"Прокоповские": показания директоров

28.09.2016 14:00 5091 0

Сегодня, 28 сентября, Кировский областной суд продолажет рассмотрение дела в отношении Михаила Прокопьева и Павла Колпакова, которых обвиняют в организации и участии в ОПС "Прокоповские".

В суд вызваны свидетели, которые не явились ранее, но на личном участии которых настаивали участники процесса. Первым показания в суде дал свидетель Игорь Маковский, директор магазина. Подсудимых знает лично: в 90-е годы был индивидуальным предпринимателем, занимался торговлей (магазин «Полина» на Дерендяева, 82).

В 1998 году приезжали двое молодых людей с требованием платить деньги «за безопасное ведение бизнеса». Один представился как Денис Абашев, имя второго свидетель не помнит: «Сказали, что приехали от влиятельной организации. Не назвали какой конкретно. Приходилось догадываться. Намеками дали понять, что ее возглавлял Сергей Кривошеин. Дали время подумать».

После визита свидетель обратился в охранное агентство «Аргус». Там, узнав, что это были люди Кривошеина, отказались охранять. "Мне пришлось согласиться, чтобы была возможность вести безопасный бизнес и не было угроз семье", - говорит свидетель. О возможных последствиях поясняет, что тогда ситуация была такая: «милиция не могла защитить. Будут приезжать то одни, то другие. Лучше одним платить».

На «переговорах» договорились о ежемесячных выплатах — 700 долларов в месяц (или эквивалентной сумме в рублях). Они приезжали не более полугода, затем стал ездить Дмитрий Изместьев: «Сказал, что оттуда же». Позднее свидетель узнал, что двух других убили.

Через несколько месяцев после визитов Изместьева стал приезжать Натыкач (фамилию узнал позднее): "Представился Валерой и сказал, что  будет ездить вместо Дмитрия. Платил Натыкачу несколько лет (до 2001-2002 года), потом он пропал, больше никто не приезжал. За время выплат за помощью Натыкачу и другим «обращаться не приходилось». Другие «влиятельные организации» за выплатами не обращались.

Позднее со слов других свидетель узнал, что к нему приезжали люди из организации, которую возглавлял Михаил Прокопьев. Об этом говорили Изместьев и Натыкач.
Обвинение: С Кривошеиным встречались?
Свидетель: Да, когда меня убеждали начать платить деньги. Сергей Кривошеин встретился со мной в «Американском салуне» и пытался убедить платить деньги. С его слов, чтобы «безопасно вести бизнес и не было угроз семье».
Отвечая на вопросы прокуратуры, говорит, что за выплатами пришли примерно через полтора года после открытия магазина. С убийством Павла Сенина это не связывает.
Обвинение: Требовали от вас «взаимовыгоды» в какой-то другой форме?
Свидетель: Как-то раз Изместьев заикался о том, чтобы устроить в мою фирму бухгалтера. Но я же в своем уме.
Не помнит, сколько в целом денег передал. Но говорит, что платил непрерывно.

Прокопьев: Лично вам или вашей семье реально угрожали? Абашев, Изметьев, Натыкач?
Свитедетель: В беседе Кривошеин говорил о возможных последствиях. Я так понял, что речь шла не столько о бизнесе, сколько о безопасности семьи.
Прокопьев: Как закончились отношения с Натыкачем?
Свидетель: Просто перестал приезжать.
Прокопьев: Вы с ним поддерживали отношения после окончания выплат, после 2003 года? Когда, к примеру, второй магазин открывали.
Свидетель: Никаких деловых отношений не было. Общались на уровне «Здравствуй» и «До свидания».

После вопросов Прокопьева свидетель говорит, что приезжали сотрудники УБОПа:
- Спустя определенный период приезжали двое молодых людей от вас, Михаил Юрьевич. По прозвищу Селиван и Мирон. Я их смогу опознать. Просили начать им платить хотя бы по 500 долларов. Я отказался. После этого приезжали сотрудники.

Прокопьев спрашивает о «Фонде поддержки органов». Свидетель говорит, что такой был — на 1 этаже на Воровского, 8. У свидетеля с ними был заключен официальный договор на информационные услуги.
Прокопьев: Когда заключили? Уже после Натыкача?
Свидетель: Не вижу связи с Натыкачем.
Договор был заключен где-то после 2004 года, а когда Мирон и Селиван приезжали к нему во второй раз, он на встречу выходил «обвешанный прослушивающими устройствами». Велась оперативная работа.

