто с нуля начала. Вся оборотка пропала, мы начали заново. Тогда я впервые приняла решение о кредитовании в банках. Взяли 360 тысяч рублей под залог личного транспорта – нашей машины, мотоцикла мужа и автомобиля моего зама. Обороты мы быстро стали набирать и уже 2011 год великолепно отработали. Но я не знаю, в связи с чем, может быть, политика нашего государства поменялась, только в этом году стало жить даже тяжелее, чем в кризис.

- В чем это выражается?
- У нас сейчас без конца говорится с высоких трибун, чтобы оставили в покое и не кошмарили малый бизнес. Но я ярчайший его представитель. И то, что декларируют - полная ерунда. Почему-то из года в год у тех, кто может нас контролировать, укрепилось мнение, что у нас в Кировской области…

- Что в лесу все воруют?
- Что если ты работаешь в лесу, то у тебя обязательно что-то неладно. А когда изначально идешь с добрыми намерениями и со всей отчетностью, тебе говорят, что этого не может быть.

- Если измерить в процентах, какую часть себя вы отдаете семье, какую – работе, а какую - фитнесу?
- Изначально, когда я этот бизнес ставила, 90 процентов меня занимала работа. Даже ночью душа о ней болела. Но со временем, видимо, в силу опыта и пережитых испытаний, у меня стало три основных слона - семья, работа и спорт – их можно примерно поровну поделить. Спорт последние года три стал значимой частью моей жизни. Я поняла, что успешный человек – без спорта вообще ничего. Почему-то чувствую, что бизнес со временем уходит по приоритетам ниже двух других.

- Есть кому его поручить?
- Есть, конечно. Но дело даже не в этом. Люблю развиваться. А здесь у меня потолок. Мне уже неинтересно. А развиваться в этой сфере, я имею в виду, закупать комплексы, строить производственные базы, мне сейчас в наших условиях страшно. Сама ситуация мне не нравится вокруг нашего лесного бизнеса. В принципе стабильности не ощущаешь. На год мы заключаем с потребителями контракт, и я на год вперед более-менее вижу. Но и то, где гарантии, что опять через полгода какие-нибудь экспортеры не уйдут в отказ.

- Фитнес в качестве бизнеса не рассматриваете?
- Я об этом уже думала. Но у нас в городе фитнес-клуб на фитнес-клубе, негде развиваться, я считаю.

- А если вам предложат возглавить госструктуру или взять большое государственное предприятие, согласитесь?
- Мне кажется, самое страшное, что есть в нашем современном мире - это государство. Если идти туда со своими принципами, желанием что-то изменить, то спустя какое-то время ты все равно там станешь частью системы и вряд ли что-то изменишь. А взять крупное предприятие в этой отрасли я бы, наверное, рискнула. Пусть оно даже будет государственное.

Олег Прохоренко
oleg.prokh@gmail.com

VK FB TW
оставить комментарий
Спасибо за комментарий! Он будет опубликован после модерации
Текст сообщения
Перетащите файлы
Ничего не найдено
 

Также читайте