Прокопьев: У меня другая информация о ваших отношениях с Натыкачем.

Из ранее данных показаний от 16 февраля 2015 года: Абашев с напарником приходили искать свидетеля даже к его маме — по месту регистрации. Свидетелю говорили, что  представляют бригаду или команду Прокопьева. Находятся в подчинении Кривошеина:

- Я понимал, что платить буду в том числе и за то, чтобы они сами меня не трогали -, говорится в показаниях. - Еще говорили, что мне с крышей повезло.

Свидетель знал о существовании «Прокоповских»: что они причастны к преступлениям, в случае отказа платить деньги могут убить предпринимателей или уничтожить имущество. Также в показаниях говорится, что когда в 2004 году от «Прокоповских» приехали Селиван и Мирон и сказали о небходимости возобновить выплаты, ситуация изменилась: «Я считал, что в случае отказа «Прокоповские» не станут совершать преступления, и милиция защитит».

Из дополнительного допроса от 21 августа 2015 года:
Сумма ежегодных выплат составила 8400 долларов США. За 5,5 года заплатил в общей сложности 40-45 тысяч долларов США.

Вторым в суде выступил Андрей Коваленко. Сказал, что с подсудимыми знаком: "Знаю Колпакова как водителя Кривошеина. Михаил мой старый друг. Знакомы лет 25-30». Говорит, что «никакой совместной деятельности не вели».
Обвинение: С начала 90х годов и до 2004 чем занимались?
Свидетель: в 1990-1991 гг преподавал в спортивном клубе. Потом работал юристом до 97-98 годов в фирмах, занимающихся металлом — контролировал отношения с поставoиками. Параллельно другой деятельности не вел, говорит свидетель.
В 99 отучился на арбитражного управляющего, с 2000 ушел работать на «Домостроительный комбинат» в Белой Холунице. Потом свидетеля пригласили  на работу на завод «Веста» в Кирове.
«С Прокопьевым поддерживал отношения. Встречались в выходные. Он хороший бизнесмен», - говорит свидетель. Во время встреч не делились друг с другом информацией, кто и чем занимается.

Обвинение: Кто такой Кривошеин?
Свидетель: Это главный злодей. Вычитал, что его в восьми убийствах обвиняют.
Считает, что Кривошеин «наверное, был знаком с Прокопьевым: тогда все с кем-то общались». Также сообщает, что после 98го перестал тесно общаться с Прокопьевым и ушел из бизнеса.

Обвинение: Во время вашего общения были конфликты или недопонимание с Прокопьевым?
Свидетель: Нет.
Позднее вспоминает: «Я взял аппаратуру в магазине «Золотой поток», вовремя за нее не рассчитался. Михаил попросил вернуть деньги. Хозяин магазина был наш общий знакомый. Я попросил отсрочку. Михаил Юрьевич сказал, что хозяин ждать не будет  и попросил вернуть деньги сейчас. Я вспылил и сказал, что не могу сейчас вернуть и предложил машину. Прокопьев отказался, а Кривошеин (был с ним) взял. Я думал, что Кривошеин рассчитается с Прокопьевым».

О. Ваши отношения с преступными группировками?
С.: Никогда никаких не складывалось. Я всю жизнь работал юристом и понимал, что такое группировка. В окружении никого не было из тех, о ком вы говорите.

Также свидетель подтверждает что после показаний Натыкача, Ситникова и Новикова (они заявили об участии Коваленко к группировке — прим. «БН») писал заявление о прекращении уголовного преследования.

Из-за многочисленных противоречий в показаниях прокуратура просит огласить допрос от 1 сентября 2015 года. Из показаний: Когда работал тренером в «Импульсе», на занятия приходили Прокопьев с Дерендяевым. Свидетелю было известно, что «они имеют вес в криминальном мире». Перечисляет группировки: «Гагаринcкие», «Васенинские», «Гумбиковские», «Комаровские».
Говорит, что в 94 году у Гущина с Дерендяевым произошел конфликт с Прокопьевым. Они ушли, появился Кривошеин.

«Позднее вокруг меня стали появляться люди. Считалось, что я — приближенный к Прокопьеву. Был Акимов Константин по прозвищу «Монтана» или «Ужас», говорится в показаниях. «Стали появляться деньги с вымогательств от предпринимателей - «получалово». Я был старший в группе. Часть денег по распоряжению Прокопьева и в дань уважения к нему передавали — 50 процентов». Говорит, что им платили не менее шести «точек».

В 95-96  гг появились Ширин с Карой (их называли «гуманоиды»), Халявин, Изместьев, Ситников, Натыкач, позднее познакомился с Подгайцом: «Они общались с Кривошеиным. Его группа также занималась рэкетом».

В 97 году у Прокопьева был бизнес: казино в ресторане «Вятка» и «Катран», дискотеки, кафе «Бочка», «Мельница» и «1000 и 1 ночь».

 - Меня Прокопьев к бизнесу не подпускал. Мне даже обидно было, - говорится в показаниях.
Когда начались убийства участников группировок, свидетель купил ружье и нанял охранника Шишкина (по прозвищу «Творожок»).

О конфликте свидететеля в 98 году с Прокопьевым и Кривошеиным: Прокопьев сказал, что я должен за аппаратуру 5 тысяч долларов США. Подумал, что шутит: мы же друзья. В шутку предложил свою машину. Ее взял Кривошиен. После этого конфликта стал отделяться от них. Понимаю, что входил в перступную группировку, но вышел из нее добровольно. Готов дать дополнительные показания, - говорится в допросе.

Из дополнительного допроса от 2015 года:
Говорит о разделении внутри группы. Прокопьев всегда оставался лидером. Платил Прокопьеву из своего дохода. Гущин поддерживал русских воров в законе, а Прокопьев поддержал Сабрекова. Также говорит, что всеми рынками заведовал Лузянин — ставленник Гунбина. Свидетель с ним договаривался лично, чтобы Акимова пустили на рынок. Когда прекратил отношения с Прокопьевым — Акимова выгнали.

После зачитывания показаний свидетель просит удостовериться в подлиннгости подписи. После очень долгого молчания подтверждает, что подпись его. При этом подчеркивает, что не помнит, давал ли такие показания: в прошлом году попал в аварию, и ничего не помнит. Говорит, что на допрос ездил после операции на сердце.

На многие вопросы Прокопьева ответить не может, ссылаясь на проблемы с памятью.
Прокопьев: То есть вы ничего не помните. А на основании ваших показаний нам целый ряд статей вменяют.
Свидетель не может ответить на вопросы Прокопьева, касающиеся «общака»,  отношениях с ним.
Прокопьев: Вы от меня слышали указания о совершении преступлений?
Свидетель: Нет.
Прокопьев: Могли члены группы совершать тяжкие преступления без моего ведома?
Свидетель: Да.
Также свидетель отрицательно отвечает на вопросы: «Были проблемы с выходом из группы?», «Опасались ли после ухода?».
Прокопьев: Мог кто-то другой представляться "Прокоповскими"?
Свидетель: Да.
Прокопьев:  При общении  с предпринимателями угрожали их семьям?
Свидетель: Нет. Они с нами общались на добровольной основе.
Прокопьев: Как охарактеризуете Натыкача?
Свидетель: Интриган.
Колпаков: Натыкач мог оговорить людей ради своей выгоды?
Свидетель: Да. Это мое субъективное мнение.

В конце допроса свидетель говорит, что не помнит, с его ли слов в протоколах допроса записана информация. Вновь ссылается на проблемы с памятью. Допрос свидетелей, на личном участии которых настаивали участники процесса, продолжится завтра в 9.30.

VK FB TW
оставить комментарий
Спасибо за комментарий! Он будет опубликован в ближайшее время
Текст сообщения
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
 
Array
(
    [FOLDER] => /news/
    [URL_TEMPLATES] => Array
        (
            [news] => 
            [detail] => #SECTION_CODE#/#ELEMENT_CODE#/
            [section] => #SECTION_CODE#/
        )

    [VARIABLES] => Array
        (
            [SECTION_CODE] => prokopovskie
            [ELEMENT_CODE] => quot_prokopovskie_quot_pokazaniya_direktorov
        )

    [ALIASES] => Array
        (
        )

)

Также читайте